Акция против насилия в семье

Предлагаем статью на тему: "Акция против насилия в семье" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Большинство россиян поддерживают закон о борьбе с семейным насилием

70% россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия, следует из данных ВЦИОМа, с которыми ознакомились «Ведомости». Не нужен такой закон лишь 7% опрошенных. В недопустимости любого физического насилия в семье уверены 90%, и только 8% полагают, что ударить супруга можно «при определенных обстоятельствах». 40% респондентов знают о случаях побоев в знакомых им семьях, а 50% считают, что прощать даже первый случай семейного насилия нельзя (готовы простить 39%).

При этом ответы мужчин и женщин заметно разнятся. Например, закрыть глаза на первые побои в семье согласны 52% мужчин и только 29% женщин, а не настроены на прощение соответственно 34 и 62%. Женщины гораздо активнее мужчин (80% против 57%) выступают за принятие закона и больше говорят о недопустимости семейного насилия (94% против 85%). Кроме того, женщины чаще мужчин (43% против 37%) признаются, что слышали о случаях насилия в знакомых семьях.

Осведомленность о новом законопроекте и об акциях его сторонников и противников довольно низкая, но это не влияет на то, что большинство россиян выступают за принятие закона, который бы защищал от семейно-бытового насилия, говорит директор по стратегическому развитию ВЦИОМа Степан Львов. Гендерные отличия в ответах предсказуемы, ведь женщины чаще являются жертвами такого насилия, а те, кто с ним не сталкивается, испытывают солидарность с теми, кто насилию подвергался, поясняет социолог: «Ответ на вопрос о случаях насилия в знакомых семьях показывает степень осведомленности людей, а не картину, которая у них может сложиться из СМИ и интернета. Логической связки между этим вопросом и вопросом о допустимости насилия в семье нет: если первый фиксирует конкретные факты, известные респондентам, то второй касается фундаментальных вещей, морали».

В минувшие выходные в Москве и регионах одновременно прошли акции в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия и пикеты его противников. В конце ноября Совет Федерации выложил для общественного обсуждения соответствующий законопроект, который в том числе предусматривает введение института защитных и судебных предписаний для поддержки жертв домашнего насилия. До 15 декабря рабочая группа Совета Федерации принимает отзывы и замечания к проекту, после чего будет решаться вопрос о внесении его в Госдуму. ТАСС со ссылкой на сенатора Инну Святенко сообщил, что законопроект будет доработан после анализа всех отзывов и предложений.

Больше 80% преступлений против детей в РФ совершается в семьях, но даже настоящие изуверы редко получают реальные сроки

Нашумевшее дело сестер Хачатурян поставило перед российским обществом проблему семейного насилия над детьми, которые не могут дать взрослым отпор. Истории такого рода редко освещаются на всю страну, отчего создается впечатление, что издеваться над детьми способны лишь единицы. При этом каждый четвертый родитель признается, что хотя бы раз бил своего ребенка ремнем, а больше 80 процентов преступлений против детей в России совершаются именно в семье, пишет «Новая газета».

Проанализировав более 400 судебных решений об избиениях, истязаниях, убийствах и жестоком обращении с детьми, журналисты выяснили, что половина преступлений совершается родственниками и близкими людьми в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, причем поводами для избиений в «воспитательных целях», которые нередко заканчивались трагедией, служили мелкие провинности или неприязнь к своим детям.

При этом для 40 процентов людей, избивших или убивших ребенка, суд признавал смягчающим обстоятельством беременность или наличие других детей у подсудимых: в 2015 году суд Тулы признал смягчающим обстоятельством факт наличия двух детей у женщины, задушившей родившегося у нее третьего ребенка. Юристы отмечают, что человек, имеющий детей, в большей степени будет стремиться к исправлению и возврату в семью, чем человек, у которого никого нет.

Чтобы избежать ответственности за преступление, подсудимым, не причинившим серьезный вред здоровью, было достаточно помириться с жертвами. Суд прекращал уголовное дело, даже если в силу возраста решение о примирении за ребенка принимал его представитель. Если ребенка не убили или его здоровью не причинили тяжкий вред, даже когда истязания длились годами, подсудимые в большинстве случаев получали условные сроки или исправительные работы.

Так, в марте 2016 года отец третьеклассника долго избивал его деревянным прутом и угрожал отрубить ему руки топором. Поводом для этого стал звонок классной руководительницы, которая рассказала, что школьник без разрешения берет чужие игрушки, и попросила отца объяснить сыну, что так делать нельзя. На следующий день мальчику стало плохо во время урока, и его увезли в больницу. Отца признали виновным по 116 статье УК РФ (побои) и приговорили к исправительным работам на четыре месяца и ежемесячному удержанию в доход государства 10 процентов зарплаты.

Серьезными проступками со стороны детей, по мнению россиян, являются мелкое воровство, курение, употребление алкоголя, наркотиков и хулиганство. В этих случаях две трети опрошенных родителей считают допустимым физическое наказание ребенка. При этом в большинстве случаев преступлений против детей речь шла не о так называемых серьезных проступках, а о «резко возникшей неприязни». Поводом для избиений становился громкий плач ребенка, который мешал работать или выпивать; нежелание ложиться спать или идти домой; плохая успеваемость в школе или отказ помочь по дому; то, что ребенок не включил телевизор или мешал его смотреть. Совсем маленькие дети получали побои за то, что их вырвало во время еды или «с целью отучения от грудного вскармливания». А очень многие дети были избиты после того, как вступились за мать.

Кроме того, после принятия закона о декриминализации домашнего насилия от уголовной ответственности стали освобождать даже тех родителей, которые истязали своих детей очень долгое время. Однако наказания за насилие в семье не были существенными и до этого: уголовные дела за побои в отношении близких людей практически не возбуждались, а поступившие в суд в порядке частного обвинения прекращались за примирением сторон. Хотя после принятия закона о декриминализации виновных в побоях близких людей чаще привлекают к ответственности, под декриминализацию могут попасть и многократные избиения детей, несмотря на то, что это противоречит сути закона.

Читайте так же:  Соглашение о разделе имущества закон

Статьи 117 (истязание), 116 (побои) и 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью) часто перетекают друг в друга, при этом факт истязания со стороны родителей доказать очень сложно. «До сих пор многим людям, в том числе и судьям, надо объяснять, что детей бить нельзя. Систематическое избиение детей воспринимается многими судьями не как умышленное истязание, а как неправильно понятый процесс воспитания», — отмечает специалист по семейному и детскому праву, адвокат Антон Жаров. О реальных сроках речь шла в основном в случаях, когда здоровью ребенка был причинен тяжкий вред (статья 111). Если ребенку причинили средний вред здоровью, условные сроки составляли больше 60 процентов приговоров. А по такой статье, как систематические истязания, по сути являющиеся пытками (статья 117), условное наказание получили более 70 процентов подсудимых.

Как следует из результатов опроса, опубликованного на сайте «Левада-Центра», каждый четвертый россиянин (24%) знает о домашнем насилии в своей семье или среди своего окружения, а каждый четырнадцатый (7%) видел рукоприкладство у родителей. Каждый двадцатый (5%) при этом признался, что либо сам применяет насилие в семье, либо является его жертвой. По словам большинства опрошенных, под насилием в семье они понимали рукоприкладство, как с тяжелыми физическими последствиями (например, удары ногами), так и без них (пощечины) сексуальное изнасилование, угрозы забрать ребенка и словесные унижения.

Чаще всего с насилием сталкиваются женщины в возрасте 31-54 лет (8%), показал опрос. Довольно высок и процент мужчин старше 55 лет (7%), которые признались, что сталкивались с насилием в собственной семье. Самый высокий процент людей, знакомых с насилием, среди россиян с уровнем образования ниже среднего. На вопрос социологов о том, как следует действовать женщине, которую избил муж, 59% респондентов ответили, что следует обратиться за помощью в полицию, 20% опрошенных советуют идти к психологу, 11% участников исследования рекомендуют обратиться к адвокату. При этом в российском обществе нет нормы обязательного регулирования и карательной реакции на домашнее насилие: люди крайне редко обращаются к адвокатам, психологам или в некоммерческие организации для решения этой проблемы.

Правозащитники, а также авторы петиции, собравшей уже около 800 тысяч подписей, добиваются появления в России закона о профилактике насилия в семье, который бы предусматривал систему охранных ордеров и помощь пострадавшим, например, создание кризисных центров или убежищ.

Убийственная разница

В Москве и в Париже прошли митинги, посвященные проблеме домашнего насилия

Париж. Крупнейшая акция против насилия в семье. EPA

  • В субботу, 23 ноября, в Москве и в Париже состоялись митинги, посвященные проблеме домашнего насилия. Только в Париже 49 тысяч человек митинговали, требуя усилить борьбу с этим позорным явлением, жертвами которого во Франции ежегодно становятся более ста женщин, а в Москве — «православные» активисты, наоборот, вышли против принятия в России закона о домашнем насилии.

    Конечно, в Москве, в парк «Сокольники», на митинг против принятия закона «О семейно-бытовом насилии», организованный «православным движением» «Сорок сороков», пришли всего около ста человек. Но важно не то, сколько человек пришли на это мракобесное мероприятие (иначе ведь трудно охарактеризовать активизм людей, выступающих против принятия закона, наказывающего за насилие и убийство?). Важно то, что в нашей стране, в отличие от тех стран, где проведение оправдывающего насилие митинга трудно представить, до сих пор не было ничего хоть отдаленно напоминающего сегодняшнюю парижскую акцию протеста.

    Во Франции акции прошли еще в тридцати городах.

    Во главе огромной парижской колонны, которая шагала под дождем от площади Оперы до площади Нации, были актрисы Мюриэль Робен, Александра Лэми, Анн Ришар, Жюли Гайе, экс-министр образования Нажат Валло-Белькасем, телеведущая Дафне Бюрки…

    Люди кричали: «Государство виновно! Правосудие — сообщник!» и «Ни одной больше»!

    Une des nombreuses banderoles dans le cortège qui s’étend du début du bd des Italiens jusqu’à la place de l’Opera. #noustoutes pic.twitter.com/ERHJogPq5J

    В этом году, по подсчету AFP, во Франции жертвами семейного насилия стали уже 116 женщин, за весь прошлый год — 120.

    Более 200 тысяч женщин, по официальным данным, ежегодно становятся жертвами побоев и сексуального насилия со стороны мужей и сожителей.

    И несмотря на то, что президент Макрон объявил борьбу с насилием против женщин одной из главных задач своего правления, она до сих пор ведется неэффективно, напоминали сегодня плакаты на митинге.

    Об этом также говорит и недавнее расследование газеты «Монд».

    Журналисты исследовали все 120 французских уголовных дел о гибели в результате домашнего насилия в 2018 г. и выяснили, что «как минимум каждая третья» женщина обращалась в полицию с жалобами на своего мужа или сожителя, но не получила защиты.

    Тяжесть проблемы признают и власти: в начале сентября премьер-министр Эдуар Филипп начал общенациональные консультации по проблеме семейного насилия.

    Результаты консультаций — то есть, объявление новых мер, ожидается в ближайший понедельник, 25 ноября.

    Это, к слову, — объявленный ООН Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин.

    На сайте ООН есть «дорожная карта» под названием «16 шагов к тому, чтобы покончить с насилием в отношении женщин» (.pdf).

    Вторым пунктом идет такая задача: «Принять и обеспечить применение законов… чтобы положить конец безнаказанности, привлечь к ответственности виновных в совершении насилия в отношении женщин и девочек и обеспечить женщинам компенсации и восстановление после совершенного в отношении них насилия».

    Читайте также

    Россия отказывается признавать, что женщин бьют в семьях. Что об этом думает Рита Грачева?

    В России, где в 2017 году побои в семье вывели из-под уголовной ответственности, сегодня еще и угрожают авторам законопроекта «О семейно-бытовом насилии».

    Читайте так же:  Центр помощи матерям одиночкам

    Во Франции людей на улицы сегодня позвали более 70 правозащитных организаций и профсоюзов, ведущие политические партии, многие представители шоу-бизнеса.

    статистика

    В России, как сообщает агентство ТАСС, не существует четкой статистики на этот счет, но известно, что «число женщин, пострадавших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении члена семьи, составило в 2018 году 23,5 тыс. человек». Газета The Moscow Times со ссылкой на «официальные источники» пишет о 12 тысяч погибших в год. Похожие цифры — от 10 000 до 14 000 — каждый год называли различные международные правозащитные организации, а также Фонд ООН в области народонаселения.

    А в России в нынешнем октябре 180 региональных «православных» и «родительских» организаций обратились к президенту Владимиру Путину, потребовав не принимать закон. Так и написали в заголовке (с восклицательным знаком): «Мы против принятия Закона о профилактике домашнего насилия!».

    Эти господа против, но не вся же страна — вместе с ними?!

    В письме, кстати, говорится: закон о борьбе с семейным насилием «станет инструментом коренного и насильственного изменения самих основ российского общества, уничтожения наших традиционных семейных и нравственных ценностей».

    Противники «насильственного изменения основ российского общества» также сообщают президенту России: «В Интернете раскручивают основанную на ложных данных петицию в поддержку принятия закона, создавая видимость «народной» поддержки. Тиражируется просьба «более 70 правозащитных организаций» о необходимости принять указанный закон».

    Выходит, и у нас, как и в Париже, за права женщин и детей борются «70 правозащитных организаций»?

    Спасибо нашим «православным», что хоть сообщили.

    А петицию, кстати, можно подписать здесь.

    Во Франции, к слову, тоже подписывают такие петиции, но это не избавляет общество от необходимости громко высказываться на улице.

    Наталья Данилова, специально для «Новой газеты»,
    Париж

    Почему это важно

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    «Мы против насилия». Отчёт о мероприятиях, проводимых в рамках акции «Жизнь без жестокости к детям»

    Юлия Рылькова
    «Мы против насилия». Отчёт о мероприятиях, проводимых в рамках акции «Жизнь без жестокости к детям»

    Как бы печально это ни звучало, но жестокость родителей в отношении к детям – широко

    распространенное явление. Около 14% всех детей периодически подвергаются жестокому

    обращению в семье со стороны своих родителей, применяющих к ним физическую силу.

    В связи с этим с 7 по 25 сентября в Ярославской области проходила акция «Жизнь без

    жестокости к детям». В нашем дошкольном учреждении прошли мероприятия в рамках

    акции. Предлагаем Вашему вниманию некоторые материалы.

    1. Оформление стендов в раздевалках.

    «От улыбки станет всем светлей»

    (II мл. группа. Стенд оформлен в виде цветочной поляны. На каждом цветке фото улыбающегося ребёнка группы.

    «Поделись улыбкою своей» (I мл. группа).

    Стенд оформлен из детских работ, выполненных в технике нетрадиционного рисования.

    «Защитим права ребёнка» (средняя группа).

    На детских ладошках родители ответили на вопрос: «Что для Вас является самым главным для предотвращения жестокости?»

    «Мы против жестокости» (старшая группа).

    Стенд оформлен совместно с родителями. На нём размещены плакаты с высказываниями и рисунками, против насилия над детьми.

    2. Акции.

    «Дерево добра».

    [/i]На лестничной площадке было установлено дерево. Рядом коробочки с лентами. Родителям предлагали завязать ленточку, соответствующую их представлению о наказании. В день проведения родительского собрания «Дерево добра» переставили в зал.

    «Путь к сердцу ребёнка».

    Педагоги предлагали родителям сделать несколько шагов к сердцу малыша:

    1. Обнять и поцеловать ребёнка.

    2. На сердечке написать пожелание ребёнку на день и отпустить сердечко в «Сундучок золотых слов»

    Вечером дети подарили родителям аппликации в виде сердечка с наклейкой «Детство без жестокости и слёз».

    «Телефон доверия».

    На родительском собрании дети старшей группы подарили родителям «Телефоны доверия».

    Будем рады, если материалы, предложенные нами, пригодятся коллегам!

    «Никто не забыт, ни что не забыто». Фотоотчёт о проводимых мероприятиях, посвящённых 70-летию Победы Доброго времени суток, уважаемые коллеги В эти весенние тёплые дни вся наша огромная страна и весь наш народ от мала до велика отдавал.

    «Мы, дети, против войны на планете!» Сценарий антивоенной акции в летних оздоровительных лагерях, посвященная 22 июня Цель акции: Содействие воспитанию у детей патриотизма, чувства солидарности, сопричастности к происходящим в мире событиям, чувства гордости.

    Час одновременного чтения произведений о Великой Отечественной войне, в рамках международной акции «Читаем детям о войне» С каждым годом отдаляется от нас победный май 1945 года. Но этот священный день остаётся в памяти поколений как пример стойкости, мужества.

    Фотоотчёт о выездных мероприятиях в рамках проекта «Нам дороги эти позабыть нельзя» В ходе проекта «Нам дороги эти позабыть нельзя» были организованы мероприятия для старших дошкольников. Данная работа представляет собой.

    Фотоотчёт об акции «Вместе против рака» Благодаря развитию науки, в наше время рак уже почти перестал быть приговором. Ежегодно появляется много новых хирургических и терапевтических.

    Фотоотчет о мероприятиях, посвященных 70-летию Победы, проводимых в группе В нашей стране праздник 9 мая был и остается священным для всех поколений. Наш народ выдержал тяжелейшие испытания и освободил нашу Родину.

    Консультация для родителей «Дети против жестокости и насилия» Жестокое обращение с детьми – это не только побои, нанесение ран, сексуальные домогательства и другие способы, которыми взрослые люди калечат.

    Отчёт о мероприятиях, проведённых к 70-летию празднования Дня Победы Патриотическое воспитание ребёнка — это основа формирования будущего гражданина. Патриотическое чувство не возникает само по себе. Это результат.

    Фотоотчет о мероприятиях в рамках проекта «Юный пешеход» в подготовительной группе В данном проекте проведена большая работа как с детьми так и с их родителями а так же было сотрудничество с инспектором.
    Читайте так же:  Снижение алиментов на двоих детей

    Проект по созданию социальной рекламы против вредных привычек и зависимостей «Мы выбираем жизнь!» Видео Социальная реклама против вредных привычек и зависимостей — видеоролик «Мы выбираем жизнь!Цель:Формировать стремление к самосовершенствованию.

    В Москве прошел митинг против закона о домашнем насилии

  • В Москве в парке «Сокольники» на митинг против принятия закона «О семейно-бытовом насилии», организованный православным движением «Сорок сороков», пришли не более ста человек.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Участники акции, многие из которых были с семьями, считают, что закон может разрушить институт семьи, и в случае его принятия за любое наказание детей у них смогут их забрать органы опеки.

    «Ребенку сделаешь замечание, опека об этом узнает и сможет ребенка забрать. А как мы не можем делать замечаний, когда даже в священно писании написано не жалей розги для своего ребенка», — рассказала одна из митингующих по имени Ольга.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Участники акции держали плакаты с надписями: «Не трогай семьи, госпожа Пушкина», «Семья самое безопасное место на Земле», «Я против закона СБН». Перед ними на сцене выступили протоиерей Всеволод Чаплин и депутат Госдумы от «Единой России» Николай Земцов.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Читайте также

    Сколько нужно молчания. Внимание к убийству аспирантки в Петербурге должно привести к общенациональной дискуссии о борьбе с домашним насилием

    Меня зовут Маша, мне 21 год. Я выросла в многодетной семье. Меня били столько, сколько я себя помню. А помню я себя с двух лет. Не били только старшего брата. Били за все. По воскресеньям поднимали избиениями с кровати, чтобы отвести нас в церковь.

    Папа бил перед сном. Папа бил, когда болела. За то, что заболела. Папа бил за кашель.

    Родители очень много работали, поэтому не следили за нами. Били тогда, когда вздумается. В 17 лет я переехала к своей старшей сестре. Я жила у нее два года. Она тоже била своих двоих детей на моих глазах. И угрожала мне. Через полгода после того, как я съехала от нее, она избила другую мою сестру. Той было больше 20 лет.

    Если бы был закон о домашнем насилии, мы обратились бы в полицию. Но мы не хотели попасть в детдом. А без этого закона выход только такой. Поэтому мне и таким детям, как я, нужен закон о домашнем насилии. Чтобы у них был выбор. Не побои или детдом, а помощь взрослых или молчание.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Екатерина

    Здесь холодно, но внутри нас холода гораздо больше. Мне холодно. Потому что в любой момент меня может не стать. Мне страшно. Потому что в нашей стране семья — это сакрально. Но насилие не может быть сакральным. Насилие должно быть наказуемым. Я приехала из Питера только для того, чтобы сказать: мне необходим закон о домашнем насилии. Каждому в стране необходим закон о домашнем насилии.

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я не знала, что сегодня можно выступить, но расскажу свою историю. Она распространена статистически, но ненормальна в этическом смысле. Агрессором в нашей семье был отец. Он направлял все виды насилия на мою мать. Нам тоже доставалось. В семье не было любви и чувства защищенности.

    Отец бил маму и меня. Он гонялся за мамой с ножом. Он унижал нас. Из-за него никто не заметил сексуального насилия в мою сторону от других членов семьи. Я говорила маме, что нужно уходить. Но она боялась. Я с детства защищала свою мать. Ей до сих пор снятся кошмары. Когда мама ушла от него, отец нашел ее и чуть не убил. Прямо в подъезде дома. В полиции ничего не сделали, несмотря на снятые побои. Из-за этого всего я заработала ментальное расстройство и череду абьюзивных отношений.

    Семьи разрушает безнаказанность и жестокость, а не закон о домашнем насилии. Насилие плодит насилие. Я вышла сюда за себя и свою мать. Я хочу остановить насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Меня зовут Вера, мне 20 лет. Когда мне было семь, по дороге в школу меня пытались изнасиловать. На мне были джинсы и куртка. Мне повезло: моя мама меня спасла от насильника. Но мой отец обвинил меня из-за бабочки на кармане на попе — я завлекала насильника.

    Так быть не должно. До последних лет я верила в свою вину. Я боюсь носить джинсы. Но виноват насильник. Жертву нужно защищать. Что бы на ней ни было надето. Даже если она голая и пьяная. Виноват насильник. Нет — значит нет.

    У меня нет отца, он умер, когда мне был один год. С пяти лет у меня отчим. Мама работала допоздна. Когда я не успевала уснуть за определенное время, отчим лупил меня ремнем. Мне было пять лет (девушка прерывается и плачет, а потом в течение всего выступления слезы мешают ей говорить).

    Мама работала постоянно. Иногда на двух работах. Он все время сидел дома. Иногда я не знала, что мне поесть. За каждый съеденный лишний кусок он меня бил. Мне было семь.

    Однажды я не вышла вовремя погулять с собакой. Он вытащил плечики из кладовки и лупил меня до тех пор, пока они не сломались. Мне было восемь.

    Мой младший брат — его сын. Однажды он сломал телевизор. Отчим узнал об этом и лупил меня детской деревянной клюшкой. Он запугал меня до такой степени, что я не могла пожаловаться маме. Я терпела это до тех пор, пока не закончила школу и колледж. Я уехала в Москву из Екатеринбурга и всеми силами просила маму, чтобы она оставила его. Но всю жизнь мама говорила, что боится уйти от него. Боится, что сын будет осуждать ее за то, что мать выгнала отца.

    Читайте так же:  История развития ювенальной юстиции в россии кратко

    На мое семнадцатилетие он накинулся на маму. Я хотела защитить ее. Набросилась на отчима. Он чуть не вытолкнул меня в окно с шестого этажа. Мы вызвали полицию — он убежал. Когда полиция приехала через час, никто не стал его искать. Мы просидели всю ночь в отделении. Через пару дней полиция приехала к нам с визитом. Он был дома, мама была на работе. И полиция настояла на том, чтобы я забрала заявление.

    Моя мать все еще живет с ним. Она говорит, что я занимаюсь ерундой. Спрашивает, зачем я борюсь за этот закон: «Неужели у тебя в семье было насилие?» А я говорю: «Да. Оно было. И оно есть сейчас. Психологическое. И физическое». Нам нужен этот закон!

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Виктория

    Я хочу напомнить случай с Татьяной Страховой. В январе прошлого года девушка Татьяна Страхова была убита своим бывшим парнем Артемом Исхаковым. Все начали ее обвинять в том, что она была откровенно одета. Я хочу сказать, что неважно, во что жертва была одета. Это не повод убивать.

    Мне почти 19 лет, как и Тане было на тот момент. И я боюсь, что со мной может произойти то же самое.

    Наташа

    Меня зовут Наташа, и в пять лет мой отец впервые меня ударил. Это продолжалось до моих восемнадцати. И это бы не остановилось, если бы я не ушла из дома. Мои друзья говорят, что я глупая, потому что живу с человеком, который меня не любит. А я говорю, что моя сестра ушла из дома в свои двенадцать, потому что ее заявления не принимали. Побоев нет, а потому и дела нет.

    Мой отец запретил делать аборт моей матери. И теперь моя третья сестра тоже подвергается ежедневному насилию. Однажды, когда мне было тринадцать лет, я пыталась остановить своего отца. Моя мать сказала мне, что это не мое дело. Но это мое дело! Мне нужен этот закон.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной — об Анастасии Ещенко

    Убийца остается убийцей, даже если имеет два высших образования. Убийца остается убийцей, даже если лил крокодильи слезы и просил прощения. Убийца остается убийцей, даже если это белый мужчина с историческим образованием. Убийца остается убийцей, даже если есть защитники, желающие его оправдать. Убийца остается убийцей. Убийство — это убийство.

    Его убийство жестоко и бесчеловечно. Его убийству нет оправдания. Его убийство — это преступление. Его убийство — это жизнь, которую не вернуть. Его убийство — это горе родственников и друзей Анастасии Ещенко.

    Убийцы должны быть за решеткой.

    Читайте также

    Россия отказывается признавать, что женщин бьют в семьях. Что об этом думает Рита Грачева?

    Авторы законопроекта о домашнем насилии, среди которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, хотят ввести систему охранных ордеров и помощи пострадавшим, а также закрепить в законодательстве понятия профилактики семейно-бытового насилия и описать его виды. На прошлой неделе они сообщили, что получают угрозы в социальных сетях и на электронные почты.

    В 2017 году побои в семье вывели из-под уголовной ответственности. Если такой поступок человек совершил впервые, то это классифицируется как административное правонарушение. После принятия этого закона, согласно опросу Росстата, количество жалоб на домашних тиранов выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял восемь тысяч звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

    Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

    Акция «Вологодчина против домашнего насилия» (фотоотчет)

    Галина Жаркова
    Акция «Вологодчина против домашнего насилия» (фотоотчет)

    Только за последний год в Вологодской области официально зафиксировано около шестисот случаев побоев. Но специалисты говорят, что ещё тысячи случаев так и остаются неизвестными. 40 процентов всех преступлений случаются дома. Причем, большинство женщин боятся огласки и пытаются решить проблему самостоятельно.

    Остановить издевательства призывает акция «Вологодчина против домашнего насилия», которая проводиться на территории Вологодской области с 25 ноября по 5 декабря 2015г. Цель акция «Вологодчина против домашнего насилия» формирование в нашем обществе нетерпимости к проявлению насилия, жестокости, неуважительного отношения к детям, женщинам, престарелым и любому человеку.

    Наша группа тоже приняла активное участие в акции. Первоначальным этапом моей работы стало размещение в раздевалке группы наглядной информации для родителей, приуроченной к акции «Вологодчина против домашнего насилия».На стендах представлена следующая информация:

    -сроки проведения акции и номера телефонов, куда можно обратиться в случае домашнего насилия или если человек стал свидетелем насилия в других семьях;

    -памятка для родителей по профилактике жестокого обращения с детьми;

    -памятка о том, какую ответственность предусматривает закон за жестокое обращение с детьми;

    -плакат «Статистика насилия в российских семьях»;

    Также мною была разработана индивидуальная памятка-книжка для каждого родителя нашей группы, где на обложке прописаны заповеди для родителей. Внутри на развороте мы совместно с детьми наклеили солнышко и нарисовали лучики. Затем с каждым ребенком была проведена индивидуальная работа, где на лучиках мы прописывали то, что хотел бы ребенок, чтобы было в его семье. Эти памятки дети вручили родителям.

    В раздевалке группы был оформлен плакат «Защитим права ребёнка».На детских ладошках родители ответили на вопрос: «Что для Вас является самым главным для предотвращения жестокости?»

    Также в раздевалке группы был оформлен плакат «От улыбки станет всем светлей». На плакате солнышко, лучики это ладошки ребенка, на ладошках фотографии детей группы.

    Став участником акции, я даю персональное обязательство не совершать актов насилия, не мириться с фактами его проявления, не искать оправданий для тех, кто его совершает.

    «Мы против насилия». Отчёт о мероприятиях, проводимых в рамках акции «Жизнь без жестокости к детям» Как бы печально это ни звучало, но жестокость родителей в отношении к детям – широко распространенное явление. Около 14% всех детей периодически.
    Читайте так же:  Судебное установление отцовства осуществляется в порядке

    Поделки к 9 мая «Мы против войны» 70 лет со дня войны. Мы взрослые понимаем всю значимость этой Победы,а маленьким детям сложно прочувствовать, объяснить боль и ужасы войны. Им.

    Родительское собрание «О пользе для ребенка домашнего животного» в рамках акции «Поговори со мною, мама!» Контингент детей: старшая группа. Акцию разработала и провела воспитатель Аурсалиди Е. Н. План проведения акции. 1. Предварительная работа:.

    Рецепт домашнего сыра Вкусный домашний сыр Дорогие друзья и гости моей странички, здравствуйте. Многие из вас, я думаю, любят сыр. На его основе готовят различные.

    Фотоотчёт. Концерт «У домашнего очага» Весна – время праздников. Мы с детьми нашей группы пригласили самых близких людей, чтобы собраться всем вместе, в кругу своей большой семьи.

    Консультация для родителей «Дети против жестокости и насилия» Жестокое обращение с детьми – это не только побои, нанесение ран, сексуальные домогательства и другие способы, которыми взрослые люди калечат.

    Консультация для родителей «Организация домашнего чтения» «Книга для детей – это, в самом деле, хорошая пища – вкусная, питательная, светлая, способствующая их духовному росту» К. И. Чуковский Ребёнок.

    Проект «Мы против мусора» (слайд 1) Проектная деятельность «Мы против мусора!» Берегите Землю, берегите! Мусор, где попало, не валите. Реки и леса все берегите.

    Социально-значимая акция «Дети против ДТП». Фотоотчет В начале сентября в нашем детском саду стартовала акция: «Дети против ДТП».Сегодня я предлагаю вам фото отчёт об этом мероприятии. Всю.

    Упражнения по коррекции осанки для домашнего задания Комплекс упражнений рекомендуется выполнять под контролем взрослых. Во время выполнения упражнений дыхание не задерживать. Упражнение 6 выполнять.

    «Самое страшное — молчать»

    Десятки женщин собрались в центре Москвы, чтобы публично рассказать о пережитом семейном насилии

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

  • Видео: Светлана Виданова, Александр Лавренов / «Новая газета»

    Вечером морозного ноябрьского понедельника, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на площадь Яузских ворот вышли активистки, чтобы потребовать принятия закона о домашнем насилии. Вместе с ними вышли поддерживающие их мужчины. Городские власти впервые согласовали массовые пикеты в центре столицы в поддержку закона, правда, организаторы сообщали, что число участников пытались снизить с двухсот до пятидесяти.

    Несколько десятков человек окружили памятник пограничникам Отечества, другие стояли напротив них. Почти все — с плакатами: «Плохо сопротивлялась — смерть, хорошо сопротивлялась — тюрьма», «В России быть замужем опасно», «Бьет — значит статьи 111, 112, 115 УК РФ», «Если этого не происходило с тобой, это не значит, что этого не существует», «Домашнее насилие — преступление, а не традиция», «91% против 3%».

    Акция в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Последние цифры — из исследования «Медиазоны» и «Новой газеты» о домашнем насилии. По данным исследования, 91% женщин, севших по 108-й статье УК («Превышение пределов необходимой обороны»), защищались от своих партнеров. Мужчин, превысивших оборону при защите от партнерш, только 3%. Четыре из пяти осужденных за убийство (статья 105 УК) женщин защищались от домашнего насилия. При этом Минюст считает проблему домашнего насилия в России «преувеличенной», а сторонники «традиционных ценностей» собирают митинг против закона о профилактике семейно-бытового насилия в Сокольниках.

    Московская мэрия пусть и согласовала массовые пикеты, но звукоусилительной техникой пользоваться не разрешила. Вместо этого на площади был «открытый микрофон»: выступить могла каждая желающая или желающий (в первую очередь, женщины). Остальные повторяли то, что произносили с импровизированной сцены — помоста обелиска.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Получился удивительный перформанс: на зимнем холоде больше двух часов десятки девушек и женщин рассказывают о своем или чужом опыте пережитого дома насилия. Им вторят другие. Требуют свободу: сестрам Хачатурян, Юлии Цветковой, вспоминают убитую Анастасию Ещенко и Татьяну Страхову или Маргариту Грачеву, которой муж отрубил руки.

    Кроме стандартных кричалок («Нам нужен закон!», «Кризисные центры — в каждый район!», «Самооборона — не преступление!», «Жертва невиновна!»), после каждой личной истории женщину поддерживали: «Мы с тобой!»

    Мы публикуем несколько историй из десятков рассказанных за этот вечер.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу рассказать свою историю. Мне восемнадцать. На протяжении двух лет я была в абьюзивных отношениях. В первый раз нож был у моего горла за то, что на меня посмотрел другой парень. Я подумала, что я виновата сама. Мне было страшно. Он попросил прощения. Потом я получила удар по щеке из-за ревности. Это продолжалось очень долго. Он стал нападать на меня сверху. Толкать и избивать. Я боялась раздеться при маме, чтобы она не увидела синяков на теле.

    Каждый раз я думала, что я виновата. Его главным аргументом была… его любовь. Насилие — это не любовь! И жаль, что я поняла это поздно. Каждый раз, рассматривая свои синяки, я боялась, что в один день он меня убьет.

    Мне понадобилось очень много смелости, чтобы прервать эти отношения. И понять, что любовь — это не насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу признаться. Меня изнасиловали, когда мне было восемь. Я молчала 16 лет до этого дня. Мы живем в стране, где виноват даже ребенок. Давайте изменим эту логику!

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Самое страшное — это тишина. Расскажите всем, кого вы знаете, о том, как важно говорить. Спасите друг друга. Спасите слабых. Давайте спасем нашу страну вместе. Сила — в смелости. Мы вместе. Мы вместе! Хватит молчать!

    Источники

    Акция против насилия в семье
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here