Домашнее насилие истории из жизни женщин

Предлагаем статью на тему: "Домашнее насилие истории из жизни женщин" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

«Сама не знаю, как я сумела вырваться». Личная история жертвы семейного насилия

Я была 18-летней дурой

Я тогда жила в Минске, училась в университете, когда познакомилась с ним. У нас были общие увлечение, он умел красиво ухаживать, дарил цветы, водил гулять в парке под луной, делал приятные мелочи. Он был моей первой по-настоящему серьезной любовью. Думаю, наверное поэтому мне понадобилось так много времени, чтобы разойтись с ним. Я была 18-летней дурой, которая прощала все недостатки и проступки, потому что верила – он изменится, и все будет хорошо. И правда, все менялось. Но становилось только хуже.

Началось все с пьяной злости

Однажды вечером мы договорились встретиться у меня, он должен был приехать от друзей и остаться у меня на ночь. Я была так рада, помню, танцевала под песни любимой группы, пока убиралась в квартире перед его приходом. Но начала волноваться: он опаздывал на полчаса, трубку не брал. Через два часа я совсем извелась, и тогда он объявился. Сильно пьяный. Сказал, что посидели с приятелями в баре, а я зря волновалась. Полез целоваться, но я была расстроенная и злая, поэтому увернулась от него и попросила уехать. Он сначала не понял, что я хочу и почему. Когда я объяснила, что мне неприятно и обидно происходящее, он меня ударил по щеке наотмашь. Я упала к стене. Было так удивительно – меня ударили впервые в жизни. Я даже боли сперва не почувствовала, была только обида и страх, что такое со мной произошло, что он меня ударил. А он даже не извинился. Выставил меня виноватой – как же так, почему мне неприятно быть с ним пьяным, мы же так сильно любим друг друга! Я пыталась выгнать его, но он заломал мне руки. Угрожал поднять крик, если выставлю его из квартиры, стучаться к соседям. А мне стало так стыдно за него, так не хотелось выносить сор из избы, как говорится. Я сдалась. Он остался у меня на ночь. Но было очень противно и горько. Дальше он продолжал бить меня, когда был пьяный.

Я его не поддерживаю – значит я плохая

Основных причин его агрессии было две – моя нелюбовь к его пьянкам и споры. Он ненавидел, когда я спорила с ним по любому поводу, от выбора еды до места проведения отпуска. Я во всем должна была его поддерживать, особенно прилюдно. Он считал, что когда я начинаю спорить с ним при посторонних, это его унижает. Потом дома мне за это доставалось.

Он очень эмоциональный, часто злился, и его вспышки гнева всегда заканчивались для меня плохо. Потом он каялся, плакал, просил прощения. Говорил, что у него больные нервы, чтоб я его пожалела, такого бедного больного человека. Ведь это он не специально, он пытается бороться с этими вспышками агрессии, а я должна ему помочь.

Я должна была ходить по струночке у нас дома (к тому времени мы уже жили вместе), не злить его ни в коем случае, во всем угождать.

Я думала – ребенок спасет нас

Прошло два года, мы приехали в Бобруйск, жили на съемной квартире. Бить меня он не перестал, и еще он требовал от меня секса, когда был пьян. И всегда незащищенного. В конце концов я случайно забеременела.

Но я обрадовалась, подумала, что ребенок нас спасет, что он будет любить его и забудет о злобе. Хотя временами я и боялась за ребенка.

За время моей беременности он вел себя идеально, заботился, почти не пил, ухаживал за мной. Но когда я вернулась из роддома с нашим сыном, все опять пошло наперекосяк. Буквально через две недели он опять разозлился и избил меня – я попросила его побыть с ребенком, пока сама ходила к парикмахеру. Меня не было полтора часа, а когда вернулась – оказалась виноватой, что так долго оставила его с плачущим ребенком. Больше я его с сыном наедине не оставляла.

Сама не знаю, как я сумела вырваться

Год назад мы с друзьями отдыхали большой компанией на озере, он напился, приревновал меня к одному парню и ударил. Друзья вступились за меня, отвезли домой, близкая подруга помогла собрать вещи, заехали за сыном к моим родителям, и в тот же день я уехала. Уехала почти без вещей, бросила все, что напоминало мне о нем. Сама не понимаю, как решилась на такой шаг. Но во мне будто что-то щелкнуло, и я поняла: хватит.

Жила с сыном сначала у подруги, подрабатывала в интернете. Потом родители помогли снять квартиру. Сейчас я уже вышла из декретного, но работаю все равно из дома, продаю косметику. Нам с сыном хватает.

Я хотела уйти почти сразу, но стыд останавливал

Я читала в интернете разные истории от девушек, над которыми издевались их мужчины, и почти под каждой историей часто бывают комментарии вроде «а почему ты сразу не ушла», «тебе самой такое нравится, иначе ты б давно разошлась с ним». А я вот тоже долго не могла уйти. И нет, мне не нравилось такое обращение. Но мне было очень стыдно, что я, неглупая и такая переборчивая в парнях, связалось с таким человеком. А вот ему было не стыдно устраивать сцены посреди улицы, таскать меня за волосы и хватать за руки прилюдно. Я боялась, что моя семья узнает об этом, особенно мои мама и папа. За шесть лет я отдалилась от родных, потому что прикрывала проступки моего гражданского мужа, и теперь трачу много сил, чтобы восстановить отношения. Но моя семья так и не узнала, что мой бывший гражданский муж меня избивал. И думаю, что у меня не хватит сил рассказать папе и маме об этом хоть когда-нибудь.

Еще полгода мне снились кошмары

В них не было прямого насилия, но постоянно присутствовал он в простых бытовых ситуациях, которые все равно вызывали чувство страха и тревоги. Не сажу, что мне было очень трудно или легко восстановиться после всего, но очень помог переезд на новое место и избавление от старых вещей. Я какое-то время ходила в одних джинсах и юбке с рубашкой, пока не докупила опять одежды, но без вещей, напоминавших мне о бывшем, было гораздо легче.

Сейчас прошло 13 месяцев с момента моего освобождения. Я чувствую, что начинаю жить и узнавать себя заново. Пару месяцев назад познакомилась на улице с симпатичным парнем, мы часто видимся. Хотя я осторожничаю, и стараюсь не подпускать его слишком близко. Видно, пережитое еще дает о себе знать. Но надеюсь, что в конце концов прошлое меня отпустит, и я смогу простить бывшего и не оглядываться назад.

За помощью можно обратиться по горячей линии

История нашей героини не единична. По данным ООО «Радислава», в Беларуси каждая третья женщина подвергается насилию в семье и каждая шестая – сексуальному. На сайте объединения создана интерактивная карта, на которой женщины могут рассказать свои истории. Сейчас на ней три истории из Бобруйска, карта обновляется каждый день.

Для помощи всем совершеннолетним, попавшим в ситуацию насилия, ежедневно с 8.00 до 20.00 работает общенациональная горячая линия по телефону 8-801-100-8-801 (международное общественное объединение «Гендерные перспективы»). По ней можно получить социальную, психологическую, юридическую помощь совершенно бесплатно, конфиденциально и анонимно.

Кроме этого «Радислава» курирует в Минске Убежище для жертв домашнего насилия, где временно могут жить женщины с детьми. За время работы в Убежище проживали более 400 женщин. Обратиться в объединение можно по тел. +375 29 610-83-55.

http://bobruisk.ru/news/2019/09/05/sama-ne-znayu-kak-ya-sumela-vyrvatsya-lichnaya-istoriya-zhertvy-semejnogo-nasiliya

«Я поняла, что он пришел меня убивать»: реальные истории о домашнем насилии

Сегодня Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Каждая третья женщина в России страдает от побоев со стороны мужа или партнера. Это значит , что ни одна из нас не может уверенно заявить: «Уж со мной-то такое точно не случится!» Две героини откровенно рассказали нам о том , как это произошло с ними. И о том , к чему привели попытки сопротивляться домашнему насилию.

Читайте так же:  Права ребенка на защиту от насилия

Cosmo рекомендует

5 бьюти-привычек, от которых следует отказаться в период пандемии

Какой маникюр укорачивает ногти — исправляем частые ошибки

Наталья Туникова: «Когда он тащил меня к открытому окну , мне под руку попался нож»

« Первое время Дмитрий вел себя идеально — был внимателен и смотрел с обожанием. Но , как только мы съехались , изменился. Начал ревновать к моей взрослой дочери , ни с того ни с сего оскорблял. Однажды я увидела , что он пишет комплименты бывшей жене , и возмутилась , а он схватил меня за горло и начал бить по голове. Потом очень пылко извинялся и убеждал , что такое не повторится.
Но это произошло опять. А потом еще. Я уже не понимала , в какие моменты Дмитрий настоящий: когда окружает любовью или когда набрасывается с криком „Тебе опять мозг вправить?“. Последняя стычка произошла в августе прошлого года.

После побоев я потеряла сознание , а очнулась от боли — он тащил меня за волосы к открытому балкону. Я попыталась ухватиться за стол , нащупала какой-то предмет и отмахнулась. Не сразу поняла , что это был нож.

Удар пришелся в бок , но был не опасен. Дмитрий сам вызвал скорую. Я хотела тоже поехать , но медики спокойно сказали: „В больницу — только ему , а вам —
с этими ребятами“. В квартире уже были полицейские. На меня надели наручники и отвезли в ОВД. Это были сутки унижений. Меня принуждали сознаться в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью , после ночи в изоляторе познакомили с адвокатессами ( их за 100 000 рублей наняла моя дочь) и только тогда отпустили в больницу. Через неделю Дима со своим „тяжким вредом“ улетел отдыхать в Турцию , обиженный , что я перед ним не извинилась.

Как только мы перевели юристам деньги , они исчезли. Я была в отчаянии! Но узнала об известных защитниках Евгение Рубинштейне и Глебе Глинке. Они согласились взяться за дело бесплатно. Адвокаты подали частное заявление в мировой суд по статье 115 УК „Умышленное причинение легкого вреда здоровью“, где постановили , что речь идет о настоящей угрозе убийства , и вернули дело в следственный комитет , но там отказали: „Доказушки маловато. Он на нее с кулаками , а она — с ножом!“ На втором заседании судья оправдал обидчика. Мы продолжили бороться , и в итоге 8 августа 2015 года суд отменил оправдательный приговор. Разбирательство начнется снова.
Знаете , я до сих пор плачу по ночам. Не могу избавиться от чувства , что со мной что-то не так — „хороших женщин не бьют“, но стараюсь помогать другим. Нас таких много».

Татьяна Кулакова: «Я поняла , что на этот раз он пришел меня убивать»

« Наш роман с Мишей развивался стремительно , я забеременела , и мы расписались. Через два месяца после свадьбы у мужа обнаружили туберкулез. Врачи говорили , что он сбегает из клиники и употребляет наркотики , а я недоумевала. Такой образованный , из хорошей семьи! Но выяснилось , что я совсем ничего не знаю о его прошлом: у мужа три судимости , и из-за них его не брали на работу. После лечения Миша вернулся домой и стал исчезать. Каждый раз приползал чуть ли не на коленях , спал на ступеньках , когда я не пускала его домой. Тогда же он впервые поднял на меня руку. Мы были на улице: муж разозлился , что я не оставила ему
ключи , и схватил за горло. Было неловко перед соседями , моей шестилетней дочерью , самой собой.
Даже после рождения нашего общего ребенка он днями пропадал в наркопритонах. На нервной почве у меня пропало молоко , и я уехала к маме на Украину. Муж приехал следом — умолял вернуться , обещал , что исправится. Но в один из вечеров напился и избил меня ногами. Мое терпение иссякло.
Вернувшись в Россию , я подала на развод. Покинуть мою квартиру Миша отказался , а вызов полиции только разозлил его. Ночью он выломал дверь , набросился на меня , стал швырять из угла в угол.

Я крикнула старшей дочери: „Беги! Позови на помощь!“ — а муж втолкнул меня в комнату с младшей. Тут я осознала: он пришел меня убивать. А за этой мыслью последовала другая , совершенно невыносимая — о младенце в коляске за моей спиной.

Времени думать не было. Я схватила с тумбочки нож и выставила перед собой. В этот момент Миша сделал шаг и обмяк. Лезвие вошло ему прямо в бедро. Я попала в артерию. Миша
умер на руках у врачей , а дальше начался кошмар. Детей забрали , меня отвезли в Следственный комитет. Целый месяц под домашним арестом я не могла поверить в случившееся.
Следствие посчитало , что я превысила необходимые меры самообороны , и назначило 4 года общего режима в СИЗО. Мы с адвокатом Сергеем Ушаковым подали апелляцию. Решения пришлось ждать десять тяжелых , одиноких месяцев , но меня амнистировали в честь 70-летия Победы. Сейчас я пытаюсь жить дальше , но этот груз со мной на всю жизнь».

Совет « После избиения сразу беги в полицию» не всегда верен. Вот правильная последовательность действий:

Найди безопасное место

  • Позвони в службу доверия для женщин ( например , «Анна»: 8 ( 800) 7000−600) и узнай , где находится ближайший кризисный центр. Там дадут укрытие.

Возьми справку о побоях

  • В травмпункте или больнице подробно расскажи , кто и что с тобой сделал , и проследи , чтобы все следы ( синяки , ссадины , припухлости и покраснения) были подробно описаны. Возьми справку о том , что ты здесь была. Сделай копии всех документов.

Сходи в полицию

  • Напиши подробное заявление о преступлении.

Реши , что делать дальше

  • Помогут психологи и специалисты кризисного центра.

Иди в мировой суд

  • В юридической консультации ( есть бесплатные) помогут подготовить документы.

Комментарий адвоката Мари Давтян , эксперта по делам насилия над женщинами

« Юридического инструмента против этой проблемы в России пока нет. Но мы надеемся , что наш проект закона „О профилактике семейно-бытового насилия“ будет принят текущим
созывом Госдумы. Пока же все устроено так , что женщина вынуждена сама собирать доказательства насилия над собой , а в результате получает лишь компенсацию морального вреда , примерно 20 000 рублей. Судебный процесс занимает от 4 до 12 месяцев. Все это время преступник остается на воле , даже живет в одной квартире с потерпевшей , а его агрессия во время судебного разбирательства обостряется.

Сотрудники полиции имеют право остановить обидчика в момент нападения , но обеспечить безопасность жертве они не могут. Первое , что нужно сделать, — позаботиться об этом самостоятельно. Заранее договорись с близкими , друзьями , соседями или найди организации , которые предоставят убежище и окажут психологическую помощь. Сделай запасные комплекты ключей , подготовь сумку с необходимым на первое время. После нападения сходи в травмопункт и полицию. В отделении зарегистрируют заявление о домашнем насилии , но если сочтут , что угрозы жизни , нанесения здоровью вреда средней тяжести или истязаний не было , дней через десять пришлют уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела ( „Причинение легкого вреда здоровью“, ст. 115 , и „Побои“, ст. 116 УК РФ , считаются несерьезными). Надо судиться , но делает это одна женщина из ста. Когда обращений будет больше , государство не сможет игнорировать проблему. Важно не опускать руки и бороться».

Комментарий психолога Татьяны Орловой , руководителя « Кризисного центра помощи женщинам и детям»

« Насильник и жертва связаны узами любви или брака , поэтому покончить с такими отношениями сложно. Женщины годами живут надеждой , что мужчина изменится,
некоторые терпят ради детей , другие считают своей миссией спасти мужчину. Агрессор понимает , что жертва когда-нибудь от него уйдет , и загоняет несчастную в замкнутый круг страха и угроз. Таким образом он пытается хоть как-то контролировать свою жизнь. Самый первый шаг — не молчать. Потерпевшие часто стыдятся говорить о проблеме , думают , что сами виноваты. Но это , конечно , не так: жестокости нет оправдания. Совершенно необходимо избавиться от тщетных надежд , начать себя уважать и понять , что нормальные отношения существуют и женщина их достойна».

Читайте так же:  Установление отцовства в судебном порядке кратко

Комментарий юриста

Раиль Гизятов , юрист

Действия жертвы , подвергшейся домашнему насилию , необходимо разделить на два этапа:

— предотвращение продолжения НАСИЛИЯ ( так как истязания — это неоднократно повторяющиеся действия);

— самооборона в момент нападения агрессора.

Как правило , первые приступы агрессии не бывают с причинением тяжкого вреда здоровью и тем более с летальным исходом. Чаще всего , регулярные « небольшие» побои без обращения в полицию провоцируют агрессора на усиление и учащение физических атак.

Поэтому , самый правильный вариант развития событий:

— при первом же акте физического насилия необходимо разрывать с агрессором любой контакт и не надеяться на изменение ситуации.

— если нет места , куда можно съехать от агрессора ( друзья , родственники , съёмное жильё ), то можно обратиться в службу доверия.

— побои обязательно необходимо зафиксировать в травмпункте , больнице или судебно-медицинском учреждении по направлению от полиции , сделав копии всех справок.

— обязательно необходимо подать заявление в полицию , даже если будут отказываться принимать , нужно настаивать ( важно зафиксировать номер обращения , сделать копии заявления , записать должность и ФИО принимавшего заявление)

— в случае причинения вреда детям можно дополнительно привлечь органы опеки и попечительства , чтобы подготовить почву для лишения агрессора родительских прав в будущем.

Если же ситуация уже запущена и жертва неоднократно подвергалась насилию , то рано или поздно может возникнуть критическая ситуация , в том числе и с возможными уголовными последствиями как для агрессора , так и для самой жертвы.

В момент нападения обязательно , если есть возможность , звонить в полицию! Что нужно сказать , чтобы реакция сотрудников полиции была незамедлительной?

Во-первых , необходимо сообщить не о избиении , а об угрозе убийства. Есть статья 119 Уголовного кодекса , которая говорит о наличии состава преступления , если человек совершает действия , при которых жертва реально опасается за свою жизнь и здоровье. Такое заявление повысит оперативность реакции органов на звонок.

Во-вторых , если в доме присутствуют дети , то обязательно необходимо сообщить об этом в полицию. Это также повысит шансы на оперативную помощь со стороны государственных органов. Оптимально , при наличии возможности , высвободить возможность для детей покинуть место атаки. Более того , они также могут и сообщить о факте насилия соседям , родственникам , тем самым обеспечить дополнительную помощь.

После обращения в полицию и изолирования детей , нужно привлекать как можно больше внимания: кричать , убегать , звать на помощь , выбить стёкла , если это необходимо , стучать по трубам Делать всё , что привлечёт дополнительных « зрителей» к совершающемуся действию. Это , во-первых , охладит пыл агрессора и увеличит шансы на то , что кто-то поможет ещё до приезда полиции , а во-вторых , есть вероятность , что кто-то тоже вызовет полицию , соответственно зафиксируют уже несколько обращений на один адрес , что повысит оперативность госорганов.

Если же покинуть место или получить помощь от свидетелей не удалось , то необходимо как-то себя защитить до приезда полиции.

Самым главным фактором должно быть то , что при причинении вреда обороняющийся не должен причинить вред нападающему больший , чем тот мог бы нанести. Если же такое будет , то по судебной практике будет сложно доказывать факт отсутствия превышения пределов необходимой самообороны. Поэтому основным фактором и предметами самообороны является использование предметов , которые не могут причинить вред нападающему , а лишь способны принять меры для защиты. К таким могут относиться: перевернутый матрац , которым можно укрываться , либо какой-нибудь твердый предмет , который можно использовать в качестве щита , газовый баллончик — проще говоря , всё , что может стать барьером между вами и агрессором.

Важно помнить также , что если вы всё-таки случайно нанесли вред агрессору , то ехать необходимо в полицию , а не в места помощи службы доверия или к друзьям и соседям. Так как подобное поведение могут посчитать умышленным причинением вреда с последующим побегом от правосудия. Плюс для агрессора обязательно необходимо вызвать скорую помощь и зафиксировать причины вызова , а также по их приезду зафиксировать все травмы , нанесённые вам.

Итак , самое важное , что вам нужно усвоить:

1. Не позволяйте причинять себе вред даже в небольших масштабах , сразу сообщайте в госорганы , иначе ситуация будет только ухудшаться

2. Если произошло нападение , Ваши главные задачи две:

— привлечь как можно больше свидетелей и зафиксировать как можно больше доказательств , в том числе можно заснять видео , например , набрав по телефону или другому гаджету видеозвонок кому-то из близких ( чтобы агрессор не смог удалить это видео , сломав телефон или компьютер).

— защититься , причинив минимальный ущерб агрессору

Текст: Алена Меркурьева

Дети-маугли: 6 жутких историй «одичавших» детей

http://www.cosmo.ru/lifestyle/society/ya-ponyala-chto-on-prishel-menya-ubivat-realnye-istorii-o-domashnem-nasilii/

«Бог терпел и нам велел»: три истории о домашнем насилии

Вчера Госдума во втором чтении приняла законопроект, выводящий побои в семье, совершённые впервые, из Уголовного кодекса. Спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин объяснил, что такая мера необходима для создания крепких семей. Самиздат «Батенька, да вы трансформер» поговорил с женщинами, ставшими жертвами домашнего насилия (имена героев изменены), и выяснил у психолога, почему избиение близких людей — это про всех нас.

По статистике, каждые сорок минут в России женщина гибнет от руки своего мужа или партнёра, и каждые двадцать минут в стране одна женщина страдает от домашнего насилия. Жертвы часто терпят физическое и психологическое давление, не обращаясь за помощью в полицию или к психологам. Они не прерывают отношения с абьюзером, а продолжают мириться с таким положением дел.

Ольга жила в Москве, училась на заочном отделении вуза и подрабатывала репетитором. С Артёмом, который на тот момент жил в Казани, девушка познакомилась через свою лучшую подругу из этого же города. Поначалу казалось, что у них много общего — любовь к музыке, играм, книгам, косплею. В какой-то момент ученики Ольги разъехались, она на сезон осталась без работы. Девушка пожаловалась Артёму на вынужденный отпуск, и молодой человек позвал её к себе в гости.

Когда Ольга только приехала в Казань, её отношения с Артёмом не выходили за рамки дружеских. Спустя месяц пара стала встречаться. Девушка вернулась в Москву на сессию, ей нужно было защищать диплом. С молодым человеком они переписывались, приезжали друг к другу на выходные. Потом Артём сказал, что хочет переехать к Ольге в Москву. Но время шло, а задуманное он так и не осуществлял. После защиты диплома девушка сама переехала к нему в Казань. Тогда и появились первые тревожные признаки.

На тот момент у Ольги был недостаток массы тела — весила она около сорока килограммов. Но это не мешало Артёму постоянно говорить ей, сначала в шуточном тоне, что она поправилась. Позднее замечания были уже в грубой форме. Мать молодого человека предупреждала, что с её сыном лучше не спорить, потому что это может вызвать вспышку агрессии с его стороны. И была права.

Однажды он начал душить Ольгу после того, как та попросила его слушать музыку в наушниках, потому что у неё болела голова. В другой раз избил из-за того, что девушка поздно ложилась спать и шумела в ванной.

Предугадать, что заставит его поднять руку, было невозможно. Ольга лишь знала, что алкоголь делал её сожителя более агрессивным. А выпить Артём любил.

Парень запрещал девушке слушать музыку, которая не нравится ему, и смотреть фильмы, которые не любил сам, одеваться так, как она хочет. На вопрос о том, почему Ольга не ушла от него сразу после первых признаков абьюза, девушка ответила, что Артём мастерски убеждал её в том, что она сама спровоцировала его своим поведением или внешним видом. «Он смог действительно мне внушить, что я „жирная и страшная“ и никому больше не нужна», — рассказывает Ольга «Батеньке».

В какой-то момент Артём потерял работу, платить за квартиру стало нечем. Ольга переехала в Санкт-Петербург и смогла со стороны проанализировать эти отношения, не поддаваясь давлению со стороны своего парня. Возвращаться к молодому человеку после этого она не захотела.

Артём отказывался верить в расставание, говорил о них в будущем времени и преследовал Ольгу. Один из общих друзей был очень удивлён такому решению девушки и не мог поверить в то, что Артём позволял себе такие действия в отношении сожительницы.

Читайте так же:  Госпошлина расторжение брака и взыскание алиментов

Ольга вышла замуж за другого. Своему бывшему молодому человеку она отправила фотографию из ЗАГСа. Он пожелал ей счастья и только тогда перестал беспокоить. Но пережитое всё же преследует девушку. Например, она не хочет лишний раз смотреться в зеркало, потому что справиться с комплексами по поводу внешности до сих пор не удалось.

Психолог Мария Кудрявцева в разговоре с «Батенькой» отметила, что для абьюзера является нормой на людях вести себя с жертвой культурно и уважительно, а насильственные и оскорбительные действия совершать за закрытыми дверями. Хотя и публичные выражения агрессии тоже возможны. Поведение же, при котором насильник не хочет видеть и осознавать то, что жертва прервала с ним отношения, связано с переживаемым в такой ситуации острым горем. Этот процесс запускается, когда человек сталкивается с любым, даже самым незначительным изменением в привычном для него ходе вещей — например, запретом слушать музыку из колонок и тем более разрывом отношений.

Мария Кудрявцева также подчеркнула, что семья — это отдельная уникальная структура, отношения в которой должны регулироваться её членами, а не внешними правилами, диктуемыми обществом. Проблема скорей в том, что под «отношениями» девушкам часто навязывается сожительство и сексуальная связь. Они же представляются способом поскорее уйти от опеки, добиться самостоятельности. Позднее, когда начинаются проблемы, многие из них обращаются к христианской вере, учащей человека смиряться со своим положением.

«Бог терпел и нам велел» — так, по словам психолога, думают жертвы, ставя под угрозу собственные жизнь и здоровье, а иногда и благополучие близких.

На улицах Вологды в общей компании встретились два парня и две девушки. Начали встречаться. Алёна забеременела, и пара подала заявление в ЗАГС. С этого момента жених Андрей и стал поднимать руку на невесту. «Мама жалеет, что не ушла именно тогда», — говорит их дочь Ксения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Бросить отца ребёнка мешало то, что, казалось, идти было некуда. Сестра предупреждала, что это может плохо закончиться, а от подруг же были слышны только слова о том, что нужно терпеть, чтобы сберечь семейный очаг.

Андрей стал проигрывать деньги в игровых автоматах и пристрастился к алкоголю. Весь доход семьи уходил на его увлечения. По словам дочери, трудно вспомнить моменты, когда отец появлялся дома трезвым. Физическое насилие с его стороны продолжалось, при этом было направлено только на жену. Однажды Алёна стащила тысячу рублей из найденной у мужа заначки, что послужило поводом к новому выяснению отношений. Свекровь потакала поведению сына, поддерживая его во всём. Даже в его походах налево.

Об изменах стало известно, когда Алёна однажды застала супруга, работавшего строителем, в его вагончике с другой женщиной. Потом — уже с некой Юлией прямо в супружеской постели. После этого Андрей демонстративно разговаривал с любовницей по телефону, признаваясь ей в любви на глазах у жены и дочери.

В одной из ссор всё зашло слишком далеко. Скалкой Андрей нанёс удары по голове супруги, в результате чего она получила черепно-мозговую травму. За дочерью приехал муж Алёниной подруги, он же отвёз пострадавшую в больницу. На отца Ксении было заведено уголовное дело. Он получил условный срок.

После выписки Алёна с дочерью жили у подруг, у сестры, спустя какое-то время стали снимать квартиру. Андрей женился на Юлии. Уже одиннадцать лет дочь Ксения с матерью живут отдельно.

Как рассказала «Батеньке» психолог Мария Кудрявцева, женщины долгое время терпят подобное поведение супругов или партнёров по нескольким причинам. Некоторые из них в детстве видели такой же образец поведения, когда отец бил мать, изменял, пил или увлекался азартными играми.

Кроме того, насилие ломает психологические барьеры жертвы, у неё возникает ощущение, что она никому не нужна, кроме своего обидчика.

Немаловажным фактором является и то, что в обществе существует дискриминация незамужних женщин. Поэтому многие из них боятся косых взглядов коллег или подозрений от других мужчин («с ней что-то не так, раз она не была замужем/развелась»).

Виктория познакомилась со своим молодым человеком Юрием на сходке неформалов. Они стали жить вместе, когда девушке было 18 лет, а парню — 29.

На тот момент Вика не училась и не работала, то есть находилась в полной финансовой зависимости от своего сожителя. Он, в свою очередь, был против общения Виктории с друзьями и родственниками, хотел, чтобы она посвящала свою жизнь только заботе о доме, а круг общения ограничивала знакомыми самого Юрия.

Если моральному давлению девушка была подвержена постоянно, все шесть месяцев, что длились их отношения, то с физическим насилием столкнулась только однажды. Но до сих пор со страхом вспоминает «ту ужасную ночь», потому что тогда Юрий вернулся домой с корпоратива в нетрезвом состоянии и изнасиловал Викторию. Об этом она не сообщила никому из своих близких, а тем более правоохранительным органам.

Пара рассталась в день рождения девушки. Сначала Юрий пришёл в бар, где Виктория была в компании друзей, бросил на стол деньги, пробормотав что-то про «служивых» (интересовался службой в ВДВ) и ушёл. Через некоторое время позвонил девушке и сказал, что если в течение часа она не вернётся, то он выкинет её вещи на улицу, аргументируя это тем, что она плохая хозяйка. Друг привёз её домой, Вика собрала вещи (Юрия дома не было) и уехала от сожителя. Они виделись ещё несколько раз, он просил её вернуться, но своего решения девушка не поменяла.

В январе 2014 года Виктория стала встречаться с Антоном. Их познакомил друг. Изначально отношения были приятельскими. Антон был добрым, понимающим и отзывчивым. Поддавшись уговорам общего знакомого, твердившего о том, что парень влюблён в Викторию, девушка согласилась встречаться с ним.

Первые десять месяцев отношений всё было в порядке, не было никаких намёков на абьюз. Проблемы начались позже.

В октябре Виктория узнала о том, что Антон общается с её подругой из Москвы. По словам девушки, это было общение с перспективой «несерьёзных отношений». Молодой человек отвечал, что даже если бы хотел изменить, то не смог бы этого сделать, потому что находился в другом городе. Тогда же он сказал, что Виктории следовало бы похудеть («Хотя я люблю тебя и такой»).

Следующие полгода пару сопровождала ревность и постоянные слова Антона о том, что Виктории следует сбросить вес. Девушка ревновала из-за того, что её молодой человек общался в социальных сетях с одногруппницами и на эти разговоры тратил больше времени, чем на реальное общение с сожительницей. Антон, в свою очередь, ревновал, потому что боялся внимания к Виктории со стороны других мужчин. Получался своего рода замкнутый круг: молодой человек хотел, чтобы его девушка похудела, но его пугала перспектива того, что после этого другой парень «уведёт» Викторию.

Помимо ревности Антон пытался ограничить общение девушки с её близкими и убедить в том, что как человек она ничего не значит. Однажды Виктория отправилась бар с подругами, где бармен угостил их коктейлями «за счёт заведения». Она написала об этом в сообщении Антону, на что получила ответ: «Дай ему, он заслужил». Следующее сообщение содержало текст: «Хотя о чём это я, ты непривлекательна ни для кого».

Спустя шесть месяцев, в апреле, молодые люди расстались. За лето у девушки было два половых партнёра. В августе Виктория и Антон снова сошлись. Он постоянно упрекал её в том, что в период разрыва у неё были сексуальные связи с другими мужчинами, продолжал ревновать, запрещал общаться с некоторыми подругами, оскорбляя их при каждом удобном случае, пытался заставить девушку чувствовать вину и стыд за её прошлые связи. Виктория терпела и пыталась во всём угодить ему. Но это не помогало, конфликты были постоянными.

В июле терпение девушки лопнуло, и она порвала эти отношения. Антон не перестаёт звонить и преследовать девушку, караулит её возле дома. Однажды писал её новому молодому человеку с целью отпугнуть его. По словам Виктории, за несколько дней до нашего с ней разговора Антон взломал её электронную почту.

Читайте так же:  Водительские права смена фамилии документы

Психолог Нина Юнаковская пишет, что от абьюзных отношений надо бежать. Продумывать пути отступления на момент, когда у партнёра начнётся очередной приступ агрессии. Искать поддержки и убежища у родственников, друзей или даже соседей. Нельзя забывать, что насилие в семье циклично, и одной из стадий является «медовый месяц», наступающий после вспышки гнева.

Насильник будет клясться в том, что это было в последний раз, что он одумался и такое больше не повторится.

Будет осыпать подарками и обещаниями. Но вскоре всё начнётся заново. Если только жертва не побоится уйти, шагнув в ставшую для неё непривычной реальность, где есть хоть какая-то надежда найти своё счастье.

P. S. В материале опубликованы работы творческой группы KISETY на тему декриминализации домашнего насилия.

http://batenka.ru/protection/domestic-violence/

Хотел сбросить с балкона, душил, избивал в постели: четыре страшные истории о домашнем насилии

Андрей и Наташа. «Ты должна мне ноги мыть и эту воду пить»

Анна и Иван. «Ты моя, что хочу, то и делаю»

Олеся и Тимур. «Изменял мне, когда я была на 8-м месяце беременности»

– С Тимуром мы прожили вместе два замечательных года. Это был очень заботливый человек, семьянин. Он красиво ухаживал, дарил цветы, писал романтичные смски. Мы поженились, я забеременела, – рассказывает Олеся. – Когда я была на восьмом месяце, его поведение вдруг круто изменилось.

Мужа подолгу не было дома, ему безразлично стало мое состояние. Сначала я связывала его постоянное отсутствие с работой. Он приезжал после трехдневного отсутствия, поест, помоется, выведет меня на конфликты и уедет. Это уже позже я узнала, что у него появилась другая. Он отдыхал с любовницей на турбазе в тот момент, когда я лежала в больнице.

Олеся в ужасе прожила целый месяц, потому что не понимала, что происходит с ее мужчиной.

– Я пыталась поговорить с ним. Если это была какая-то беда, я бы все силы приложила, чтобы исправить это.

Женщина родила здоровую девочку, а в день выписки муж предпочел провести время с любовницей.

– Я приняла решение всё изменить. Озвучила это Тимуру, он раскаялся: мол, я всё осознал, давай сохраним семью, я тебя люблю. В тот момент я очень хотела ему верить и поверила.

Вскоре квартиру, в которой жила молодая семья, пришлось продать. Супруги переехали к маме Тимура.

– Месяц спустя после ужасной жизни, которая сопровождалась постоянными драками, отъездами мужа, я поняла, что надо расходиться.

Я круглосуточно находилась в затравленном состоянии. Тимур стал со мной жестоко обращаться – если раньше мог просто грубо оттолкнуть, то потом швырял меня, как вещь.

Может, я где-то провоцировала его, но мне было больно, я не могла об этом молчать.

Свекровь помогала мне с ребенком и со временем взяла на себя все обязанности по уходу за крошкой. Потом она, видя меня, затравленную и угнетенную, полностью отстранила меня от «кормлений и пеленаний». И когда в один момент я психанула и сбежала из дома, ребенка мне уже не отдали. Я сняла квартиру, но дочку забрать так и не смогла, меня просто не пускали на порог.

Несколько месяцев я ходила по инстанциям, но тщетно. Мне давали устные рекомендации, а мне нужна была физическая помощь. Муж меня оскорблял по телефону, угрожал. Даже заявился ко мне на работу со своей мамой! Они пришли к начальнице и просили ее меня образумить – я должна была отказаться от ребенка. К счастью, у меня адекватное руководство.

У Олеси уже опустились руки. Она пришла к инспектору ПДН и предупредила, что воспользуется единственным выходом, который видела в тот момент, – пойти на Первый канал и на всю страну рассказать свою историю.

– В тот же вечер мне ребенка принесли, я уехала в Тулу. Здесь я почувствовала больше сил, особенно когда обратилась в Кризисный центр. Но террор со стороны мужа продолжался, он хотел вернуть ребенка. Я уверена, что наша дочка была разменной монетой, чтобы наказать меня. Тимур с мамой «атаковали» Кризисный центр, как-то отслеживали мою геолокацию.

Несколько месяцев назад Олеся подала на развод.

– Я очень боялась, что, когда пройдет суд, его не остановит решение, он увезет от меня ребенка. Но работа психологов делает свое дело. Сейчас я себя чувствую очень уверенно. Я уже не боюсь его. Мои рекомендации женщинам, которые попадают под насильственные действия, – отсекать это сразу.


Моя большая ошибка была в том, что я сама себя затянула в эту яму. Если бы я приняла решение сразу, всё сложилось бы проще.

Если он ударил – надо уходить. Сила удара, как и степень наглости, приобретает всё больший масштаб. Когда ты простил человека за его зверское поведение, он остался безнаказанным. Ребенок, который растет в семье, не должен видеть это насилие, эти ужасы!

. Женщина признается, что хотела уйти от мужа тихо-мирно. Она не собиралась прятать ребенка от мужа и свекрови. Но из-за неадекватной реакции Тимура молодой маме приходится скрываться в стационарном отделении социальной реабилитации для женщин и детей Кризисного центра. Супруг говорит, что борется за малышку, но при этом не предоставляет никакой физической или финансовой помощи.

– Конечно, не так я себе декрет представляла. Жаль, что в нашем государстве так долго тянется бракоразводный процесс. Мы бы уже жили спокойно, но пока вынуждены скрываться. А я хочу успеть насладиться материнством! Мне кажется, сейчас муж тоскует по мне. Пишет красивые смски, предлагает вернуться. Но меня это уже не трогает. Точка невозврата пройдена.

http://myslo.ru/city/people/interview/chetyre-strashnye-istorii-o-domashnem-nasilii

Вернулась к родителям без зубов и инвалидом: истории уфимок, переживших домашнее насилие

Статистика неумолима – случаи насилия в семье давно стали обыденной реальностью. Криминальные сводки регулярно пестрят новостями о женщинах, избитых (нередко искалеченных или вовсе убитых) собственными мужьями. Недавно « КП » уже публиковала статью о бытовом насилии, с советами и комментариями психолога и юриста, а также контактами кризисных центров в Башкирии. Сегодня мы хотим поведать две жизненные истории, похожие по своей сути, только вот исход этих историй, увы, разный. Все имена и конкретные реалии, по понятным причинам, будут изменены.

НЕ ТЕРПЕТЬ ПОБОИ – РАЗВОД

Анатолий и Екатерина Ф. поженились в 2012 году. За плечами у 45-летнего Анатолия уже числились парочка неудачных браков, со скандальным разводом и двумя несовершеннолетними детьми в качестве бонуса. Екатерина не раз пыталась выяснить, в чем же причина такой ненависти бывших жен к ее благоверному, но муж отшучивался: «Одна скандалистка, другая психопатка – ну как с такими жить?»

Кате на момент замужества едва исполнилось 25, и будущая семейная жизнь рисовалась ей исключительно в розовых тонах: полная гармония и взаимопонимание в отношениях. Наспех пройденные курсы «Идеальной жены» в интернете придавали уверенности: ссорам не бывать!

Первый тревожный звоночек прозвенел уже через 3 месяца после свадьбы. Однажды вечером, после бурных возлияний в честь выходных, любящий супруг устроил скандал буквально на ровном месте. То, что жена находилась в положении, смутьяна не остановило. Тогда дело ограничилось парой оплеух, приправленных громкой нецензурной бранью. Проплакав всю ночь и посоветовавшись с мамой, Катя решила мужа простить – ну, с кем не бывает. День выдался трудный, на работе проблемы – в следующий раз сама буду умнее.

После рождения ребенка Толик будто с цепи сорвался – постоянно кричал, что ребенок много плачет и мешает ему спать. К жене список претензий был внушительнее: располнела, дома беспорядок, на плите горячий ужин не стоит… Катерина оправдывалась, мол, некогда, с грудным ребенком на руках не похозяйничаешь, но муж не унимался.

Екатерина Ф. Фото из личного архива

СТОЯЛА С РЕБЕНКОМ В РУКАХ, А МУЖ БИЛ МЕНЯ КУЛАКОМ В ЛИЦО

— В тот злополучный вечер Толя отправился к другу на день рождения. У Стасюшки зубки резались, все время плакала – и я попросила мужа прийти пораньше, помочь с ребенком. Но в обещанные 9 часов он так и не объявился, а на звонки не отвечал, — вспоминает Екатерина. – Явился он домой уже ночью, пьяный и злой. Я всего лишь спросила, почему так поздно, как он начал кричать матом, что ему все надоело, и он не обязан отчитываться…

Читайте так же:  Раздел ипотечной квартиры между бывшими супругами

От громких криков проснулась и расплакалась малышка. Катя взяла ее на руки, пытаясь успокоить, как вдруг к ней подошел разъяренный супруг.

— Я даже не успела ничего понять, как мне прилетел удар кулаком в лицо. Хотела инстинктивно прикрыться, но на руках был ребенок. А Толя, будто обезумевший, продолжал меня избивать. Я хотела закричать, позвать на помощь соседей – но он заткнул мне рот и стал душить, — с ужасом вспоминает Екатерина.

Чудом вывернувшись из цепкой хватки супруга, девушка босиком и с плачущим ребенком выбежала из квартиры и бросилась за помощью к соседям.

— Мне повезло, соседи проснулись от наших криков, и дверь открыли сразу же. Немного успокоившись, я вызвала такси и поехала к родителям. Те, конечно, хотели сразу обратиться в полицию, но я отговорила. Во-первых, не люблю выносить семейные разборки на всеобщее обсуждение, а во-вторых, его же все равно отпустили бы – и тогда бы мне пришел конец…

«НИ ИЗВИНЕНИЙ, НИ СЛОВ РАСКАЯНИЯ»

Наутро Анатолий, как ни в чем не бывало, уже интересовался у жены по телефону, когда та соизволит вернуться домой и приготовить ему обед. Извинений и раскаяния Екатерина также не дождалась. Возвращаться к тирану она отказалась наотрез.

— Мне, кстати, свекровь потом звонила, — вспоминает девушка. – Мол, не серчай уж на Толеньку, ну, выпил мужик, побуянил немного – с кем не бывает. Да и вообще, сама виновата – могла бы промолчать и не перечить мужу. Муж – всегда прав, а дело умной жены потакать ему во всем.

В разговоре и выяснилось, что предыдущие жены не просто так сбегали от «образцового» супруга. Регулярные побои и скандалы им просто не оставляли выбора. Правда, сам Анатолий так ничего и не понял, а потому считал виноватыми всех, кроме себя самого. Екатерина оказалась не исключением, и вскоре подала на развод. С бывшим мужем они видятся и общаются теперь крайне редко и только из-за дочери. А недавно Анатолий снова женился – долгим ли окажется его новый брак, покажет время.

«БОГ ТЕРПЕЛ И НАМ ВЕЛЕЛ»

Диана и Алексей Б. познакомились в интернете. Она – милая семейная девочка из семьи педагогов. Он – брутальный красавец из далекого Волгограда . Разные города и внушительная разница в возрасте в 15 лет не отпугнули Диану, и она, собрав наспех чемодан, уже через 2 недели ехала на поезде к своему избраннику.

— Алексей был такой внимательный, обходительный. Мы могли ночи напролет беседовать о любимой музыке или кино, а какие красивые стихи он мне каждый день присылал, — вспоминает Диана. – Поэтому, когда Алексей предложил мне выйти за него замуж, я, не раздумывая, согласилась.

Родители были в шоке от новоиспеченного зятя, а потому ехать в Волгоград на свадьбу наотрез отказались. Правда, уже через полгода молодые сами вернулись обратно в Уфу . Как выяснилось, в Волгограде у Алексея нет ни собственного жилья, ни работы. Зато имелась нехилая задолженность по алиментам двум сыновьям от предыдущего брака. О которых, естественно, муженек решил умолчать.

Диана. Фото из личного архива

— Родители нам выделили небольшую отдельную комнату в общежитии, купили необходимую мебель и технику, регулярно помогали деньгами и продуктами, – рассказывает Диана. – Алеша устроился на производство шофером, и вроде зажили спокойно, по-семейному. Правда, выпивать стал часто. Жаловался, что город ему наш не нравится, комнатушка тесная, да и вообще – любимой дочурке родители могли бы квартирку и освободить, а сами переехать в общежитие.

А однажды, поссорившись с тестем, Алексей заявил – будем жить самостоятельно, пусть твои родные сюда не приходят больше. Правда, совершенно не гнушался деньгами и продуктами, которые сердобольные родители продолжали передавать дочке.

А вскоре за Дианой стали замечать неладное: то синяк на пол-лица появится, то рука забинтованная, то на связь не выходит неделями. Дочь оправдывалась, мол, упала или собака соседская укусила. Мужа она упорно оправдывала – все хорошо в семье, не беспокойтесь.

«КОГДА МУЖ ПОНЯЛ, ЧТО СДЕЛАЛ ИЗ МЕНЯ ИНВАЛИДА, ПОПРОСТУ СБЕЖАЛ»

Через 3 месяца заплаканная Диана появилась на пороге отчего дома. С вещами и в ужасающем состоянии. Передние зубы полностью отсутствовали, девушка очень сильно похудела и осунулась, а когда разделась, родители с ужасом заметили многочисленные свежие и уже начинающие заживать синяки и кровоподтеки. На правом глазу появилось странное пятно, напоминающее старческое бельмо.

— Да, Алексей меня бил. Часто, почти каждый день. Но я молчала, стесняясь рассказать о своих проблемах, да и родители меня предупреждали. Как говорится, Бог терпел и нам велел, — вздыхает Диана. – Только однажды, когда я потеряла сознание на долгое время, муж понял, что, скорее всего, переборщил, и я попросту могу умереть. Он не придумал ничего другого, как собрать свои вещи и быстренько съехать, предварительно уведомив меня о том, что подает на развод. Наверное, я благодарна ему за этот первый шаг. Сама бы точно на него не отважилась – все-таки люблю его, не смотря ни на что.

И снова до полиции дело не дошло. Девушка строго-настрого запретила родителям даже думать об этом. А стоило бы – многочисленные сотрясения головного мозга, сильно упавшее зрение (врачи и вовсе прогнозируют возможную слепоту), выбитые зубы, физическое и моральное истощение… Слепая любовь или банальный страх? Что же остановило не только Диану, но и миллионы женщин, молчащих о своей беде?

МАЗОХИЗМ – ЭТО БОЛЕЗНЬ

Про семейное насилие было написано и сказано много раз. Но очень редко кто задумывается о том, что у всего есть свои предпосылки. Что абьюз (оскорбительное и насильственное поведение) не случается вот так – внезапно. Редакция КП обратилась к доктору медицинских наук, психологу и психоаналитику Марату Нуртдинову с вопросом: почему женщина молча терпит насилие в своей семье.

— Женщина, которую бьет муж – обыденная история не только в России , но в Европе и США . Традиции патриархального воспитания с его «Домостроем» не изжиты до сих пор. Именно поэтому, когда муж избивает жену, она терпит, в надежде сохранить семью, не понимая, какую на самом деле наносит психологическую травму своим детям. А самое ужасное, что даже если развод случается (а это крайне редкий случай), они снова находят себе такого же мужа — садиста. Я не зря упомянул о детях. В моей практике очень распространены случаи, когда отец избивает мать на глазах у дочери: у девочки закладывается жизненная установка, что это естественно, и в будущем она находит себе мужа-тирана.

Но почему же женщины считают себя виноватыми в бесчинствах супруга? Все просто, мазохизм – это диагноз, это болезнь. Стоически перенося все страдания, женщина чувствует себя святой. Насилие воспринимается как любовь, а это уже бессознательная установка из детства.

Болезненная привязанность, которая часто маскируется под отговорку «мне некуда идти», — это тоже мазохизм. Именно боязнь одиночества, а не другие причины, страшнее боли, причиняемой мужем. «Пусть бьет – значит любит. Пусть бьет – зато я не одинока, не брошена» — вот о чем думает женщина, не обращающаяся за помощью.

Кризисный центр – выход из ситуации?

— Кризисные центры, это, безусловно, необходимая вещь в нынешних реалиях, — подтверждает психоаналитик. — Там окажут и психологическую, и юридическую поддержку. Беда в том, что женщины редко обращаются за помощью – ведь они изначально считают себя плохими, ужасными, отвратительными. С другой стороны, они считают себя настолько самостоятельными и мужественными, что способны вынести такого дьявола, как их муж. И все им должны, ведь они спасают мир.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.alt.kp.ru/daily/26800/3834834/

Домашнее насилие истории из жизни женщин
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here