Домашнее насилие сестры хачатурян

Предлагаем статью на тему: "Домашнее насилие сестры хачатурян" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Женщины, обороняющиеся от насилия

Зачем активисты «Мужского государства» пытаются сорвать пикеты в поддержку сестер Хачатурян

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

  • Новая серия одиночных пикетов в поддержку сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве отца по предварительному сговору (от 8 до 20 лет лишения свободы), прошла на Болотной площади — у памятника «Дети — жертвы пороков взрослых». До этого пикеты проходили у здания Следственного комитета, возбудившего уголовное дело против Крестины, Ангелины и Марии. 6 июля должен был пройти Марш сестёр в их поддержку, однако московские власти не согласовали ни один из предложенных организаторами маршрутов. Активисты решили не проводить несогласованное мероприятие — они попытаются согласовать марш на 27 июля. В этот день год назад на лестничной клетке многоквартирного дома в Москве обнаружили тело 57-летнего Михаила Хачатуряна, который, как установило следствие, много лет подвергал своих дочерей физическому и сексуальному насилию.

    Видео: Глеб Лиманский / «Новая газета», Екатерина Рагулина, специально для «Новой»

    Пикеты у скульптурной композиции, изображающей 15 пороков взрослых, из-за которых страдают дети, начинаются с задержаний. Первой забирают пикетчицу Валентину Лузанову. К ней подошли члены «Мужского государства» — один из провокаторов встал в пикет рядом с ней, хотя законом предусмотрено расстояние между двумя пикетами не менее 50 метров. Задерживают сначала только девушку, потом — Дмитрия Крупнова с плакатом «Сестры Хачатурян — убийцы».

    Члены «Мужского государства» регулярно посещают мероприятия, связанные с поддержкой сестер Хачатурян. Недавно разные издания распространяли информацию о том, что активисты собираются прийти на Марш сестер с перцовыми баллончиками. Основатели движения это опровергают.

    Активисты «Мужского государства» настаивают: следствие должно быть беспристрастно и объективно, а феминистское сообщество якобы давит на него, чтобы девушки могли избежать наказания — такое произойдет, если их действия определят как необходимую оборону.

    — Мы не защищаем убийц. Мы не оправдываем отца, если ты об этом, — обращается один из членов «Мужского государства» к участнице акции. — Мы за объективное следствие.

    — В чем, по вашему мнению, следствие необъективно? — спрашивает она.

    — Следствие пока что объективно, но вы пытаетесь создавать общественный резонанс и оказывать давление.

    Участница пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

    Пикетчики и пикетчицы выходят с плакатами: «Сидеть должен насильник, а не жертвы», «Самооборона не преступление — требую справедливого суда», «Полиция должна защищать жертв, а не покрывать насильников», «Это мои сестры».

    Мимо пикета проходит пара — молодой человек и девушка.

    — Я читала в интернете все эти истории: «Меня раз ****** муж, третий, десятый. Но я все равно села к нему в машину и поехала — он же все-таки отец моих детей», — говорит она спутнику. Они идут дальше.

    В пикетной очереди спорят две женщины: одна пришла в поддержку сестер Хачатурян и настаивает на их освобождении, другая говорит о необходимости расширить повестку — сделать гендерное насилие видимым. «Это глобальная, системная проблема, но я здесь конкретно потому, что мне очень жалко девчонок. Надо что-то делать», — говорит первая женщина — Зара Мхитарян.

    — Мы рассматриваем проблему насилия над женщинами и девочками как проблему феминизма, — объясняет радикальная феминистка Татьяна Сухарева. — Эта проблема объединила феминисток разных направлений — радикальных, интерсекциональных, либеральных. Но некоторые хотят вывести эту проблему из [гендерной плоскости]. Мы продолжаем подчеркивать, что именно феминизм — движение, которое системно защищает права женщин.

    Участница пикета Маша Буряк. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

    В это время девушки, организующие марш 27 июля, подходят к патрулирующей мероприятие полиции и показывают видео: члены «Мужского государства» провоцируют участницу акции, которая пытается от них отойти. «А, то есть они вам мешают проводить одиночный пикет, — говорит полицейский под камеры журналистов. — Хорошо, где находятся эти граждане в данный момент?» Девушка указывает на них. «Всё, пошли», — командует полицейский.

    Одного активиста задерживают без сопротивления, другой настаивает — он никуда не пойдет. «Гражданин, я вам говорю по-нормальному, пройдемте со мной», — увещевает полицейский. В конце концов, тот проходит к автозаку.

    На видео активистов было больше, говорит мне сотрудник полиции, задержать удалось только тех, кто остался на месте. «Увидите их — сообщите нам», — обращается он ко мне. Я отвечаю, что я журналистка — и здесь для того, чтобы освещать задержания, а не способствовать им. «Ну, вдруг у вас есть своя позиция!» — отвечает полицейский.

    Участник пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

    На Болотной площади в очереди на пикет собрались 30-40 человек — среди них больше женщин, но есть и мужчины. Рядом празднуют сразу две свадьбы, а пикетчики ведут между собой и с членами «Мужского государства» дискуссию: нужно ли из домашнего насилия выделять насилие по гендерному признаку?

    — Закон о домашнем насилии не только для женщин, но для всех, — утверждает Роман Бардаков, корреспондент moloko plus.

    — Женщина заколола мужика шампуром — это не норм! — возражает представитель «Мужского государства» Виталий.

    — Ее отпустили под домашний арест и дали статью «Нанесение тяжких телесных [повреждений]».

    Активисты движения «Мужское государство». В центре — активист Виталий с татуировкой, напоминающей нацистскую символику (часть изображения замазана). Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

    — Домашние насилие есть с обеих сторон: если женщина будет убивать мужика, будет действовать тот же закон. Если его принять, от этого и женщинам, и мужчинам [будет лучше].

    Виталий (молодой человек с нацистской татуировкой на шее) утверждает, что традиционная система ценностей недооценена.

    — Патриархат — это рабочая система, которая действовала очень давно. Мужчина — глава семьи, который добывает средства.

    — Такой чувак, который контролирует всё? — уточняет Роман.

    — Это мини-государство в государстве. У женщины в семье есть своя функция.

    — Какая функция — детей рожать?

    — Да, воспитывать детей.

    — А мужчина не должен воспитывать детей?

    — Должен. Просто это [патриархат] была рабочая система, вполне себе здоровая. Это почему-то левачьё и феминистки придумали, что женщин угнетали.

    Читайте так же:  Использование средств материнского капитала

    Задержание провокатора из движения «Мужское государство». Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

    После задержания провоцировавших пикетчиц членов «Мужского государства» на Болотной площади стало тихо. Всё те же 30-40 человек стоят в очередь на пикет возле памятника (некоторые — по два раза).

    В очереди стоит Алена Попова, сооснователь проекта «W: сеть взаимопомощи женщин». Она долгое время борется за принятие закона о профилактике домашнего насилия. Проект закона адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин (защитник средней сестры Ангелины) написали давно, но Госдума не рассматривает его.

    Сооснователь проекта за права женщин Алена Попова — участница пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

    «Дело сестер Хачатурян, как и два дела, которые идут параллельно — дело Кристины Шидуковой и дело Дарьи Агений, — это история женщин, обороняющихся от насилия, — считает Попова. — Система абсолютно бездушно реагирует на то, что с ними произошло, никак их не защищает, не профилактирует насилие. Как и все жертвы, они оказываются в ситуации «дура, сама виновата» и в ситуации обвиняемых — только потому что эти женщины не дали себя изнасиловать или убить».

    По данным Росстата за 2016 год, в России 16 миллионов женщин стали жертвами домашнего насилия, напоминает она, а охранных ордеров, изолирующих насильников от жертв до сих пор нет, как и закона о профилактике семейно-бытового насилия.

    Некоторые из пикетирующих говорят о том, что тоже были жертвами или свидетелями семейного насилия.

    Об опыте свидетельницы домашнего насилия рассказывает художница и активистка Алена Лёвина, участница чтений в поддержку сестер Хачатурян 5 июля.

    Художница и активистка Алена Лёвина. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

    — Я полагаю, что [дело сестер] перешло точку невозврата, когда общество и феминистское сообщество смогло заявить, что так больше продолжаться не может. В целом, такое творится в каждой второй семье. Насилие — побои детей, побои жен — есть практически везде. У меня в семье и в семье моих родственников такое происходит. Это повсеместная трагедия.

    Спасибо, что прочли до конца

    Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

    В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

    Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас

    Эксперты по делу сестер Хачатурян: «Сексуальное насилие отца они воспринимали как реальную угрозу жизни»

    Понять, что же привело к трагедии в семье Хачатурян , вот уже больше года пытаются следователи и десятки экспертов, привлеченных к расследованию. Напомним, Мария, Крестина и Ангелина в июле прошлого года убили своего отца Михаила.

    В том, что эта история про семейную тиранию, сейчас, кажется, не сомневается уже никто. К таким выводам пришло и официальное следствие. В распоряжении « КП » оказались заключения экспертов. Иначе, как шокирующими, их выводы сложно назвать.

    Убитый собственными дочками Михаил Хачатурян.

    Из материалов уголовного дела: «Сестры воспринимали обстановку в семье, как угрожающую их жизням и здоровью. Об этом свидетельствует совершение на протяжении нескольких лет их отцом насильственных действий сексуального характера, психологических и физических воздействий причиняющих им боль, страх и обиду. »

    Из выводов экспертов следует, что девочки были лишены детства. Главным воспоминаем для них осталась жестокость отца в отношении их матери. Все трое не раз думали о самоубийстве и страдали депрессиями. У сестер выявили целый букет психических расстройств. Все они обострились после убийства.

    Ответы эксперта на вопрос следователя по делу сестер Хачатурян.

    Из материалов уголовного дела: «В течение первых трех суток после произошедшего психологическое состояние сестер было нестабильным, и могло влиять на их действия и поведение после совершенного ими деяния. В том числе на нанесение травм друг другу и на дачу первоначальных объяснений и показаний».

    Ответы эксперта на вопрос следователя по делу сестер Хачатурян.

    На основании выводов экспертов адвокаты сестер настаивают на том что первые показания девушек, а также телефонный звонок в полицию не могут быть признаны доказательствами.

    — Они не понимали что делают и говорят, — пояснил «КП» адвокат Алексей Липцер.

    Один из примеров — странный звонок в полицию, в котором младшая из сестер Мария представилась именем сестры. Запись была обнародована в социальных сетях. Напомним, сама Мария, по результатам экспертизы, была признана невменяемой.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    «Буду бить за все, убивать буду»: обнародована переписка Михаила Хачатуряна с дочкой

    История сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве родного отца, наверное, никого не оставила равнодушным. Одни жалеют убиенного, мол, вырастил неблагодарных на свою голову, другие сострадает девочкам, которые натерпелись от отца- тирана . Масла в огонь то и дело подливают родственники и адвокаты сторон (подробности)

    Сестры Хачатурян получали по миллиону в месяц от отца

    В Москве состоялась пресс-конференция, на которую пришел племянник Михаила Хачатуряна с желанием доказать, что никаких изнасилований и сексуального влечения не было (подробнее)

    «Любящий отец» насильник? Как открывается страшная история семьи Хачатурян

    Писать о так называемом «деле сестер Хачатурян» — дело неприятное и довольно неблагодарное. Непросто приходится не только журналистам, но и работникам следственных органов. Лица, так или иначе вовлеченные в эту историю, слишком часто поддаются эмоциям, оставляя в стороне сухие факты.

    Но только на основе фактов можно вынести справедливый вердикт. Это предстоит сделать суду. Мы же еще раз остановимся на ключевых моментах дела.

    Сестрам грозит до 20 лет лишения свободы

    По версии следствия, события в день убийства развивались следующим образом. Михаил Хачатурян вернулся после лечения в Психоневрологическом центре имени Соловьёва и немедленно предъявил претензии дочерям за грязь в квартире и перерасход денег на домашнее хозяйство. При этом Хачатурян распылял девочкам в лицо газ из перцового балончика. У Крестины это вызвало приступ астмы.

    Тогда ее сестры решили защитить Крестину, расправившись с отцом. После того как Хачатурян заснул в кресле, они напали на него, нанося удары охотничьим ножом и молотком. Справиться с отцом им поначалу не удалось: он вырвался и стал преследовать Крестину, выбежавшую на лестничную клетку. Там Хачатурян и получил удар ножом, ставший смертельным.

    На сегодняшний день расследование дела закончено. В окончательной редакции Крестине, Ангелине и Марии Хачатурян предъявлено обвинение в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ). При этом следствие указывает, что действия сестер были спровоцированы поведением убитого. Санкция по данной статье предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет.

    Читайте так же:  Закон о домашнем насилии комментарии
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Адвокаты девушек убеждены, что такое наказание слишком суровое, а сестры Хачатурян действовали в рамках необходимой обороны от систематического насилия со стороны своего отца.

    Дела семейные: почему сестры Хачатурян годами молчали о домашнем насилии

    Дело сестер Хачатурян могло остаться в криминальной хронике, если бы не кампания, которая развернулась в защиту девушек. Год назад Крестина, Ангелина и Мария сами вызвали полицию и признались в убийстве отца, а во время следствия рассказали, как он долгие годы над ними издевался. Но обвинение утверждает, что девушки совершили умышленное убийство, за которое им может грозить пожизненный срок. Защитники сестер не сдаются и настаивают: это была самооборона. Почему убийство стало единственным шансом спастись от тирана и чем еще может грозить декриминализация домашнего насилия в России, разбирался корреспондент RTVI Сергей Морозов.

    Пикеты у здания Главного следственного управления в Москве, акции солидарности во всем мире — сестры Хачатурян стали символом борьбы против домашнего насилия как раз в тот момент, когда им предъявили обвинения, где записано: «убийство группой лиц по предварительному сговору». Там же записано, что отец — Михаил Хачатурян — многие годы причинял дочерям моральные и физические страдания. Кто был этот человек? Чем занимался? Почему имел такую странную власть? И почему ему много сходило с рук? Следствие не ответило на эти вопросы. Ходили упорные слухи, что он связан с преступным миром, были ничем не подкрепленные предположения, что он занимался торговлей наркотиками.

    Семья Хачатурян жила в скромной двушке в панельной многоэтажке в Алтуфьево среди железобетонных джунглей — не бог весь какое богатство. Этим Михаил Хачатурян не похож на лидера преступного мира. И тем не менее, по словам соседей, он смог устроить здесь настоящую тиранию в масштабах даже не микрорайона, а своего отдельного двора.

    Уже год как Михаила Хачатуряна нет в живых, а страх, который он посеял в душах людей, все еще тут: многие соседи помнят его, но никто не хочет говорить о нем на камеру. Рассказывают, что он кричал на дочерей так, что слышно было со двора. Некоторые соседи говорят, что Хачатурян угрожал им огнестрельным оружием, а в одну женщину даже стрелял. Но полиция, по словам очевидцев, не стала его задерживать: сотрудники сказали жильцам, что он их «осведомитель».

    Это одна из главных загадок дела: что за странные покровители были у Михаила Хачатуряна в органах внутренних дел, которые долгие годы позволяли ему совершенно безнаказанно делать что угодно и в собственном дворе, и уж тем более в собственной квартире — это кто-нибудь расследовал? Похоже, нет.

    Иван Мельников, Общественная наблюдательная комиссия Москвы: «Соседи неоднократно рассказывали, что они вызывали полицию, но она либо не приезжала, либо вела себя очень странно. Здесь могла быть связь с коррупцией. Одна женщина рассказала, что Михаил Хачатурян стрелял в нее, но почему-то уголовное дело не было возбуждено».

    Иван Мельников навещал сестер Хачатурян, когда они еще находились в СИЗО после ареста. Позже от адвокатов стало известно, что в деле есть материальные доказательства того, что Михаил Хачатурян совершал акты сексуального насилия в отношении дочерей. Как раз когда появилась эта информация, кто-то начал сливать в интернет фотографии сестер из соцсетей — на них они казались обычными счастливыми подростками, и было трудно поверить, что в их жизни что-то не так.

    Иван Мельников, Общественная наблюдательная комиссия Москвы: «Девочки рассказывали о том, что отец запрещал им ходить в школу. Фактически дома они были рабынями: он звонил в звоночек, а они должны были прийти и сделать то, что он скажет. Они регулярно подвергались бытовому насилию. К сожалению, в тот момент органы опеки не обратили должного внимания на ситуацию».

    По словам директора школы, где учились сестры Хачатурян, Михаил однажды приходил туда: ему сказали, что девочек могут не допустить до аттестации из-за прогулов, но отец не проявил к их образованию особого интереса, на этом дело и кончилось. Домой к Хачатурянам приходил участковый, ему никто дверь не открыл — и всё. Уже после убийства в прессе писали, что одна из сестер пыталась покончить с собой из-за домогательств отца. В ответ кто-то выложил в интернет ролик с юбилея Михаила Хачатуряна двухлетней давности: на нем дочери обнимают его и желают долгих лет — как это может сочетаться? Психолог Татьяна Орлова уже семь лет работает с жертвами семейного насилия — она объясняет, как.

    Татьяна Орлова, психолог, консультант центра «Насилию.нет»: «Когда человек переживает насилие, чтобы справиться с эмоциями, которые его захватывают, это боль, гнев, страх, внутри нас существует механизм расщепления: эти эмоции вытесняются и внутри нас образуются две части — раненая и надеющаяся. Когда человек находится в надеющемся состоянии, он забывает обо всем насилии, которое он пережил. Он надеется, что оно не повторится, верит, что его любят, что он будет в безопасности. То, что они поздравляли отца, не говорит о том, что он не мог производить над ними насилие. Они просто старались об этом не думать».

    Во дворе дома, где жил Михаил Хачатурян, только одна соседка согласилась говорить на камеру — и это был голос в его поддержку, притом даже не столько самого Хачатуряна, сколько всей системы взглядов, которая его поддерживала.

    Валентина Алдакушкина, соседка Михаила Хачатуряна: «Миша был прекрасным человеком. Я знаю его знаю 25 лет с тех пор, как мы сюда переехали. А все свидетели врут. Кто бы не обратился к нему за помощью, он всегда помогал, всегда вежливо разговаривал. Он был горд, самолюбив. Я считаю таких людей настоящими мужчинами, а не слюнтяями. И наркотики он не продавал, вот вам крест. Я знаю, что в 90-х, когда Советский Союз распался, он крышевал. А что тут такого? У нас весь мир — бандиты. Какой он был бандит? А потом, давайте не будем оскорблять бандитов: они часто порядочнее остальных».

    И это ответ на вопрос, мог ли человек со связями на уровне района устроить такой тотальный контроль. Связи Михаила Хачатуряна были не на уровне района: он действовал, опираясь на те представления, которые можно встретить везде. Когда Госдума декриминализировала домашнее насилие, она полагалась на силу традиционных представлений — и вот что из этого вышло.

    Читайте так же:  Подведомственность иска о взыскании алиментов

    Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет»: «В принципе традиционная семья как раз и была о том, что в семье есть глава, которому можно все, которому можно наказывать, которому можно воспитывать, и ответственности за это он нести не должен».

    Анна Ривина из центра «Насилию.нет» говорит, что история сестер Хачатурян похожа на фильм ужасов, но только для непосвященных. Только непосвященный может спросить: а почему сестры Хачатурян, если с ними плохо обращались, просто не ушли из дома?

    Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет»: «Часто пережившие насилие женщины пытаются уйти и именно из-за этого их убивают. Агрессор хочет полностью контролировать жизнь женщин, детей, над которыми он издевается. И очень часто убийства пострадавших происходят тогда, когда они пытаются уйти из семьи. Есть все шансы, что если бы этого не сделали девочки, то он бы их убил».

    В интернете сейчас идут сразу две кампании: одна за, другая против сестер Хачатурян. Пока у сестер в десятки раз больше сторонников. Юрист Павел Пищик работает как раз в одной из групп поддержки — он и десяток единомышленников уже год ведут активное сообщество, которое распространяет статьи, собирает подписи и призывает откликнуться известных людей.

    Павел Пищик, юрист, представитель группы поддержки сестер Хачатурян во «ВКонтакте»: «Последние две недели мы практически не спим, потому что неожиданно вырос общественный интерес, следовательно, надо постоянно мониторить социальные сети».

    Это работа на чистом энтузиазме, без оплаты — и дело не только в сестрах Хачатурян.

    Павел Пищик, юрист, представитель группы поддержки сестер Хачатурян во «ВКонтакте»: «На самом деле эта история типична для России. Тысячи женщин ежедневно подвергаются домашнему насилию. Мы изучали судебную статистику: 80% женщин, которые убили и нанесли тяжкие телесные повреждения тем, от кого они пытались спастись, получают реальные сроки заключения».

    Главное, что делает вся эта кампания в защиту сестер Хачатурян, — разрушает страх и молчание. Это как раз то, на чем строилась вся эта микрорайонная тирания. А сколько еще таких микрорайонов, если посмотреть? Дошло до того, что в России легче мучить члена семьи, чем домашнее животное (у животного хотя бы есть закон, защищающий его). Кажется, пора это исправить.

    «Он всего лишь их насиловал». Почему на пикетах защищают сестер Хачатурян

    С 19 июня в Москве проходят одиночные пикеты в поддержку сестер Хачатурян. Трех девушек обвиняют в спланированном хладнокровном убийстве собственного отца. Участники акции не согласны с такой квалификацией преступления – это была оборона, считают они и требуют справедливости для всех жертв домашнего насилия.

    Статья подготовлена по материалам программы «Человек имеет право».

    Более 30 ударов ножом в грудь и шею. 27 июля 2018 года сестры Хачатурян – Мария, Ангелина и Кристина – убили своего отца. Следствие установило и признало, что на протяжение многих лет Михаил Хачатурян регулярно избивал дочерей, подвергал их сексуальному и психологическому насилию. Это подтвердили многочисленные экспертизы. Подруги сестер рассказывали, что отец бил дочерей головой о дверной косяк, рукояткой пистолета.

    Дома у Михаила Хачатуряна был целый склад оружия, которым он угрожал дочерям. Их маму – Аурелию Дундук, по ее словам, он регулярно избивал, а в 2015 году выгнал из дома, приставив к лицу пистолет. «Условия были такими: или ты уходишь, или я расстреляю тебя вместе с детьми», – вспоминает Дундук. О том, что происходило с дочерями после ее ухода, мать не знала.

    27 июля 2018 года, согласно материалам дела, Михаил Хачатурян наказывал дочерей за беспорядок в доме и пропажу «лишних» 14 тысяч рублей с его банковской карты. Он по очереди вызывал девушек в свою комнату и распылял им в лицо перцовый баллончик. Старшая, Кристина, потеряла сознание. Позже, когда отец заснул, девушки нанесли ему десятки ножевых ранений. Младшая из сестер – Мария – в момент убийства не понимала, что делает: психиатрическая экспертиза признала ее невменяемой. Убив отца, сестры вызвали полицию и признали свою вину.

    – Совершенно очевидно, и следствие это признает, что в отношении девочек много лет применялось насилие разных видов, в том числе и сексуальное, осуществлялись особо тяжкие преступления, – рассказывает адвокат Ангелины Хачатурян Алексей Паршин. – И на момент, когда это произошло (27 июля), эксперты признали, что у них присутствует психическое расстройство, а это, между прочим, приравнивается к тяжкому вреду здоровью, то есть Хачатурян уже этим совершил в их отношении тяжкое преступление. А что было бы дальше, если бы все продолжалось, трудно представить. Девочки могли погибнуть, потому что старшая сестра уже начинала терять сознание от тех издевательств, которые творил с ними Хачатурян. Следствие умалчивает, что в тот день спусковым крючком явилось то, что он в очередной раз начал травить девочек газом, старшая сестра потеряла сознание, а две другие очень сильно испугались за ее жизнь. И они уже понимали, что дальше произойдет смерть кого-либо из них. Их действия были направлены на предотвращение дальнейших преступлений в отношении себя. А действие, направленное на предотвращение преступления, – это и есть необходимая оборона, – говорит адвокат.

    Но следователи центрального аппарата СК РФ не увидели в действиях сестер необходимой обороны. 14 июня девушкам предъявили обвинение в окончательной редакции: убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Изменился лишь мотив преступления: теперь это результат противоправных насильственных действий со стороны отца. Сестрам Хачатурян грозит от 8 до 20 лет лишения свободы.

    «Они наши сёстры»: в соцсетях растёт поддержка сестёр Хачатурян

    – Этот кейс показывает, насколько в нашей стране пострадавшие от насилия, во-первых, не могут получить необходимой помощи, а во-вторых, если они вынуждены сами спасать свою жизнь, то потом еще и должны, по мнению следствия, за это отвечать, – комментирует дело директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина. – 15–20 процентов женщин, которые сидят в тюрьмах, – это дела, когда якобы умышленное убийство на самом деле было просто спасением своей жизни или жизни своих детей. Система нашего государства, к большому сожалению, не хочет признавать проблему домашнего насилия. Считается, что это «семейное дело», что-то стыдное, что не нужно выносить из избы. И даже в том случае, когда соседи много раз просили о помощи, и было известно, что девочки не ходят в школу, а у этого человека было оружие, мы все равно видим тот же самый общественный вердикт. Считается, что они могли уйти, попросить о помощи, должны были повести себя иначе. Но если уделить этому делу хотя бы пять минут, то абсолютно очевидно, что они не могли этого сделать. Человек, который «с ноги» открывал дверь полиции, угрожал, просто держал их в заложницах, у которого было оружие, все равно у многих людей вызывает сострадание. Я вижу комментарии, что «он же всего лишь их насиловал, всего лишь бил, а они в ответ…»

    Читайте так же:  Аэрофлот бонус смена фамилии

    В деле есть потерпевшие – это родные сестры Михаила Хачатуряна. Они не верят показаниям девушек и убеждены, что отец всегда заботливо относился к дочерям. Один из друзей Хачатуряна – Брюс Хлебников – в интервью изданию «Московский комсомолец» также утверждает, что тот был «святым человеком», занимался благотворительностью и души не чаял в своих дочерях: «Хачатурян, как любой армянин, был строгим, но не деспотом. Сами же сестры по отношению к отцу вели себя потребительски. Дома они палец о палец не ударяли, жили в свое удовольствие. Когда Михаил захворал, они даже ленились за ним ухаживать».

    Защита, в свою очередь, требует посмертно возбудить уголовное дело в отношении Михаила Хачатуряна и прекратить дело против сестер, признав их действия необходимой обороной. В поддержку девушек 19 июня несколько сотен человек в Москве вышли на пикеты. Участники акции приносили плакаты: «Убью – тогда приходите», «Самооборона – не преступление».

    – Вчера было много людей, большая очередь, – рассказывает Анна Ривина. – Многие люди, просто проходившие мимо, с интересом смотрели, спрашивали. В силу нашего законодательства люди были вынуждены стоять в очереди к одиночному пикету, и это давало возможность им всем общаться между собой. И было понятно, что они не просто так стоят, не просто возмущены чем-то, а понимают, насколько абсурдна здесь юридическая сторона, насколько серьезна проблема насилия над женщинами. Абсолютное большинство участниц – женщины (были и мужчины, но не так много). Печально, что эту проблему не признают более широкие слои общества. Это все-таки больше для активисток или для женщин, которые сами пережили насилие. Все-таки у этой проблемы есть определенная стигма – людям хочется думать, что это происходит в каком-то параллельном мире. Сегодня пикеты продолжатся, и самое главное, что это пойдет в другие города. Это будут различные мероприятия: литературные чтения, девушкам будут писать письма. И что мне очень нравится – здесь нет никаких организаторов: каждый, кто хочет что-то делать, приходит и делает, – говорит директор центра «Насилию.нет».

    Политическое — это Хачатурян

    Почему протесту нужно помнить о домашнем насилии

  • На фоне событий вокруг выборов в Мосгордуму все блекнет. Уличные протесты, возможное отравление Навального и «винтажи» поглотили все внимание медиа и жителей Москвы. Но выборы в Мосгордуму не единственное большое политическое событие этого лета. С конца июня 2019 года идет кампания в поддержку сестер Хачатурян. Она, в отличие от других крупных кампаний, имеет низовой характер. За ней не стоят оппозиционные или прогосударственные кандидаты и партии с их мощным социальным капиталом. Кампанию в поддержку Ангелины, Крестины и Марии Хачатурян ведут активистки феминистского движения.

    Стоит вспомнить, что 27 июля, день трагедии демократической Москвы, когда полиция задержала больше двух тысяч человек на мирном шествии — это и день годовщины убийства Михаила Хачатуряна. 27 июля 2018 года сестры Хачатурян убили своего отца, который на протяжении долгого времени применял к ним психологическое, физическое и сексуальное насилие.

    «Когда мне будет 18 лет, я должна стать его женой»

    Telegram-канал Mash публиковал стенограммы допросов сестер Хачатурян, на которых они рассказывали о сексуальных домогательствах отца.

    Ангелина Хачатурян призналась, что папа впервые стал приставать к ней в возрасте 15 лет, во время совместной поездки в Израиль. Он приказал ей раздеться и лечь в постель. «Я со страху это сделала, после чего он также разделся и провел своим половым органом по моим половым органам, затем сказал, что я не его дочь и, когда мне будет 18 лет, я должна стать его женой», — заявила девушка.

    Крестина Хачатурян утверждает, что в 2016 году она пыталась уйти из жизни после того, как отец принудил ее к оральному сексу.

    «Следователи сегодня ознакомили адвокатов сестер Хачатурян с результатами экспертизы, проведенной специалистами ГБУЗ „Бюро судебно-медицинской экспертизы“ Департамента здравоохранения Москвы. Столичные судмедэксперты подтвердили выводы, ранее сделанные их коллегами из Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, о том, что психические расстройства, выявленные у сестер Хачатурян, находятся в причинно-следственной связи с действиями Михаила Хачатуряна.

    Специалисты БСМЭ на основании всех проанализированных ими материалов, предоставленных для экспертизы, подтвердили диагнозы Крестины, Ангелины и Марии и определили вред, нанесенный их здоровью, как тяжкий», — заявил ТАСС Паршин.

    Читайте также

    Свобода, защита, забота. Что феминистки знают о деле Хачатурян

    В феврале 2017 года Госдума декриминализировала домашние побои — депутаты решили, что теперь насильники могут отделаться простыми штрафами. Это окончательно развязало им руки. Многочисленные пикеты против принятия этого решения шли под лозунгами в духе «Заплати пять тысяч — бей и насилуй сколько влезет».

    Если анализировать уровень агрессии со стороны властей, которым сопровождаются нынешние мирные акции в Москве, мы увидим, как работает насилие, что его жертвой всегда становятся слабые и уязвимые. Противостояние с полицейскими в Москве 27 июля 2019 года — это ни что иное, как последний выпад в сторону агрессора. Последний прыжок слабых, прыжок из последних сил — в надежде на освобождение. Структурно действия сестер Хачатурян, а вместе с ними и действия 80% российских женщин, сидящих в тюрьме за убийство ради спасения, ничем не отличаются от действий мирных граждан, которые пытались пройти через полицейские кордоны.

    «. Буду бить за всё, убивать буду. »

    Процесс воспитания дочерей Михаил Хачатурян снимал на телефон. Эти записи сегодня имеются в распоряжении следствия.

    На одной из записей Хачатурян демонстрирует кухонный стол с чайными кружками и фантиками от конфет, после чего заявляет: «Вот эта тварь, которой пока имя Крестина и моя фамилия. Повернись сюда! Урод!» Реплика сопровождается нанесением удара одной из дочек.

    Читайте так же:  Частичный раздел имущества

    Адвокат девушек Алексей Паршин также опубликовал фрагменты переписки отца с дочерьми. Надо сказать, что Хачатурян запрещал девочкам общаться с матерью и братом Сергеем. Узнав, что сын все же был в квартире, мужчина пришел в ярость. Находясь в тот момент в паломничестве по святым местам в Израиле, он писал дочерям следующее:

    «Ангелина, сосать будешь беспрерывно».

    «. Буду бить за всё, убивать буду. »

    «И Бога имя не давай, шлюха, ай, Бога имя не давай, Бога имя не давай, ай, мразь, ай, проститутка. Давайте по-хорошему, я вашу маму, я вашего барыгу-брата, я вас, проституток. До моего приезда чтобы вас не было, я вашу маму, я вас публично. »

    В материалах уголовного дела десятки диалогов подобного рода. В августе 2019 года адвокат Паршин заявил, что СКР признал достоверными факты морального и сексуального насилия над сестрами Хачатурян. Проверка проводилась в ходе рассмотрения требования девушек возбудить против отца дело по статьям УК РФ «Истязание», «Насильственные действия сексуального характера» и «Понуждение к действиям сексуального характера». По словам адвоката, в ходе проверки следователи подтвердили многолетние систематические истязания и сексуальные домогательства отца по отношению к дочерям. При этом дело не было возбуждено в связи со смертью подозреваемого.

    Строгий патриархат

    В 1996 году в Москве 35-летний Михаил Хачатурян познакомился с 17-летней уроженкой Молдавской ССР Аурелией Дундук. Вскоре девушка забеременела и вышла замуж за Хачатуряна.

    По утверждению Аурелии, избивать ее муж начал во время первой беременности. Хачатурян страшно ревновал ее и запрещал выходить из дома. Женщина приняла подобные правила жизни и смирилась с ними.

    У пары было четверо детей: старший сын Сергей и дочери Крестина, Ангелина и Мария. Мать утверждает, что Михаил Хачатурян избивал сына, пытаясь вырастить из него «боевого мужчину». Когда Сергей учился в 8 классе, отец выгнал его из дома.

    Семья жила в двухкомнатной квартире вместе с матерью, сестрой и племянником Хачатуряна. Родня Михаила считала его поведение нормальным и советовала Аурелии «терпеть».

    В 2015 году Хачатурян выгнал жену из дома. Как поясняет сама Аурелия, муж обвинил ее в том, что она не справляется с обязанностями супруги. Забирать с собой дочерей мать не решилась.

    Друзья сестер Хачатурян рассказывают, что их поведение было совершенно обычным для девочек их возраста. Единственная особенность — они страшно боялись отца. Настолько, что по первому его звонку бросали все свои дела и буквально летели домой, опасаясь наказания.

    Читайте также

    Дело Хачатуряна живет. Если сестры Ангелина, Крестина и Мария будут осуждены за убийство — россияне станут соавторами приговора

    В течение последних двух месяцев координаторки «Марша сестер», который должен был состояться 6 июля 2019 года, борются с мэрией Москвы за право выйти на улицу ради первого в истории России шествия в поддержку жертв домашнего насилия. Все попытки согласовать митинг пресекаются властью. Администрация города либо отклоняет заявления активисток, либо предлагает им самые непопулярные места для проведения протестных акций, например, гайд-парк в Сокольниках или площадку в Марьино.

    Ответом на отказ мэрии в проведении марша становится культурная и благотворительная деятельность активисток и активистов. «Театр.doc» 27 июня на своей площадке организовал акцию солидарности с сестрами, 5 июля прошли массовые литературные чтения, посвященные девушкам и их истории, а совсем скоро, 18 августа, в Москве состоится благотворительный концерт в поддержку Ангелины, Крестины и Марии Хачатурян.

    Это большая культурная и политическая работа, если вообще можно разделять культуру и политику (нет), ведется не только ради сестер Хачатурян. Она ведется ради всех женщин России. Сестры Хачатурян — это эмблематическая фигура трех женщин, которые сами себя защитили. Да, ценой убийства. Защитили себя от домашнего насильника, потому что никто другой не смог этого сделать по причине общей установки общества на невключение окружения (соседей и очевидцев) во внутренние дела семьи. И, что самое страшное, невключение государства и правоохранительных органов в ситуацию семейного насилия.

    Убийство как спасение?

    27 июля 2018 года в Москве, в доме № 56 по Алтуфьевскому шоссе, было обнаружено тело 57-летнего Михаила Хачатуряна. Труп находился на лестничной клетке, причиной смерти стали многочисленные колото-резаные ранения.

    На следующий день по подозрению в совершении преступления были задержаны три дочери погибшего: 19-летняя Крестина, 18-летняя Ангелина и 17-летняя Мария.

    Девушки признали свою вину, пояснив, что поводом для совершения преступления стали, говоря языком протокола, «личные неприязненные отношения ввиду причинения отцом моральных страданий на протяжении долгого времени».

    Родственники Михаила Хачатуряна называют его «набожным человеком», «любящим отцом», который «воспитывал дочерей в строгости, однако никаким издевательствам их не подвергал».

    Тетя Михаила Хачатуряна Римма Саргсян в интервью порталу «Sputnik Армения» заявляла, что девушки могли совершить убийство из корыстных побуждений по наущению Аурелии Дундук, их матери. При этом сами девушки отказались от прав на имущество отца.

    СМИ: Убитый дочерями Михаил Хачатурян мог быть наркодилером pic.twitter.com/m4OGOjv5NK

    Читайте также

    Дело Хачатуряна. Кто убивал, известно. А кто преступник? Интервью адвоката сестер Алексея Липцера

    Кампания в защиту сестер Хачатурян является национальной: активистки и активисты требуют принять в России закон о домашнем насилии. Нам нужна профилактика домашнего насилия, нам нужен охранный ордер. Мы хотим, чтобы каждая женщина, которая сидит в тюрьме за самозащиту от насильника, была реабилитирована. Мы должны помнить, что каждая десятая убитая женщина в мире — россиянка. А 80% женщин, сидящих в тюрьме за убийство — это женщины, выбравшие жизнь, защищавшие себя.

    Когда я говорю о семейном насилии, я прошу всех, кто сталкивается с ним на улице, по соседству, в семье — не молчать о нем, делать его видимым, привлекать к нему внимание. Женщинам и детям, оказавшимся в ситуации домашнего насилия, важно чувствовать общественную поддержку. Важно чувствовать, что они не одни.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Что дает силу людям выходить на улицу 27 июля и 3 августа? Они живут в условиях государственного произвола, они не могут молчать. Я прошу не забывать о деле сестер Хачатурян, участвовать в акциях, ходить на пикеты, поддерживать координаторок «Марша сестер», писать о деле в соцсетях и следить за судебным процессом.

    Источники

    Домашнее насилие сестры хачатурян
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here