Домашнее насилие в сша наказание

Предлагаем статью на тему: "Домашнее насилие в сша наказание" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Закон о домашнем насилии — как это должно работать на примере США

Почему женщины в Америке чувствуют себя более защищенными, чем на постсоветском пространстве? Об этом рассказала психотерапевт Оксана Лексел на своей странице в Facebook.

Как работает полиция США

Если жертва насилия (а в 97% случаев это женщины) обращается в полицию, полиция прибывает по вызову в течение нескольких минут. Никаких «да сами разбирайтесь», «милые бранятся — только тешатся». Американские стражи порядка специально обучены динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и к подобным звонкам относится очень серьезно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического насилия: синяки, кровоподтеки и т.п. Квартиру — на предмет разрушений, проломленных кулаком стен и т.п.

Если находит улики, подозреваемого арестовывают и помещают в участок на 24 часа. За это же время происходит слушание в суде. И

даже если жертва забрала заявление, нападавшего будет судить штат

Эта поправка вышла к закону именно с учетом того, что многие жертвы насилия по самым разным причинам заявление забирают.

В каждом штате есть свои вариации, но в Иллинойсе, согласно Протоколу исполнения закона о домашнем насилии, именно так.

Не надо ярлыков

Я предвижу комментарии «ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за быдло замуж выходят».

Как терапевт, несколько лет проработавший в комнате с сигнализацией, спешу сказать:

я сталкивалась с домашними насильниками, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго

— врачами, юристами, риэлторами и представителями других «интеллигентных» профессий. У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснется, если

«хоть одному человеку скажет, что он ее систематически избивает» — конец цитаты.

Он был очень уважаемым врачом. Жена на него не заявляла. Заявил ее гинеколог, когда женщина пришла на прием и врач увидел на теле следы насилия.

Он тут же позвонил в полицию, потому что

в Америке врачи, психологи и учителя являются mandated reporter, то есть обязаны сообщать властям о признаках любого насилия

Это часть их договора со штатом, который выдает лицензию на практику.

Как проходит терапия

Об «успехах» насильника терапевт ежемесячно отчитывается перед судом. Потому что через 26 недель суд будет решать его дальнейшую судьбу.

Если насильник «уперся рогом» и настаивает, что «это она меня довела» — идет в тюрьму. Если осознал — идет на волю. Но если попадется второй раз — идет в тюрьму

Терапия обычно проходит в группе не более 12 человек. Формат — обучающий, дискуссионный и ни в коем случае не унижающий или высмеивающий.

К насильникам и обидчикам терапевты относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнерам-жертвам. Специально обученные сертифицированные врачи моделируют эффективное поведение в конфликтных ситуациях.

Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой и психологическое насилие, учат новым способам их решения.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего врач нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооружённый до зубов отряд полиции. Участники терапии об этом знают. Как знают и о том, что их снимают видеокамеры.

Эту работу обычно проводят только аккредитованные судом агентства, у которых есть все необходимое оборудование для безопасности специалистов и самих участников групп.

Шок для эмигрантов

Огромное количество правонарушителей эмигранты, выходцы из других стран, в которых подобных законов нет. Отсюда и чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши, Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины — высшее образование, почти у всех — безупречная репутация на работе.

Я уверена, что про отца сестер Хачатурян (неоднозначное уголовное дело, рассматривается в Москве — ред.) тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался, что

самые ярые нарушители закона — русскоязычные выходцы из бывшего Союза

— Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе: «фак ю и фак твою страну. Кто вы такие, чтобы диктовать, что мне делать в собственном доме!» — рассказывал полицейский.

Кроме обязательного курса терапии, насильникам запрещено жить в своем доме до окончания срока наказания. Жертва может оформить так называемый запретительный приказ. В нем обычно прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или мейлы от насильника, чтобы он подходил к ней на расстояние 20 метров и т. д. И тот обязан выполнять любые условия, прописанные в этом приказе.

Все аресты, защитные ордера и обвинения заносятся в криминальную историю нарушителя, в последующем это может повлиять на получение работы, гражданства, карьеру и т. д.

Комплексный подход

Закон о домашнем насилии — комплексный подход к проблеме. В нем участвуют полиция, суды, психологи, соцработники, сотрудники приютов для жертв насилия и пр. Все они проходят спецтренинги — обучаются, чтобы знать, как себя вести, в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

После введения закона в 80-е годы в США количество женщин, погибших от рук своих мужей и бойфрендов, сократилось с 10 до 1,5 тыс. в год

(на 300 млн населения). Для сравнения: в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тыс. женщин в год (на 140 млн населения).

Я сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и убивала насильника. В таких случаях защита часто используется как раз закон о домашнем насилии.

Если человек докажет, что насилие над ним свершалось систематически, и это послужило причиной убийства, он может быть полностью оправдан.

Симметричность закона

Судьба сестер Хачатурян — именно результат отсутствия в стране закона о домашнем насилии. Я прожила 30 лет на Украине, уже 22 года живу в США и вижу большую разницу в защите женщины в Штатах и то, насколько беззащитна женщина в странах бывшего Союза. У меня нет никаких сомнений, что в Америке у сестер Хачатурян было бы намного больше вариантов реакции на насилие со стороны отца.

Закон о домашнем насилии симметричен.

Женщина-насильник несет такую же ответственность, как и мужчина. Ведь он тоже может стать жертвой,

хотя по статистике количество жертв-женщин значительно выше.

В перепостах очень много эмоций: «Чтоб они сдохли, чтоб у этих ублюдков/уродов руки-ноги отсохли» и т. д. У меня к таким эмоциональным авторам один вопрос: чем вы отличаетесь от насильников? Своим неумением контролировать эмоции вы ничем не отличаетесь от тех, кого осуждаете.

Оскорбление партнера нехорошими словами — это эмоциональное насилие, дамы и господа!

Как говорят у нас в терапии, ты должен поступать так, как проповедуешь.

Читайте так же:  Забрать сертификат на материнский капитал

Вы ищете защиты семьи по образцу США? Она будет уничтожена

Наличие закона о семейно-бытовом насилии отнюдь не гарантирует того, что он будет применен для защиты жертвы такого насилия. Сомневаетесь? Вот вам примеры.

В последнее время мы можем наблюдать очередную очень интенсивную по сравнению с предыдущими кампанию в СМИ и социальных сетях, педалирующую тему семейно-бытового насилия (далее по тексту СБН) и усиленно пропагандирующую идею о необходимости ввести в российское законодательство особый закон о профилактике СБН, содержащий в себе, помимо жестких мер наказания за СБН, ряд технологий, обеспечивающих как защиту жертв СБН, так и профилактику СБН (такие, например, как выдачу охранных ордеров).

Ради создания фурора вокруг темы СБН используются преувеличенные даже не в разы, а на порядки цифры жертв. А для продвижения этой темы в СМИ и социальных сетях используются фотографии девушек, загримированных под жертв СБН, с надписями типа: «Я не хотела умирать». Под эту кампанию подверстываются откровенно криминальные сюжеты из новостей, на фоне которых флешмоб популярных моделей и блогерш выглядит почти как документальный репортаж с театра военных действий, развязанных в «чудовищных российских семьях» против женщин и детей. Вся эта фото‑ и видеопродукция усиленно распространяется и комментируется в соцсетях людьми самых разнообразных верований и убеждений, уверенных в том, что закон о профилактике СБН поможет изменить эту «чудовищную ситуацию».

Несмотря на то, что и искажения статистических данных о насильственных преступлениях, и ангажированность ювенально-гендерного лобби в законодательных органах, и связи НКО, вовлеченных в эту кампанию, с непрозрачными зарубежными фондами и даже со спецслужбами были неоднократно опубликованы и озвучены, мы совсем не склонны считать всех, выступающих в поддержку закона о профилактике СБН, «агентами вражеского влияния». Большинство из этих людей, находясь под сильнейшим эмоциональным и психологическим прессингом кампании за принятие закона о профилактике СБН, совершенно искренне считают, что такой закон поможет защитить женщин и детей от СБН и оздоровить российские семьи.

Мы предлагаем ознакомиться с некоторыми результатами многолетнего опыта применения аналогичного закона в США и убедиться в том, что применение этого закона может быть направлено и против женщин, и против детей, а также приводить к окончательному разрушению семей, которые в другом общественно-юридическом климате имеют шанс окрепнуть и сохраниться.

Итак, пример первый, иллюстрирующий необоснованность ожиданий, что закон о профилактике СБН обязательно будет защищать уязвимых женщин и детей. Поскольку этот и все последующие примеры взяты из реальной жизни, то имена и названия (кроме названия страны) изменены. Место действия: США, город Остин. Действующие лица: Мария из России, ее муж, американец Джон, их дети — восьмилетний Петя и шестилетняя Света, их друзья и знакомые, в том числе прихожане русской православной церкви и ее священник о. Михаил.

Краткое описание происшествия. Поскольку брак Марии и Джона, неидеальный, как и любой другой брак, осложнен еще и двойным гражданством жены и детей, у Джона после очередной размолвки с Марией возникла мысль, что она может забрать детей и уехать с ними в Россию (абсолютно бредовая, так как ее с детьми просто не пустят в самолет без письменного согласия Джона на поездку). Он написал заявление о том, что Мария опасна для него и детей в силу психической неуравновешенности, оформил охранный ордер на себя и детей, перевез детей в дом своих родителей и начал с Марией бракоразводный процесс.

После безуспешных попыток поговорить с Джоном Мария действительно потеряла психическое равновесие. Совершив попытку отравления, она позвонила своей подруге и крестной матери своих детей Елене, чтобы попрощаться. Елена, срочно связавшись с Джоном и убедив его немедленно звонить в службу спасения 911, сумела предотвратить смерть Марии, которая после лечения в госпитале была помещена в психиатрическую больницу. А после этого Елена, наняв на свои деньги адвоката для Марии (бракоразводный процесс-то идет…), несколько месяцев очень интенсивно общалась и с Марией, и с Джоном (которые между собой, согласно охранному ордеру и указаниям адвоката Джона, общаться не могли). О. Михаил и друзья из церкви усердно молились за Марию, Джона, Петю и Свету и постоянно проявляли к ним человеческое участие.

Благодаря участию общины, профессиональным и человеческим качествам адвоката Марии и упорству Елены, Джон одумался, прекратил бракоразводный процесс, отменил охранный ордер и вернулся с детьми в свой дом. С тех пор прошло лет пять. Семья существует, дети растут при папе и маме, а Мария и Джон продолжают развиваться как личности, понимающие, что путь поведения «либо по-моему, либо никак» ведет не к личному счастью, а к полному личностному краху.

Что мы видим из этого примера? Мы видим, что уязвимую сторону конфликта, женщину (Мария замужем за иностранцем, в чужой стране, тогда еще не работавшая, а занимавшаяся детьми и домом) и детей (которые полностью зависят от решений взрослых) закон о СБН не только не защитил, а напротив, позволил подвергнуть экстремальному психологическому насилию (женщину довести до попытки самоубийства, а детей разлучить с матерью, к которой они привязаны, как это обычно и бывает в нормальных семьях). Это произошло в силу самой концепции закона, априорно рассматривающего одну сторону конфликта как заведомую жертву, а другую — как заведомого злодея. Кто первый пожаловался — тот и жертва. Кто не успел — тот злодей. Мы также видим, что беду удалось предотвратить благодаря другому, традиционному взгляду на семью, рассматривающему обе стороны как личности в процессе развития, осознающие общую ответственность за семью и детей.

А теперь давайте мысленно перенесем описанную ситуацию из США в Россию и заменим опасения Джона о вывозе детей из страны на опасения отъезда жены с детьми к ее родителям (что гораздо проще осуществить, не так ли?) или на банальное желание «наказать строптивую бабу». И добавим к этому, мягко говоря, небезупречную в коррупционном отношении российскую действительность. И спросим себя, так ли обоснована для этого случая уверенность в чудодейственном законе о профилактике СБН и его благости для женщин и детей?

Пример второй, иллюстрирующий избирательность применения закона о СБН даже в случае неоспоримого факта совершенного насилия. Место действия: США, город Остин. Действующие лица: Любовь и Пётр, ее сын-подросток от первого брака, оба из России. Новый американский муж Любови Сэм. Краткое описание происшествия. После нескольких месяцев брака с Любовью, приехавшей к Сэму, по его собственному предложению, с сыном Петром (иначе она, скорее всего, и не приехала бы к нему) Сэм решил, что погорячился, и просто выгнал их обоих из дому. (Как вы считаете, это насилие или нет?) Оказавшись на улице, Любовь и Пётр обратились к полицейскому, который отвез их в убежище для бездомных женщин и детей. Там Любовь и Петра подключили к программе, помогающей встать на ноги женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации (к таким женщинам относятся и наркоманки, и освободившиеся после наказания за преступления — в убежище они тоже присутствовали). А также предоставили возможность пользоваться услугами общественного защитника на случай судебного разбирательства.

Читайте так же:  Отказ от ребенка отцом добровольно освобождает

Любовь (врач по специальности в России), посещая курсы подготовки младшего медицинского персонала (проще говоря, санитарок), которые давали возможность быстро получить работу (тяжелую, низкооплачиваемую и поэтому массово востребованную), решила одновременно с этим всё же поискать правду и обратилась в суд с требованием в качестве компенсации за все злоключения материальной поддержки от бывшего мужа до времени обретения мало-мальской самостоятельности (по американскому законодательству, если муж разводится с неработающей женой, он обязан некоторое время, обычно лет пять, платить ей алименты). Адвокат Сэма выбрал линию защиты, утверждая, что Любовь и Пётр — русские мошенники, заранее всё спланировавшие, чтобы при разводе поживиться за счет Сэма. Суд отказал Любови в ее требовании, встав на сторону Сэма. Вопрос о СБН даже не был поднят.

Что мы видим из этого примера? Мы видим, что наличие закона о СБН отнюдь не гарантирует того, что он будет применен для защиты жертв СБН.

А теперь давайте снова мысленно перенесем эту ситуацию из США в Россию и заменим позицию суда, предвзято отнесшегося к иностранке, судящейся с американцем, на позицию суда, коррупционно мотивированного. Вы уверены, что такое у нас невозможно?

Пример третий, иллюстрирующий возможность злоупотребления законом о СБН с весьма печальными последствиями для детей и их отцов. Место действия: США, город Остин. Действующие лица: Ник, его жена Ирма, три их дочери (старшая, школьница начальных классов, и младшие, двойняшки детсадовского возраста), мать и сестра Ника.

Краткое описание происшествия. Между Ником и Ирмой возникла ссора из-за недовольства Ирмы тем, что мать и сестра Ника (жившие отдельно от них, но очень сильно помогавшие в заботах о детях) критически высказывались о поведении Ирмы как жены и матери. В ходе этой ссоры Ирма сначала сломала Нику пальцы (. ), а потом позвонила в полицию, требуя защиты от СБН. Полиция арестовала Ника, Ирма оформила в суде охранный ордер, запрещающий Нику подходить к детям, а также требование ежемесячных выплат Ником денег на содержание детей.

Поскольку и арест и сломанные пальцы не способствовали Нику в сохранении его работы автомехаником (за которую ему неплохо платили до этого происшествия, а именно на основании этих заработков судом была назначена сумма выплат на детей), то с алиментами периодически возникали проблемы, за что Ника снова арестовывали и сажали. Очевидно, что в отсутствии Ника его матери и сестре доступ к детям тоже был закрыт.

В один из дней Ирма недосмотрела за детьми, и одна из девочек-двойняшек погибла. Через пару лет Ник умер от скоротечно развившегося рака.

Что мы видим из этого примера? Мы снова, как и в первом примере, видим механическое действие закона о СБН на основании заявления одной из сторон конфликта, причем другая сторона конфликта автоматически оказалась виноватой. В результате безответственных действий женщины, поддержанных всей мощью правоохранительной и судебной системы, и отец, и дети, которые его очень любили, подверглись тяжелейшему психологическому насилию, создалась опасная для детей ситуация, завершившаяся трагически. И снова перенесемся из США в Россию и спросим себя, есть ли у нас минимальная уверенность в том, что в небезупречной российской действительности российские граждане будут пользоваться таким опасным законом более ответственно, чем американцы?

Пример четвертый, иллюстрирующий возможность использования закона о СБН ребенком, не отдающим себе отчета о возможных последствиях. Место действия: США, город Остин. Действующие лица: отец Том, мать Джина, дочь-подросток Лаура, полицейский.

Видео (кликните для воспроизведения).

Краткое описание происшествия. Лауре в качестве наказания за плохое поведение запретили пойти к подруге в гости. Лаура, недавно просвещенная на школьном уроке о том, что такое СБН и как можно использовать закон о СБН, решила воспользоваться полученными знаниями и позвонила в полицию. Приехал полицейский. После разговора с родителями и Лаурой он спросил, действительно ли Лаура хочет, чтобы он сейчас отвез ее в место временного содержания детей, из которого ее потом отправят к чужим людям, зарабатывающим тем, что в их доме живут такие дети, как Лаура? Лаура сказала, что она передумала и хочет остаться дома и слушаться родителей. Полицейский уехал. Сразу отметим, что это было 15 лет назад, когда феминистический и ювенальный активизм в США был на гораздо более низком градусе. Случись такое сейчас, полицейский, скорее всего, не стал бы брать на себя даже минимальную ответственность, а просто увез бы девчонку в детприемник.

Что мы видим из этого примера? Мы видим, что мощный и опасный закон о СБН может быть приведен в действие ребенком, не понимающим, что он творит. Снова перенесемся из США в Россию и честно спросим себя, уверены ли мы в том, что наши дети менее внушаемы и наивны, чем американские, а наши полицейские и сотрудники опеки более добросовестны, чем американские?

На этом мы закончим приведение примеров из американской практики о применении закона о СБН и позволим читателям самим решить, стоит ли поддерживать тех, кто хочет облагодетельствовать их и их семьи с помощью принятия такого закона в России. Когда-то, не так давно, Юлиус Фучик, заглянув в оскаленную пасть фашистского зверя несколько раньше своих современников, успел прокричать свое предупреждение: «Люди, я любил вас. Будьте бдительны!»

Мы только что заглянули в лабораторию постмодернистских технологий, направленных на разрушение семьи как института, в котором осуществляется воспроизведение человечества и передача традиций и ценностей (без которых народ перестает быть народом, а человек — человеком) следующим поколениям. И мы спокойно, но внятно и громко говорим:

Товарищи, не ведитесь на манипулирование вашими эмоциями. Продвигающие закон о профилактике семейно-бытового насилия идут в ваши семьи по ваши души и души ваших детей.

Лев Коровин, Татьяна Коровина

В США исключили из понятия «домашнего насилия» т.н. «психологическое насилие»

На фоне вакханалии антисемейно — содомского безумия в Европе и Канаде, в США администрация Трампа вдруг взяла и изменила понятие «семейного насилия», исключив из него главную дубину феминисток — «психологическое насилие», которое победившие на Западе меньшинства готовы разглядеть в 2/3 нормальных семей

Пока в России Оксана Пушкина с Ксюшей Собчак и целым легионом лоббисток разрушения семьи под предлогом защиты женщин от насилия пропихивают в Думу свой, списанный с Запада, законопроектик «О профилактике СБН», а в большинстве стран Европы гомосеки уже открыто считают себя высшей кастой, мировой гегемон — США — выбросил эту феминистскую дурь как устаревший и ненужный хлам. Притом выбросили тихо, постановлением администрации американского президента, оставив уголовное наказание только за причинение физического вреда, и тем самым лишив десятки тысяч феминисток государственных грантов на борьбу с семьей.

Читайте так же:  Раздел 2 1 декларации по налогу на имущество

«Определение Департамента юстиции Трампа рассматривает в качестве домашнего насилия только физический ущерб, представляющий собой уголовное преступление или мисдиминор (в уголовном праве США и Великобритании категория наименее опасных преступлений, граничащих с административными правонарушениями, — прим. РИА «Катюша»). Таким образом, другие формы домашнего насилия, такие как психологическое насилие, принудительный контроль и манипуляции больше не подпадают под определение Департамента. При администрации Обамы определение было значительно более широким и учитывало мнение организаций, занимающихся проблемами домашнего насилия. Управление по борьбе с насилием в отношении женщин (OVW), входящее в структуру Департамента юстиции, внесло изменения в свое определение сексуального домогательства, с тем чтобы оно также касалось аспектов уголовного правосудия», — пишет возмущенная «обозревателька» британской Independent Майя Оппенхейм.

Опустим тот момент, что в США уже создана полноценная госструктура, со штатом и зарплатами, которая занимается исключительно поисками жертв домашнего насилия и дабы обосновать свое существование, должна этих жертв находить и постоянно пиарить тему. Главное здесь то, что Трамп понимает недопустимость уголовного преследования за абсолютно размытое понятие «психологического насилия» в семье, по которому преследуют в основном мужчин и под которое можно впихнуть вообще, что угодно, вплоть до банального скандала на тему кому мыть посуду.

Плюс к этому американский президент довольно ловко нанес ответный удар по постоянно организующим антитрамповские митинги и провокации движению феминисток, покусившись на «святое» — государственные гранты. Да, местная оппозиция там тоже любит когда ее возмущение оплачивается из кармана тех, кого они и за людей не очень считают.

«Впервые о поправках правительства Трампа к существующим определениям написала Натали Нанаси — директор юридического центра им. Эльмо Б. Хантера для жертв преступлений в отношении женщин при юридическом факультете Дедмана Южного методистского университета. «Очевидно, что эти, казалось бы, семантические изменения, даже если они еще не закреплены в официальном законодательстве или политике, являются частью более широкой тенденции к девальвации женщин, осуществляемой этой администрацией и этим президентом», — написала Нанаси в статье для американского издания «Slate». По ее словам, новые термины могут означать, что Управление по борьбе с насилием в отношении женщин ограничит предоставление грантов для усилий по борьбе с сексуальным насилием – в результате чего многие пострадавшие могут остаться без ресурсов. Управление может также изменить свои образовательные и учебные ресурсы, чтобы внедрить новое определение, в результате чего некоторые жертвы более не будут считаться таковыми, полагает эксперт», — продолжает рассказ журналистка Independent.

А жертв там нашли считай в каждой американской семье. Всего в США проживают 168 млн женского населения, включая новорожденных и бабушек преклонных лет. Как отмечает ведущее аналитическое издание США Центр Пью, доля взрослых американцев, состоящих в настоящее время в браке, в последние десятилетия несколько снизилась: с 58% в 1995 году до 53% сегодня. То есть, из примерно 130 млн женского взрослого населения замужем примерно 65 млн. И вот тут приходит Управление по борьбе с насилием в отношении женщин и со страниц Independent заявляет, что около 43,5 млн женщин испытывали «психологическую агрессию» со стороны интимного партнера в США. То есть, по мнению чиновников, в их прекрасных США 2/3 семей «неблагополучные». В общем, наш ВЦИОМ нервно курит в сторонке. А феминистски и прочие меньшинства, захватившие власть и СМИ, делают из этих «исследований» выводы что семью состоящую из мужчины и женщины надо запретить немедленно, всех детей отдать в детдома, а уважаемым господам из управления выписать огромные премии. Примерно о том же, к слову, говорил извращенец из Канады, который там возглавляет женскую организацию – все мужики агрессивны по природе и надо их просто запретить.

В Штатах ежегодно выписывается более миллиона т.н. «охранных ордеров», большинство из них, по признанию местного Минюста — необоснованно. Неслучайно охранный ордер называют в США «разводом де факто». И эта жуткая жуть, естественно, отнюдь не способствует укреплению семьи — наоборот, волна разводов все нарастает, а равно и количество юношей и девушек которые просто боятся или не хотят создавать семьи. В Европе ситуация еще хуже: там видно невооруженным взглядом как сокращается популяция белого населения — зато количество всевозможных извращенцев растет на дрожжах, в ряде стран их уже сложно назвать меньшинствами — что, собственно, и показал недавний референдум в Швейцарии.

Трамп, кажется, начал понимать что это тупик. Может быть, потому, что он, как бывший коммерсант, умеет считать деньги, и должен понимать что государству гораздо выгоднее иметь дело с семьями, которые растят нормальных детей и не нуждаются в гос. пособиях для матерей-одиночек, о катастрофическом количестве которых пишет в том же докладе Центр Пью.

Ответом на реформы Трампа стал настоящий рев феминисткок: «Я была очень удивлена и потрясена. Довольно страшно, как тихо это все произошло. Это огромный шаг назад. Мы буквально вернулись в 70-е. Этот ход подает плохой пример. Люди смотрят на Америку и Великобританию, чтобы быть прогрессивными в таких вопросах. Если Америка сделает такой шаг, то другие страны вполне могут подумать, что это решение оправдано», — заявила старший преподаватель Вустерского университета, которая имеет степень магистра в области «Понимания Насилия в Семье и Сексуального насилия» Холли Тейлор-Данн журналистке Майе Оппенхейм. Да, оказывается там теперь даже факультеты есть по правильному «пониманию насилия в семье». А то вдруг его кто еще «неправильно» понимает. Ей подпевает Сюзанна Джейкоб из британской благотворительной организации по борьбе с домашним насилием «Спасите жизни» (Safe Lives):

«Эти изменения – огромный шаг назад, который будет иметь вполне реальные последствия для жертв и пострадавших от домашнего насилия в США. Где бы вы ни жили, если вы подвергались домашнему насилию или слушали истории тех, кто ему подвергался, то вы прекрасно знаете, что физическое насилие никогда не дает полной картины — и многие жертвы говорят нам, что эмоциональное и психологическое насилие требует гораздо больше времени на восстановление».

И таких комментариев в статье британской газеты более чем достаточно. Нет, правда, никаких иных, вроде мнения противников данного закона о семейно-бытовом насилии или родителей, чьи дети попали в детские дома из-за ретивости «управления» и активисток, которым надо дать миллионные показатели для выбивания миллиардов на зарплаты и гранты. Но кто же им даст слово в таких «демократических» изданиях. Впрочем, им не нужны статьи в британских газетах от местных светлоликих обозревательниц, менее чем за год до выборов рейтинг президента США Дональда Трампа поднялся до 49%. Это самый высокий показатель одобрения его деятельности за президентский срок. Ранее наивысшим показателем одобрения деятельности действующего главы Белого дома были 46% в июне 2019 года, свидетельствуют результаты исследования американского института общественного мнения Gallup. И это несмотря на целую кучу провалов в международной политике, постоянные попадания в глупые истории и бесконечным перемыванием костей то по «русскому делу», то по «украинскому». А секрет оказался прост – одобрение его экономической политики плюс понимание, что он чуть не единственный кто противостоит миру журналистки Майе Оппенхейм, в котором за толпой феминисток, педерастов и чиновников просто нет места нормальной семье.

Читайте так же:  Установление отцовства в судебном порядке кратко

Народ пришел в ужас от нового законопроекта о семейно-бытовом насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации опубликовали текст законопроекта о «семейно-бытовом насилии». Граждане ознакомились с ним — и не смогли сдержать возмущение.

Не все понимают, зачем нужен отдельный законопроект, ведь наказание за любое насилие уже есть в действующем законодательстве РФ.

«Пусть сторонники принятия закона почитают действующий УК РФ, ст. 105, 115, 117, 119 для начала. По данным МВД в последние годы происходит постоянное снижение насилия. А для дальнейшего сокращения необходимо восстановить то, что было разрушено: вытрезвители, лечебницы», — написал Владимир (орфография и пунктуация авторов сохранены).

Некоторые сразу увидели возможности злоупотреблений — например, если жена решит выгнать своего мужа из дома, применив к нему «судебно-защитное предписание».

«Принудительное выселение))) Огонь! Согласно закону в никуда не могут выселить — должны предоставить жилье! Согласно конституции каждый гражданин имеет право на получение жилья — как вы пишите законы, которые могут нарушить конституцию? В правительстве никто не знает, что есть Конституция РФ?».

Другие отмечают, что привлечение в дело третьей стороны в виде НКО выглядит достаточно сомнительно. Также не до конца ясно, что собой представляют некоммерческие объединения. Ведь по закону они не должны проходить никакие аккредитации и проверки. Получается, что вопросы семьи смогут решать любые люди, даже уголовники или педофилы.

Alex Miklas отмечает: «Обязанность НКО по примирению» — это означает только то, что договариваться о стоимости «примирения» и условиях оплаты «примирения» придётся не только с «жертвой насилия», но и с НКО».

«НКО, признанные иностранными агентами и наши некоторые депутаты ГД и СФ проталкивают данный закон, который окончательно разрушит семью, даст возможность отбирать квартиры у их собственников, похоронит понятие презумпции невиновности. Данные по семейному насилию, которые приводит центр «Анна“ — иностранный агент не просто завышены, а чудовищно лживы и эти данные потом тиражируют наши «правозащитники». По их данным в семье в 2015 г. погибло 14 000 женщин, а по данным МВД всего погибло 9 800, включая ДТП, ошибки врачей и т. д. В семье погибло 304 женщины. Это о лживости таких персонажей, как упомянутая, Шульман», — написал пользователь Владимир.

Люди справедливо интересуются, что будет с семьей после вмешательства, которое допускается законопроектом о СБН.

Иван И.: «Отличный закон, открывающий двери в любую семейную жизнь для шантажа».

Алена Р.: «У благополучных семей будут отбирать детей и недвижимость».

Владимир Ф.: «В нынешнем законодательстве достаточно механизмов, чтобы защитить пострадавших. Закон о СБН несет в себе совсем другие цели, а именно узаконить феминизм и гендерную идеологию, а значит закон о СБН АНТИСЕМЕЙНЫЙ, направлен на разрушение семьи и вместе с этим государства в целом»!

Юрий Б.: «После вступления в силу данного Закона, покажите мне мужика кто сам пойдёт в ЗАГС, или захочет иметь ребёнка.))) Вырождение страны не за горами!»

Граждане недоумевают, что законотворцы имеют в виду, говоря о психологическом насилии. В опубликованной редакции не дается определения психологическому насилию, а его лишь включают в состав понятия «семейно-бытовое» насилие. Это дает волю для его интерпретаций в корыстных интересах. В комментариях люди хоть и утрируют, но передают суть серьезной проблемы.

Антон Егоров: «Вынеси мусор» — «Отстань, дай футбол посмотреть» — это относится к «бездействию, вызывающему психические страдания»?

Serg Nik: «Если оставят в законе причинение «психического страдания“ — жёнам капут! ;)».

akerensky: «Жена напишет заявление на физическое насилие, а муж — на психологическое. Как будет выкручиваться фемида? Кому выписывать охранный ордер»?

Алена Р.: «Интересно, а по новому закону: ребенок, шлепнутый по попе, за шалость или непослушание — это жертва домашнего насилия»?

Ирина Б.: «Почему именно домашнее насилие? Существует просто насилие. Вот, например, попросил ребенка помыть за собой тарелку, а он не согласился и ты не разрешил ему пойти на улицу с друзьями — это уже насилие… Мужа почистить картошку, а он не захотел и ты ему обед не сварила — тоже насилие… Тогда надо принимать Закон о насилии в лифте, Закон о насилии парках и скверах, Закон о насилии на работе и других общественных местах… Вот видите, сколько можно принять законов. А чем плохи те законы, что у нас есть»?

Домашнее насилие в США исчисляется миллионами жертв — МИД РФ

Насилие в семьях США зашкаливает за 12 миллионов мужчин и женщин, пострадавших от партнеров, заявил представитель МИД России 20 сентября с трибуны ОБСЕ, сообщает ИА Красная Весна.

В ходе сессии, посвященной борьбе с дискриминацией женщин и защите их от насилия, представитель российского внешнеполитического ведомства выразил глубокую озабоченность в связи с уровнем домашнего насилия в США:

«По статистике общественных организаций в этой стране, в США, более 12 миллионов женшин и мужчин страдает от насилия со стороны партнеров. Почти 30% женщин стали жертвами изнасилований, физического насилия или преследований со стороны партнеров».

Как подчеркнул докладчик, подобная ситуация характерна не только для коренных американцев. Насилию подвергаются и эмигранты.

«По регулярно поступающей информции со стороны международных и национальных неправительственных организаций, на южной границе США большое количество женщин сталкиваются с издевательствами со стороны пограничников, с прямым насилием, с неприемлемыми или унижающими достоинство условиями содержания, включая разлуку с детьми».

Отметим, Закон о насилии против женщин Violence Against Women Act (VAWA) принят в США в 1994 году. Закон предусматривает уголовную ответственность за эмоциональное, словесное, психологическое, экономическое и моральное насилие.

Отметим также, Россию многократно призывают подписать и ратифицировать так называемую Стамбульскую конвенцию — международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье, открытую для подписания с 11 мая 2011 года в Стамбуле. В настоящее время к конвенции присоединилось 34 страны. США не подписывали данный документ. Несмотря на название, конвенция определяет законодательные меры, которые должны быть предприняты подписавшими для защиты от дискриминации и притеснения по гендерному признаку.

Читайте так же:  Виды алиментов на содержание детей

В ряде стран, в том числе и тех, которые подписали и ратифицировали Стамбульскую конвенцию, попытки введения гендерного подхода вызывают нарастающее противодействие со стороны общественных объединений, борющихся за традиционные семейные ценности.

Руки прочь: как наказывают за домашнее насилие в разных странах

На прошлой неделе Госдума РФ приняла в первом чтении законопроект, переводящий домашнее насилие, не наносящее тяжкого вреда здоровью, из разряда уголовно наказуемых деяний в разряд административных правонарушений. Согласно документу, уголовная ответственность за подобные проступки должна наступать лишь в случае, если они носят систематический характер.

Одним из инициаторов данного законопроекта стала замглавы комитета Совета федерации федерального собрания по законодательству Елена Мизулина, которая, комментируя свое решение, заявила, что действующий «закон о шлепках» позволяет недопустимое вмешательство в дела семьи, и назвала его актом ненависти по отношению к семьям с детьми.
«Если вы шлепнули своего расшалившегося малыша, вам грозит до двух лет лишения свободы. А если ваш сосед побил вашего ребенка — все закончится административным наказанием», — сказала она.
Напомним, что, только по приблизительным оценкам Министерства внутренних дел РФ, в России ежегодно насилию со стороны партнера подвергаются 600 тыс. женщин. При этом 40% всех насильственных преступлений или убийств в России совершаются дома.
«За рубежом», пользуясь случаем, решил вспомнить, как сегодня борются с домашним насилием в разных странах мира.

Великобритания: до 5 лет тюрьмы
В соответствии с новым законом, принятым в Великобритании в декабре 2015 года, к домашнему насилию стали относить не только причинение физического вреда, но ограничение в доступе к банковским счетам, изъятие паспорта, а также контроль аккаунтов в социальных сетях и любые виды слежки. Отныне любое из этих действий трактуется как нарушение базовых прав человека и карается сроком до 5 лет лишения свободы.
Сегодня данный закон действует на территории Англии и Уэльса. Поводом к его принятию послужили результаты исследований, выявивших, что каждую неделю в Великобритании от насилия в семье погибает как минимум одна женщина.

США
Несмотря на то что в США существуют десятки служб, занимающихся проблемами домашнего насилия, и по всей стране открыты приюты и центры психологической помощи женщинам, актуальности эта проблема не теряет. Так, согласно последним данным, каждый год в Соединенных Штатах более 1,5 тыс. женщин погибают от рук мужей или постоянных партнеров и около 2 млн получают тяжелые травмы.
Наказывают за семейное насилие по-разному. Если соответствующее преступление совершил гражданин США, то в зависимости от степени причиненного вреда и штата, в котором произошел инцидент, обидчику грозит лишение свободы от нескольких месяцев до 3-5 лет и более в серьезных случаях. Кроме того, если вина была доказана, виновному выписывается запретительный ордер и запрещаются какие-либо контакты со своей жертвой. В том случае, если человек нарушает эти правила, ему грозит немедленный арест. Показательным стал случай, когда в 2015 году жителя Флориды, 57-летнего Гарри Бредера , осужденного за домашнее насилие, посадили в тюрьму только за то, что он направил своей бывшей супруге запрос на добавление в друзья в социальной сети.

Если же в семейном насилии был уличен нелегальный мигрант или обладатель грин-карты, ему грозит немедленная депортация из США.

Чехия: жертву не спрашивают
Согласно данным последнего исследования, проведенного социологической компанией SocioFactor, жертвой домашнего насилия в Чехии становится каждая шестая женщина и каждый двадцать второй мужчина. Обычно человек терпит домашние насилие (физическое или психологическое) около трех лет. Свидетелями случаев домашнего насилия были 27% чехов.
Интересно, что в соответствии с изменениями, которые были внесены в уголовный кодекс в 2002 году, местные правоохранительные органы больше не нуждаются в согласии пострадавшего от домашнего насилия на возбуждение уголовного дела. Наказание — от одного до четырех лет лишения свободы в зависимости от тяжести преступления.

Белоруссия: временное выселение
В Белоруссии профилактике домашнего насилия способствует вступивший в силу с 16 апреля 2014 года закон «Об основах деятельности по профилактике правонарушений», который разрешает временно выселить гражданина, совершившего насилие в семье, из общего с пострадавшим жилого помещения. Выселение на срок от трех до 30 суток происходит во внесудебном порядке по решению правоохранительных органов. Только за 2015 года по этому закону в Белоруссии было вынесено 1152 предписания, обязывающих граждан временно покинуть занимаемые ими жилые помещения. Интересно, что, если верить статистике, эти меры оказались эффективными, и число зарегистрированных случаев домашнего насилия заметно снизилось. Так, в 2013 году было зарегистрировано 1005 подобных преступлений, а в 2015 году — только 842.

Германия
В Германии работают службы психологической поддержки и более 300 центров социальной помощи для женщин, подвергающихся насилию, или «женских домов», где социальные работники и психологи помогают им оформить документы на государственное пособие, получить юридическую консультацию, найти работу и квартиру. По данным министерства по делам семьи и молодежи Германии, каждая четвертая женщина в стране хотя бы раз в жизни подверглась насилию со стороны своего мужа или партнера.
Караются такие преступления сурово: от 1 до 3 лет лишения свободы за легкие телесные повреждения и до 10 лет в случаях нанесения тяжкого вреда здоровью. К тюремному сроку добавляется штраф, который может достигать нескольких десятков тысяч евро.

Видео (кликните для воспроизведения).

Франция
По данным полицейских отчетов, каждый год с жалобами на домашнее насилие в правоохранительные органы обращаются около 50 тыс. француженок. Каждую неделю от домашнего насилия в стране гибнет 1-2 человека.
Законы, касающиеся домашнего насилия, во Франции одни из самых суровых в Европе. Так , обвиненному в подобном преступлении запрещается приближаться к своему дому и предполагаемым жертвам уже с первой минуты после обращения потерпевших в полицию, независимо от того, была доказана его вина или нет. При этом под определение насилия попадает не только нанесение физического вреда, но и «издевательства путем ухудшения качества жизни, нанесение вреда психическому здоровью человека». Максимальное наказание – до трех лет лишения свободы и штраф в размере 45 тыс. евро. Добавим, что во Франции предусмотрено наказание и для тех, кто стал свидетелем домашнего насилия над детьми, но не сообщил об этом в правоохранительные органы: им грозит до двух лет тюрьмы и штраф до все тех же 45 тыс. евро.
Добавим, что Франция может стать первой страной, где уголовная ответственность предумотрена даже за словесные оскорбления внутри семьи. Правда, соответствующий законопроект был разработан еще в 2009 г. и до сих пор находится на стадии обсуждения.

Источники

Домашнее насилие в сша наказание
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here