Движение против домашнего насилия

Предлагаем статью на тему: "Движение против домашнего насилия" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Под петицией о его принятии уже полмиллиона подписей

Блогеры и правозащитники запустили в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Петицию за принятие закона на момент публикации подписало почти полмиллиона человек. Ранее комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев и направил рекомендации, а Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии.

Флешмоб против домашнего насилия запустила блогер и журналистка Александра Митрошина (1,8 млн подписчиков в Instagram). За час с момента ее публикации с хештегом #ЯНеХотелаУмирать под ним появилось более ста фотографий.

« России нужен федеральный закон о профилактике насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью»,— написала госпожа Митрошина.

Она пояснила, что флешмоб #ЯНеХотелаУмирать «посвящен женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия… Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». Госпожа Митрошина сопроводила пост просьбой о подписи под петицией в поддержку закона (на момент публикации петиция набрала более 496 тыс. подписей).

Флешмоб поддержали пользователи социальных сетей и другие блогеры, некоторые из них сопровождали хештег своими фотографиями с изображенными на лицах следами побоев и надписями #ЯНеХотелаУмирать. В акции приняла участие юрист и соавтор законопроекта о профилактике семейного насилия Алена Попова. Ранее она поясняла “Ъ”, что «о законопроекте говорят уже более пяти лет», в его соавторах — более сорока человек, в том числе омбудсмен РФ Татьяна Москалькова, однако «против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу».

Напомним, в России дискуссия вокруг домашнего насилия возникла после того, как в январе 2017 года вступил в силу закон о декриминализации побоев, согласно которому побои в семье считаются административным правонарушением, а не преступлением. Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию, и они пошли на необходимую самооборону.

Почему половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

В апреле комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом.

Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

В октябре прошлого года Международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая расследование и документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России. В качестве последствий декриминализации побоев авторы доклада выделили три основных пункта:

  • ощущение безнаказанности агрессора,
  • уменьшение санкций,
  • проблемы процессуального характера.

По словам авторов, причинители насилия стали меньше опасаться уголовной ответственности. Под «уменьшением санкций» исследователи подразумевают, что штраф, который агрессор должен выплатить в случае привлечения к административной ответственности, зачастую отдается из семейного бюджета.

Как в Москве митинговали против закона о домашнем насилии

Российские семьи разрушают НКО, феминистки, представители ЛГБТ, а статистика домашнего насилия в стране преувеличена, уверены организаторы митинга. Репортаж DW.

Митинг в парке «Сокольники»

Около 200 человек пришли в парк «Сокольники» в Москве в субботу, 23 ноября, на митинг против принятия закона о домашнем насилии. Организаторы акции призывали защитить российские семьи от феминизма и ЛГБТ, а наиболее радикальные из выступавших грозили инициаторам законопроекта расстрелом. Почему православные активисты не согласны с законом о домашнем насилии и что предлагают вместо него? На митинге побывала корреспондент DW и поговорила с его участниками.

«Сорок сороков»: цифры жертв домашнего насилия преувеличены

Митинг «За семью» был назначен в час дня в гайд-парке в «Сокольниках». Выступить против законопроекта о домашнем насилии, который только готовятся внести в Госдуму, призвало движение православных активистов «Сорок сороков». Его основали еще в 2013 году композитор Андрей Кормухин и спортсмен Владимир Носов. Оба они пользуются поддержкой РПЦ. Против движения не раз выступали различные депутаты Госдумы и просили проверить его деятельность на экстремизм.

Поддержать митинг пришло несколько священников. Один из них, протоирей Всеволод Чаплин в разговоре с корреспондентом DW высказал предположение, что закон «проталкивают во внешнеполитическом блоке администрации президента, который пытается таким образом понравиться Совету Европы и европейским правительствам». По его словам, новый закон против домашнего насилия никак не отразится на работе полиции, которая реагирует на звонки о побоях фразой: «Убьет, тогда звоните». Он — всего лишь повод для НКО заработать бюджетных денег.

В это время Андрей Кормухин со сцены рассказывал о преувеличенных цифрах жертв домашнего насилия в России. «Если в стране 16 млн женщин пострадало, то это в каждой четвертой семье должны быть такие. Есть у вас с каждой четвертой семье истязания?», — спросил он собравшихся перед сценой. «Нет», — прокричало сто человек с флагами движения «Сорок сороков» и партии ЛДПР.

Читайте так же:  Как грамотно подать на алименты

Следом к микрофону прошел отец семерых детей и позвал свою беременную жену: «Иди сюда, покажи, что нет у тебя синяков!».

Бьет — значит, пьет

Противница закона «О домашнем насилии»

55-летняя Светлана пришла на митинг с внуком. Она уверена, что против домашнего насилия уже есть все законы, нужно просто заставить работать хорошо полицию и ввести личную ответственность, если полицейский проигнорировал звонок жертвы. Она также уверена, что нужно бороться с причинами насилия — компьютерными играми, «реками крови» по телевидению и алкоголизмом. По поводу последнего она хочет написать обращение Владимиру Путину — ей не нравится, что в супермаркетах продают так много алкоголя. Слово «ювенальная юстиция» она воспринимает как ругательное и против того, чтобы кто-то со стороны вмешивался в дела семьи.

Фразу о том, что муж чаще всего бьет жену из-за пьянства, можно не раз было услышать со сцены. Организаторы даже предложили объявить 2020-й годом трезвости. «Таким мужчинам, конечно, должна быть особая помощь, хотя расставаться, я считаю, нужно в последнюю очередь», — уверен Всеволод Чаплин.

О деле историка Олега Соколова, убившего свою подругу, на митинге не вспоминали или говорили, что не в курсе обстоятельств дела. По словам Анны Садреевой, исполнительного директора организации «В защиту семьи и традиционных семейных ценностей», это убийство нельзя отнести к домашнему насилию, так как девушка была подругой историка. «Когда люди впадают в грех, это доходит до такого ада», — уверена женщина. Она также следит за делом сестер Хачатурян и общается с адвокатами защиты убитого отца, Михаила. Анна предполагает, что дочери могли совершить убийство из корысти, переведя деньги отца на свои счета.

Российские феминистки против домашнего насилия, август 2019

Майдан и Донбасс: при чем тут домашнее насилие

46-летний Алексей (герой попросил изменить его имя) не первый раз приходит на акции «Сорок сороков». Например, в 2017 году он участвовал в кампании против фильма «Матильда». Алексей уверен, что страной «невидимой рукой» до сих пор руководит Николай II, во имя которого нужно сохранить целостность семьи. Бывшему императору он посвящает выставки, одну даже отвез в Донецк. Его жена, правда, вместе с ним на митинг не пришла — она не разделяет интересы мужа. Алексей уверен, что это потому, что «женщины созданы по образу Евы и больше развращены западными ценностями и потребительством». Текст закона Алексей не видел, но уверен, что он написан «по европейским стандартам и от него только вред».

Об Украине как антипримере в ходе митинга вспоминали не раз. Кормухин называл механизмы продвижения закона против домашнего насилия «майдановскими», а саму страну — территорией марширующих гей-парадов. По его просьбе на митинг даже приехала жительница села Горловка Лена. Женщина ничего не сказала про домашнее насилие, но заверила, что война в Донбассе идет против произвола западных руководителей, которые как раз продвигают ЛГБТ-ценности. «Москвичи, держитесь! Вас еще никто не бомбил, а вы уже сдаетесь!», — завершила она свою речь.

«Мой муж — мой начальник«: о чем митингующие говорили со сцены

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Читайте так же:  Сколько процентов платят алименты на двоих детей

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Проблемы преследования семейных агрессоров

    Поведение судей, прокуроров и полиции часто дискриминационное. Эксперт из Швеции называет самой большой проблемой их стереотипы и убеждения. Например, при рассмотрении дел об изнасиловании судьи спрашивают, во что была одета потерпевшая. Сама система уголовного преследования и так способствует вторичной травматизации женщин интенсивными допросами.

    «Вы можете иметь прекрасные законы, но если уголовное правосудие осуществляется человеком, который говорит, что домашнее насилие — это частное дело и государство не должно вмешиваться в это, закон не будет работать».

    Профессор криминологии Николь Уэстмарланд, Великобритания

    Хороший пример практики, позволяющей избежать вторичной травматизации пострадавших, дает Грузия: если поступил звонок о домашнем насилии, среди полицейских, выезжающих на вызов, обязательно должна быть женщина. Полиция, прокуроры и судьи проводят обширные тренинги по предотвращению вторичной травматизации и распространению гендерной чувствительности.

    При рассмотрении дел о домашнем насилии судьи часто обвиняют пострадавших. По словам эксперта из Франции Изабель Тьелью, из-за предубеждений судьи освобождают от ответственности состоятельных и образованных агрессоров, так как идентифицируют себя с ними и обычно не верят, что те могли совершить насилие. Судьи редко готовы учиться, а в некоторых юрисдикциях, например, в Австрии требовать от них обязательного прохождения обучения невозможно — это будет расценено как посягательство на независимость суда.

    Серьезная проблема и источник фрустрации для сотрудников правоохранительной системы — отказ самих пострадавших сотрудничать со следствием. Часто женщины не хотят, чтобы их партнеров посадили в тюрьму. Система должна быть подготовлена к этому — необходимы тренинги, протоколы работы с пострадавшими, основанные на терпении и отсутствии осуждения.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    В России запустили digital-проект против домашнего насилия

    В России запустили Project 911 — проект для изменения отношения общества к проблеме и принятию закона о профилактике домашнего насилия.

    По данным Росстата, каждая пятая женщина в стране сталкивалась в своих отношениях с физическим насилием, а каждая третья — с эмоциональным. В 2017 году была принята поправка к статье № 116 УК РФ, согласно которой домашнее насилие было декриминализовано, при этом количество инцидентов возросло в разы.

    На основе этого возникла идея создать интерактивное кино Game116, чтобы показать, что проблема домашнего насилия актуальна для многих семей. В результате работы над кино родился digital-проект 911, разработанный агентством ROOM485. В названии Game116 обыгрывается номер статьи Уголовного кодекса, а цифры 116 переворачиваются и превращаются в номер службы спасения 911.

    На данный момент Project 911 объединяет в себе разделы: интерактивное кино Game116; агрегатор новостей, связанных с домашним насилием; тест, который поможет женщинам оценить свои отношения на риск насилия; контакты НКО и кризисных центров.

    «Сюжет основан на реальных событиях: в основу сценария легли новости по теме и интервью с пострадавшими. Персонажи Game116 — внешне благополучная пара, как это происходит часто в реальности. Домашнее насилие происходит не только в маргинальных семьях, но и среди тех, кто живет ровно той же жизнью, что и мы сами», — рассказали организаторы проекта.

    Project 911 — некоммерческий социальный проект. В нем на разных этапах участвовали профильные НКО: центр «Анна», центр по работе с проблемой насилия «Насилию.нет», проект W, независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», антикризисный центр «Китеж».

    В конце ноября в России стартовала акция в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия. Всем, кто пережил насилие в семье, предлагают отправить открытки депутатам, чтобы привлечь их внимание к проблеме. Акция посвящена Маргарите Грачевой, сестрам Хачатурян, Галине Каторовой и другим жертвам домашнего насилия. Все средства, вырученные от продажи открыток, пойдут в помощь проекту «Насилию.нет», кризисному центру «Китеж», кампании за закон о домашнем насилии, в Центр юридической помощи жертвам насилия.

    Читайте так же:  Пособие при рождении ребенка гражданский брак

    В декабре 44% пользователей соцсети «Одноклассники» в ходе соцопроса во время прямого спецэфира заявили, что сталкивались с проявлениями домашнего насилия.

    Больше текстов, фотографий и новостей — в нашем Телеграме.

    Пришлите нам свою новость в чат-бот в Телеграме.

    На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

    Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

    По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

    Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

    • ВКонтакте
    • Facebook
    • Twitter
    • Telegram
    • Instagram
    • Youtube
    • Flipboard
    • Дзен

    Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

    (Протокол № 3 от 01.12.2016 г.)

    Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»
    125009, г. Москва, Столешников пер., д.6, стр.3

    ИНН: 9710001171
    КПП: 771001001
    ОГРН: 1157700014053
    Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
    Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
    Наименование банка получателя платежа: ОАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
    БИК: 044525225

    Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

    Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

    Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

    Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

    Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

    Не только Хачатурян: другие громкие дела о насилии в РФ

    Многие вступились за сестер Хачатурян, переживших домашнее насилие и обвиняемых в убийстве отца. Их история вызвала дискуссию в обществе, но она не единственная. DW — о других громких делах.

    Дело сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца, буквально раскололо российское общество на тех, кто осуждает сестер, и тех, кто их поддерживает. Уже год не утихает спор о том, имели ли право 19-летняя Крестина, 18-летняя Ангелина и 17-летняя Мария на самооборону, отвечая на насилие их 57-летнего отца Михаила Хачатуряна. 27 июля 2018 года его нашли мертвым с множественными ножевыми ранениями около собственной квартиры в Москве. Следствие обвинило сестер в убийстве по предварительному сговору. Теперь им грозит от 8 до 20 лет тюрьмы.

    С тем, что это именно умышленное убийство, многие оказались не согласны. Сестер Хачатурян поддержали известный блогер Юрий Дудь, оппозиционер Алексей Навальный, телеведущая Ксения Собчак, фронтмен рок-группы System of a Down Серж Танкян и сотни людей в России, Армении и других странах, которые вышли на одиночные пикеты. Все они просят признать убийство самообороной, которая понадобилась, чтобы прекратить сексуальное и физическое насилие отца трех дочерей. Оправдать сестер попросили еще более 200 тысяч человек в петиции.

    Дело Хачатурян и другие случаи домашнего насилия

    На фоне акций в поддержку сестер Хачатурян публичными становятся все новые случаи домашнего насилия . «Очевидно, что проблема системная, и на пикеты и акции протеста выходят не только в поддержку Хачатурян, — говорит глава проекта «Насилию.Нет» Анна Ривина. — Дел, похожих на это, полно по всей стране. Буквально на днях в Костроме бывший муж из ревности убил свою жену, до этого в Новосибирске муж украл свою бывшую жену, потому что она развелась с ним из-за домашнего насилия». Физически невозможно перечислить фамилии всех пострадавших, говорит эксперт. И это при том, что до 90 процентов жертв вообще не обращаются в полицию, чтобы не выносить сор из избы.

    Екатерина Самуцевич из Pussy Riot участвует в пикете в поддержку сестер Хачатурян

    Как правило, случаи домашнего насилия становятся публичными, когда доходит до смерти жертвы или насильника. В 2016 году жительница Орла 36-летняя Яна Савчук обратилась в полицию из-за угроз бывшего сожителя. На место приехала участковая Наталья Башкатова. Она пообещала женщине: «Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем, не переживайте». Через пять минут после отъезда участковой бывший сожитель до смерти избил Яну Савчук.

    Дело Кристины Шидуковой: молодая мать против мужа-насильника

    Жертвы, которые рискнули обороняться от насильников, крайне редко встречают поддержку в суде, говорят правозащитники. 4 июля в Геленджике присяжные осудили молодую 28-летнюю мать Кристину Шидукову. Та нанесла смертельный удар ножом избивавшему ее мужу. Обвинение настаивает на том, что убийство было умышленным, хотя судмедэкспертиза зафиксировала, что перед смертью муж действительно жестоко избивал Кристину. Теперь ей грозит до 15 лет тюрьмы. Под петицией в ее защиту уже собрано более ста тысяч подписей.

    Участник пикета у Следственного Комитета в Москве в поддержку сестер Хачатурян

    Читайте так же:  Сколько будет стоить развод через суд

    То, что дело Кристины появилось в публичном пространстве, — большая редкость и удача, уверена правозащитница, соосновательница движения «Стоп насилие» Алена Попова. В Геленджике немало семей, где хотя бы один из супругов воспитывался на Кавказе, поэтому побои и разборки в семье особенно замалчиваются. Муж Кристины как раз был этническим кавказцем. «В тишине ее уже давно посадили бы, обвинив в том, что она сама виновата — спровоцировала супруга. Хотя Кристина подвергалась избиениям несколько лет, даже в то время, когда была беременной», — говорит Попова.

    Дело Дарьи Агений — самооборона против изнасилования

    Другой пример — случай 19-летней Дарьи Агений. Год назад на девушку было совершено нападение. По словам Агений, она возвращалась ночью в хостел в Туапсе и по пути на нее напал и пытался изнасиловать пьяный местный житель. Дарья отбилась от него ножом для заточки карандашей: девушка много рисовала и носила его с собой в пенале.

    Заявление в полицию она не подала: была уверена, что с мужчиной все в порядке, так как на ножике не было крови. Через месяц, когда девушка вернулась домой в подмосковные Химки, ее обвинили в «причинении тяжкого вреда здоровью». Сейчас уголовное дело против нее находится на стадии следствия в СК, девушке грозит до 9 лет лишения свободы.

    Движение против домашнего насилия

    Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

    ​В конце ноября Совет Федерации представил на обсуждение законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, который встретил резкую критику экспертов. Проект «Правовая инициатива» подготовил доклад о международном опыте борьбы с домашним насилием на законодательном уровне. В нем рассказывается как о мерах, доказавших свою эффективность, так и о неудачах. «Медиазона» приводит ключевые тезисы доклада.

    Исследование затрагивает опыт 15 стран — Австралии, Австрии, Албании, Болгарии, Великобритании, Грузии, Кыргызстана, Молдовы, Нидерландов, Португалии, Сальвадора, США, Украины, Франции и Швеции. У каждой из них есть законодательные акты против внутрисемейного насилия. Проинтервьюирован 21 эксперт — практикующие юристы, разработчики законов, лидеры борьбы против домашнего насилия, авторы передовых концепций в этой области и исследователи.

    Хотя жертвой домашнего насилия может стать человек любого пола, законодателям стоит учитывать, что оно связано с гендерным неравенством и представляет собой злоупотребление властью. Домашнее насилие происходит во всех социальных группах и может включать в себя физическое, сексуальное, экономические и эмоциональное насилие. Совершать такие преступления могут как действующие, так и бывшие партнеры.

    Россия отстает от других развитых государств во всех аспектах борьбы с домашним насилием. В стране даже нет официальной статистики пострадавших от домашнего насилия.

    Неэффективные меры

    Штрафы — это наказание и для потерпевших, так как они выплачиваются из семейного бюджета.

    «Например, соседи вызвали полицию, их привозят и отправляют к дознавателю. Он говорит, надо написать заявление. И агрессору будет большой штраф. Конечно, женщина не станет писать заявление. Это развязывает насильнику руки».

    Исполнительный директор Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова, Кыргызстан

    Если ввести высокие штрафы, это приведет к тому, что пострадавшие будут всеми силами скрывать факт насилия.

    Коррекционные программы для агрессоров. Эта мера, несмотря на свою высокую стоимость, не имеет выраженного эффекта. По мнению опрошенных экспертов, такие программы могут быть эффективными, только если сам агрессор всерьез готов изменить себя. Кроме того, программы могут научить агрессора, как обойти закон, продолжая насилие. Суды в Шотландии, например, больше не посылают агрессоров на курсы управления гневом, потому что источник домашнего насилия — не гнев, а желание контролировать своих партнеров и близких.

    Защитные ордера и профилактические беседы. Что предлагают авторы законопроекта о домашнем насилии

    Медиация. Все виды медиации показали низкую эффективность в процессах по семейным делам. Медиация скорее стирает историю, чем решает проблему. Участникам приходится соглашаться, что «все будет хорошо» и сотрудничать ради детей. Но насилие будет продолжаться, пока агрессор не видит для себя никаких последствий. Оно будет нарастать по тяжести, как показала практика исследованных стран.

    Различные институты примирения. В Украине все еще применяется старая практика примирения жертвы и преступника. В таких случаях дело закрывается под давлением судьи и прокуроров, которые зачастую стремятся «сохранить семью». 50% дел о домашнем насилии в Украине заканчивается мировым соглашением. Полицейские могут пугать жертву тем, что «у детей будет судимый отец», их матери — рассказывать, что их тоже всегда били, и женщины поддаются уговорам. Насилие по большей части не будет уменьшаться либо будет принимать все более жестокие формы. Положительный пример — США, где примирение в таких делах запрещено.

    Криминализации домашнего насилия

    Опрошенные «Правовой инициативой» эксперты считают, что для решения проблемы домашнего насилия необходим комплекс мер, а не отдельный закон. Работать эти меры будут только при наличии политической воли и на первых этапах могут встретить сопротивление — так было в большинстве постсоветских стран. Для этого руководство на всех уровнях — от министров до начальников отделов полиции — должно давать подчиненным понять, что меры против домашнего насилия должны исполняться, а неисполнение грозит негативными последствиями.

    В большинстве исследованных стран криминализация домашнего насилия была связана с теми или иными трудностями. Так, в обществе семейное насилие считают частным делом, а чиновники не всегда понимают необходимость его криминализации.

    В Литве в 2013 году внесли поправки об обязательном возбуждении предварительного расследования во всех случаях, когда обнаружены признаки такого насилия, даже если жертва не подавала заявление. До этого дела о домашнем насилии попадали под категорию частно-публичного обвинения . Эксперты считают эффективной мерой борьбы с таким насилием перевод подобных преступлений в категорию именно публичного обвинения, когда доказательства собирает государство.

    В Молдове в нынешнем виде статья о домашнем насилии (201.1 УК Республики Молдова) подразумевает и физическое, и психологическое насилие, в том числе изоляцию и унижение, а также лишение средств к существованию. Понятие «члена семьи» расширили: оно включает бывших мужей или жен, сожителей, а также бабушек, дедушек, братьев, сестер и внуков, даже если они не живут вместе с агрессором.

    Экономическая эффективность борьбы с домашним насилием

    Все опрошенные эксперты считают, что вмешательство в насилие на ранней стадии экономически эффективнее. Обеспечение защиты и социальной поддержки жертв домашнего насилия стоит больших денег, но разбираться с последствиями насилия еще дороже. Помещение в шелтер и охранный ордер обойдутся дешевле, чем расследование уголовного дела об убийстве, судебное разбирательство, заключение в тюрьму на несколько лет и содержание осиротевших детей.

    Читайте так же:  Замена стс в связи со сменой фамилии

    По оценкам Джеймса Фирона из Стенфордского университета и Анке Хеффлер из Оксфордского университета, ежегодные затраты, связанные с домашним насилием, на международном уровне составляют 4,3 трлн долларов.

    Всемирный Банк в своем отчете «Женщины, бизнес и законы» за 2019 год констатирует, что наличие законодательства против домашнего насилия способствует экономическому росту в стране.

    «Самое экономически эффективное — это проводить кампании по предотвращению домашнего насилия… Если государство хочет решить проблему домашнего насилия, нужно выделить на это деньги».

    Врио иcполнительного директора центра Domestic Violence Victoria Элисон Макдональд, Австралия

    Наименее экономически эффективными мерами по борьбе с домашним насилием названы коррекционные программы для агрессоров — они дороги и имеют положительный эффект, только если сам агрессор серьезно настроен на изменения.

    Меры по борьбе с домашним насилием, которые встретили сопротивление

    Самый сильный фактор, осложняющий борьбу с домашним насилием — культурные нормы, которые могут перевешивать в сознании общества нормы права.

    «Насилие против женщин — это ментальность. Изменить ментальность может оказаться сложнее, чем найти деньги на дорогостоящие услуги. Никакие законы тут не помогут. Нужно время на обучение».

    Адвокат Тамар Деканосидзе, Грузия

    Практика исследованных стран показала, что наличие решительной политической воли помогает справиться с тем, что культурные нормы и стереотипы способствуют несерьезному отношению к домашнему насилию, в том числе со стороны полиции, следователей, прокуроров и судей.

    Охранные ордера и требование к агрессору покинуть жилище встретило яростное непонимание и неприятие у украинских законодателей. Они воспринимали эту меру как посягательство на собственность. Однако разъяснительная работа в конце концов дала результат.

    Во Франции судьи сопротивляются попыткам ограничить права агрессоров на встречи со своими детьми. Их гендерные стереотипы и практика, в которой они видели много малолетних правонарушителей, выросших без отцов, способствуют тому, что судьи часто отказываются ограничить подобные контакты, даже когда это опасно для самих детей и их матерей.

    Эффективные меры по противодействию домашнему насилию

    Защитные ордера — это юридический инструмент предотвращения внутрисемейного насилия. Обычно они бывают двух видов: временный чрезвычайный ограничительный ордер и судебный охранный ордер.

    По сути оба вида ордеров запрещают агрессору причинять вред пострадавшим и их родственникам, вынуждают его покинуть дом, ограничивают доступ к жертве на работе и в общественных местах, к детям, ограничивают единоличное использование совместного имущества. Выдаются эти ордера по просьбе пострадавшего, родственников или социальных органов. Временный ордер выдает полиция, суд или органы юстиции после акта насилия, его нарушение грозит арестом или уголовным наказанием. Судебный охранный ордер выдает судья, который и определяет срок его действия.

    В Швеции в случае необходимости пострадавшим выделяют телохранителей и электронные средства защиты и помогают им получать новые документы, жилье. В Турции выдают электронные браслеты, которые позволяют связаться с центром помощи, и приложение для экстренной связи с полицией. В Нидерландах и Австралии могут запретить агрессору находиться не только в жилище семьи, но и вблизи дома.

    Но если наказание за нарушение условий ордера не определено, эта мера становится менее эффективной. Например, в Молдове в 2018 году 60% агрессоров нарушили условия ордеров. Хотя полиция обязана контролировать их и привлекать к уголовной ответственности за нарушение, она реагирует, только если об этом заявит пострадавший.

    Шелтеры и бесплатная горячая линия, по мнению экспертов, тоже эффективны. Когда жертве некуда идти, увеличивается риск для жизни и здоровья — как самой пострадавшей, так и ее детей. Убежища должны быть легкодоступны, в них должна предоставляться психологическая и юридическая помощь. Например, государственные шелтеры в Грузии предлагают программы развития знаний и навыков для женщин. Цель этих программ — дать им возможность найти работу и жить самостоятельно после того, как они покинут убежище. Кроме того, важно, что при наличии убежища пострадавшие не остаются в безвыходном положении, когда они, пытаясь прервать насилие, в итоге могут убить агрессора.

    Координация. Необходимы законы или практики, которые позволяют наладить сотрудничество между разными учреждениями. Но даже в тех юрисдикциях, где подобные практики были успешны, не обошлось без проблем. Например, в Кыргызстане, где суды, прокуратура, полиция, НКО и работники образования скоординированы, их усилия эффективны только в крупных городах. Проблемы с координацией были отмечены почти во всех исследованных странах. Необходим единый координирующий госорган, делают вывод в «Правовой инициативе».

    В Молдове в 2015 году НКО «Женский правовой центр» вместе с МВД разработала «Руководство по эффективным мерам вмешательства полицейских по делам о домашнем насилии», которое широко распространили среди полицейских. Помимо этого, Генпрокуратура составила инструкции, чтобы помочь прокурорам и следователям в квалификации актов домашнего насилия и их расследовании.

    Выводы

    Решение задач по борьбе с домашним насилием зависит только от политической воли, без которой невозможно справиться с культурными стереотипами и контекстом. Если учесть опыт и уроки других стран, Россия окажется в выгодном положении — ей не придется самой прокладывать эту дорогу.

    Предотвращение домашнего насилия невозможно без масштабной реформы образования, повышения осведомленности общества о гендерном насилии и кампаний, направленных на изменение норм поведения.

    По мнению опрошенных экспертов, для эффективного реформирования необходимо искать союзников на руководящих должностях в профильных органах власти, которые понимают проблему и ясно дадут понять своим подчиненным, что домашнее насилие — это сфера ответственности государства.

    Полный текст доклада «Самое опасное место: обзор мер по противодействию домашнему насилию. Международный опыт» можно прочитать на сайте проекта «Правовая инициатива»

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

    Источники

    Движение против домашнего насилия
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here