Насилие детей в семье статистика

Предлагаем статью на тему: "Насилие детей в семье статистика" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Печальная статистика: более половины белорусских семей считают нормальным насилие в отношении детей

Белстат и ЮНИСЕФ провели исследование белорусских семей, чтобы понять, как в стране обстоят дела с соблюдением прав детей и женщин. Исследование проводилось в третий раз (до этого в 2005 и 2012 годах) в рамках МИКС — международной программы обследований домашних хозяйств, предложенной ЮНИСЕФ во всем мире. Опросники заполнили почти 9 тысяч семей из разных регионов Беларуси . Это было еще весной прошлого года. А сейчас стали известны результаты исследования. В целом ситуация с правами женщин и детей в Беларуси стала чуть лучше, чем 15 лет назад, но некоторые проблемы остались. Основная проблема из них — насилие в отношении детей.

Так, 6 из 10 родителей считают возможным применение насилия в отношении своих детей, а 9% белорусских мам и вовсе считают физическое наказание обязательным при воспитании детей. В сельской местности, малоимущих семьях и в семьях, где из образования у родителей только школа, этот показатель увеличивается.

— Мы наблюдаем высокий уровень насильственных методов воспитания в отношении детей. Эта проблема требует повышенного внимания со стороны общества, ведь такое насилие может повлечь глубокие последствия для физического, душевного и даже репродуктивного здоровья, — говорит начальник управления статистики уровня жизни населения и обследований домашних хозяйств Белстата Инна Коношонок.

Более четверти белорусских детей подвергаются физическому наказанию, чаще всего это малыши 3 — 4 лет. К такому, согласно исследованию, отнесли битье ремнем или палкой, тряска и пощечины. Детей постарше родители предпочитают не бить, а оказывать на них психологическое давление. Более половины опрошенных детей слышали в свой адрес крики и обидные слова вроде «ленивый» и «глупый». Пол значения не имеет — примерно одинаково достается как сыновьям, так и дочерям. А вот регион проживания имеет значение — чаще всего достается детям из Могилевской области (76%), чем из Минской (42%).

Но есть и хорошие новости: белорусские родители очень заинтересованы в образовании своих детей, и чем раньше, тем лучше. 91% семей применяли программы обучения для самых маленьких, поэтому 37% детей в возрасте 3 — 4 года уже обладают навыками чтения и счета, в 9 из 10 домов на полках стоит три и более детских книг.

Делают домашку с детьми 68% опрошенных семей, практически все в курсе успеваемости ребенка. Конечно, основная заслуга в этом мам — они занимаются с детьми втрое чаще, чем папы.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Общество

Россия: ситуация с домашним насилием усугубляется (Eurasianet, США)

Статистика скрывает степень распространенности домашнего насилия

Декриминализация побоев в 2017 году снизила риск ответственности тех, кто распускает руки. Законопроекты, направленные на защиту от насилия в семье, регулярно отклоняются. Церковь видит в борьбе с домашним насилием угрозу семейным ценностям, а власти — новую статью социальных расходов, которых и так достаточно.

Что не так со статистикой побоев

До начала 2017 года статистика преступлений в семье неуклонно росла. В 2012 году МВД насчитало 34 тысяч жертв домашнего насилия, в 2014-м — 42,8 тысячи, а в 2016-м — уже 65,5 тысячи.

В 2017-м число потерпевших от домашней преступности внезапно упало с 65,5 до 36 тысяч. Снижение произошло после того, как в январе 2017 года Госдума частично декриминализовала побои в отношении близких. Теперь шлепки и затрещины в ходе семейных конфликтов считаются административным правонарушением. В 2017 году в 70% случаев разбирательств по таким административным правонарушениям суды назначали наказание в виде штрафа, говорится в данных МВД.

Количество погибших в результате домашнего насилия может достигать трех тысяч. Такой вывод можно сделать, сопоставив официальные данные Росстата, согласно которым в 2017 году из-за преступных посягательств погибли 8,5 тыс. женщин, с оценкой экспертов, утверждающих, что доля семейно-бытовых причин в структуре тяжелых насильственных преступлений составляет 40%. Схожие цифры неоднократно озвучивали члены Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).

Домашнее насилие не рассматривается статистикой как самостоятельное явление, распадаясь на несколько уголовных и административных составов — побои, нанесение телесных повреждений разной степени тяжести, истязания, угрозы и т. д. Полиция на вызовы в неблагополучные семьи выезжать не любит, а сами жертвы редко обращаются к властям.

«Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву. Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто — под давлением партнера. Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьет — значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие», — рассказала Eurasianet.org директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

По мнению члена правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталии Ходыревой, статистика МВД о насильственных преступлениях против близких — лишь вершина айсберга. «Надо увеличить цифры в 15-25 раз, чтобы понять реальный масштаб совершаемых преступлений», — считает она.

Зачем России декриминализация побоев

«Частичная переквалификация семейных побоев в административные правонарушения введена для «исправления» статистики. Это сделано потому, что в 2019 году правительству надо будет отчитываться по CEDAW [Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная СССР в 1982 году]», — считает Наталия Ходырева.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев полагает, что «административные» побои полицейские выявляют лучше, чем когда они считались уголовным преступлением, пишет агентство РАПСИ.

«Но ведь задача состоит не только в выявлении, а в защите от эскалации дальнейшего насилия. Штрафы берутся из бюджета семьи, никак не защищают жертву и не означают, что агрессор изолирован и прекратил насилие. Основные проблемы пострадавших женщин — отсутствие жилья и пособий. В этой ситуации они борются за выживание и терпят своих партнеров-насильников», — возражает Ходырева.

Читайте так же:  Решение суда лишение родительских прав гражданина таджикистана

«Побои в отношении близких приравняли к таким правонарушениям, как парковка в неположенном месте. Теперь женщина должна сперва добиться административного наказания, и уже потом, если насилие повторится, агрессору грозит «уголовка». Муж одной из моих клиенток, алкоголик, ударил дочь. Жена обратилась в суд в тот самый момент, когда случилась декриминализация. Ему присудили штраф, заявив: «Ждите второго раза»«, — говорит юрист некоммерческой организации Enlightenment Рима Шарифуллина.

Как на Западе защищают жертв побоев

Изменить ситуацию могло бы внедрение в России системы охранных ордеров (защитных предписаний), запрещающих обидчику контактировать с жертвой в период расследования и после приговора суда, а также создание современной системы кризисных центров и убежищ. Сегодня механизм охранного ордера используют 119 стран, включая Беларусь, однако в России идея встречает упорное сопротивление.

«Международный опыт [по использованию такой практики] зафиксирован в стамбульской Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. Она предусматривает комплексный подход: профилактика, защита, наказание. Профилактика включает оценку тяжести и риска насилия. При легком и среднем риске стороны сепарируются посредством досудебных ордеров. Если сумма рисков высока, агрессора изолируют, после чего суд решает, что делать дальше — тюремный срок, прохождение принудительной психокоррекционной программы и т. п. Но самое главное — это защита жизни и здоровья пострадавших: предоставление убежища на срок до года, переезд, смена внешности и прочее», — поясняет Наталия Ходырева.

Стамбульскую конвенцию Россия, как и некоторые другие страны Восточной Европы, не ратифицировала.

Закон о профилактике насилия встретил сопротивление

Власти признают существование проблемы. «Есть другая тревожная тенденция роста насилия в семье, это очень опасно. Давайте мы подумаем и предложим системные меры», — заявила председатель Совфеда Валентина Матвиенко на состоявшемся 17 декабря первом заседании новоучрежденного Совета при президенте России по реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей.

Контекст

Женщины ищут защиты от насилия

Русским разрешат бить жен?

Домашнее насилие в России

Домашнее насилие дороже войн

Как объявила 4 декабря зампредседателя думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, обновленный документ поступит в парламент до конца 2018 года, пишет издание «Лайф». В поддержку закона высказалась и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, сообщает РИА «Новости».

«Законопроект долго согласовывался в думских комитетах. Мы очень опасаемся, что из него исключили все действенные механизмы помощи пострадавшим. Прежде всего, речь идет об охранных ордерах и переводе домашнего насилия в сферу публичного обвинения, когда дела возбуждаются прокуратурой и не подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым», — говорит Анна Ривина.

«Судя по тому, что законопроект поддержала Москалькова, он может быть принят, правда, в облегченном варианте. Возможно, примут норму о принудительной психологической работе с насильником в течение нескольких лет и усилят административное наказание. Думаю, в законе не будет никаких охранных ордеров. Как заметил один из спикеров международного круглого стола по теме домашнего насилия, если каждая четвертая женщина — жертва, то после криминализации побоев каждый четвертый мужчина может сесть», — считает Рима Шарифуллина.

Против законопроекта работает сильное лобби, объединившее чиновников, консерваторов и либералов, утверждают собеседники Eurasianet.org. Активную позицию по этому вопросу заняла и Русская православная церковь.

«Они [борцы с побоями в семье] манипулятивно спекулируют темами так называемого «домашнего» или «семейного насилия», необходимости постоянно защищать ребенка от его собственных родителей, противопоставляют ложно понимаемые права детей традиционным семейным ценностям и правам родителей, которые веками не подвергались сомнению… Под предлогом борьбы с насилием и защитой слабых… действуют те, кто пытается разрушить наше общество и уничтожить его основу — семью» — сказано в докладе Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства во главе с протоиереем Дмитрием Смирновым.

Правительство игнорирует проблему домашнего насилия из соображений бюджетной экономии, считают эксперты. «Реализация закона потребует финансовых вложений (создание убежищ, обучение полицейских и судей, компенсации и реабилитация пострадавших). [При этом] сегодня не ведется подсчет экономических потерь от смертей, потери работоспособности, разрушения семей и т. д.» — убеждена Наталия Ходырева.

Где женщины могут получить помощь

По данным интерактивной карты центра «Насилию.нет» в России действует более сотни кризисных центров и убежищ для женщин, переживших насилие. Большинство из них — негосударственные.

«НКО, помогающих женщинам в России, всего 15-20. Подавляющее большинство таких организаций находятся в крупных городах. Убежищ — еще меньше. Это квартира, где временно (на срок от нескольких месяцев до года) могут поселиться женщины с детьми, пока ищут работу, новое жилье или ждут окончания судопроизводства. Государственных кризисных убежищ — мало. Иногда они закрываются из-за того, что помещение отдают под другие нужды. У НКО, как правило, нет денег, чтобы открыть собственное убежище. Они живут за счет частных пожертвований и госсубсидий, получить которые сложно», — говорит пресс-секретарь Кризисного центра для женщин в Санкт-Петербурге Борис Конаков.

По его словам, за прошлый год в центр обратились за помощью 6 тыс. человек. Подавляющее большинство звонков связано именно с домашним насилием. «Женщины стали чаще обращаться в связи с психологическим насилием, когда партнер кричит, бьет посуду, не дает выходить из дома», — отмечает Конаков, видя в этом признак растущей осведомленности общества о проблемах насилия.

Наталия Ходырева больше, чем на помощь государства, рассчитывает на женскую солидарность, считая, что в сложившейся ситуации спасение утопающих — дело рук самих утопающих. «У молодого поколения женщин — более высокие стандарты качества жизни и партнерских отношений, обширные социальные сети, активизм. Эти терпеть и молчать уже не будут», — надеется она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Больше 80% преступлений против детей в РФ совершается в семьях, но даже настоящие изуверы редко получают реальные сроки

Нашумевшее дело сестер Хачатурян поставило перед российским обществом проблему семейного насилия над детьми, которые не могут дать взрослым отпор. Истории такого рода редко освещаются на всю страну, отчего создается впечатление, что издеваться над детьми способны лишь единицы. При этом каждый четвертый родитель признается, что хотя бы раз бил своего ребенка ремнем, а больше 80 процентов преступлений против детей в России совершаются именно в семье, пишет «Новая газета».

Читайте так же:  До какого возраста удерживаются алименты на детей

Проанализировав более 400 судебных решений об избиениях, истязаниях, убийствах и жестоком обращении с детьми, журналисты выяснили, что половина преступлений совершается родственниками и близкими людьми в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, причем поводами для избиений в «воспитательных целях», которые нередко заканчивались трагедией, служили мелкие провинности или неприязнь к своим детям.

При этом для 40 процентов людей, избивших или убивших ребенка, суд признавал смягчающим обстоятельством беременность или наличие других детей у подсудимых: в 2015 году суд Тулы признал смягчающим обстоятельством факт наличия двух детей у женщины, задушившей родившегося у нее третьего ребенка. Юристы отмечают, что человек, имеющий детей, в большей степени будет стремиться к исправлению и возврату в семью, чем человек, у которого никого нет.

Чтобы избежать ответственности за преступление, подсудимым, не причинившим серьезный вред здоровью, было достаточно помириться с жертвами. Суд прекращал уголовное дело, даже если в силу возраста решение о примирении за ребенка принимал его представитель. Если ребенка не убили или его здоровью не причинили тяжкий вред, даже когда истязания длились годами, подсудимые в большинстве случаев получали условные сроки или исправительные работы.

Так, в марте 2016 года отец третьеклассника долго избивал его деревянным прутом и угрожал отрубить ему руки топором. Поводом для этого стал звонок классной руководительницы, которая рассказала, что школьник без разрешения берет чужие игрушки, и попросила отца объяснить сыну, что так делать нельзя. На следующий день мальчику стало плохо во время урока, и его увезли в больницу. Отца признали виновным по 116 статье УК РФ (побои) и приговорили к исправительным работам на четыре месяца и ежемесячному удержанию в доход государства 10 процентов зарплаты.

Серьезными проступками со стороны детей, по мнению россиян, являются мелкое воровство, курение, употребление алкоголя, наркотиков и хулиганство. В этих случаях две трети опрошенных родителей считают допустимым физическое наказание ребенка. При этом в большинстве случаев преступлений против детей речь шла не о так называемых серьезных проступках, а о «резко возникшей неприязни». Поводом для избиений становился громкий плач ребенка, который мешал работать или выпивать; нежелание ложиться спать или идти домой; плохая успеваемость в школе или отказ помочь по дому; то, что ребенок не включил телевизор или мешал его смотреть. Совсем маленькие дети получали побои за то, что их вырвало во время еды или «с целью отучения от грудного вскармливания». А очень многие дети были избиты после того, как вступились за мать.

Кроме того, после принятия закона о декриминализации домашнего насилия от уголовной ответственности стали освобождать даже тех родителей, которые истязали своих детей очень долгое время. Однако наказания за насилие в семье не были существенными и до этого: уголовные дела за побои в отношении близких людей практически не возбуждались, а поступившие в суд в порядке частного обвинения прекращались за примирением сторон. Хотя после принятия закона о декриминализации виновных в побоях близких людей чаще привлекают к ответственности, под декриминализацию могут попасть и многократные избиения детей, несмотря на то, что это противоречит сути закона.

Статьи 117 (истязание), 116 (побои) и 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью) часто перетекают друг в друга, при этом факт истязания со стороны родителей доказать очень сложно. «До сих пор многим людям, в том числе и судьям, надо объяснять, что детей бить нельзя. Систематическое избиение детей воспринимается многими судьями не как умышленное истязание, а как неправильно понятый процесс воспитания», — отмечает специалист по семейному и детскому праву, адвокат Антон Жаров. О реальных сроках речь шла в основном в случаях, когда здоровью ребенка был причинен тяжкий вред (статья 111). Если ребенку причинили средний вред здоровью, условные сроки составляли больше 60 процентов приговоров. А по такой статье, как систематические истязания, по сути являющиеся пытками (статья 117), условное наказание получили более 70 процентов подсудимых.

Как следует из результатов опроса, опубликованного на сайте «Левада-Центра», каждый четвертый россиянин (24%) знает о домашнем насилии в своей семье или среди своего окружения, а каждый четырнадцатый (7%) видел рукоприкладство у родителей. Каждый двадцатый (5%) при этом признался, что либо сам применяет насилие в семье, либо является его жертвой. По словам большинства опрошенных, под насилием в семье они понимали рукоприкладство, как с тяжелыми физическими последствиями (например, удары ногами), так и без них (пощечины) сексуальное изнасилование, угрозы забрать ребенка и словесные унижения.

Чаще всего с насилием сталкиваются женщины в возрасте 31-54 лет (8%), показал опрос. Довольно высок и процент мужчин старше 55 лет (7%), которые признались, что сталкивались с насилием в собственной семье. Самый высокий процент людей, знакомых с насилием, среди россиян с уровнем образования ниже среднего. На вопрос социологов о том, как следует действовать женщине, которую избил муж, 59% респондентов ответили, что следует обратиться за помощью в полицию, 20% опрошенных советуют идти к психологу, 11% участников исследования рекомендуют обратиться к адвокату. При этом в российском обществе нет нормы обязательного регулирования и карательной реакции на домашнее насилие: люди крайне редко обращаются к адвокатам, психологам или в некоммерческие организации для решения этой проблемы.

Правозащитники, а также авторы петиции, собравшей уже около 800 тысяч подписей, добиваются появления в России закона о профилактике насилия в семье, который бы предусматривал систему охранных ордеров и помощь пострадавшим, например, создание кризисных центров или убежищ.

Статистика насилия

Ежегодно миллионы людей подвергаются физическим и психологическим пыткам со стороны родных или третьих лиц. Проблема существует во всех странах мира. Статистика насилия позволяет выявлять случаи физических и моральных издевательств и вырабатывать действенные меры защиты от агрессоров.

Что такое насилие

Насилие – это причинение травм, жестокое обращение, даже убийство с использованием грубой физической силы. В широком смысле насилие определяется, как принудительное воздействие на другого человека: оскорбление, унижение, использование в своих интересах. Цель такого деяния – подавить волю жертвы и ее личность.

Читайте так же:  Судебные решения о разделе имущества супругов

Фильмы про насилие

Фильмы про насилие и пытки :

  1. Леденец (2005).
  2. Искупление (2007).
  3. Прощай, детка, прощай (2007).
  4. Сомнение (2008).
  5. Тайна в его глазах (2009).
  6. Цветы войны (2001).
  7. Охота (2012).
  8. Короткий срок 12 (2013).
  9. Рождение нации (2016)
  10. По воле божьей (2018).

В сети также немало интересных сериалов на тему насилия. Среди них – «Спартак: Боги арены», «Тюрьма Оз», «Убийство», «Джо».

Защита от жестокого обращения

Жертвы насилия часто нуждаются в медицинской, юридической и психологической помощи. Многим из них нужна социальная поддержка.

К кому следует обращаться за помощью? В каждой стране существует телефон доверия жертвам насилия. Гражданам оказывают психологическую помощь. При необходимости операторы могут подключить сотрудников правоохранительных органов или медицинских работников.

При регулярных репрессиях необходимо:

  1. Обратиться в травмпункт, получить помощь, зафиксировать повреждения и указать, кто их нанес.
  2. Подать заявление в полицию. Однако если повреждения незначительные, то полиция откажет в возбуждении уголовного дела.
  3. Подать частное обвинение мировому судье.

Чтобы не стать жертвой жестокого обращения специалисты советуют:

  1. Избегать конфликтных ситуаций.
  2. Не участвовать в ссорах или драках.
  3. Не ходить поздно вечером по улице одному.
  4. Не садиться в машину к незнакомым людям.
  5. При выходе из дома сообщать родным о месте пребывания.
  6. Во время преследования бежать к освещенному месту, где много людей.

Профилактика насилия включает установление заботливых отношений между родителями и детьми, ограничение доступа к спиртному, огнестрельному и холодному оружию, изменение культурных и социальных норм, которые поддерживают агрессию.

Жестокое обращение с детьми

В прошлом году около 1 млрд. детей было подвержено физическому, сексуальному или эмоциональному насилию. Из них около 300 млн. малышей в возрасте от 2 до 4 лет. Статистика насилия над детьми показывает, что такое отношение накладывает отпечаток на дальнейшую жизнь потерпевших.

Статистика детского насилия каждые семь минут фиксирует смерть одного подростка от жестокого обращения. В 2015 году в мире было зарегистрировано 82 тыс. случаев.

Видео (кликните для воспроизведения).

Статистика насилия в школах также показывает высокие результаты. В 2016 году ЮНЕСКО проводило социальный опрос среди подростков. В нем участвовало 100 тыс. человек. Четверть опрошенных подростков терпели издевательства из-за своей внешности. Столько же детей пострадало из-за гендерной принадлежности. Четверть опрошенных подростков терпели издевательства из-за национального происхождения. Остальные участники страдали по иным причинам.

Жертвами насилия в Германии ежегодно становятся десятки тысяч детей. Последние годы от жестокого обращения в среднем погибает от 108 до 186 детей.

Статистика насилия над детьми в Японии зафиксировала рекордное количество потерпевших. В 2017 году поступило более 133 тыс. жалоб. Показатель увеличился на 11 тыс. обращений. На долю морального унижения приходится 72. тыс. случаев.

Статистика насилия в школах Молдавии также ужасает. За 2016–2017 учебный год произошло более 10 тыс. инцидентов. О них сообщают преподаватели и дирекция учебных заведений. Однако полиция зафиксировала только 275 случаев. Большая часть происшествий приходится на конфликты между учениками. Также встречаются случаи агрессии со стороны педагогов.

Какая статистика жертв насилия среди детей в Украине? В 2017 году почти 25% школьников подвергались издевательствам. Из них почти 40% потерпевших никому об этом не рассказывают.

Классификация насилия

Домашнее, бытовое или семейное насилие – это повторяющееся жестокое обращения одного человека или родственника по отношению к другому. Склонность к насилию наблюдается у родителей, которые:

  • являются приемными по отношению к ребенку;
  • часто ссорятся в семье;
  • имеют низкий уровень образования;
  • злоупотребляют алкоголем;
  • имеют много детей.

Методы насилия – доминирование, унижение, угрозы, запугивание, изоляция, отрицание, перекладывание вины. Виды репрессий:

  1. Физическое воздействие.
  2. Сексуальное домогательство.
  3. Экономическое давление.
  4. Эмоциональное притеснение.

Ситуация в России

Какая статистика насилия в семьях? В Российских семьях совершается около 40% тяжких преступлений. Женщины являются чаще жертвами подобных преступлений – 93%. Мужчины значительно реже – 7%.

Насилие с избиением в российских семьях распространенное явление. Статистика МВД подтверждает данный факт. В 2015 году от домашней тирании пострадало 50 тыс. человек. Из них представители слабого пола – 36 тыс., несовершеннолетние дети – 11 тыс., мужчины – 3 тыс. человек. Однако в полицию обращается не более 40% потерпевших. Большая часть граждан умалчивает о своем горе.

Статистика бытового насилия ежегодно фиксирует гибель 12 тыс. женщин. Также погибает около 2 тыс. детей. Причина – самоубийство на почве домашней тирании. Статистика домашнего насилия в России:

Насилие в других странах

В 2017 году в Украине от домашней тирании погибло 600 женщин. Статистика семейного насилия насчитывает около 1,1 млн. пострадавших. В полицию обращается не более 110 тыс. потерпевших. Большая часть украинок не считают побои проявлением насилия.

Статистика домашнего насилия в Казахстане ежегодно фиксирует гибель 400 женщин. В 2017 году показатель тирании в семье вырос на 4,7%. В Казахстане пока не научились предотвращать подобные преступления.

Статистика жертв домашнего насилия в Кыргызстане несколько иная. Жертвами чаще становятся представители сильного пола. Преимущественно мужчины в возрасте 30–40 лет. В начале 2018 года зарегистрировано 160 случаев. Количество обращений в полицию выросло в 2,5 раза. Тогда как численность женщин подвергавшихся домашней тирании сократилась. Было зарегистрировано всего 1500 случаев. Показатель уменьшился на 15%.

В Беларуси от домашней тирании страдает около 30% женщин. Жертвами насилия по статистике чаще становятся женщины в возрасте 40–49 лет. Преимущественно они проживают в семьях с низким уровнем доходов.

Во Франции около 225 тыс. женщин подвергаются домашней тирании. Французская полиция ежегодно фиксирует 15 тыс. звонков от потерпевших. Три из четырех женщин сообщают о повторных инцидентах.

Домашняя тирания

В российском законодательстве отсутствует понятие «Домашнее насилие». Привлечь агрессора к ответственности можно только за побои, избиение, оскорбление. Закон о насилии неоднократно пытались принять. Однако ситуация в стране кардинально не изменилась.

К чему приводит отсутствие закона? Если в результате жестокого обращения жертва не получила серьезные телесные повреждения, то такие случаи относятся к делам частного обвинения. Однако жертвы насилия редко доводят дело до суда.

Сексуальное насилие

Принудительный сексуальный акт или попытка его совершения квалифицируется как сексуальное насилие. Статистика зафиксировала наибольшее количество изнасилований в ЮАР, Швеции, США и Великобритании.

Читайте так же:  Иск об установлении отцовства образец от отца

В ЮАР более 40% женщин подвергаются изнасилованию хотя бы раз в жизни. Статистика насилия над мужчинами значительно скромнее. К сексуальным отношениям принуждают лишь 4% представителей сильного пола.

В Европе также высокий уровень сексуальной преступности. Например, в Швеции каждая четвертая женщина является жертвой изнасилования. Однако тут преступлением считается даже половой акт с женой во время ее сна.

В Америке сексуальным посягательствам подвергаются преимущественно женщины в возрасте 18–24 лет. Каждые 107 секунд кто-то становится жертвой сексуального насилия в США.

Сексуальному насилию в тюрьмах США подвергается 4% заключенных. Ежегодно фиксируется около 216 тыс. случаев. На долю несовершеннолетних граждан приходится 9,5% от общего количества пострадавших.

Отдельно ведется статистика сексуального насилия в армии. Например, в 2016 году в Америке было зафиксировано 887 случаев изнасилования мужчин и 2,83 тыс. женщин.

В Великобритании очень распространено сексуальное насилие над детьми. С 2011 по 2014 год в школах страны было зафиксировано 5,5 тыс. преступлений сексуального характера

Статистика насилия детей в Казахстане также неутешительна. В 2017 году жертвами сексуальных домогательств стали 850 подростков.

Кому и зачем нужна статистика

Изучение статистики по гендерному признаку подвигло ООН на принятие Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации по отношению к женщинам.

Отчеты ВОЗ вызывают сомнения в правдивости данных. Но даже в таком виде статистика позволяет судить о масштабах домашнего насилия и выстраивать рейтинги стран, где оно процветает.

Статистика насилия от МВД фиксирует число потерпевших от насильственных преступлений, количество драчунов, состоящих на профилактическом учете. Судебная статистика же позволяет установить число насильников, понесших наказание и весомость мер, к ним применяемых.

Возможно, она достаточно убедительна для отечественных законодателей, чтобы принять в России Закон о домашнем насилии, разговоры о котором идут уже давно.

Для многих социальных служб статистические данные служат сигналом для оказания помощи женщинам, страдающим от физического и вербального насилия.

Жестокое обращение с женщинами

Беззаконие имеет самые разные формы – убийства новорожденных, физическое насилие и жестокое обращение.

Последствиями произвола:
  • нежелательная беременность;
  • склонность к самоубийствам;
  • депрессия;
  • половые инфекции.

Статистика насилия в мире фиксирует и другие виды произвола. Например, на сексуальные посягательства со стороны третьих лиц жалуется 7% женщин. У пострадавших в 1,5 раза чаще встречаются инфекционные заболевания. Такие женщины в 2 раза чаще прерывают беременность.

Статистика насилия над женщинами отличается в разных странах. В Перу и Эфиопии жестокому обращению со стороны мужей/сожителей подвергается около 70% женщин. Тогда как показатель в Японии не превышает 15%.

Книги про насилие

Книги о жестокости и насилии :

  1. «Вендетта» А. Мун.
  2. «Игрушка» С. Лиходеев.
  3. «Любовь в цепях» Б. Свон.
  4. «Молчание ягнят» Т. Харрис.
  5. «Темная земля» С. Макбрайд.
  6. «Рассказ служанки» М. Этвуд.
  7. «Одержимость» Д. Магницкая.
  8. «Отпусти меня» Ю. Белоброва.
  9. «Глубокое синее море» Т. Захарова.
  10. «Вера. Надежда. Смерть» А. Иванова.

Сексуальное насилие над детьми: ближе, чем кажется

Сексуальное насилие над детьми — это не то, что где-то случилось с кем-то. Это то, что происходит повсеместно, просто об этом принято молчать, а не говорить. «Литтлван» выслушал истории тех, кто знает о проблеме не понаслышке и спросил экспертов, как пережить этот ужас и не допустить, чтобы это происходило с нашими детьми.

«Мне было лет девять. Мы с другом Ромкой жили на одной лестничной площадке, квартиры — стена к стене. Ходили друг к другу по сто раз в день. Родители говорили: «Спрашивай, кто звонит». Я кивала и не спрашивала. Что спрашивать, если это опять Ромка? В тот раз не спросила тоже. Мужчина зашел по-хозяйски в прихожую, спросил: «Ты играешь на фоно?». Я кивнула. Он сказал: «Сыграй мне!». Я открыла ноты, начала играть Бетховена, сбилась, посмотрела на него — он стоял, достав член. Меня парализовало.

Тут в подъезде раздались какие-то звуки, мой гость разволновался, выглянул. Мне хватило ума захлопнуть дверь и позвонить Роминому папе, милиционеру: «Ко мне сейчас приходил дядя без трусов!». Его мы так и не нашли — лица я не запомнила. Но запомнила, что мне очень повезло. Увы, так повезло не всем».

Страшные воспоминания детства: отец, отчим, братья, сосед, учитель, друг семьи, киномеханик…

Марина: «У меня был отчим. Отношения не сложились — он был жестоким. Однажды, когда мне было 11 лет, в длительное отсутствие мамы он залез ко мне под одеяло. Я активно сопротивлялась. Больше попыток насилия не было, но я дико этого боялась. И как только появилась первая возможность уйти из дома, я это сделала».

Екатерина: «Когда мне было от года до трех, мама с папой брали меня в кровать. Отец просил держать его за член. Я подросла и начала убегать, но родилась младшая сестра, и ей они говорили делать то же самое. Когда уже после смерти отца рассказала маме, что я все помню, она закричала: «Ты была маленькая, ты не можешь этого помнить!». С тех пор мать старается никогда со мной не оставаться наедине».

Аня: «Меня с 5 до 6 лет насиловал сосед, которого просили со мной посидеть. С ним оставляли всех детей нашего подъезда. Мне было очень больно и очень страшно. Он снимал с меня колготки и сажал на свой огромный член. Я говорила взрослым, что не хочу больше сидеть с соседом, но они меня не слушали».

Андрей: «Наш завуч, закрыв дверь в пионерской комнате, сажал меня на колени и целовал в губы. Я учился тогда в начальной школе. Он говорил: «Не бойся, я тебе как папа». А я боялся, но не мог ничего сделать. И закричать не мог. И сбежать не мог. Я маленький, а он большой. Это повторялось раз за разом. Потом я вырос. Я его видел недавно на улице. Он выглядит как бомж. Подошел ко мне, спрашивает: «Ты помнишь меня?». А я, конечно, помню, но говорю: «Нет!». А самому не так страшно, как тогда, но все равно страшно. И очень брезгливо. Я бы хотел, чтобы этого со мной не было».

Читайте так же:  Мировой суд развод пошлина

Анна: «С 3 до 6 лет меня насиловали старшие братья».

Юля: «Мне было страшно и стыдно признаться маме, что отчим сажает меня на колени, заставляет смотреть порнофильмы и держать член. Он сказал, что если я признаюсь, она убьет меня за то, какая я мерзкая и плохая, и они будут прекрасно жить вдвоем».

Оксана: «Меня насиловал друг семьи. Меня учили быть послушной — и я слушала его и шла, когда он меня звал. А потом узнала, что это называется «изнасилование», рассказала маме, и она мне поверила. И его посадили в тюрьму».

Василиса: «В лагере летом мы ходили в кино. Когда закончился фильм, я шла последняя и, увидев приоткрытую дверь в кинорубку, заглянула туда. А там киномеханик. Сначала поманил, а потом закрыл передо мной дверь на железный крюк: «Я тебя не выпущу! Только если ты меня поцелуешь!». Я скривилась, но чмокнула его в щеку. А он сказал, что надо поцеловать по-взрослому. Мне было страшно и стыдно. Но я сказала, что сейчас громко закричу и что целоваться по-взрослому не умею. Он меня выпустил. Я никому не рассказала об этой истории — ощущала себя виноватой и причастной к чему-то запретному. Считала, что ненормальный не он, а я, так как не ушла со всеми и спровоцировала ситуацию своим любопытством».

Мы больше не будем молчать!

В декабре 2018 года основатель петербургской благотворительной сети магазинов «Спасибо» Юлия Кулешова призналась, что с 5 лет подвергалась сексуальному насилию со стороны отчима. Ее история, опубликованная на интернет-портале «Такие дела», у многих перевернула восприятие проблемы сексуального насилия. В монологе Юлии — классическая история ребенка, который испытывал насилие, молчал о том, что происходит, и не имел возможности быть услышанным.

23 женщины только из моего окружения в детстве были неоднократно изнасилованы отцами, отчимами, дядями, братьями, дедушками. Это те люди, которых я знаю лично. Часто первый раз происходил до школы.

Спустя несколько дней после публикации Юля объявила о создании сообщества тех, кому пришлось пережить подобное: «На первых встречах в Москве и Петербурге мы собрались вместе, чтобы посмотреть друг на друга и побыть рядом. Вот так прийти, признаваясь в своей беде другим, снять куртку, невзначай заговорить с соседкой — очень страшно и требует большого мужества после десятилетий стыда и одиноких самокопаний. И вдруг оказывается, что то, что я так боялась, таясь в темном углу, — это я зря. Наша встреча для меня — огромная, бесконечная, светлая радость. Теперь мы вместе. Будем поддерживать друг друга. Делать важное, чтобы меньше детей сегодня и завтра прошли через наш опыт. И да, молчать мы больше не будем!».

По мировой статистике сексуальному насилию подвергается 1 из 3 девочек до 18, и 1 из 5 мальчиков.

Сексуальное насилие в 90% случаев происходит в семье и близком окружении ребенка.

Как помочь и предотвратить?

«Чтобы глубже узнать проблему, я обратилась к руководителю Института социального проектирования в поддержку семьи и детства, психологу Марине Буняк. И узнала, что при проведении институтом семинара «Как помочь ребенку, пережившему насилие?» 40% участников приходят не за обучением, а чтобы наконец-то помочь себе в безопасной обстановке осуществить встречу со своей травмой! Многие участники после семинара становятся клиентами личной терапии.

Из опыта работы института хочу отметить:

  • масштаб проблемы значительно больше, чем мы его себе представляем;
  • нет культуры обращения к специалистам по этой теме;
  • нет методологического психолого-педагогически обоснованного стандарта работы с обращениями в данной теме в госорганах. Сотрудники учреждений не знают, как обсуждать эту тему, что и как можно говорить и как не ретравмировать;
  • родители часто не готовы услышать и не знают, как обходиться с информацией о насилии, и часто родитель сам травмируется и становится деструктивным и избегающим;
  • в ситуации, когда родитель не взял на себя ответственность за случившееся, эту ответственность пожизненно несет ребенок. Такие «замершие» ситуации насилия неизбежно влияют на становление личности, на выстраивание отношений и последующую жизнь;
  • очень важно, чтобы эта тема начала подниматься в обществе. Сейчас неготовность говорить про насилие происходит на всех уровнях — на уровне общества, семьи и самой жертвы».

«Эта тема часто вызывает страх и отрицание: «Со мной это никогда не случится», или «Жертва сама виновата, это она все спровоцировала». Но нет же! Сексуальное насилие происходит здесь и сейчас. Как в цивилизованных странах, так и в нецивилизованных. Как в бедных семьях, так и в богатых и успешных (либо в случае психического нездоровья, либо у крайне непорядочных — бывает, что семьи могут даже усыновлять ребенка с этой целью). Но разница между этими странами и семьями состоит в том, что в случае бедности у слабого нет прав и защиты — за подобное взрослого мужчину могут даже не порицать. В это же время в цивилизованных странах за такие действия последует штраф, контроль органов опеки и наказание вплоть до тюремного.

Что делать сегодня, чтобы наши дети были защищены?

  1. Физически не оставлять их в ситуации, где они могут подвергнуться сексуальному насилию.
  2. Не оставлять их наедине с малознакомыми родственниками.
  3. Обучать детей тому, что такие ситуации существуют, и если такое происходит, то это не их вина, а того человека, который совершает преступление.
  4. Многим детям понятно, что тот, кто ворует кошельки и отбирает телефоны — преступник. Так вот: тот, кто совершает действия сексуального характера по отношению к ребенку, — тоже преступник. И поэтому необходимо разговаривать обо всем, что происходит, с мамой или папой — чтобы взрослые могли остановить эту историю.

Но глобально мой совет больше: я желаю взрослым научиться зарабатывать намного больше денег, вырасти профессионально и переехать жить в благополучный район или даже сменить страну на благополучную, где проблема сексуального насилия стоит не так остро, как в России».

Видео (кликните для воспроизведения).

Источники

Насилие детей в семье статистика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here