Насилие в однополых семьях

Предлагаем статью на тему: "Насилие в однополых семьях" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Впервые опубликованы шокирующие научные факты о семьях гомосексуалистов

Какими вырастут дети, которых воспитывали гомосексуалисты? Ответ на этот вопрос уже много лет интересует всех.

Сторонников однополых партнерств рьяно утверждают, что детям все равно, есть ли у них папа и мама, или же их выращивают два мужчины (или две женщины). Просемейные и религиозные организации, а также множество психологов вовсю кричат, что выросшие в атмосфере гомосексуальных отношений дети будут по умолчанию психологически травмированы и неполноценны в жизни.

Но в силу того, что легализация однополых партнерств и тем более «браков» начала происходить в некоторых странах не так давно, до недавнего времени еще не было оснований делать объективные научные заключения. По простой причине – еще не выросло поколение таких детей.

Однако осенью 2010 года Марк Регнерус, доктор социологии, адъюнкт-профессор в Техасском университете в Остине (США), начал свое знаменитое научное исследование на тему «Как отличаются взрослые дети, родители которых имеют однополые отношения». Свою работу ученый завершил спустя полтора года – в 2012-ом. Впрочем, анализ данных продолжается доныне – они доступны всем заинтересованным ученым, благодаря Межуниверситетскому консорциуму политических и социальных исследований Мичиганского университета.

Шокирующие последствия

В исследовании принимали участие 3000 взрослых респондентов, чьи родители состояли в однополых сексуальных отношениях. В итоге, полученные данные стали по-настоящему шокирующими. Впрочем, этого стоило ожидать. Но впервые это было доказано авторитетным ученым из авторитетного университета, а результаты были опубликованы в не менее авторитетном издании «Social Science Research».

Высокий уровень венерического инфицирования. В опубликованных данных сообщается, что 25% воспитанников гомосексуальных родителей имели или имеют венерические заболевания – из-за своего специфического образа жизни. Для сравнения, количество зараженных сверстников из благополучных гетеросексуальных семей зафиксировано на уровне 8%.

Неспособность хранить семейную верность. А вот и причина такого уровня инфицирования. Те, кого воспитывали гомосексуальные родители, намного чаще лояльно относятся с супружеской неверности – 40%. Аналогичный показатель лояльности к изменам среди выросших в гетеросексуальных семьях – 13%.

Психологические проблемы. Следующий шокирующий факт – до 24% взрослых детей из однополых «семей» недавно планировали самоубийство. Для сравнения – уровень таких настроений среди выросших в нормальных гетеросексуальных семьях составляет 5%. Воспитанные гомосексуальным родителем люди значительно чаще, чем выходцы из гетеросексуальных семей, обращаются к психотерапевтам – 19% против 8%.

Это и не удивительно. Ведь 31% выросших с мамой-лесбиянкой и 25% выросших с отцом гомосексуалистом когда либо были принуждаемы к сексу вопреки их воли (в том числе – со стороны родителей). В случае с гетеросексуальными семьями о таком сообщают лишь 8% респондентов.

Социально-экономическая беспомощность. 28% выходцев из семей, где мама была лесбиянкой, являются безработными. Среди выходцев из нормальных семей этот уровень составляет лишь 8%.

69% тех, у кого мама была лесбиянкой, и 57% тех, у кого папа был гомосексуалистом, сообщили, что их семья в прошлом получала государственные пособия. Среди обычных семей это актуально в 17% случаев. А 38% тех, кто выросли с мамой-лесбиянкой, до сих пор живут на государственные пособия, и лишь 26% имеют работу на полное время. Среди тех, у кого отец был гомосексуалистом, только 34% в данный момент имеют работу на полную загрузку. Для сравнения, среди выросших в гетеросексуальных семьях лишь 10% живут на госпособия, и половина – трудоустроены на полное время.

Расстройство сексуальной самоидентификации. Ну и напоследок – цифры, которые окончательно разрушает миф о том, что воспитание в однополой «семье» не влияет на сексуальную ориентацию повзрослевшего ребенка. Итак, если папа или мама имели гомосексуальные связи, то всего лишь 60-70% их детей называют себя полностью гетеросексуальными. В свою очередь более 90% людей, которые росли в традиционной семье, идентифицируют себя как полностью гетеросексуальных.

Попытка закрыть рот Регнерусу

Что показательно, когда Марк Регнерус готовил к публикации полученные данные, против него начали вести агрессивную информационную кампанию. ЛГБТ-активисты требовали не допустить публичного оглашения результатов исследования. Самые горячие головы стали клеветать, называя Регнеруса мошенником и шарлатаном, требовали уволить профессора из Техасского Университета. Даже многие ученые ополчились против своего коллеги.

Тогда Университет тщательно изучил все обвинения и скрупулезно проанализировал все данные, полученные Регнерусом. Отдельно проверялась методика исследования. В итоге Университет подтвердил, что научная работа имеет высочайшее качество и соответствует академическим требованиям.

Журналисты интернет-газеты «Все Новости» связались с профессором Марком Регнерусом, чтобы прояснить эту ситуацию.

Кто и с какой целью подверг сомнению Ваше исследование? Кто проводил расследование, и к какому заключению пришла комиссия?

Насколько я понимаю, Вас интересует прецедент с расследованием, проведенным здесь, в Техасском Университете, касательно соблюдения мной научной этики. Решение о проведении расследования было принято после того, как Нью-Йоркский общественный активист и блогер подал жалобу, утверждая, что с моей стороны имело место нарушение научной этики. Научно-исследовательский отдел университета провел расследование и сделал заключение, что доказательства предъявленного мне нарушения отсутствовали. Таким образом, вопрос был снят.

Как бы Вы объяснили настойчивое желание ЛГБТ-сообщества добиться Вашего отстранения от работы в Университете и запрета публикации?

Дело в том, что в США права сексуальных меньшинств и борьба за признание однополых «браков» – вопрос крайне чувствительный. Именно поэтому все стадии исследования – от моей работы как автора до рецензионного процесса и, наконец, привлечения внимания СМИ – все это проходило, что называется, под микроскопом. Я ответил на критику моего исследования в ноябрьском выпуске того же журнала «Social Science Research» (2012) и опубликовал полученные результаты. Все заинтересованные ученые данной отрасли имеют возможность эти результаты анализировать и делать собственные выводы. Но непосредственно данные, которые мы опубликовали, являются точными.

Также показательно, что этому исследованию была посвящена большая статья в The New York Times. Это авторитетное издание также посчитало необходимым публично оповестить читателей о полученных Марком Регнерусом результатах. Таким образом, мировое сообщество едва ли не впервые получило авторитетное исследование, которое проливает свет на трагичные последствия воспитания детей в семьях, где родители практиковали гомосексуальные отношения.

В СПЧ заступились за гей-пары с детьми

В обществе считаются нормальными семьи из мамы, бабушки и тети, заметила ответственный секретарь Совета

Москва. 17 июля. INTERFAX.RU — Насилие в отношении детей может быть поводом для расследования и уголовного дела, если его не было, семью разрушать нельзя и воспитание детей однополой парой само по себе не должно быть поводом для возбуждения дела. Так считает ответственный секретарь Совета при президенте по правам человека Ирина Киркора.

Она напомнила, что в обществе считается нормальной ситуация, когда ребенка воспитывают три женщины, например, мама, бабушка и тетя, поэтому непонятно, какие вопросы могут возникать, если детей воспитывают двое мужчин. «А что происходит у них за закрытыми дверями — это их личное дело, также и мама и папа не посвящают своих детей в подробности того, что происходит между ними за закрытыми дверями», — отметила она.

Киркора допустила, что в органах опеки могли и не знать о том, что детей усыновила однополая пара, поскольку мужчины могли подать документы на опеку или усыновление по отдельности.

Читайте так же:  Раздел имущества спустя год после развода

Ранее стало известно, что в Москве возбудили уголовное дело о халатности в отношении сотрудников отдела соцзащиты по району Марьино. Их обвинили в том, что они допустили усыновление двух мальчиков в однополую семью и не оградили детей от вредной для них информации, вопреки охраняемым законом интересам государства. По версии следствия, один из мужчин в этой семье «пропагандирует нетрадиционные отношения, формируя у детей искаженные представления о семейных ценностях, нанося вред их здоровью, нравственному и духовному развитию».

Адвокат ЛГБТ-группы «Выход» Максим Оленичев сказал «Интерфаксу», что в группе знают эту семью, в ней «идеальные» и «ровные отношения» и родители о детях заботятся.. Сославшись на заключение психолога, он добавил, что сексуального насилия в семье не было и детей внутрисемейные отношения не беспокоят.

Адвокат добавил, что само по себе усыновление однополыми парами не означает, что внутри семьи обязательно пропагандируются нетрадиционные сексуальные отношения. Статистика говорит, что в таких семьях подавляющее большинство детей «вырастают гетеросексуальными», сказал он.

Семью начали проверять, после того, как 12-летний мальчик попал в больницу с подозрением на аппендицит и рассказал, что живет с братом и двумя отцами, писала в июне «Комсомольская правда». По ее сведениям, обоих детей усыновил один из мужчин, преподаватель московского вуза.

Обратная сторона домашнего насилия: что делать пострадавшим мужчинам

О домашнем насилии мы подробно рассказывали тут. По статистике, 75% пострадавших от домашнего насилия — женщины, но у проблемы есть и обратная сторона: иногда от побоев и давления страдают мужчины. Мы решили уделить этому отдельное внимание, а также обратить взор на ситуацию в однополых отношениях.

Абьюз, направленный на мужчин

В обществе редко говорят о насилии со стороны женщины в адрес мужчины. Наверное, потому что это не распространенная практика. Установки патриархата не позволяют девушке выходить из пассивной роли и направлять свою агрессию на партнера. Однако устои меняются, и иногда в прессу попадают громкие заголовки вроде «‎Женщина избила парня и забрала у него два кальяна, нарды и белье». Подобные случаи входят и в семейный быт, что частично можно объяснить сменой ролей. При этом необязательно насилие подается в виде удара сковородкой по голове — психологические атаки никто не отменял. В парах, где нарушен баланс, женщина может подвергать мужчину давлению (и наоборот). Поводы могут быть разные: от маленькой зарплаты до социального положения. При этом агрессор может даже не подозревать о том, что доставляет партнеру неудобства, например: девушка высказывает недовольство ремонтом в квартире, приводя в пример парня своей подруги, который за выходные сделал перепланировку. Иногда враждебность осознана и мотивирована заставить мужчину сделать то, что от него требуют. Обычно это достигается с помощью манипуляций.

Психологи выделяют в основном три категории конфликтных тактик, которыми пользуются абьюзеры:

  • вербальная агрессия (например, высказывания, имеющие целью вызвать обиду или раздражение);
  • доминантное поведение (например, ограничение общения с друзьями);
  • проявления ревности (например, обвинения в неверности).

Но не торопись обвинять своего партнера в психологическом насилии за упреки о немытой посуде. Исследователи утверждают, что единичные случаи, в отличие от физического и сексуального насилия, в счет не идут. Для абьюза характерна системность.

Проблема в однополых отношениях

Стереотипное мнение: в однополых отношениях все гладко, а баланс не нарушается. Но это в корне не верно, и домашнее насилие приходит и в гомосексуальные семьи. BBC рассказывали о неординарном случае, произошедшем в штате Массачусетс 25 лет назад: насилию подвергся мужчина по имени Курт Роджерс, его бойфренд угрожал ему пистолетом и ножом. Курт сумел сбежать и сохранил себе жизнь. Случай подтолкнул его заниматься помощью геям, лесбиянкам и трансгендерам, столкнувшимся с домашним насилием. По его словам, в однополых отношениях домашнее насилие проявляется чаще, чем в традиционных. Ученые Медицинской школы Файнберга Северо-Западного университета объяснили феномен стрессом меньшинства: согласно теории, гомосексуалы подвержены дополнительному стрессу из-за давления со стороны общества. Иногда психика не справляется, что приводит к рукоприкладству и унижениям. Глобальная работа американского минздрава подтверждает слова статистикой: гетеросексуалки сталкиваются с насилием в 35% случаев, а лесбиянки — в 43,8%. Что касается мужчин, то здесь ситуация примерно одинаковая: 29% — у натуралов и 26% — у геев. Чаще всего с домашним насилием сталкиваются бисексуальные женщины — 61,1%

Курт Роджерс, познавший статистику на собственном опыте, не знал, куда обратиться с проблемой, и поэтому основал собственную организацию, где помогают всем гомосексуалам и трансгендерам. Но когда он только начинал, то столкнулся с осуждением со стороны ЛГБТК-сообществ. Люди считали, что он пытается очернить репутацию движения. Однако впоследствии люди поняли: жертвой домашнего насилия может стать каждый, независимо от гендера и физических параметров. Порой любящий человек готов идти на жертвы ради того, чтобы сохранить партнера, но они того не стоят. Собственное здоровье, телесное и душевное, намного дороже, чем нездоровые отношения.

Физическое насилие: не только Европа

Физическое насилие по отношению к мужчинам следует рассмотреть внимательнее. Если тебе кажется, что проблема остро стоит где-нибудь в Европе или США, то ты ошибаешься. Она касается даже самых консервативных стран и регионов. Например, в Ираке женщины реже страдают от побоев, нежели их партнеры (17% против 20%). Особенно часто вопрос поднимается в Курдистане, где есть специальные организации, защищающие права мужчин: Союз мужчин Курдистана и Группа по борьбе с насилием над мужчинами. Они организуют семинары и кампании по повышению осведомленности о проблеме. Согласно их данным, только за 2018 год в регионе 5 мужей были убиты собственными женами или их родственниками, а еще 115 человек покончили жизнь самоубийством из-за психологического давления. Из года в год цифры растут, специалисты до конца не могут разобраться, в чем проблема Курдистана.

Мужчины Ирака убеждены, что многочисленные войны сделали население их страны более жестоким. Если мужчина обратится в полицию по поводу домашнего насилия со стороны женщины или ее родственников, то его не воспримут всерьез. Об этом говорят данные исследования Ричарда Фелсона и Пол-Филиппа Паре, изучавших проблему домашнего насилия в США: полиция с малой степенью вероятности арестует женщин, которые нападают на своих партнеров-мужчин. Предполагают, что мужчина может себя защитить от женщины и что такое насилие не опасно, если не направлено на кого-то еще, кроме партнера. Показательна история с Джонни Деппом и Эмбер Херд: актриса на протяжении нескольких лет унижала и избивала супруга. Еще в 2016 году она обвинила Деппа в побоях с целью выиграть у него компенсацию в суде, хотя тот не только не трогал Херд, но и сам был жертвой насилия. Однако его никто не услышал, и новый поворот дело получило только после слива в сеть разговора супругов. Это вынудило Эмбер сознаться в рукоприкладстве. Но в большинстве случаев справедливость не торжествует.

Куда мне обратиться?

Мы уже очень подробно описывали инструкцию для столкнувшихся с домашним насилием. Лучше всего звонить в кризисные центры, например, «Насилию.нет». Их офисы есть во многих регионах страны. На сайте можно подробно ознакомиться с каждым видом угрозы. Работа идет не только с пострадавшими: «Насилию.нет» несет в массы здоровое восприятие отношений с помощью проекта «Мужчины против насилия».

Однако в случае с обратной стороной домашнего насилия это не всегда работает. Организации по борьбе с проблемой иногда неадекватно оценивают жалобы мужчин. Поэтому лучший выход — персональное решение вопроса. С этим хорошо справится психолог, который поможет определить болевые точки, проработать их и избавиться от проблемы. Важно, чтобы жертва сама поняла и приняла свое положение, только так из ситуации можно выйти осознанно. Это поможет выработать уважение к себе и не даст повториться неприятной ситуации вновь.

Читайте так же:  Перечень документов для установления отцовства

Бьет значит любит? О насилии в однополых парах и как с ним справляться

Как насилие проявляется в однополой паре. Каковы его причины, и что делать, если вы или ваши знакомые оказались в отношениях с обидчиком или обидчицей?

Результаты исследований однополых пар дают следующие результаты: от 24% до 90% лесбиянок хотя бы раз сталкивались с психологическим насилием со стороны партнерши (США, 1999г.), а 26% геев и 37% бисексуальных мужчин в какой-то момент времени переживали насилие в паре (США, 2010г.)

Что такое бытовое насилие?

Насилие часто ассоциируется с угрозой или причинением человеку физического вреда. Бытовое (или домашнее, семейное) насилие, конечно, выражается в форме физического насилия, но не ограничивается им. В литературе насилие часто называют «абьюз» (от английского abuse – применять насилие любого рода от физического до эмоционального). Оно так же включает в себя такие формы насилия, как:

  • эмоциональное / психологическое насилие — постоянная критика и унижение, оскорбления, насмешки, угрозы или попытки причинить вред себе в ответ на поведение партнера/-ши, ревность, контроль над телефонными звонками, письмами, сообщениями в социальных сетях, преследования или слежка, запрет на встречу с родственниками или друзьями;
  • экономическое насилие — изъятие денег или кредитных карт, запрет на работу или отказ устраиваться на работу, кражи, угрозы или уничтожение собственности; принуждение к оплате всех расходов, требование отчета за все денежные траты;
  • сексуальное насилие: от критики сексуальных потребностей до принуждения к сексу и изнасилования.

Домашнее насилие не единично или случайно, оно систематически повторяется снова и снова. А человек, совершающий абьюз, стремится к тотальному контролю над жизнью близкого человека.

Важно! В ситуации домашнего насилия может оказаться каждый человек, независимо от пола, гендера, сексуальной ориентации, возраста, национальности, физических особенностей, уровня образования, профессии, материального положения, отношения к религии…

Источники насилия в однополых парах

Насилие часто появляется в парах, где хотя бы один партнер или партнерша, были свидетелями насилия в родительской семье, сами оказывались жертвами насилия в детстве и неосознанно стремятся выплестнуть (отыграть) тот гнев или обиду в настоящем. Причинами возникновения насилия могут быть временные или стойкие нарушения психического здоровья, злоупотребление алкоголем или наркотиками. Жесткие представления о гендерных ролях: мужская – «активная, агрессивная, доминирующая роль» и женская – «пассивная, зависимая, заботливая, и даже жертвенная», могут стать благодатной почвой для возникновения насилия в семье.

Факторы, перечисленные выше, могут служить причиной появления насилия в любой паре, независимо от пола и сексуальной ориентации партнеров. И все же в однополых союзах дополнительным источником насилия может выступить внутренняя гомофобия, абьюзера (человека, совершающего насилие): когда партнер или партнерша воспринимаются как очередное напоминание о своей причастности к сообществу, когда в партнере «бросаются в глаза» неприятные, раздражающие проявления гомосексуальной культуры. Обидчик/-ца так же могут обладать бифобными и/или трансфобными представлениями по отношению к своим партнерам. В этих случаях проявления насилия будут связаны с идентичностью. Давайте их рассмотрим.

Насилие в связи с идентичностью

Абьюзеры могут использовать тот факт, что их жертва – гей, лесбиянка, бисексуал/-ка или трансгендер/-ка. Как это происходит?

  • происходит насильственное раскрытие (аутинг) или угрозы раскрытия сексуальной ориентации или гендерной идентичности семье, друзьям, начальству, соседям;
  • партнер или партнерша критикуются, как «ненастоящие» геи, лесби или би (если камин-аут был совершен недавно или кто-то до этого имел гетеросексуальные отношения);
  • перекладывание ответственности за насилие на идентичность партнера или партнерши (гей, лесби, би, транс) или его/ее поведение (немоногамность, чрезмерная или недостаточная общительность партнер_ши и т.д.);
  • высмеивание гендерной идентичности: внешности, одежды, голоса, прически;
  • убеждение партнера или партнерши в том, что те, к кому можно было бы обратиться за помощью, гомофобны/ бифобны или трансфобны.

В ЛГБТ-среде распространено мнение о том, что если один мужчина жестоко обращается с другим, то второй может ответить ему тем же, ведь они находятся в равном по отношению друг к другу положении и имеют равные возможности, а агрессивность им «присуща по природе». И что в отношениях между двумя женщинами не может существовать насилия, потому что это «противоречит природе» женщин. Это мифы. Существование насилия обусловлено не природной предопределенностью, а сознательным выбором каждого человека – совершать или не совершать насильственные действия.

ВИЧ-статус и насилие в паре

Состояние здоровья, в том числе ВИЧ-статус человека, не является причиной насилия. Но он может быть использован обидчиком или обидчицей в бытовом насилии угрозами раскрытия или раскрытием положительного статуса друзьям, семье, коллегам человека, живущего с ВИЧ, удержанием АРВТ (антиретровирусной терапии), угрозами оставить без поддержки, уйти из пары, оскорблениями типа «грязный», «заразный» и т.д.

Обидчиком или обидчицей в паре так же может оказаться человек, живущий с ВИЧ. Он или она могут использовать чувство жалости к себе, чтобы манипулировать партнером/-шей, шантаж и угрозы прекратить лечение, а также угрозы или умышленные действия по инфицированию партнера/-ши.

Видео (кликните для воспроизведения).

ВИЧ-статус человека может вызывать напряжение в паре, разного рода проблемы, ощущение кризиса или стресса в отношениях, но он не может и не должен являться причиной или средством применения насилия!

Как понять, состоит ли человек в насильственных отношениях?

Один из наиболее значимых признаков – ощущение страха перед партнером или партнершей: не то сказать, не то сделать, не так выглядеть, – страха вызвать гнев или недовольство и столкнуться с последствиями. Вместе с тем могут присутствовать ощущение беспомощности, отчаяния, опустошенности, ненависти к себе, отсутствие самоуважения, депрессия, чувство изоляции и одиночества, суицидальные мысли.

Если ваши желания не учитываются и не уважаются, ваше мнение не выслушивается и критикуется, физические границы вашего существования (тело, имущество, финансы) нарушаются, ваше время и планы все время контролируются, скорее всего, вы находитесь в отношениях насилия.

Бытовое насилие по своей природе циклично.

После насильственных действий и неприятных переживаний отношения в паре как бы налаживаются – наступает период, когда обидчик или обидчица признает свою «неправоту», дает обещания исправиться и всячески радует и ублажает близкого человека, но в один момент все возвращается на круги своя. Насилие повторяется. Периоды раскаяния вызывают у потерпевшей стороны надежды на то, что все изменится и зачастую удерживают человека в деструктивных отношениях.

Что делать? Как помочь себе и близким, оказавшимся в ситуации домашнего насилия?
  • Важно набраться смелости поделиться проблемой с людьми, которым доверяете.
  • Обратитесь за информацией: какие организации в вашем городе помогают справиться с ситуацией домашнего насилия? Есть ли в вашем городе ЛГБТ-проекты, предоставляющие помощь в предотвращении насилия в паре и оказывающие психологическую, юридическую и материальную поддержку потерпевшим? В какие службы можно обратиться за экстренной помощью? Обратитесь в эти службы или проекты.
  • Используйте свои знания: если по какой-то причине вы не можете уйти от обидчика/-цы, старайтесь ставить внутренние барьеры перед насилием, которое направлено на вас (о том, что такое барьеры и как их можно поставить, написано в замечательной книге Г. Клауда и Д. Таунсенда «Барьеры», 1999г. — вы можете найти и скачать ее в интернете). Поддерживайте свое самоуважение и не ввязывайтесь в игру.
  • Создайте «план безопасности»: определите, как обеспечить свою безопасность во время физического или сексуального насилия. При подготовке ухода или если вы уже ушли от насильника/-цы, решите, как добиться безопасности в вашем доме, на работе. В крайних случаях, возможно, вам потребуется изменить имя и документы, чтобы поддерживать свою безопасность.
Читайте так же:  Иск раздел имущества гражданский брак

Вы так же способны помочь близким, находящимся в ситуации насилия, выслушав их историю, доверяя каждому их слову, уважая любой выбор (даже если человек предпочитает оставаться в отношениях с насильником/-цей), помогая разработать план безопасности. И, конечно, будьте готовы предоставить свою помощь, если потребуется.

Рекомендации для тех, кто совершает насилие и ХОЧЕТ ИЗМЕНИТЬ свое поведение

Изменить другого человека без его желания невозможно. Если человек, совершающий насилие осознает это и может отслеживать в своем поведении проявления психологического, финансового, сексуального, физического и/или связанного с идентичностью насилия в отношении других людей и хочет измениться, изменение может произойти.

Человеку, совершающему насилие, скорее всего, необходимо будет разобраться с такими понятиями как: доверие, ответственность, выбор. Изучить свое отношение к себе и к другим, вопросы самоуважения, самооценки, уверенности в себе. Научиться уверенному поведению и навыкам контроля своих эмоций, в том числе гнева.

Если вы хотите изменить свое поведение, начните ходить к психологу.

Однополые браки: 8 научных фактов за и против

Противники и сторонники легализации однополых браков обычно выдвигают аргументы, отсылающие к морали и правам человека. Противники упирают на безнравственность таких союзов, ссылаясь на священные книги религий. Сторонники восклицают, что никто не смеет отнять у человека свободы выбора ‒ с кем жить и кого любить. Ни та ни другая сторона обычно не вспоминает о науке.

Как выяснилось, научные исследования дают хороший материал как в поддержку однополых браков, так и для сомнений в целесообразности их легализации.

АРГУМЕНТЫ ЗА
1. Однополые пары не более неестественны, чем многие другие

Когда говорят о ненормальности однополых браков, забывают о том, что норма здесь в большей степени определяется культурой, нежели врожденной природой человека. На протяжении истории нашего вида и в разных обществах институт семьи неоднократно принимал черты, которые показались бы нам ужасающими и безнравственными.

2. Между однополыми и обычными парами нет психологической разницы

Психолог Грегори Херек из Университета Калифорнии*, проанализировав примеры десятков пар ‒ гомо- и гетеросексуальных, пришел к выводу, что в основных психологических характеристиках они вполне схожи: и там, и здесь партнеры испытывают друг к другу тот же самый набор эмоций. Никак не влияет ориентация партнеров и на их умение создавать гармоничное эмоциональное пространство. Что касается самого института брака, то он благотворно влияет как на гетеро-, так и на гомосексуальные пары: например, продлевает жизнь и улучшает здоровье. Более того, утверждает Херек, мера счастья, которую люди ощущают в браке, чаще всего вообще не связана с сексуальной сферой. А известный исследователь феномена гомосексуализма Джон Готтман** идет еще дальше, утверждая, что партнеры в однополых парах относятся друг к другу гораздо теплее, чем в обычных.

* G. Herek «Legal recognition of same-sex relationships in the United States: A social science perspective». American Psychologist, 2006, vol. 61(6).
** J. Gottman, R. Levenson et al. «Observing gay, lesbian and heterosexual couples’ relationships: Mathematical modeling of conflict interaction». Journal of Homosexuality, 2003; № 45(1).

3. Лесбиянки дают детям путевку в жизнь

Проведенное американскими психологами в 2001 году исследование* показало, что 53% девочек, чьи матери ‒ открытые лесбиянки, хотели бы в будущем получить «интеллигентные» профессии ‒ врач, юрист, инженер, в то время как среди дочерей гетеросексуальных матерей эти профессии выбрали только 21%, остальные предпочли занятия вроде продавщицы или официантки в баре. Отметим три обстоятельства, которые могут немного снизить градус ожиданий, связанных с результатами этого исследования. Прежде всего, оно проводилось на небольшой выборке ‒ 30 детей из гетеросексуальных семей и столько же из лесбийских. Второе ‒ речь все-таки шла не о гомосексуальных семьях, а в основном о лесбиянках, которые развелись со своими мужьями, чтобы жить с любимой женщиной: то есть фактор влияния отца тут остался неоцененным. Наконец, третье ‒ пока что однополые браки заключаются в основном в просвещенной среде, где умственный труд не является чем-то из ряда вон выходящим.

* J. Stacey, T. Biblarz «American Sociological Review», 2001, vol. 66, № 2.

4. Институты брака подрывают не однополые союзы, а запреты на них

* M. Trandafir «The effect of same-sex marriage laws on different-sex marriage: Evidence from the Netherlands», Demography, 51.
** S. Titshaw «The Reactionary Road to Free Love: How DOMA, State Marriage Amendments and Social Conservatives Undermine Traditional Marriage». West Virginia Law Review (2012), 115:1.

АРГУМЕНТЫ ПРОТИВ
1. Детям в однополых семьях некомфортно

* K. Pruett «Fatherneed» (Broadway Books, 2001).

2. Об однополых браках науке известно слишком мало

Защитники прав геев часто пользуются лозунгами, а не доводами, основанными на научных фактах. «Однополые браки так же нормальны, как браки между мужчиной и женщиной!», «Дети в однополых браках так же счастливы, как и в обычных!» ‒ любители подобных «кричалок» обычно не имеют психологического образования и никогда не читали научных статей по данному предмету. Да что там, даже газетные статьи и популярные книги на эту тему зачастую пишутся авторами, которые в ней слабо разбираются. Социолог Стивен Родс из Университета штата Вирджиния (США), проштудировав десятки публикаций по воспитанию в однополых браках*, вынес неутешительный вердикт: во-первых, ему не удалось найти ни одной статьи, где не было бы одной или нескольких грубых ошибок, касающихся теории воспитания, во-вторых, ни одну из статей нельзя было назвать строго соответствующей критериям научности. Между тем наука знает крайне мало о самом феномене гомосексуальности и еще меньше ‒ о том, как ведут себя дети, воспитанные в однополых союзах: ведь даже там, где однополые браки легальны, они были узаконены относительно недавно, и у ученых не может быть детального материала по детям, воспитанным в таких семьях.

* S. Rhoads «Taking Sex Differences Seriously» (Encounter Books, 2004).

3. Мужские однополые пары подрывают основы верности

В отличие от лесбиянок, мужчины-геи блюдут верность своим партнерам гораздо реже ‒ многие гомосексуальные пары, состоящие из мужчин, даже не скрывают друг от друга, что у них бывают другие партнеры, и не видят в этом ничего страшного. Исследование*, в котором приняли участие гетеросексуальные и гомосексуальные пары, живущие в гражданском браке, показало, что между «двуполыми» и лесбийскими союзами нет разницы в отношении к вопросу верности ‒ около 79% тех и других отметили, что верность ‒ одна из главных ценностей для партнеров. А вот мужчины-геи имеют другое мнение по этому вопросу: каждая вторая пара ответила, что не придает верности особенного значения. Распространение мужских однополых союзов и их легализация могут подорвать ценность верности в обществе, сетуют авторы.

* E. Rothblum, S. Solomon «Civil Unions in the State of Vermont: A Report on the First Year». University of Vermont Department of Psychology, 2003.

4. Однополые браки нарушают нормальную специализацию полов

Легализация однополых браков ‒ еще один шаг к разрушению традиционных гендерных ролей, которые существовали еще в каменном веке, говорит социальный исследователь Стив Нок. Исследования показывают, что мужчины и женщины чувствуют себя счастливее в своих нормативных семейных ролях*: женщинам нравится, когда функцию основного добытчика берет на себя мужчина, а мужчинам ‒ когда женщина занимается с детьми. Браки, где роли распределены таким образом, реже распадаются. Кроме того, разрушение прежних гендерных ролей приведет к появлению в обществе огромного числа «неприрученных» мужчин, которые будут избегать брака просто потому, что им в нем некомфортно. У таких мужчин не будет стимула ни строить карьеру, ни обзаводиться детьми ‒ они станут вести асоциальный образ жизни и рано или поздно превратятся в растущую угрозу обществу.

Читайте так же:  Прописка ребенка при разводе родителей

* S. Nock «Marriage in Men’s Lives». Oxford University Press, 1998.

ШОКИРУЮЩАЯ ИСТОРИЯ ДЕВУШКИ, ВЫРОСШЕЙ В СЕМЬЕ ГОМОСЕКСУАЛИСТОВ

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 10 ЗР
  • 2 часa промо-показов 20 ЗР
  • 3 часa промо-показов 30 ЗР
  • 4 часa промо-показов 40 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Я родилась в конце шестидесятых в семье известных авторов, которые были гомосексуалистами. Моей матерью была Марион Зиммер Брэдли, а моим отцом был Уолтер Брин. Вдвоём они написали более 100 книг: моя мать писала научную фантастику и фэнтези, а мой отец писал книги по нумизматике: он был экспертом по монетам.

Прискорбная информация о том, что они со мной сделали имеется в публичных протоколах. Я только скажу, что оба родителя хотели, чтобы я была гомосексуальной и приходили в ужас от моей женственности. Моя мать растлевала меня с 3 до 12 лет. Моё первое воспоминание о том, что отец сделал со мной что-то особенно насильственное относится к пятилетнему возрасту. Да, он изнасиловал меня. Мне не нравится об этом вспоминать. Если вы хотите узнать о его проделках с маленькими девочками и у вас очень крепкие нервы, вы можете поискать в интернете “Breendoggle” — скандал, который ПОЧТИ вышиб его из фэндома научной фантастики.

Он испытывал глубокое отвращение к моему полу несмотря на свои многочисленные отношения с женщинами и жертвами женского пола. Он недвусмысленно сказал мне, что ни один мужчина никогда меня не захочет, потому что все мужчины в тайне являются геями, которые просто не могут принять свою естественную гомосексуальность. Поэтому я научилась вести себя как мужчина и ходить не двигая бёдрами. До сих пор можно заметить следы моего принуждённого отвержения женственности, проявляющегося в абсолютной неуступчивости, откровенности и выборе профессии театрального режиссера на протяжении большей части моей жизни. Однако плюс моей откровенности — это отказ принять внушения о том, что «в глубине души я мальчик, родившийся в теле девочки». Нет! Я девушка, ненавидимая за то, что она девушка, усердно старавшаяся быть «мальчиком», которого они хотели.

Я только скажу, что я не была их единственной жертвой, неважно какого пола. Я росла, наблюдая, как у моего отца были «романсы» (в его воображении) с мальчиками, которые всегда заканчивались разочарованием, так как они только хотели еду и деньги за секс, которому он их подвергал, но не хотели его самого (естественно). Когда мне было 10 лет, после первой неудачной попытки самоубийства, я начала активно пытаться уйти из дома. В 13 лет я начала вмешиваться в происходящее, рассказав матери и её подруге, что отец спит с одним мальчиком. Вместо того, чтобы вызывать полицию, как поступил бы каждый здравомыслящий человек, они просто отправили отца в их квартиру, а сами переехали в наш семейный дом.

Естественно, всё стало только хуже. Некоторое время я спала на диване в доме моих знакомых, но это не могло продолжаться вечно. Как и ожидалось, там где был мой отец, были мальчики-подростки, оргии, наркотики и не очень много еды, хотя нельзя сказать, что я голодала после того, как книги моей матери начали хорошо продаваться. В подростковом возрасте я жила где только можно, а с поступлением в колледж вернулась к отцу.

Однажды он привёл одиннадцатилетнего мальчика, который, с позволения его матери, должен был остаться с нами неделю, что ужаснуло меня. Я позаботилась о том, чтобы у него была своя комната и постельные принадлежности. Когда я увидела, как мой отец, держа его вверх ногами, целует его во все места, а рядом лежит порнографический журнал, я позвонила своему консультанту, который заранее согласился вызвать полицию, если я увижу что-то подобное, и мой отец был арестован. За это преступление ему дали три года условно. Тем не менее, поползли слухи, и человек, сдававший ему квартиру в Лос-Анджелесе, осознал, что его сын был как раз в таком возрасте, что он мог стать его жертвой. Он начал задавать вопросы и это привело к тому, что мой отец получил 13 обвинений по 288 статье Калифорнийского уголовного кодекса, пункты A, B, C и D. (Я только скажу, что это различные виды насильственных сексуальных преступлений, которые не должны совершаться ни с кем, не говоря уже о ребёнке!)

Я ни разу не пыталась добиться справедливости для себя, потому что по своей моральной структуре я была защитницей других, и я очень любила своего отца. Хотя я думала, что могу простить его за то, что он сделал со мной, я никоим образом не считала, что можно простить его за то, что он сделал с кем-то другим, тем более, что его последняя жертва была не «проституткой», а невинным ребёнком, который очень сильно пострадал.

Как и следовало ожидать, хотя моя мать и моя «мачеха» прекрасно знали о преступлениях моего отца, мне не верили вплоть до момента признания его виновным и дискредитировали меня как «истеричку». Опять же, бóльшую часть описания случившегося можно найти в публичных протоколах, но холодное безразличие моей матери и претенциозность моей мачехи на полное отсутствие ответственности были отвратительны. Достаточно того, что она призналась, что знала о его намерениях. Когда мою мать обвиняли в моём растлении, она заявила, что «у детей нет эрогенных зон». Она даже не стала утруждаться отрицанием того, что привязывала меня к стулу и угрожала вырвать мне зубы плоскогубцами.

Мой отец умер в тюрьме в 1993 г. после моего первого заявления в 1989. Следует отметить, что это было далеко не первое его преступление — его первый арест был в 1948 году, когда ему было 18 лет. Он был серийным насильником на счету которого были многие, многие жертвы (в полиции я смогла назвать 22), но моя мать был намного хуже. Она была очень жестокой и совершенно не в своём уме, когда дело касалось сексуальности. Не только я стала её жертвой и не только девочки.

В любом случае, с тех пор, как правда вышла на свет, педофильные темы в её книгах стали очевидными для многих её поклонников. Мой отец под псевдонимом J. Z. Eglinton как-то написал с её редакционной помощью книгу для апологетики секса между взрослыми и детьми под названием «Греческая любовь». Внезапно никто больше не сомневался в том, что было так очевидно для меня всё это время. Люди сжигали свои копии её книг, потому что не хотели продавать их и зарабатывать на её зле.

Читайте так же:  Раздел имущества без детей

Точно так же, как моя семья сплотилась для защиты моего отца, совсем недавно она вновь сомкнула ряды вокруг одного родственника, обвиняемого в растлении детей своего бывшего мальчика-любовника, которых он считает своими «внуками», поскольку он «усыновил», своего мальчика-любовника как «сына». Да, я знаю, это настолько отвратительно, что это трудно читать. Я снова подверглась маргинализации, меня называли «сумасшедшей» и «истеричкой». Как и в прошлый раз, когда я сдала полиции своего отца, я отошла от семьи. Я написала заявление и то же сделали мои ученики, которые были в ужасе от того, что он сказал о своих «внуках».

Здесь следует отметить, что «любители мальчиков» вовсе не считают свои действия «растлением». Они считают это сексом по обоюдному согласию и любые возражения будут преодолены оргазмами, которые, по их убеждению, они смогут доставить. Именно стыд этих оргазмов заставляет мальчиков-жертв молчать и убеждает их, что они «должно быть геи» (независимо от последующих гетеросексуальных браков и детей).

Фактические убеждения моих родителей заключались в следующем: каждый человек по своей природе гомосексуален, но гетеросексистский уклад общества отключает их от этого и поэтому ограничивает. Ранний секс пробуждает в людях желание заниматься сексом со всеми, и это поможет им стать «самими собой», устранит гомофобию и приведёт к наступлению утопии. Это также разрушит ненавистную ядерную семью с её патернализмом, сексизмом, эйджизмом (да, педофилам это важно) и всеми другими «измами». Если достаточное количество детей будет сексуализировано в раннем возрасте, гомосексуализм внезапно станет «нормальным» и общепринятым, а старомодные представления о верности исчезнут. Поскольку секс является естественной и неотъемлемой частью любых отношений, барьеры между людьми исчезнут и наступит утопия, в то время как «гетеросексуальную культуру» ждёт участь динозавров. Как говорила моя мать, «детям вбивают в голову, что они не хотят секса».

Да, глупость этого тезиса безгранична, а его фактические последствия — сорокалетние люди, проходящие терапию травмы сексуального насилия, огромное число самоубийств и разрушенная жизнь практически каждого из них.

Между написанием заявлений о сексуальном насилии моего отца и моего родственника я получила степень бакалавра в музыке и сделала карьеру в качестве свадебной арфистки и певицы. Потом я вышла замуж и родила детей, получила степень магистра в музыке. Начиная с 2007 года я в основном занималась постановкой опер, преподаванием пения и игры на арфе. Я также записала альбом кельтской музыки.

После моего решения порвать отношения с семьёй до меня постепенно стало доходить, что, возможно, гомосексуализм и в самом деле является проблемой. Естественно, меня воспитывали в духе полной толерантости. Несколько лет назад я читала доктора Сатиновера, который утверждает, что “геи” в основном пансексуальны (то есть они не ограничиваются одним партнёром, а предпочитают секс с любым человеком, любого возраста и любого пола), и он обоснованно считает это моральной и этической проблемой, а не “сексуальной ориентацией”.

Для меня мои исследования о гомосексуализме были почти стыдливым секретом: я осмеливалась думать немыслимое. В конце концов, мне всегда представляли гомосексуализм как естественное состояние. Меня называли «отключенной» и «ханжой», потому что, несмотря на уговоры моей матери «попробовать по-другому» и «откуда ты знаешь, что ты натуралка?», я просто не могла принять то, что я гомосексуальна.

Благодаря моему многолетнему опыту общения с БДСМ-сообществом, я убеждена в том, что гомосексуализм является следствием ИМПРИНТИНГА, так же, как и БДСМ-фантазии. Продолжительная практика садомазохистских фантазий становится сексуально возбуждающей. Аналогично и с гомосексуализмом. Однако исходя из того, что я видела, это не несёт исцеления. Моя мать стала лесбиянкой потому что она была изнасилована своим отцом. Мой отец был развращён священником и считал это единственной любовью, которую он когда-либо знал. Я не могу сосчитать, сколько лесбиянок я знаю, которые попросту ненавидят мужчин, или которые были изнасилованы и теперь не могут думать о сексе с мужчиной. Исключительно гомосексуальных людей ничтожно мало. Гораздо больше тех, кто имеет отношения с людьми ОБОИХ полов, как это делали мои родители и другие родственники.

Гомосексуализм на самом деле является проблемой. Убеждение, что любой секс в любое время каким-то образом исправит проблемы, а не создаст их — является проблемой. Главное отличие «гей-культуры» от гетеросексуальной — это убеждение в том, что ранний секс хорош и полезен, а также уверенное знание (не заблуждайтесь ни на секунду, что они этого не знают), что единственный способ создать другого гомосексуалиста — дать мальчику сексуальный опыт ПРЕЖДЕ, чем он будет «испорчен» влечением к девушке.

Поэтому я начала выступать против гей-браков, потеряв таким образом большинство своих сторонников. В конце концов, следуя своим глубоко укоренившимся этическим позициям и пытаясь создать утопию в соответствии с довольно глупой фантазией, они хотели видеть в моих родителях чокнутых сексуальных преступников, а не гомосексуалистов. У них нет желания принять возможность того, что гомосексуализм на самом деле может разрушить жизнь детей и даже взрослых, которые не хотят освободиться от его рабства.

Если вы считаете, что я ошибаюсь, это ваше право, но берегитесь огромного количества случаев сексуального злоупотребления и трансгендеризма, которые возникнут из этих гомосексуальных «браков». Уже теперь статистика сексуального насилия среди детей гомосексуалистов астрономически высока по сравнению с детьми гетеросексуалов.

Естественно, моя перспектива очень неудобна для либеральных людей, с которыми я росла: мне «дозволено» быть жертвой растления обоими родителями, мне «дозволено» быть жертвой ужасающего насилия, но мне ЗАПРЕЩАЕТСЯ винить их гомосексуализм и считать его причиной их абсолютной готовности принять любой вид секса между кем бы то ни было.

Но это меня не остановит. Я продолжу говорить. Я молчала слишком долго. Гей-брак — это не что иное, как способ воспитания детей по образу и подобию своих «родителей», а через 10–30 лет выжившие начнут говорить.

А пока это буду делать я.

Наиболее строгое и методологически обоснованное исследование обнаружило многочисленные и значительные различия между детьми, воспитанными гомосексуальными родителями, по сравнению с детьми, воспитанными их женатыми матерью и отцом. Результаты для детей гомосексуалистов оценивались как «субоптимальные» почти в каждой категории. В ходе исследований, использующих различные методологии, среди негетеросексуальных индивидов был последовательно обнаружен более высокий риск плохого обращения с детьми, включающего эмоциональное, физическое и сексуальное насилие.

«Руководство АПА по сексуальности и психологии» от 2014 года подтверждает наличие «ассоциативных или потенциально причинно-следственных связей» между гомосексуализмом и ранним сексуальным насилием, особенно для мужчин. Подробнее здесь.

Видео (кликните для воспроизведения).

Непропорционально большое число растлителей несовершеннолетних являются гомосексуалистами. В большинстве случаев первые гомосексуальные контакты детей и подростков происходят не со сверстниками, а со взрослым мужчиной. Исследование по предотвращению детского растления Абель и Харлоу, рассматриваемое вкупе с последней статистикой CDC относительно сексуальной ориентации (NHIS 2014), показало, что растлителей детей среди сексуальных меньшинств в 19 раз больше, чем среди гетеросексуального населения.

Источники

Насилие в однополых семьях
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here