Насилие в семье православие

Предлагаем статью на тему: "Насилие в семье православие" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

О.Димитрий Смирнов: Термин “семейное насилие” направлен на разрушение семьи

Москва, 8 июня 2015 г.

При поддержке Патриаршей комиссии по вопросам семьи в Общественной палате РФ прошел форум «Укрепление и защита семьи – в центре государственной политики». Участие в Форуме приняли представители общественности и гражданские активисты из 38 регионов России.

1-2 июня в Общественной палате РФ состоялся форум «Укрепление и защита семьи – в центре государственной политики». Форум проходил при поддержке Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Русской Православной Церкви.

Участие в Форуме приняли представители общественности и гражданские активисты из 38 регионов России, председатели епархиальных комиссий по семье из разных регионов. Участники представили свой опыт работы по поддержке семей и материнства, внесли конкретные предложения по совершенствованию государственной политики в сфере защиты семьи и заботы о ней.

В пленарном заседании Форума принял участие Председатель Патриаршей комиссии протоиерей Димитрий Смирнов. Также на мероприятии выступили председатель Отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Комитета Государственной Думы РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов О.Ю. Баталина, секретарь Общественной палаты РФ А.В. Бречалов, директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения РФ Е.Н. Байбарина.

В своем докладе «Возрождение семьи – важнейшая задача Церкви, государства и общества» председатель Патриаршей комиссии подчеркнул:

«Если мы действительно хотим возрождения семьи, нам необходимо, чтобы те люди, энтузиасты этого движения вперед (или назад) к нормальной семье были вооружены представлением о том, идейным осознанием того, что есть семья, какие существуют в данный момент инфекции, ее разрушающие, в чем нам государство союзник. Вчерашнее выступление Президента вселяет надежду, подписываюсь под каждой запятой. Но есть и огромная инерция, причем эта инерция происходит от повреждённого сознания. Строго говоря, по-церковному, весь наш народ нуждается в покаянии в его изначальном понимании. Нужен тот взгляд на семью, который заповедан нам Богом, Который и создал человека как семью — мужчину и женщину сотворил их.

Вот если мы вернемся к этим традиционным ценностям, а наша традиция — это христианство, то мы должны просто стратегически представлять к чему мы хотим прийти.

А покаяние – это значит изменение мыслей.

Например, как только поднимается тема абортов, часть общества начинает говорит несуразные вещи, которые не соответствуют ни науки, ни медицине, ни просто здравому смыслу. Речь идет о том, чтобы государство не участвовало в убийстве своих сограждан… А то убийство ребенка называют “репродуктивными правами”, – это же полное сумасшествие. Это всё равно, что назвать смертную казнь – “мясокомбинатом”».

Далее он отметил, что «человек часто ничего не слышит и впадает в ошибки, потому что, та терминология, которая приходит к нам с Запада, служит совсем иному. Например, “насилие в семье” — а почему мы не рассматриваем “насилие в трамвае”? Нас интересует это как географическая вещь или же заботит само насилие?»

Отец Димитрий отметил, что если вопрос в противодействии насилию – то происходит откровенно ложная расстановка акцентов, поскольку в семье, в христианском ее понимании, насилие в отношении женщин происходит реже всего, в сравнении с любым другим окружением. «Но почему-то концентрируются на этом. А термин “семейное насилие” направлен в перспективе на разрушение семьи — отсюда возникают всякие псевдотеории», — подчеркнул Председатель Патриаршей комиссии.

«Вообще статистика свидетельствует о том, что самая удобная и комфортная для человека колыбель для пребывания — это как раз семья. С возвращением подлинно семейной жизни мы будем двигаться к счастью человека. Нам нужно, чтобы семья постоянно ассоциировалась со счастьем, с покоем, с развитием. И здесь мы без государства ничего не можем сделать, это совершенно нереально.

Мы должны находить в среде людей государственных советников и соратников. И только так вместе, – и общественные организации, и та часть государственного аппарата, которая будет нам сочувствовать, — вместе действовать. Вот тогда и произойдет покаяние. В один прекрасный момент увидят такие простые вещи: что счастье в семье, что каждый зачатый ребёнок должен быть рождён обязательно. Эта задача не только комфорта и счастья, это ещё задача выживания народа всей нашей восточной христианской цивилизации», — завершил председатель Патриаршей комиссии.

В модерации ряда Круглых столов приняли участие представители и эксперты Патриаршей комиссии по вопросам семьи. Среди обсуждавшихся тем были такие как «Многодетная семья — в центре заботы государства, общества и Церкви», «Защита жизни на ранних стадиях и профилактика абортов — вопросы совершенствования законодательства», «Совершенствование законодательной защиты семьи и прав родителей – путь к наилучшему обеспечению защиты детства» и «Сотрудничество государства, общественных организаций и Русской Православной Церкви в деле воспитания семейных ценностей молодежи: образовательный и духовный аспекты».

На каждом из этих круглых столов была принята резолюция, которая включала конкретные и очень насущные предложения, направленные на улучшение положения семьи в России. Говорилось о необходимости сотрудничества с ЗАГСами, женскими консультациями, особенно в вопросах поддержки семей, оказавшихся на грани развода, в вопросах противодействия абортам.

Получила поддержку участников Форума инициатива Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла об изъятии абортов из перечня медицинских услуг предоставляемых в рамках программ обязательного медицинского страхования, поскольку беременность не является заболеванием, а аборт – не направлен ни на лечение, ни на сохранение здоровья.

В ходе форума состоялся учредительный съезд «Ассоциации организаций по защите семьи», созданной представителями региональных некоммерческих организаций, многие из которых сотрудничают с Русской Православной Церковью.

Андрей Лоргус

Священник, психолог, антрополог: [email protected] +7 985 970 64 62

Насилие в семье — тяжкий грех

Мой взгляд на проблему насилия в семье основан на моей пастырской практике, на знакомстве с этой проблемой в некоторых епархиях, в которых мне приходилось вести лекции, курсы, семинары и на знакомстве с мнениями и оценками моих собратьев пастырей, которые так или иначе высказывались на эту тему.

Прежде всего, нужно отметить, что лишь некоторые священники обращают внимание на проблему семейного насилия. Второе, чтобы я отметил, это неосознаваемое господство псевдо-традиционных представлений о семье и о якобы допустимости телесных наказаний в отношении жены и детей.

Традиции, которая бы однозначно оправдывала применение насилия против детей и женщин — нет, как вообще нет в русском Православии разработанной системы семейных ценностей. Скорее, мы должны говорить о некоторых подразумеваемых ценностях, которые передавались из рода в род, и воспринимались как нечто само собой разумеющеюся, что не записывалось и было семейно-родовым преданием, родительскими моделями семейных отношений. В этом «предании» насилие существовало, но никогда не приобретало принципиальный характер, а скорее допускалось в некоторых минимальных пределах и понималось как нечто само собой разумеющееся, что имеет педагогический смысл. Для огромного числа русских православных людей, применение телесных мер является допустимым, многие молодые люди удивляются: как это детей не наказывать? Но, безусловно, всегда осуждались, и не являлись ценностью меры, наносящие физический ущерб.

Читайте так же:  Закон о домашнем насилии действующий

Давайте посмотрим на еще один аспект: а было ли насилие реальностью для семьи? Оно было, оно есть и, видимо, оно долгое время ещё будет. Причём это насилие не связано ни с какой традицией, ни с какой моралью, ни с какой религиозностью, ни с какой философией или идеологией — это насилие как семейно-родовой симптом, — оно является следствием дисфункциональной патологической страсти и симптомом разрушения семейных отношений. Этот вид насилия на сегодняшний день с психологической точки зрения хорошо изучен. Есть представление о том каковы его корни — они многообразны социальные, психологические, семейно-родовые, ситуационные, личностные и многие другие.

Семейное насилие часто оправдывается архаическими остатками былой традиционности. Никто сейчас «Домострой» не почитает для себя законом, но как только нужно оправдать безобразные действия против детей или женщин, он тут же используется в оправдание. «Домострой» является замечательным литературным памятником ХVII-го века, но именно памятником, а не нормативно-правовым документом в сфере народной жизни. Для Церкви документом он никогда не был. Это лишь некое поучение духовного отца своему сыну, причём высокопоставленному сыну — написан «Домострой» был для Царя, хотя в нём описывается общий климат семейной жизни Москвы. Для своего времени «Домострой» был мягким и либеральным документом, хоть с точки зрения нашего современника он и читается как жёсткий традиционалистский документ. Но это лишь памятник эпохи, памятник отношениям и памятник уклада семейной жизни того века.

Отдельные положения канонического права Церкви, которые включали в себя наказания за проступки членов семьи и подразумевали жестокие наказания, сегодня не имеет никакого права на существование. Ни биение камнями, ни отлучения от Церкви, ни смертная казнь уже не существуют за многие грехи и преступления, которые в русском средневековье почитались достойным смерти или физических наказаний. Поэтому применять правовые нормы прошлого мы не можем. Например, такое преступление, которое часто было на Руси XVII-го века, как напоить мужа ядом, т. е. отравить, вне зависимости от исхода наказывалось смертью для женщины. Разумеется, сейчас вряд ли это возможно. Колдовство, ворожба, магия наказывались смертью — сегодня даже в тюрьму не посадят. За аборт — отлучение от Причастия на 10 лет, оно до сих пор написано в наших Требниках, но этого никто не использует. Мы должны понимать, что многие правовые церковные канонические нормы, которые были приняты на Руси в средневековье, сейчас не применимы. Это же, я думаю, необходимо отнести и к любым формам телесных наказаний. Когда мы говорим о телесных наказаниях, надо подразумевать процедуру, акт, запланированное действие, судилище, после которого назначается наказание и оно исполняется.

Разумеется, что когда мы говорим о телесных наказаниях, мы не имеем ввиду аффективную реакцию родителей, когда они шлёпают детей, дают подзатыльники, бьют их по щеке, по губам, по попе и т.п. Это не наказание, а именно аффективная реакция. Семейное насилие относится к разряду этих аффективных реакций. Я не встречал семью, где существуют регулярные телесные наказания, где бы они вообще продумывались бы, а вот семей с аффективными реакциями, использующих силовое воздействие, проще говоря, избиение друг друга до семейного насилия, сейчас огромное количество.

Проблема в церковном пастырском труде о насилие в семье, пока только начинает осознаваться. В некоторых приходах существует желание или попытки открыть «дом женщины» — убежище для жертв насилия. Многие священнослужители сталкиваются с проблемой насилия в семье и пытаются своими силами помогать людям ее решать, хотя систематической работы, может быть, ещё не начали. В Западных Прибалтийских епархиях по примеру опыта христианских общин Польши устраиваются семейные клубы, где пары обмениваются между собой опытом преодоления семейных проблем, в том числе и насилия в семье.

Мой взгляд на проблему насилия в семье основан на моей пастырской практике, на знакомстве с этой проблемой в некоторых епархиях, в которых мне приходилось вести лекции, курсы, семинары и на знакомстве с мнениями и оценками моих собратьев пастырей, которые так или иначе высказывались на эту тему.

Прежде всего, нужно отметить, что лишь некоторые священники обращают внимание на проблему семейного насилия. Второе, чтобы я отметил, это неосознаваемое господство псевдо-традиционных представлений о семье и о якобы допустимости телесных наказаний в отношении жены и детей.

Традиции, которая бы однозначно оправдывала применение насилия против детей и женщин — нет, как вообще нет в русском Православии разработанной системы семейных ценностей. Скорее, мы должны говорить о некоторых подразумеваемых ценностях, которые передавались из рода в род, и воспринимались как нечто само собой разумеющеюся, что не записывалось и было семейно-родовым преданием, родительскими моделями семейных отношений. В этом «предании» насилие существовало, но никогда не приобретало принципиальный характер, а скорее допускалось в некоторых минимальных пределах и понималось как нечто само собой разумеющееся, что имеет педагогический смысл. Для огромного числа русских православных людей, применение телесных мер является допустимым, многие молодые люди удивляются: как это детей не наказывать? Но, безусловно, всегда осуждались, и не являлись ценностью меры, наносящие физический ущерб.

Давайте посмотрим на еще один аспект: а было ли насилие реальностью для семьи? Оно было, оно есть и, видимо, оно долгое время ещё будет. Причём это насилие не связано ни с какой традицией, ни с какой моралью, ни с какой религиозностью, ни с какой философией или идеологией — это насилие как семейно-родовой симптом, — оно является следствием дисфункциональной патологической страсти и симптомом разрушения семейных отношений. Этот вид насилия на сегодняшний день с психологической точки зрения хорошо изучен. Есть представление о том каковы его корни — они многообразны социальные, психологические, семейно-родовые, ситуационные, личностные и многие другие.

Семейное насилие часто оправдывается архаическими остатками былой традиционности. Никто сейчас «Домострой» не почитает для себя законом, но как только нужно оправдать безобразные действия против детей или женщин, он тут же используется в оправдание. «Домострой» является замечательным литературным памятником ХVII-го века, но именно памятником, а не нормативно-правовым документом в сфере народной жизни. Для Церкви документом он никогда не был. Это лишь некое поучение духовного отца своему сыну, причём высокопоставленному сыну — написан «Домострой» был для Царя, хотя в нём описывается общий климат семейной жизни Москвы. Для своего времени «Домострой» был мягким и либеральным документом, хоть с точки зрения нашего современника он и читается как жёсткий традиционалистский документ. Но это лишь памятник эпохи, памятник отношениям и памятник уклада семейной жизни того века.

Читайте так же:  Как получить первый материнский капитал

Отдельные положения канонического права Церкви, которые включали в себя наказания за проступки членов семьи и подразумевали жестокие наказания, сегодня не имеет никакого права на существование. Ни биение камнями, ни отлучения от Церкви, ни смертная казнь уже не существуют за многие грехи и преступления, которые в русском средневековье почитались достойным смерти или физических наказаний. Поэтому применять правовые нормы прошлого мы не можем. Например, такое преступление, которое часто было на Руси XVII-го века, как напоить мужа ядом, т. е. отравить, вне зависимости от исхода наказывалось смертью для женщины. Разумеется, сейчас вряд ли это возможно. Колдовство, ворожба, магия наказывались смертью — сегодня даже в тюрьму не посадят. За аборт — отлучение от Причастия на 10 лет, оно до сих пор написано в наших Требниках, но этого никто не использует. Мы должны понимать, что многие правовые церковные канонические нормы, которые были приняты на Руси в средневековье, сейчас не применимы. Это же, я думаю, необходимо отнести и к любым формам телесных наказаний. Когда мы говорим о телесных наказаниях, надо подразумевать процедуру, акт, запланированное действие, судилище, после которого назначается наказание и оно исполняется.

Разумеется, что когда мы говорим о телесных наказаниях, мы не имеем ввиду аффективную реакцию родителей, когда они шлёпают детей, дают подзатыльники, бьют их по щеке, по губам, по попе и т.п. Это не наказание, а именно аффективная реакция. Семейное насилие относится к разряду этих аффективных реакций. Я не встречал семью, где существуют регулярные телесные наказания, где бы они вообще продумывались бы, а вот семей с аффективными реакциями, использующих силовое воздействие, проще говоря, избиение друг друга до семейного насилия, сейчас огромное количество.

Проблема в церковном пастырском труде о насилие в семье, пока только начинает осознаваться. В некоторых приходах существует желание или попытки открыть «дом женщины» — убежище для жертв насилия. Многие священнослужители сталкиваются с проблемой насилия в семье и пытаются своими силами помогать людям ее решать, хотя систематической работы, может быть, ещё не начали. В Западных Прибалтийских епархиях по примеру опыта христианских общин Польши устраиваются семейные клубы, где пары обмениваются между собой опытом преодоления семейных проблем, в том числе и насилия в семье.

Иерей Святослав Шевченко про закон о насилии в семье: «Я считаю, что этот закон будет началом конца»

Председатель комиссии по вопросам семьи Благовещенской епархии Русской Православной Церкви, руководитель епархиального семейного клуба, отец двоих детей и автор известного видеоблога «Святослав ПРЕСС», отец Святослав Шевченко прокомментировал для журнала «Православие.фм» своё отношение к одиозному законопроекту о насилии в семье.

– Отец Святослав, каково ваше отношение, ваша оценка законопроекта «О насилии в семье», который сейчас обсуждается в Государственной Думе? Думские разработчики получили уже более 10 000 отзывов о своём законопроекте. И сейчас пытаются их оценить. Причем многие отзывы по поводу их инициатив сугубо негативные…

Вы сами воспитываете нескольких детей, заведуете семейным клубом епархии и, как пастырь и общественный деятель также соприкасаетесь со множеством людей, множеством семей. С точки зрения вашего опыта, с учётом опыта людей, которых вы знаете, насколько важно сейчас заняться проблемой насилия в семье? Насколько она масштабна? Как вы рассматриваете предлагаемый депутатами законопроект с точки зрения его полезности или вреда?

– Считаю, что этот закон «как собаке пятая нога», потому что в нашей стране уже достаточно инструментов, чтобы наказывать людей, поднимающих руку на своих домочадцев. Это и Уголовный, и Семейный, и Гражданский, и Административный кодексы.

Что сделает новый закон? Этот закон, по сути, вводит понятия, которые противоречат Конституции и праву в целом. Он, во-первых, вернет нас во времена 1937-го года, когда люди друг на друга «стучали», потому что там есть положения, например, о том, чтобы обязать врачей сообщать о всех ссадинах и синяках, чтобы соседи жаловались на детские крики. И неважно, что ребёнок во дворе упал или хныкая, капризничает – семья уже под подозрением. Такая система «стукачества», посредством которой бессовестные люди могут давить на неугодных.

Плюс мне не нравится идея привлечения к этому НКО, которым этот закон позволит зарабатывать на семейных неурядицах. Привлечение разных некоммерческих организаций, которые государство не контролирует, может спровоцировать страшные вещи. Я считаю, что этот закон будет началом конца для семьи как ячейки общества.

– Многие эксперты и часть депутатов говорят, что закон «сырой». И нуждается в многочисленных доработках.

– Он вреден в принципе. И будет вреден, даже если его доработают. Всё что нужно сделать – это доработать уже существующие законы, например, усилить контроль над правоохранительными органами, чтобы от подобных сигналов не отмахивались.

– Отец Святослав, меня во всей этой истории смущает вот что: те люди, которые говорят о проблемах насилия в семье, почему-то не стремятся бороться с истоками этого насилия: развратными кинофильмами и сериалами, безнравственными ток-шоу. Почему так происходит?

– А это, знаете, особенности психологии человека. Её можно выразить в таком примере: когда в собаку кидают камень, она начнет кусать этот камень. То есть в нашем случае, идёт борьба не с причинами, а со следствием. Это такая психологическая близорукость, которая была во все времена. Это результаты нашей поврежденной человеческой природы. Мы склонны всё упрощать и видеть только то, что на поверхности.

– И ещё вопрос по вашей пастырской практике: из женщин, детей, которые приходят к вам на исповедь или за советом, многие ли жалуются на насилие в семье? Как ваши прихожане решают этот вопрос?

– Очень редко с таким обращаются. Очень редко. Но если всё же обращаются, то обычно опираюсь на Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, где угроза для жизни супруги и детей является основанием для разрыва брака.

В случае, когда в семье происходят побои, всегда советую этого человека оставлять. Хотя бы на время. Уезжать к маме, например. Терпеть это не нужно.

Некоторые мне могут возразить: «А как же «Домострой»? Ну, извините, мы сейчас живем в совсем другую эпоху, где люди совсем другие. В Домострое есть много полезных вещей по домоводству. Но что касается того, чтобы «учить» свою жену кулаками, считаю, что эта мера является устаревшей.

Моё личное мнение – поднимать руку на женщину является признаком слабости мужчины. Христианские заповеди также осуждают рукоприкладство. Когда один человек начинает бить другого, то это его несостоятельность как семьянина, если не может спокойно урегулировать проблемы. Если муж начинает колотить жену, то кроме трагедии здесь ничего быть не может.

– Спасибо за ваше мнение!

Беседовал Андрей Сегеда

Бонус! Иерей Святослав Шевченко об “ЛГБТ-христианстве” и отношении Православной Церкви к гомосексуализму:

Насилие в православной семье

Мое социальное служение – работа с семьями, которых коснулась беда наркозависимости. С темой насилия я соприкасался, скорее, опосредственно. Хотя и участвовал какое-то время в работе форума сайта против насилия «Ветка ивы». Однако за несколько последних лет через меня на исповеди и беседах прошло столько жертв насилия в семье (физического, психологического) – далеко не всегда при этом связанных с пьянством или наркоманией – что в конце концов я понял: быть вне этой темы попросту не получится. И было решено посвятить ей очередной семинар «Анастасис» под названием «Домашнее насилие: снять «маски». Победить в себе агрессора и жертву», который мы проводим в Жировичах (Беларусь) 1-3 марта.

Читайте так же:  В каких случаях можно подать на алименты

Видео (кликните для воспроизведения).

В рамках подготовки к мероприятию мне довелось осмыслить свой предыдущий опыт работы в этом направлении. А этот опыт включает в себя и вполне воцерковленные семьи, в том числе священнические. Отсюда – непростой вопрос. Как человек, регулярно читающий Новый Завет, участвующий в таинствах исповеди и причащения, который вроде как должен знать апостольские наставления относительно семьи (1 Пет 3:7; Еф 5:25-28), может быть агрессором в отношении собственной супруги и детей? Понятно, что во всех нас действует грех, и что «зона отчуждения» и потеря глубинной связи между людьми возникла в результате грехопадения. Но для этого нам и дарована Церковь с ее таинствами, чтобы исцелять нас от действующего в каждом человеке греха.

Во время таких размышлений мне вдруг пришел следующий образ.
Представьте себе следующую картину. Семья приезжает в гости, или к ней приезжает гостья – тетя мальчика. При встрече его заставляют тетю поцеловать. Ему не хочется, ему противно это делать. Может быть, от нее запах специфический. Может, мальчика что-то в ее облике или манерах поведения отталкивает. Неважно почему. Главное – сам факт нежелания ее обнимать и тем более целовать, принимать от нее поцелуй. Но родители настаивают: «Это же твоя тетя!» И, используя свою родительскую власть, принуждают его к этому действию, которое повторяется каждый раз при встрече. Так что для ребенка эти поездки становятся тихим кошмаром, переживать который он начинает с момента получения информации – «мы отправляемся к тете». Кошмар этот тем кошмарней, что он – неизбежен, нельзя сказать – «я не хочу».

Со временем мальчик может привыкнуть к этим поцелуям. Повзрослев, может и забыть о них. Но он получил опыт, который научил его тому, что нет понятия личностных границ, что тело не является чем-то неприкосновенным – тем, к чему нельзя прикасаться без разрешения самого человека. Что можно принуждать кого-то – близких, кто от тебя зависит, кто с тобою связан – действовать так, как ты считаешь правильным. И это можно назвать не насилием, а воспитанием.

Наверняка все читатели наблюдали подобные эпизоды, разве что с другими лицами и «декорациями» (дедушка девочки, друг семьи). Они – обыденны, в них не видят ничего плохого. Как многие не видят что-то ненормальное в том, чтобы принудить не желающего, плачущего и отворачивающегося от Чаши ребенка «причаститься».

И именно в этих эпизодах формируется почва для насилия. Как повсеместное курение табака создает почву для наркомании. Отсюда и наша толерантность к насилию. Когда жертвы насилия в семье даже от психологов и священников могут услышать «советы» типа «не провоцируй и терпи». Ну подумаешь, немного голос повысил, раздраженно разговаривал — так жена сама и спровоцировала! Ну да, надавал сынишке мощных подзатыльников – а как по-другому было заставить его не носиться по квартире? Ну ущипнул супругу – но это ж шутя, и не хотел синяк оставлять. Высмеял ее подруг – так они и в самом деле того стоят. Грубо наорал на всех – потому что по-другому не слышали, а порядку на кухне приучить надо. А так – все в семье хорошо. Какие проблемы.

А если сказано «А» — почему нельзя сказать и «Б»? Где грань между допустимым и недозволенным, когда границы размыты, и понятия об уважении к пространству другой(ого) – личностному и физическому – не существует? Когда нет понятий – моральное унижение и обесценивание?

Как-то у игумена Саввы (Мажуко) была публикация, где он писал о так называемой «универсальной духовности». Я бы назвал ее проще – культурой взаимоотношений и отношения к себе. Там говорилось:
«Ни в Евангелии, ни в творениях отцов вы не найдете ответов на вопросы: как правильно отдыхать, как руководить людьми без самодурства и подчиняться без раболепия, как справляться с провалами и отказами, как ладить со старшими, как воспитывать детей, как ухаживать за девушкой и многое другое…
Мы… не найдем в наших религиозных текстах науки о дружбе, учтивости, вежливости, об искусстве ведения переговоров, организации времени и многом другом».

Не совсем соглашаюсь с отцом Саввой. В Библии есть и о дружбе, и о взаимоотношениях в коллективе. Эти принципы вытекают из самого библейского учения о том, кто такой человек, что такое семья, как относиться к ближнему. Но это именно принципы, изложенные тезисно. А как их на практике, в ежедневных делах и встречах применять – этого нет…

А вот здесь давайте прервемся – и представим маму, которая целый день на работе, потом в очереди за покупками стоит, затем домой сумки с продуктами тащит – а тут еще «эти» вокруг вертятся. Нет чтобы сразу за пакеты взяться и дело делать, дав маме расслабиться! Так вместо этого – нужно управлять бестолочами, ибо сами толком ничего сделать не могут! Попробуй не сорвись тут! И получают чада крики и подзатыльники.

А теперь давайте представим ситуацию, что дети из этой зарисовки выросли. И некоторые воцерковились. Один – назовем его Павлом – даже поступил в духовную семинарию. Но смогут ли они догадаться, что вот эти самые новозаветные принципы взаимоотношений адресованы и к ним? Заметят ли они их вообще? Дело в том, что наше восприятие обладает свойством избирательности. Трудно видеть то, что я не готов видеть. Если содержание информации выходит за рамки моих подсознательных убеждений – мое сознание эту информацию просто не «считывает». Для этого нужно осознавать свои убеждения. И иметь способность к критическому взгляду на себя (в научном смысле этого слова). Обычному большинству людей этому нужно учиться. Но наш «герой» вырос в семье «закрытого типа», где роли и правила отличались отсутствием гибкости, о неверности которых поразмышлять никому и в голову не приходило (да еще, может, были основаны на непререкаемом авторитете). Потому возможность осознания усвоенных в родительской семье правил и установок, способность над ними размышлять и анализировать, поставить под сомнение – близка к нулю, пока нет столкновения в жизни с факторами, бросающими вызов этим установкам, и от которых нельзя изолироваться.

Таким образом, наш Павел вошел во взрослую жизнь и в пространство Церкви с самими собой разумеющимися убеждениями, что жена – это домохозяйка и служанка, «обслуживающий персонал». По таким убеждениям жили оба родителя. Жили дедушка с бабушкой. С семьями другого типа общения не было. И потому от самого рождения он жил, впитывая эти роли. Как дети крепостного помещика само собой разумеющимся считали определенное отношение к крепостным крестьянам, и им, при всей набожности уклада жизни, никогда в голову не приходило, что понятие «образ Божий» может относиться и вот к этим… каким еще людям? Это – крепостные!

Читайте так же:  Реальный срок за неуплату алиментов

Затем Павел создает семью. Может, принимает сан священника. Но он даже не осознает, что его «воспитание супруги» через агрессию, через насилие – является не-нормой. И продолжает транслировать усвоенные правила отношения к женщине дальше. А если его супруга из семьи с другими ценностями и не согласна принимать навязываемую роль? Тогда – ее нужно сильнее «воспитывать». И насилие набирает «обороты»…

Впрочем, насилие, как и вообще дисфункции, может «транслировать» не только мужской пол. Кто-то из девочек «сильных мам» вполне может усвоить, что женщина – «в центре внимания». И выйдет замуж – за парня из похожей семьи. Тот тоже семинарию окончит, станет настоятелем храма. Только в реальности приходом управлять будет не он – матушка. И горе тем, кто ей не понравится – то ли среди певчих, то ли сторожей. Ну а казначеи будут меняться быстрее перчаток – пока не подберется та, что полностью отвечает требованиям «деспотессы». Трудиться при храме останутся только те, кто уже привык к роли жертвы, или те, кто научится «подыгрывать»…

Так дисфункции и насилие продолжают жить и во вроде даже благочестивых (внешне) семьях и целых родах. Пока кто-то, хотя бы один член семьи не пробудится от «спячки» и не начнет меняться, нарушая тем самым сложившуюся «систему равновесия». Правда, я даже не представляю, как можно будет «изменнику/изменнице» выдержать давление рода и инерцию собственного прошлого – и не вернуться в жизнь по старым и привычным правилам. Для этого в большинстве случаев необходима опора на другую, более здоровую и сильную «систему» – будет ли она олицетворяться трезвым и опытным духовником, или психологом, или группой поддержки. Вообще, чем больше помощи со стороны, тем лучше.

И да, сор из избы нужно выносить. Чтобы изба была чистой.

Иеромонах Агапий (Голуб)

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Победить насилие в семье можно поддержанием традиционных отношений между мужчиной и женщиной, — патриарх Кирилл

Насилие в семье можно побороть поддержанием традиционных этических отношений между мужчиной и женщиной, считает патриарх Кирилл.

Тема насилия и конфликтов в семейной жизни обсуждалась в понедельник 27 мая на встрече Первосвятителя с верховным комиссаром Совета Европы по правам человека Дуньей Миятович, сообщает агентство «Интерфакс-религия».

Отвечая на слова комиссара об актуальности защиты прав женщин, в частности в контексте домашнего насилия, Предстоятель Русской Церкви заметил:

— То, что вы называете семейным насилием, мы называем семейными конфликтами.

Святейший указал, что «нет ни одной семьи, где таких конфликтов не происходило бы», однако, добавил он, «когда один человек поднимает руку на другого, битва уже проиграна».

— Бороться с семейным насилием нужно на других этапах: огромное значение имеет поддержание традиционных этических отношений между мужчиной и женщиной, традиционных семейных ценностей, — резюмировал патриарх Кирилл.

Насилие в семье в православии

Сегодня поговорим на тему, которая очень табуирована в православной среде, о которой не принято и стыдно говорить, которая замалчивается и скрывается — о насилии в православной семье. К сожалению, реалии нашей жизни таковы, что даже в семьях, которые считают себя верующими и православными, встречаются случаи насилия.

Ужасный, вопиющий и, кажется, просто невозможный пример — убийство в 2018 году священником Николо-Угрешского монастыря Дионисием Горовым собственной супруги. Об этом сложно и больно не только говорить, но даже думать. Тем не менее, необходимо такие темы освещать, чтобы подобные беды не повторялись.

Насилие или смирение

Пожалуй, одна из главных особенностей тирании именно в православных семьях — подмена понятий. Жене положено быть послушной мужу, помогать ему, не высовываться на передний план. Более того, в Священном Писании есть известные всем строки «жена да убоится мужа…», которые многие понимают буквально. Поэтому насилие, которое само по себе ужасно, под прикрытием внешнего наносного православия становится врагом скрытым, незаметным, а потому очень опасным.

Почему мы говорим именно о внешнем православии? Да потому что семья, в которой в том или ином виде процветает абьюз, никак не может быть истинно православной. Как бы ни пытались противники и враги Церкви Христовой опорочить нашу веру, цитируя вырванные из контекста отрывки из Домостроя, православие всегда учит главному — любви. А в семье, где находится место насилию, любви нет и быть не может. Даже если это все прикрыто внешней благопристойной христианской маской.

Почему же возникают такие семьи-перевертыши, где идеалы христианского брака настолько искажаются, что вместо счастья и совместного спасения несут только боль, страх и ненависть? Причины бывают разные. Люди могут просто взять ношу, непосильную себе — когда новоначальные христиане, начитавшись о великих христианских подвижниках, желают сразу же жить согласно их духовным нормам.

Естественно, у них это не получится, но признать это сложно, поэтому возникает благочестивая наносная форма, за которой скрывается суровая реальность. И зачастую эта реальность прямо противоположна христианским идеалам.

Идеал христианского брака настолько высок, что доступен немногим. Единство мужа и жены в священном Таинстве брака — это та целостность, которая позволяет познать Бога и Его великую благодать. Муж с женой в православном понимании не просто близкие родственники, а две половинки единого духовно-физического организма.

Такой полноты общения между двумя людьми больше нигде нельзя достичь. Конечно, такие высоты недостижимы для каждой семьи, но это должно не расстраивать супругов, а ободрять для дальнейшего духовного роста. Ведь сколько всего прекрасного может быть еще впереди!

Но, к сожалению, для падшего греховного человека такой сложный путь духовного развития часто оказывается не по силам. Гордыня требует «всего и сразу», а сразу достичь больших высот не получается. Зато вполне получается заставить силой жену подчиняться, ткнув ее носом в Домострой или Евангелие, совершенно не учитывая, что контекст этих слов, как раз, осуждает подобное отношение. Так и появляются православные семьи-перевертыши, где буйным цветом цветут любые формы проявления тирании.

Еще один важный аспект — призыв православного человека воспитывать в себе терпение и смирение. Сколько боли, слез, побоев и увечий пытаются прикрыть этими высокими христианскими добродетелями! Тут также наблюдается явная подмена понятий — нет никакого смирения в том, что жена терпит побои или издевательства мужа. Это трусость, которая должна быть чужда верующему сердцу.

Читайте так же:  Надо менять птс при смене фамилии

Немного статистики: около 14 000 женщин ежегодно погибают от рук мужей или других близких в семейно-бытовых ссорах и конфликтах.

Что такое насилие в семье

Насилие, или абьюз — это широкий термин, который используется для обозначения любых действий, которые наносят вред другому человеку. От семейного насилия, чаще всего, страдают более слабые члены семьи — женщины, дети старики.

При этом далеко не всегда речь идет именно о физическом воздействии — побоях, нанесению увечий и травм. Не менее тяжело переносится и психологическое или эмоциональное насилие, которое, к тому же, может выражаться более скрытно и незаметно, поэтому жертве бывает крайне трудно объяснить посторонним людям, что не так.

Если с физическим насилием все относительно понятно — это телесное воздействие, побои, то с эмоциональным или психологическим приходится разбираться. К такому виду насилия можно отнести следующие действия:

Как видим, список получается довольно внушительный, и его можно продолжать дальше. Картина вырисовывается крайне неприглядная, и даже не верится, что такие вещи могут происходить в семьях, которые считают себя православными. Но, к сожалению, такое встречается и в 9 случаях из 10 жертвой подобного отношения становится женщина.

Усугубляет ситуацию то, что в православной среде очень не принято говорить о семейных проблемах. Считается, что женщина своим терпением, смирением и любовью может покрыть любые недостатки мужа, который рано или поздно увидит, какими духовными сокровищами обладает его супруга, прозреет и покается.

Да, в жизни некоторых святых такое случалось, но любовь и смирение вовсе не предполагают вседозволенности и унижения. И личный подвиг святого, который действительно имел такую благодать, которая смогла покрыть зверство насильника, никак нельзя считать общим правилом поведения для любой семьи.

К примеру, святой Серафим Саровский совершенно не противился напавшим на него злодеям, хотя имел прекрасную физическую форму и недюжую силу. Он для себя посчитал, что готов перетерпеть подобное для того, чтобы возрасти духовно.

Означает ли, что так должен поступать каждый из нас и никогда не защищаться? Вовсе нет. Хотя при этом подвиг Серафима Саровского не перестает быть таковым. Это очень тонкая духовная грань, где не может быть одинаковых решений для двух разных людей.

Как бороться

Первое, что нужно сделать человеку, оказавшемуся в подобной ситуации — осознать проблему. И во множестве православных семей сразу же на этом этапе возникают сложности. Будем рассматривать ситуацию на примере семьи, где деспот муж, а жертва жена — такие формы наиболее распространены.

Очень часто православная женщина не готова никому (даже самой себе) признаться, что она — жертва насилия в собственной семье. Если вернуться к убитой матушке Анне Горовой, о которой мы уже упоминали в самом начале статьи, то у нее неоднократно пытались выяснить, какие проблемы возникли у них с мужем.

И священноначалие храма, где служил Дионисий Горовой, и друзья, и близкие замечали, что что-то не так. На священника посыпались множественные жалобы, из-за которых он был отстранен от исповеди и проповедей, служил в самом монастыре вместе с другими священниками.

Ещё интересные статьи:

Таким образом, окружающие эту семью люди видели, что есть проблемы. Неоднократно на матушке Анне были замечены и синяки. Но на все вопросы, проявляет ли по отношению к ней насилие муж, матушка всегда отвечала решительным отказом, никогда на эту тему не общалась даже с самыми близкими людьми. Исход этой ситуации оказался очень печален.

Поэтому самое первое, что нужно сделать — признать, что насилие имеет место быть. Для этого нужно хорошо понимать такие христианские понятия, как смирение, терпение, подчинение жены мужу, любовь, верность, преданность и прочее.

К примеру, в Священном Писании сказано не только о том, что жена должна «убояться» мужа, но и о том, что муж должен любить жену как свое собственное тело, как себя самого. Также любовь мужа к жене сравнивается с любовью Христа к Церкви. Таким образом, нам показывается очень высокий идеал любви мужа к жене, в котором уж точно не может быть места тирании и насилию.

Если не вырывать фразу про страх жены перед мужем из общего контекста, то становится понятно, что речь вовсе не идет об обычном страхе перед человеком, который может причинить нам зло. Убояться мужа жена должна в том смысле, что она должна так трепетно его любить, так уважать, так ценить, что будет бояться его чем-то оскорбить, обидеть.

Наверняка многим знакомо то чувство, когда мы очень любим человека и стараемся его не огорчать. А если невольно огорчаем — страдаем и сами. Именно о таком страхе идет речь. Очевидно, что такие отношения возможны только при обоюдной любви.

Православные не разводятся?

После того, как жертва осознала, что является таковой, начинается самый сложный этап — что делать с этим осознанием? С одной стороны, православные устои всегда твердили о нерушимости брака, о недопустимости разводов, о необходимости претерпевать все беды и печали вместе. С другой стороны, как прекратить насилие?

Конечно, ни в коем случае не надо при первой же ссоре или конфликте бежать разводится. Действительно, иногда супруги проходят сложные кризисные этапы в своих отношениях, часто очень тяжелые и болезненные. И некоторые из них можно преодолеть, если оба супруга прикладывают к этому усилия.

Но, на наш взгляд, нельзя и однозначно отвергать возможности развода для православной семьи. К сожалению, на практике это приводит к тому, что женщина не видит выхода из ситуации и годами терпит насилие. К чему могут приводить такие ситуации, мы уже писали. Неужели было бы хуже, если бы семья развелась? Да, это всегда боль, это всегда кризис духовности. Но в некоторых ситуациях другого выхода просто нет.

Православная женщина должна иметь право открыто говорить о том, что она стала жертвой насилия в своей верующей семье. Факт веры ни в коем случае не может быть использован для прикрытия нарушения базовых прав и свобод любого человека. К сожалению, на практике мы видим, что неверующей женщине гораздо легче уйти от агрессора, обнародовать его зверства, получить столь необходимую помощь.

К счастью, Церковь начала уделять внимание вопросу семейного насилия. Для этого проводятся специальные конгрессы, открытые столы с представителями общественности, молодежью. При многих храмах открываются центры юридической и психологической помощи жертвам домашнего насилия. Не нужно бояться обращаться в такие организации, если это необходимо!

Видео (кликните для воспроизведения).

Самое главное, что нужно помнить — жертва насилия вовсе не «плохая христианка», если не хочет терпеть унижения и издевательства со стороны мужа или других родственников. Использование веры в качестве инструмента давление недопустимо и противоречит самому смыслу православия.

Источники

Насилие в семье православие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here