Номер закона о домашнем насилии

Предлагаем статью на тему: "Номер закона о домашнем насилии" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Законодателями предложен комплекс мер по защите прав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию

Согласно законопроекту семейно-бытовое насилие представляет собой умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Законопроект направлен на защиту супругов, в том числе бывших, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством. Нарушителем является лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие.

Профилактика семейно-бытового насилия включает в себя оказание помощи лицам, подвергшимся насилию, выявление и устранение причин и условий его возникновения, пресечение насилия как явления, привлечение к ответственности виновных лиц.

Профилактическое воздействие осуществляется в формах правового информирования, профилактической беседы, учета и контроля, помощи в социальной адаптации и реабилитации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, применения специализированных психологических программ, выдаче защитного предписания, а также судебного защитного предписания. Одновременно могут применяться несколько форм профилактического воздействия.

К примеру, защитным предписанием нарушителю может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся насилию, в том числе по телефону, с использованием сети «Интернет», предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю. Неисполнение защитного предписания влечет ответственность, установленную законодательством РФ.

Нарушители обязаны участвовать в профилактических мероприятиях, получить вынесенные в их отношении защитные предписания, соблюдать установленные запреты.

В законопроекте приводится перечень субъектов профилактики семейно-бытового насилия, а также определены их полномочия в осуществлении мер профилактики.

Полный текст законопроекта, подготовленного членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, опубликован на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения.

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Читайте так же:  Взыскание алиментов на содержание супруги пример

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

Закон о домашнем насилии: зачем он нужен и когда его примут

«Город» продолжает дискуссию о бытовом насилии, начатую вчера колонкой Алисы Таежной. Юрист, психолог и социолог говорят, почему в России насилие над женщинами в семье необходимо ввести в правовое поле.

Почему закона до сих пор нет

«Первый закон о домашнем насилии был принят в Великобритании в 1976 году. В СССР такого закона не существовало, в России он не принят до сих пор, хотя успешно работает в 140 странах, включая Белоруссию и Казахстан. С 1993 года законопроект вносился на рассмотрение 40 раз, но пока не получил ни одного чтения. Трудность его внедрения связана с тем, что в процесс включено слишком много служб и госорганов, которые по очереди перекладывают ответственность на другое ведомство. Сейчас жертва вынуждена тратить на эту борьбу годы — закон же сможет обеспечить рассмотрение дела и правоохранительными органами, и негосударственными фондами, которые, как, например, в Казани и Екатеринбурге, давно помогают жертвам заново начинать жизнь.

Закон уже долгое время находится в практически готовом состоянии, по оптимистичным прогнозам, его примут в следующем году, максимум — через три-четыре года. Он касается не только физического насилия, но и экономического, психологического и сексуального. Мы специально не проговаривали гендерный аспект, хотя очевидно, что в России с физическим насилием в свой адрес в 90–95 процентах случаев все же сталкиваются женщины. Последняя статистика МВД о 14 тысячах жертв насилия в год была предоставлена больше пяти лет назад и уже не является актуальной. Меня больше всего беспокоят другие цифры: 65 процентов насилия над женщинами происходит с ними в стенах их собственного дома. Проблема связана и с интонацией СМИ. В других странах невозможно представить себе освещение этой темы только ради скандала за счет сексизма и гендерных стереотипов.

Большинство жертв домашнего насилия стараются решить проблемы с помощью друзей и близких, но их ждут ответы «сама виновата» или «пусть сами разберутся» — и после нескольких безуспешных попыток жертва чаще всего замолкает в ущерб себе. Наши стереотипы о том, что домашнее насилие — это семейное дело, в котором не надо принимать участие, сказываются на статистике очень драматично. Есть и другие предрассудки — о том, что насилие — удел бедных семей или что в семье обязательно должен быть алкоголик или наркоман. Моя практика показывает, что это миф. В группе риска с точки зрения жертвы, однако, очень часто находятся приезжие. Не имея московской регистрации, невозможно попасть в кризисный центр в Москве. Такие трудные случаи и должен решать будущий закон: обеспечить помощью тех, у кого есть острая необходимость, в тот момент, когда еще не поздно».

Amnesty International утверждает, что насилие над женщинами по-прежнему в моде

Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

«По сути, физическое насилие выпало из закона».

«[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

Читайте так же:  К чему снится развод родителей ребенку

К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

Кто займется профилактикой домашнего насилия?

Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

«Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

На кого должен распространяться закон

«В то время как в остальном мире признан приоритет прав человека, в современной России наблюдается приоритет семьи. Даже если посмотреть на госпрограммы по решению семейных проблем, то это помощь ВИЧ-инфицированным женщинам, программы адаптации для женщин, вышедших из тюрьмы, — тема домашнего насилия там практически не озвучивается. Когда в семье происходит насилие над ребенком и женщиной, то случай с ребенком сразу привлекает внимание, а насилие над женщиной не вызывает беспокойства. Показателен случай с убийством 9-месячной Ани Шкапцовой: мужчина несколько лет бил свою первую жену, потом годами издевался над своей второй женой, и никакого резонанса это дело не имело, пока он не убил ребенка.

Мировая практика демонстрирует, что работать надо не только с жертвами, но и с теми, от кого исходит насилие. Во многих странах после оглашения приговора мужчины постоянно наблюдаются у специалистов и посещают групповые занятия под жестким контролем приставов. Чаще всего насилие в семье сопровождается недовольством мужчины тем, как женщина выполняет свою роль. Программа, которую ведут специалисты из организации «Мужчины XXI века», которую мы продвигали в Петербурге, называется «Альтернатива насилию» и раскрывает другой взгляд на мужскую роль в семье, где мужчина — сильный, но при этом добрый, заботливый и понимающий. К сожалению, мужчины вообще редко обращаются к психологу в нашей стране — это на 80% женская практика. Проблема насилия в семье — это не проблема поведения отдельных сумасшедших, а частное воспроизводство общественной нормы. В этой норме насилие государства широко применяется по отношению к гражданам и между гражданами».

Хорватская регби-ассоциация призывает мужчин проявлять агрессию только на поле

Как работает закон в других странах

«Домашнее насилие не ограничивается физическим воздействием. Это целая система поведения, в которой физическое насилие является самой доказуемой и болезненной частью. Мы склонны искать причины в поведении жертвы, социальных причинах, даже экономическом кризисе, но первоочередной является властная иерархия в обществе, которая переносится на семью.

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

Основные положения поправок к законопроекту

1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

Читайте так же:  Ани лорак подала на развод

Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

«Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

Видео (кликните для воспроизведения).

Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Читайте так же:  Заявление в суд алименты на ребенка

Проект закона о домашнем насилии: Не купил жене шубу — уже насильник? Выселяйся из квартиры?!

В телевизоре и интернете рвут друг на друге рубахи — депутаты и общественники спорят — зачем нужен и что нам принесет новый Закон о «домашнем насилии». Защитит женщин от мужей-тиранов? Или разобьет тысячи семей, сделает детей сиротами, отправив их в детдом, а родителей — в тюрьму?

Поняв, что страсти заполыхали не на шутку, Совет Федерации просто взял и опубликовал проект этого Закона — для обсуждения. Всеми кто хочет. На 2 недели.

Давайте обсудим и мы. А главное — посмотрим — что, собственно, в Законе написано.

1. Что такое «домашнее насилие»?

Авторы закона отвечают так:

«Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Что это получается: не дал жене денег на новую шубу — причинил психический вред? Или отказался продавать машину ради поездки на море — вред имущественный?

— Имущественное насилие — это не про какие-то капризы с шубой или отдыхом за границей, — объяснила «КП» адвокат Людмила Айвар. — Вот зарабатывают муж и жена вместе. А деньгами распоряжается кто-то один. И вместо того, чтобы купить колбасу, хлеб домой — он или она тратит все на алкоголь или казино. Психическое насилие — это действия, направленные на создание у жертвы страха перед насильником. Говорят: «Женщины весь мозг проедают». Это насилие, когда тебя постоянно унижают, оскорбляют словами. Определяется через психологическую экспертизу. Там психологи не задают прямых вопросов, но через научные методики определяют, была ли в семье травля.

— Тут нет точных юридических формулировок. Поэтому остаются сплошные маневры для манипуляций, — сказал «КП» депутат Госдумы Виталий Милонов. — Что такое психический вред? В чем он измеряется. Вот посадите перед нами 10 психологов и каждый из них по-своему этому объяснит. Нет одной шкалы для измерения. Но любая ерунда, которая общественнику показалось странной, может стать поводом для проверки семьи. Дальше. Имущественный вред. Как это повернут на практике. Ведь жена или муж смогут терроризировать друг друга: купи сапоги или напишу заявление на тебя в полицию. Или кто-то извне устроит шантаж, давя на самое ценное — их брак.

Почему закон о домашнем насилии расколол общество на тех, кто сильно «за» и резко «против»

2. Кто жертва?

«Супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка (детей), близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица», — говорится в законе.

— Это ваша жена, ребенок, бабушка. Речь идет о тех, кто живет в одной квартире. Или находится в постоянном контакте, — говорит адвокат Людмила Айвар. — Например, сын-алкоголик приходит к своим пожилым родителям и отбирает у них пенсию. Он по новому закону будет расцениваться, как насильник. Или бывший муж, которой не дает спокойно жить прежней жене.

— Никто не мешает уже сейчас вызвать полицию, если вас терроризирует муж или сын-алкоголик, — уверен депутат Виталий Милонов. — Другой вопрос, смогут ли вас защитить. Раз отобьют. На второй уже не поедут: «А, они постоянно дебоширят». Вот лучше бы заставили участковых и полицейских работать, ходить на вызовы. Зачем плодить новые странные законы.

По новому Закону предлагают сразу ряд мер, которые помогут отгородить насильника от жертвы Фото: EAST NEWS

3. Касается ли это детей?

Чего боятся противники закона? Что соцработники смогут влезать в семью и забирать у родителей малышей. Или какой-нибудь маленький Павлик Морозов сможет настучать на своих родителей. Мол, мама с папой не купили новый мобильник или приставку — разберитесь с ними.

— С 14 лет ребенок и сам сможет обратиться в полицию или органы соцзащиты, — объясняет адвокат Людмила Айвар. — А если он совсем маленький, то жалобу примут от учителя, воспитателя, соседа или бабушки. На ровном месте подозрений не бывает. Тут, конечно, не про мобильник или приставку речь. Если ребенку не покупают теплую куртку, а на улице холодно. Если не кормят его. Если постоянно запугивают и унижают — и от этого сломалась его психика. Вообще-то, и сейчас соцработники могут изъять ребенка из семьи. Но шашкой махать никто не будет. Мы говорим о проверках, когда есть серьезные подозрения.

— Главное лукавство — закон не коснется детей. В тексте ясно сказано, что речь идет о близких родственниках, — сказал депутат Виталий Милонов . — Представим, что сын не хочет ходить в школу. А его заставляют идти на занятия. Это же против его воли. Чем не повод для того, чтобы ребенок написал жалобу на маму и папу. Закон это только поощряет. Или дали вы ребенку ладошкой по заднице за всякие провинности. Это увидел сосед. Или какой-то активист. Написал кляузу. И ребенка изымают из семьи.

С 14 лет ребенок и сам сможет обратиться в полицию или органы соцзащиты. А если он совсем маленький, то жалобу примут от учителя, воспитателя, соседа или бабушки Фото: EAST NEWS

4. Как спасать?

Согласно новому Закону, заниматься этим будут и участковые, и врачи, и соцработники.И даже общественники, подозревающие факт домашнего насилия, смогут написать жалобу на семью в полицию. Уже потом эксперты смогут прийти в квартиру с проверкой.

Также по новому Закону предлагают сразу ряд мер, которые помогут отгородить насильника от жертвы.

Первое: дебошира могут отправить на профилактическую беседу. Там ему объяснят, чем для него обернутся домашние издевательства.

Второе: психологическая работа. С жертвой и насильником поговорят специалисты, которые попытаются разобраться в их семейной проблеме.

Третья: открытие кризисных центров. Там женщины смогут спрятаться от мужа, чтобы он их не преследовал в обычной жизни.

Четвертое: для нарушителей будут выдавать защитное Предписание на срок от 30 дней до одного года (выдавать его будет участковый). За это время тот, кто напал на своего родственника, не сможет приближаться к жертве. Будет запрещено писать в соцсетях и звонить по телефону. Если правила будут нарушены — выдается уже Судебное предписание (что строже и выдается судом). А если не подействует и оно — будет заведено уголовное дело.

Читайте так же:  Что дает статус матери одиночки

— Здесь все сложно. Если жилье принадлежит жертве — насильника выселят (через суд). И это его проблемы — куда он пойдет. Это тоже должно его останавливать от издевательств, — пояснила «КП» адвокат Айвар. — Если жилье в совместной собственности, тут несколько вариантов. Или насильника выселят. Или женщина временно переедет в кризисный центр. В конце концов, они или помирятся, или окончательно разъедутся, продав квартиру. Последнее — квартира принадлежит агрессору. Тогда жертва уезжает в кризисный центр. Их откроют на деньги государства. Регионам придется на это раскошелиться. Например, в Москве уже существует такой кризисный центр (ул. Дубки, 9А, Москва). И сейчас женщины могут там получать помощь.

Михаил Леонтьев: Чтобы защитить женщин, надо очень сильно расширить границы необходимой самообороны

МНЕНИЕ «ПРОТИВ»

Павел Островский, священник:

— В нынешнем виде закон не нужен. Оговорюсь, мы против домашнего насилия. Никто из нас не собирается защищать мужчин, которые избивают своих жен. Но этот закон — он совсем не про домашнее насилие. Посмотрите, какие-то непонятные общественные организации смогут писать жалобы на мам и пап. Потом эти организации хотят наделить правами работать с семейными проблемами. Кто эти люди? Почему мы должны их пускать в свою семью?

Дальше — зачем принимать новый закон, если не работают старые. Вот издевается мужчина над женщиной, написали заявление в полицию, а там ответ: «Когда убьют — приходите». Когда примут этот закон — что-то поменяется? Нет. Нужно уже сейчас заставить работать полицию, участковых.

И еще — Закон о «домашнем насилии» предполагает вмешательство в воспитание наших детей. Вот я воспитываю малышей по-христиански. А с либеральной точки зрения это могут расценить как насилие. Якобы я им навязываю свою веру. Или принуждаю учить уроки, что могут расценить как психологическое насилие. Это очень страшный закон для каждой семьи.

МНЕНИЕ «ЗА»

Оксана Пушкина, депутат Госдумы:

В сегодняшнем нашем обществе, где уровень агрессии зашкаливает, не вмешиваться в семью нельзя. Как вмешиваться, кем вмешиваться, какими путями, насколько деликатно, как с точки зрения права — вот это всё обсуждается. И служба опеки обсуждается. А ничего не двигается. Наш законопроект не про детей, потому что, по нашей установке, дети сегодня защищены, у них есть свои защитные механизмы: служба опеки, инспекция по делам несовершеннолетних и так далее. Мы сегодня говорим только о жертвах домашнего насилия. И вот здесь у нас полный бардак. Кому-то надо наводить порядок. Кто-то должен взять на себя ответственность. Никто не хочет брать. Так комфортно. Фразу «после нас хоть потоп» я слышу и в здании Госдумы тоже. И «раньше как-то жили и теперь разберутся». И «куда вы лезете в семейную жизнь». И «только внутри можно разобраться». Ну вот, один разобрался: руки отрубил. Кстати, 80% женщин, сидящих на зоне за убийство, сидят за так называемую самооборону от мужей-тиранов.

Николай Стариков: Законопроект о домашнем насилии говорит о «психических страданиях». То есть зять сможет выселить пилящую его тёщу за страдания?

МНЕНИЕ

Побить жену все равно, что не правильно припарковаться?

Пока мы тут рассуждаем нужен закон или нет, 30 000 жертв насилия (такая неофициальная цифра, официальных нет) в опасности у себя дома. Домашнее насилие, пожалуй, единственное преступление которое вообще никак не регламентировано и не рассматривается уголовными законами РФ .

Ни профилактики, ни мер, ни адекватных следствий и наказаний — ничего. А жертв — тысячи. (подробности)

Поссорился с женой — жди на кухне Шарикова из «Собачьего сердца»

Эпидемия из Европы под названием «профилактика семейно-бытового насилия» рвется в Россию .

Что из этого может получиться? Да примерно понятно. То же, что было несколько лет назад с общественной организацией «Стопкиднеппинг». Этой интересной организации «Комсомолка» посвятила несколько материалов. (подробности)

Екатерина Шульман: Полицейские не любят принимать заявления о побоях, так как знают, что 7 из 10 заберут в течение 3 дней

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Источники

    Номер закона о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here