Пост о домашнем насилии

Предлагаем статью на тему: "Пост о домашнем насилии" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Закон о «домашнем насилии» или «закон о насилии над семьей»

Текущее состояние . На сайте Совета Федерации опубликован проект закона о «домашнем насилии» (9). В связи с имеющимися расхождениями во мнениях законотворцы решили продлить обсуждение законопроекта до 15 декабря 2019 г. Ознакомиться с текстом закона и оставить свои комментарии можно здесь (10).

История вопроса . По мнению авторов закон призван защитить членов семьи от психологического, экономического и сексуального насилия. Текст закона и история продвижения (1). Термины точно юридически не определены. Слова жертвы принимаются на веру (отсутствует презумпция невиновности). Заявить могут не только сами члены семьи, но и друзья и соседи. Полиция может выписать защитное предписание без суда и следствия.

Кто авторы, кто продвигает («герои») и кто финансирует (2): Центра “АННА”, возглавляемого М. Писклаковой-Паркер. Координационный совет Минтруда России по гендерным проблемам в нем группа, занимающаяся разработкой законопроекта о домашнем насилии (входят А. Паршин, М. Давтян и А. Синельников.). Движение «Насилию.Нет» и одноименный сайт (М. Давтян и А. Ривина).
Оксана Пушкина (Ельцин центр). Павел Крашенинников.
Алена Попова — общественный деятель – активно пропагандирует закон в Интернете.

Аргументы за и методы : Существующие законы против насилия не работают (приводят единичные случаи в поддержку, приводят ложную завышенную статистику (3)),. Бьют на чувства женщин (все примеры – насилие со стороны мужчин). Флешмоб #янебоюсьсказать запущенный в 2016 г. на Украине и подхваченный российскими и белорусскими пользователями Интернета (люди делятся личными историями). Похоже по технологии на истерию на Западе #MeToo (я тоже) и выступление Г. Тунберг по климату в ООН. Не нашел доводы юристов, психологов, социологов и др. в пользу его принятия.

Выводы: насилия ужасно много, власти с ним не борются, значит нужен новый закон.

Кто против : Общество «Родительское Всероссийское Сопротивление» предс. Мария Мамиконян (4). Имеются статьи и видео с доводами юристов, психологов, социологов и др. о бесполезности и прямом вреде в случае принятия закона (1-10). Н. Стариков (публицист, историк), С. Михеев (политолог).

Общие выводы:
Цель закона — ослабить российское общество, разрушив традиционную семью, а семья – это институт воспитания и передачи знаний. Семья осуществляет связь между поколениями. Люди, особенно мужчины, будут меньше жениться.
По справедливому замечанию Н. Старикова это не «Закон о «домашнем насилии», а «закон о насилии над семьей» (7)

Что делать?
Прежде всего знать и понимать реальное положение вещей. Понимать кто это делает и почему, кому это выгодно (8). Распространять информацию по своим родственникам и знакомым (многие не знают, что реально написано в тексте закона, а против названия трудно возразить). В Интернете – не пересылать контент, не подписываться на каналы, не ставить лайки. Несмотря на то, что закон сейчас отклонен, эти люди будут пытаться провести его снова и снова. Поэтому надо не голосовать за них и постараться, чтобы они не попадали в законодательные и другие органы принятия решений. Оставить свои комментарии на сайте Совета Федерации (10).

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Ссылки на источники
(1). Сайт Государственной Думы sozd.duma.gov.ru
Рассматривает Комитет Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей. Закон впервые внесли на рассмотрение в 1997 г. и отозвали. Проект закона вернули в Думу 2016 г. и вернули на доработку 01.11.2016.
(2) Статья на сайте РВС: «Кампания по борьбе с домашним насилием в лицах» http://rvs.su/statia/kampaniya-po-borbe-s-domashnim-nasiliem-v-licah
центр «АННА» финансируется фондом Форда, Сороса и др.
(3) Статья на сайте РВС: «Анатомия манипуляции: формирование антисемейных мифов.» http://rvs.su/statia/anatomiya-manipulyacii-formirovanie-antisemeynyh-mifov
(4) Ютуб канал: «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС). Закон о «домашнем насилии» породил войну между мужчинами и женщинами. https://youtu.be/JrvwzHxm2c4
(5) Закон о «домашнем насилии» опасен и бесполезен. Опыт Германии за 20 лет. https://youtu.be/n4PJySvRPZQ
(6) Закон о «домашнем насилии» — бизнес-проект с прейскурантом

(11) НИКАКИХ КОМПРОМИССОВ ПО ЗАКОНУ О СБН ! — ЖГУТОВА В ГОСДУМЕ 9.12.2019
https://youtu.be/IUh9YJAPhng в конце
(12) Закон феминисток — взорвет Кавказ! России это надо?
Dec 15 2019 https :// youtu . be / zDXg 7 zgV 474
(13) Открытое письмо ( М. Мамиконян ) Оксане Пушкиной: чьи интересы Вы представляете в России? ( ИА REGNUM ).
https :// regnum . ru / news / society /2819747. html
(14) План мировой элиты удался. Что дальше. Взгляд из Америки
https://youtu.be/gYsxTpTPrmw

Термины
Агент влияния — лица или организации, действующие внутри страны и финансируемые из-за рубежа.
Лоббист — человек, работающий в госструктуре, но получающий деньги извне

Сами не разберутся! Юристы спорят, нужен ли закон о домашнем насилии

С одной стороны, вроде бы достаточно обычного уголовного законодательства, но с другой – в семейной ситуации есть своя специфика

В России не утихают страсти вокруг закона о домашнем насилии. И сторонники, и противники его принятия проводят свои акции. Так вчера в Москве состоялся очередной митинг за срочное приятие этого закона, на котором собралось около тысячи человек.

В числе прочих был там и политик, член партии «Яблоко» Кирилл Гончаров, который оставил в своем блоге такую запись:

«40% наших соотечественников считают, что «жертва виновата сама», большинство женщин боятся обращаться в правоохранительные органы по факту избиения со стороны партнера, и к сожалению под этим страхом есть основания, ведь полицейские не спешат открывать дела и в лучшем случае, все закачивается профилактической беседой, и это несмотря на удручающую официальную статистику: В 2018 году около 25 тысяч женщин в России пострадали от домашнего насилия. Кстати, насилие носит не только физический характер, но и психологический, сексуальный и даже материальный.

Молчать нельзя. Необходим закон о домашнем насилии, необходима публичная огласка каждого такого случая, необходимо повышать сознания граждан.

Бьет — не значит любит. Бьет — значит преступник!»

Издания «Медиазона» и «Новая газета» посвятили этой теме большой материал, в котором приводятся и такие, удручающие факты. Каждый год несколько сотен женщин в России оказываются в заключении по обвинению в убийстве. Несмотря на рассуждения Минюста о том, что проблема домашнего насилия в стране «существенно преувеличена», журналистское исследование показывает, что большинство осужденных по таким делам женщин были вынуждены защищаться от агрессии со стороны своих родных или партнеров.

Вместе с тем, споры о необходимости такого закона развернулись и среди юристов. Так, например, юрист Юлия Николаева пишет в своем блоге:

Читайте так же:  Развод в семье с маленьким ребенком

«Только вдумайтесь — «противники закона о домашнем насилии.» Иными словами, сторонники этого самого насилия. Как сказал один из этих чумных, такой закон подрывает основы православия и традиционного русского представления о семье и семейных ценностях. То есть побои — это семейная ценность и одна из основ православия. «Да убоится жена мужа своего.» Россия, XXI век.

Вспоминается, как году в 1998 мы выехали на очередное «бытовое убийство». Обычная семья. Муж — инженер на заводе, жена — учительница биологии в средней школе, двое детей, собака. Пил, бил. Много лет. Обращалась в милицию. Отвечали в духе «убьет — приходите». В итоге, после очередного избиения, она задушила его собачьим поводком. Еще раз — собачьим поводком. На убийство по неосторожности не тянуло. Состояние аффекта тоже не катило.

Осудили за умышленное убийство без отягчающих и дали ниже низшего, но все равно реально. Года 3, по-моему. Уже тогда всем было очевидно, что необходим отдельный закон именно о домашнем насилии, учитывающий всю его специфику.

НО, на мой взгляд, закон — это полдела. Нужно качественное изменение в отечественном менталитете, причем не только мужском, но и в женском. Очень уж терпимое восприятие в обществе именно домашнего насилия от «в семье всякое бывает» до «бьёт, значит любит». Поищите в развитых странах аналог русскому «бабская доля», не найдёте. В этом вопросе Россия куда ближе к Гватемале и Сальвадору, нежели к Европе или Америке. »

В комментариях к этому посту юрист Глеб Хойт возражает своей коллеге:

«Мне, как юристу, непонятно, если честно, зачем нужен отдельный закон именно о домашнем насилии. Есть УК. Есть побои — вперёд, в тюрьму. И разницы тут совершенно нет, жену побил или тётку на улице. Ок. Если хотите усилить ответственность, внесите дополнительный квалифицирующий пункт в статью, наравне с повторность или другими отягчающими. Какой смысл городить отдельный закон? Мне кажется, вся проблема не в статье, а как во всем в РФ, в их применении. Тут нужно не закон вводить, а всё же заставить полицию работать, а не ерундой заниматься. Хотя там же митинги, куда уж там до работы! Нужно же студентов разгонять, а не побои предотвращать!»

На что Николаева резонно отвечает:

«Ты помнишь раньше была статья частного обвинения «побои, нанесённые из личной неприязни»? Так вот не работала она с домашним насилием. По разным причинам — жены часто отзывались заявления и дело прекращалось за примирением сторон, менты отказывались регистрировать такие заявления, потому что «сами разберетесь». У этих дел много специфики и одним пунктом к существующей статье ее не отразишь. Равно как и процессуально она должна оформляться иначе. Во всех развитых странах это именно отдельный закон. »

«Тотальный ужас»: что не так с предлагаемым законом о домашнем насилии

Совет Федерации опубликовал на своем сайте проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Согласно документу, общественные организации, занимающиеся такой профилактикой, обяжут участвовать в примирении жертвы и агрессора. Кроме того, медиков, которые зафиксировали побои у жертвы домашнего насилия, заставят обращаться в полицию.

Сейчас сенаторы и депутаты ждут предложений в данный законопроект. Внести их можно до 15 декабря. Однако предложенную редакцию уже критикуют. Что не так с законопроектом, выясняла редакция ТВ2.

«Я в тотальном ужасе»

Но возвращаемся к законопроекту. Глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян говорит, что в представленной редакции проект закона вообще теряет всякий смысл.

Начну с основы. Определение «семейно-бытового насилия» в данной редакции полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — объясняет Мари Давтян. — То есть этот закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд. Там еще много всего на самом деле, но уже этого достаточно, чтобы сказать, что проект в данной редакции недопустим. Все надо опять переписывать, а время идет.

Авторы проектов закона о домашнем насилии устроили «схватку»

«Против выступают экстремисты»

24.12.2019 в 20:12, просмотров: 3791

Авторы многострадального законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия вновь собрались, чтобы отстаивать свою позицию. Вокруг него в последнее время кипят нешуточные страсти. Ситуация с документом неоднозначная: во-первых, непонятно, в каком виде он будет направлен в Госдуму. А после того, как Владимир Путин на своей пресс-конференции выразил сомнение в целесообразности принятия такого закона, его сторонники вообще впали в ступор.

«Нужен ли этот закон? Давайте спокойненько это обсуждать в общественности», — призвал президент страны. Именно этим сейчас занимается Совет Федерации: изучает все предложения, поступившие на сайт после публикации текста документа, и пытается сварганить вменяемый документ. Ведь тот, который сейчас можно увидеть на сайте СФ, по мнению большинства экспертов, юридически безграмотен. Например, проектом закона предусмотрен охранный ордер, в соответствии с которым партнеру-тирану запретят контактировать с жертвой, а также могут вынести предписание покинуть общее жилье. Но нет образца такого ордера, хотя любое законодательство основывается на приложениях, нормативных актах.

Согласно этому тексту, вводится ряд новых видов насилия, в том числе психологическое и экономическое, что вызвало наибольшее количество споров. Так, недовольная жена или ребенок смогут обвинить отца семейства в экономическом насилии, если последний отказывается купить членам семьи желаемую вещь, и так далее. Но эти понятия так и остались в опубликованной редакции проекта закона.

Сомнения вызывает и то, что законопроект предполагает внесудебное вторжение в личную жизнь граждан.

Без сомнения, в документе также много полезного. Например, важно, что при оформлении случая насилия будет учитываться не только обращение самой жертвы, но и заявления очевидцев: соседей, медработников, если последние подозревают, что их пациент повергся такому насилию. Хотя и в этой области могут быть перегибы: в полицию может позвонить любой недоброжелатель, мечтающий испортить жизнь той или иной семье.

Все эти достоинства попытались вчера обрисовать авторы законопроекта.

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко проинформировала, что никакой угрозы вмешательства в семью, как это утверждают оппоненты, законопроект не несет — напротив, он направлен на сохранение целостности ячейки общества:

— Если случилась конфликтная ситуация в семье, ей окажут психологическую или юридическую помощь. А если страсти уже накалены, то на помощь придут кризисные центры. А сейчас мы имеем дело с фактами уже свершившегося насилия, которое можно было бы предотвратить.

Адвокат, соавтор законопроекта Алексей Паршин подтвердил, что действующий Уголовный кодекс не работает как профилактика:

— Сейчас, если дело не возбуждено, вообще нет никакой защиты. А законопроект обеспечивает защиту в виде охранных предписаний.

Читайте так же:  Какие документы нужны для смены фамилии ребенку

Адвокат добавил, что законопроект не предусматривает никакого принудительного отъема детей из семей, зато у полиции появятся дополнительные инструменты, которые можно будет применить при вызове к дебоширу в том случае, если пока что нет насилия, но есть факты хулиганства, ругани и т.д.

Каким образом будут предотвращены оговоры и лжесвидетельствования? Адвокат пояснил, что полиция не на голом месте будет выписывать защитное предписание, а после разговоров со свидетелями, рассмотрения следов побоев и т.д. Выданное защитное предписание можно будет обжаловать.

Депутат Госдумы, соавтор законопроекта Оксана Пушкина считает экстремистами тех, кто выступает против закона. Говоря о сути документа, Пушкина еще раз сделала акцент на системе защиты жертв насилия: это два вида охранных ордеров — внесудебное, которое выписывает полицейский, и судебное.

— В существующих законах есть расследование факта насилия и наказание, но нет профилактики и защиты, — утверждает Пушкина, — а профилактика семейно-бытового насилия без защиты быть не может.

Правозащитница, соавтор законопроекта Алена Попова настаивает на их «идеальном варианте» законопроекта, который разительно отличается от того, что размещен на сайте СФ. Попова считает, что в законопроекте должны быть все виды семейного насилия — наравне с физическим еще и психологическое, и экономическое, и сексуальное. «И не дай бог, в законопроекте останется слово «примирение!» — заявила правозащитница.

Похоже, что до консенсуса между авторами и противниками законопроекта еще ой как далеко.

Заголовок в газете: Насилие над законом о насилии
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28160 от 25 декабря 2019 Тэги: Дети , Общество Персоны: Владимир Путин Организации: Совет Федерации Полиция

Закон о «домашнем насилии» — подборка статей

Закон о домашнем насилии содержит в себе много опасных норм и принимать его в том виде, в каком он подготовлен сейчас, нельзя.

В этом уверена телеведущая, победительница конкурса «Миссис Москва» Надежда Юшкина. «Мне не понравилось, что в законопроект заложена защита жертв не бесплатная, а за деньги».

Часто жертвы насилия материально зависимы от своих тиранов. А это значит, что у них может не быть денег для защиты.

В законопроекте сказано, что оплачивать защиту жертве насилия могут насильники.

«Но из жизни мы знаем, что у нас по алиментам задолженности огромные», — говорит Юшкина.

Государство не может обеспечить взыскание алиментов на детей. Кто и как будет обеспечивать взыскание денег с домашнего дебошира, совершенно непонятно, подчеркивает общественница.

Очевидно, что если насильник не захочет платить, то жертва останется без защиты, говорит она.

А тогда смысла в таком законе мало.

Кроме того, общественницу насторожило, что в законопроекте нарушен принцип добровольности. «Формулировки такие, что получается, что согласия жертвы на ее защиту не нужно. Добровольности никакой не предусматривается», — заявляет Юшкина.

При этом большие полномочия передаются некоммерческим организациям, которые будут иметь широкие полномочия навязывать жертвам защиту.

Напомним, законопроект активно продвигается депутатом Оксаной Пушкиной и правозащитницей Аленой Поповой.

Накануне Минюст России – редкий случай – оказался в центре скандальной истории. Газета «Коммерсант» вольно пересказала меморандум в адрес ЕСПЧ о позиции России относительно домашнего насилия: мол, Россия не считает это серьёзной проблемой. Но Минюст уточнил, что рассматривает насилие в семье важной проблемой, как любое насилие: «государство обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой: ребенок, женщина или мужчина».

Из чего следует, что не нужен отдельный закон о домашнем насилии – а это один из пунктиков либеральных правозащитников мира наряду с харассментом, ювеналкой и правами геев. Более того, в России считают (и эти цитаты «Коммерсанта» не опровергал Минюст), что — о, кошмар! — пострадавшие женщины «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

Такая позиция уже представлена «прогрессивными правозащитниками» за страшное мракобесие российского государства, которое защищает жуткую патриархальную ячейку общества, где мужики с капустой в бороде рубят руки непослушным жёнам, а те поддерживают «кровавый режим». В связи с чем спешу, как страшный мракобес, солидаризоваться с Минюстом, который проявил на редкость смелую традиционалистскую позицию.

Первое. Отношения в семье — это тончайшая субстанция, тесно связавшая людские души многочисленными невидимыми нитями, сделавшая их порой роднее, чем кровную родню. Никто никогда не разберётся в тонкостях отношений мужа и жены лучше, чем они сами. То, что со стороны кажется, скажем, равнодушием одного к другому, на самом деле, может быть временной слабостью или игрой, призванной подразнить супруга. И наоборот — счастливые улыбки на лицах и «сюсюканье» зачастую прикрывают огромную пропасть между людьми. И чем она шире, тем больше «зайчиков» и «котёнков» в обращении друг к другу.

Второе. Проблемы отношений в семье — запутаннее и сложнее, чем конфликт в Сирии или Палестине. Там одна обида накладывается на сотни других, а заявленная причина на самом деле скрывает истинную, которая не всегда даже осознаётся. Если какой-то правозащитник или психолог убеждённо выносит приговор мужу или жене— это грубая профанация, гоните его тряпками. Разобраться в семейных проблемах полицейскими мерами невозможно, ими можно только загнать семью в тупик, когда правоохранителей один супруг использует против другого. Или чтобы уже оформить распад семьи, что порой само по себе преступление.

Третье. Да, насилие непозволительно – как в обществе, так и в семье. И за откровенное насилие — тем более такое, как отрубание рук — надо наказывать по действующему законодательству. Нет никакой необходимости создавать какую-то особенную статью про насилие в семье — какая разница, где оно происходит? Никакой. О чём и заявил Минюст ЕСПЧ.

Видео (кликните для воспроизведения).

Да, желательно предотвращать насилие как таковое, но предотвращая насилие в семье, можно наломать дров больше, чем сделают сами враждующие супруги. Без вмешательства всегда есть надежда, что самые близкие друг другу люди образумятся и найдут выход — примирение или пусть даже развод. Вмешательство же — это акт обнародование глубоко личных проблем, что наносит душевную рану на всю жизнь каждому в семье, и особенно детям. Само вмешательство извне, как правило, подводит поссорившихся к полному разрыву – чтобы не переживать стыд перед окружающими.

Фраза о том, что если один раз муж поднял руку на жену, то когда-то он обязательно её убьёт — это манипуляция, не соответствующая правде. Здесь нет никакой заданности, всё в силах людей и нет ничего невозможного. Бывает, что муж или жена из-за обоюдного эгоизма ведут вражду, а затем, после страшной катастрофы (болезни или чего-то) осознают, что у них кроме друг друга никого нет — и отношения нормализуются или даже расцветают. Бывает, что после ухода от ненавистного мужа жена (или наоборот) неожиданно для себя теряли смысл жизни и угасали.

Читайте так же:  Закон о домашнем насилии плакаты

Четвёртое. Насильником в семье может быть не только мужчина, и эту крамольную для феминисток в СПЧ мысль пытался донести Минюст. Женщины – вы не поверите! – нередко бывают агрессивнее мужа, могут даже избивать его. Что же, прикажете за это сажать женщину? Но это же позор и мужу, и детям. Кроме того, женщины истеричного типа (а их сейчас всё больше, так как это считается модным в обществе потребления) часто провоцируют мужа на агрессию, изводят безумными претензиями, требованиями, шантажируют «запретом на интим». Этот психологический террор, хорошо известный психологам, тем не менее часто замалчивается. Насилие бывает не только физическим, но и психологическим — и в семье, кстати, последнее случается гораздо чаще.

Пятое. Либеральные правозащитники используют тему борьбы с насилием в семье как ещё один инструмент по развалу традиционной семьи. Если с помощью ювеналки они учат детей жаловаться на родителей, провоцируют отчуждение детей и родителей, то в этом случае добиваются отчуждения жены и мужа. В семью искусственно поселяют некую третью фигуру (причём даже не государство, а некий международный закон), которая на правах судьи решает, кто в семье агрессор, а кто пострадавший. Повторюсь, зачастую это не понятно самим членам семьи, не то что нам с вами. Введение этакого третейского судьи в семью — верный способ сделать детей и родителей врагами друг другу, заставить общаться их только через адвокатов.

И наконец, последнее. Ссоры и драки в семье — это только последствия психологических проблем людей, отражение ценностного и духовного кризиса. Наша злость на себя от ощущения внутренней пустоты и отсутствия смысла жизни поражает деструктивное поведение и насилие – как в обществе, так и в семье.

Но даже наличие проблемных семей лучше, чем временное спорадическое сожительство самок и самцов, которые становятся всё распространённее в России. Модные герои масскультуры, звёзды соцсетей и ютуб-властители умов учат молодых ребят, юношей и девушек, жить свободно, не прикипая друг у другу, как атомы, и при первых же трудностях тут же расходиться и сходиться с другими самц(к)ами. Отсюда и всё большее количество пар, которые съезжаются на время, потом расходятся из-за первой же серьёзной ссоры, затем каждый находит другого временного спутника – и так постоянно, лишь бы не выйти из зоны личного комфорта (на самом деле равнодушия). В итоге такие самцы/самки умирают никому не нужными, одинокими нарциссами, а такое общество обречено на вымирание.

Да, брак действительно не лёгкая прогулка, а тяжкий труд, не выдерживая который, супруги нередко впадают в крайности — но это всё можно преодолеть, если воспринимать не как ярмо, а как шанс на удержание того, что тебе дорого, что является твоей судьбой. Если считать семью как совместное художественное произведение – новую социальную клетку большой жизни. Те же, кто пытается заменить под благим поводом защиты от насилия разрушить семью и заменить её выгодным сожительством, просто призывают к вырождению.

Эдуард Биров, ForPost Севастополь

С одной стороны, такой закон очень нужен в России, но с другой – именно та инициатива, которую пропихивают сейчас товарищи гендерки под видом этого закона, абсолютно чудовищна и недопустима.

Конечно, в наших юридических условиях – а наш суд наследует правовому сознанию крестьянской общины и Советской власти, в рамках которого преступления против личности это нечто несущественное, то ли дело преступления против государства, религии и казенного имущества. Так вот, в наших юридических условиях важно облегчить положение жертв и ужесточить наказание для насильников.

Чтобы обвинение было публичным, а не частным, чтобы проще было укрыть и дистанцировать жертву от ревнивого и мстительного подозреваемого, чтобы полиция не отмахивалась от заведения дел, чтобы сроки были тяжелее, чтобы само отношение к домашнему мордобою было серьезным – и без всякой декриминализации по Мизулиной.

Все это тем более существенно, поскольку домашнее насилие, в отличие от уличного, это не страшная одноразовая лотерея (встретил в подворотне взбесившегося работника ЖКХ или не встретил), а повседневная жизнь в аду годами и десятилетиями. И пусть эти пострадавшие люди часто виктимны, пусть они психически созависимы – все это не извиняет и не оправдывает того ужаса, в котором они находятся день за днем.

И как же грустно и несправедливо, что такую нужную, такую благородную и правильную историю товарищи гендерки умудрились испакостить и вывернуть наизнанку.

Дело в том, что товарищам гендеркам категорически не нравится простая и логичная идея, что насилие – это агрессивные физические действия, последствия которых в виде побоев, ранений и травм фиксируются медициной.

Они буквально стеной встают против такой трактовки и. вы угадали, творчески дополняют ее своей версией 58-й статьи в СССР и 282-й статьи в РФ.

А именно: вводят термины «психологическое насилие» и даже «экономическое насилие», в результате чего настоящие нападения на женщин и детей тонут в море неопределенных, мутных и абсолютно юридически непроверяемых конфликтов вокруг обид, ругани, истерик, денег и всего того выяснения отношений, которое, увы, всегда было, есть и будет в нашей жизни, и которое не может рассматривать никакой суд – кроме Страшного, конечно.

Таким образом, вместо необходимого «закона про мордобой» товарищи гендерки упорно стремятся придумать еще один закон о символических преступлениях, еще одну версию «оскорбления чувств», «разжигания розни», «отрицания Холокоста», «отрицания победы в войне» и тому подобной «контрреволюционной деятельности» и «антисоветской агитации».

Мы, здравые люди, понимаем, что психологическое, экономическое и прочее невидимое насилие каким-то сложным образом существует на свете, но нет лучшего шанса на спекуляции, вранье, клевету и пропаганду, чем такого рода «преступления», введенные в официальный оборот.

Представления об унижениях, обиде, плохих условиях жизни, оскорблениях, манипуляциях и эмоциональном давлении у людей до такой степени разнообразны, и даже у одного и того же человека могут так сильно меняться на протяжении жизни, что один человек просто не заметит того, из-за чего другой может сойти с ума.

Разумеется, эта стихия – своего рода жизненная трагедия, подобно тому, как трагедией могут быть неразделенная любовь, старение, одиночество, любая смерть, наконец.

Но в уголовном кодексе место только тем трагедиям, которые можно зафиксировать в справке из травмпункта и которые физически организовал другой человек – кулаками, ножом etc.

Прочее – материал для исповеди, психолога и художественной литературы.

Почему же товарищи гендерки так упрямо не признают этого факта, почему они так держатся за свои обидки и настаивают на заведомо скандальном, лживом и крайне туманном понимании природы насилия?

Казалось бы, проще было бы взять общество и государство в союзники – и вместе наказать тех, кто не вызывает решительно никакой симпатии ни у кого из адекватных людей. Но нет.

Читайте так же:  Отказ от прививки от гриппа ребенку

Я вам скажу, почему так происходит.

Секрет Полишинеля состоит в том, что товарищи гендерки хотят власти.

Под видом помощи жертвам они хотят настоящего контроля над обществом, а добиться этого, преследуя одних садистов, психопатов, буйных алкоголиков и маньяков – невозможно.

Ну остановили вы на взлете какого-нибудь нового «доцента Соколова», когда он ударил кого-нибудь, но к расчлененке еще не приступил – спасибо, а дальше-то что?

Садист наказан, но все остальные, все те, кто не склонен к алкоголическому распаду сознания и дракам с женами, подругами или детьми, так и останутся вне вашей власти, равно как и их несостоявшиеся жертвы.

Они-то все живут за пределами кровавого макабра, они не такие, как этот алкаш и маньяк, а товарищи гендерки в этих условиях – все равно что хороший участковый милиционер и скорая помощь, которая приехала вовремя.

Но они не хотят быть участковым и скорой помощью.

Они хотят быть Большим Братом и Неизвестными Отцами, то есть Великой Матерью и Политбюро Сестер. А для этого – нужно создать то широкое поле символических преступлений, в рамках которого каждый человек потенциально виноват, как это и было в СССР у партии, органов и угнетенного фем. то есть рабочего класса, простите.

И вот именно поэтому, для получения власти и дисциплинирующего всеобщего контроля, под видом борьбы с настоящими насильниками, садистами и психопатами будут проталкиваться все новые и новые мифологические преступления и ограничения слов, образов, текстов, всевозможных бытовых и публичных жестов.

Как наказывают за домашнее насилие в западных странах по сравнению с Россией?

Громкие события последнего времени — такие как убийство сестрами Хачатурян своего отца или история Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук, — привлекают все больше внимания к и без того острой в российском обществе теме домашнего насилия.

Своими историями активно делятся и звезды шоу-бизнеса. Недавно Лера Кудрявцева рассказала о том, как сожитель избивал ее за самые невинные проступки. По слухам брак Оксаны Самойловой и Джигана рушится тоже в том числе из-за домашнего насилия.

Все это говорит о том, что нынешнее законодательство не справляется с домашним насилием, которое в большинстве случаев остается безнаказанным. Приезжая на вызов, полиция пожимает плечами, и до реального наказания насильника дело доходит, только когда жертвы обращаются с тяжкими телесными повреждениями. А то и вовсе, когда уже поздно кого-то защищать.

В конце 2019 года Совет Федерации опубликовал проект нового закона о домашнем насилии, который сейчас находится на рассмотрении. Некоторые восприняли законопроект позитивно, но у инициативы нашлись и противники, которые усмотрели в новом законе неадекватные меры по пресечению домашнего насилия. Мол, будет у нас теперь, как в Европе или США, — жене лишнее слово не скажи, а ребенка заберут, если не купишь ему очередную игрушку.

Какие на самом деле проблемы призван решить новый закон о домашнем насилии и чему нас учит опыт европейских стран, мы узнали у специалиста.

«Заигрывание с радикалами»

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения, когда такой проступок совершен впервые.

Создательница сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова опубликовала петицию на сайте change.org с просьбой принять закон о домашнем насилии. Ее подписали свыше 800 тысяч человек. В настоящее время Россия остается одной из последних стран бывшего СССР, где подобного закона нет.

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывали сразу три рабочих группы — в Совфеде, Госдуме и Совете по правам человека при президенте. Среди привлеченных экспертов-общественников были глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян и соосновательница сети взаимопомощи для женщин «Проект W» Алена Попова.

Эта редакция не согласовывалась с нами, хотя я член рабочей группы при Совфеде РФ, — пишет Мари Давтян на своей странице в Фейсбуке. — Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности. Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективным. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно.

Ранее против принятия данного закона выступали различные радикальные православные группы. Например, общественное движение «Сорок сороков», созданное Андреем Кормухиным и Владимиром Носовым. Согласно сайту, в него входят «православные христиане» и все, кто «стремится защищать Отечество и традиционные духовно-нравственные ценности».

«Агрессивно, с помощью откровенной лжи и манипуляций они пытаются заставить народ и законодателей согласиться принять законопроект о профилактике «домашнего (семейно-бытового) насилия», — говорится в группе движения ВКонтакте. — За этим обманчивым и внешне привлекательным названием кроется инструмент разрушения семьи, отчуждения и отобрания наших детей, насаждения в нашем обществе антисемейных идей и захвата власти радикальным феминистским лобби. При этом лоббисты пытаются создать ложное впечатление о поддержке их идей народными массами, вводя в заблуждение законодателей и других представителей власти. Для этого используются методы и технологии, хорошо знакомые всем на примере «цветных революций» в зарубежных странах».

Депутат Госдумы Оксана Пушкина, выступающая за принятие данного закона, попросила главу МВД проверить движение «Сорок сороков» из-за угроз авторам законопроекта о домашнем насилии. Оксана Пушкина считает, что в письме «содержатся высказывания, оправдывающие применение семейного насилия под видом сохранения псевдосемейных ценностей и по сути своей образующие действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды».

Я отлично понимаю, что за люди стоят за организацией всех этих митингов — среди них и ВИЧ-диссиденты, и антипрививочники, — говорит Оксана Пушкина в интервью «Медузе». — Есть и те, кто два года назад выступали против фильма «Матильда» под девизом «за традиционные ценности», цинично прикрываясь православием. Благодаря своему месту сегодняшней работы, журналистскому опыту и второму образованию по специальности «нацбезопасность» я вместе с коллегами из соответствующих структур смогла сопоставить некоторые факты и разглядеть в этом всем движении несколько протестных направлений, которые сплотились воедино. Теперь против законопроекта. Вывод: за всем этим движением стоят люди, у которых большие деньги, госконтракты и так далее, но нет статуса. За рубеж им ход закрыт санкциями. И метят они уже даже не только туда, где я сегодня работаю, но и выше. Поэтому все, что сейчас происходит, — это демонстрация их силы. «Сорок сороков» — это один из ингредиентов этого неперевариваемого блюда. Это, скажем так, силовой блок. Есть движения, фонды, общественные организации. Это не просто смутьяны. Повторю, на мой взгляд, это хорошо организованная, серьезно финансируемая структура.

Читайте так же:  Способы лишения родительских прав

Что такое домашнее насилие?

— Под домашним насилием понимаются агрессивные и враждебные действия в отношении других членов семьи, в результате которых один из них может получить физическую травму или быть униженным.

В домашнем насилии выделяется несколько форм:

  • физическое насилие (избиение, истязание);
  • сексуальное насилие (принуждение к близости или половой акт против воли);
  • психологическое насилие (изоляция, унижение, угрозы);
  • экономическое насилие (принуждение к работе, финансовые ограничения и контроль);
  • пренебрежение (систематический отказ в обеспечении основных потребностей зависимого члена семьи).

Таким образом, насилие может быть выражено как физическим действием, так и бездействием, если речь идет о пренебрежении или психологическом насилии.

По мнению международных экспертов, от домашнего насилия в разных формах страдает каждая четвертая семья.

Домашнее или семейное насилие распространено во всем мире и во всех слоях общества. Исходя из гендерных особенностей и того, что мужчины чаще употребляют алкоголь — один из самых мощных катализаторов агрессии, — мужчины гораздо более склонны к физическому насилию. С другой стороны, по отношению к детям лидерами в психологическом и пренебрежительном насилии остаются женщины.

Какое наказание сейчас предусмотрено в России за домашнее насилие?

Изначально российское уголовное законодательство содержало широкий перечень преступлений против жизни, здоровья и половой неприкосновенности. Однако в 2017 году в Российской Федерации произошло одно существенное изменение, а именно декриминализация пункта «применение насилия, то есть действий, причинивших физическую боль в отношении близких родственников, но не повлекших вреда здоровью средней тяжести», закрепленного в Уголовном кодексе.

Пункт перевели в разряд административных правонарушений. Соответственно, изменились и меры наказания. Сейчас факт домашнего насилия, подпадающего под административный проступок, наказывается штрафом в размере от пяти тысяч до тридцати тысяч рублей, административным арестом на срок от десяти до пятнадцати суток либо обязательными работами на срок от шестидесяти до ста двадцати часов.

Многие истолковали эти изменения как декриминализацию домашнего насилия. Но это не так. Во-первых, органы предварительного следствия и дознания занимаются расследованием и раскрытием гораздо более тяжких преступлений. Во-вторых, эта категория дел и раньше относилась к делам частного обвинения, которые решались исключительно в судебном порядке, без предварительного следствия и дознания (за исключением случаев, когда преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом или беспомощном состоянии).

При этом суды, как правило, выбирали в качестве меры наказания все тот же денежный штраф или исправительные работы. Такие нормы наказания закреплены и сейчас. Кроме того, при совершении повторного нарушения домашний насильник будет считаться уголовным преступником и понесет ответственность уже по статье 116.1 УК РФ.

Жертвы домашнего насилия также защищены статьями 117 УК РФ (истязание) и 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), за которые предусмотрено лишение свободы сроком до семи лет.

Как наказывают за домашнее насилие в европейских странах?

Во всем мире уголовное и административное законодательство в области защиты жертв домашнего насилия схоже. В странах Евросоюза такие виды нарушений отнесены к административным, а при повторном нарушении — к уголовным. При этом в странах еврозоны и США возможно получить судебный ордер, который будет запрещать вместе жить, приближаться к потерпевшему на определенное расстояние, звонить и даже общаться в социальных сетях.

Хотя такие меры защиты достаточно известны по фильмам, на деле же в 40% случаев судебные запреты нарушаются. Возможно, потому, что за их нарушение домашнему насильнику грозит только денежный штраф.

Реально посадить домашнего насильника в тюрьму в зарубежных странах, как и в России, можно, только если он причинил существенный вред здоровью.

В чем суть нового закона о домашнем насилии?

В конце 2019 года Совет Федерации опубликовал проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который сейчас находится на рассмотрении. Похожий закон уже принят в странах еврозоны и США и предусматривает конкретное определение того, что включается в понятие «семейно-бытовое насилие».

Так, закон о домашнем насилии определяет насилие как умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления, и определяет круг лиц, в отношении которых может быть применено семейное насилие. Это супруги, бывшие супруги, близкие родственники, те, кто вместе живет или имеет общих детей.

Закон также дает право правоохранительным органам предпринимать различные меры профилактики домашнего насилия, как правовые, так и экономические, социальные, медицинские и так далее, которые помогут выявить и устранить причины домашнего насилия.

Правоохранительные органы будут выдавать защитное предписание, которое запрещает общаться или следить за жертвой или требует покинуть место совместного жительства. А также судебное защитное предписание, за нарушение или неисполнение которого рецидивисту грозит уже более серьезное уголовное наказание.

Новый закон легализует еще одну меру профилактики, которая раньше расценивалась как сокрытие преступления или нежелание должностного лица выполнять свои прямые обязанности, — профилактическую беседу.

При грамотном построении профилактических бесед в 60% случаев до уголовного или административного разбирательства дело не доходит.

Также появится специализированный профилактический учет, профилактический контроль, социальная реабилитация лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию и специализированные психологические программы.

Семейная жестокость и домашнее насилие — не личное дело членов семьи. И несмотря на ценность и полезность разрабатываемого законопроекта, государству стоит уже сейчас начинать профилактику домашних конфликтов: увеличивать долю социальной рекламы, создавать социальные и психологические консультации, пропагандировать гражданские права.

Эти же задачи стоят и перед самими людьми, гражданским обществом. Чем больше людей будут знать свои права, пользоваться ими и делиться знаниями с окружающими, тем меньше в нашей жизни будет домашнего насилия.

Материал подготовлен на основе комментария эксперта:

Видео (кликните для воспроизведения).

Никита Филиппов — заведующий МГКА «Бюро адвокатов «Де-юре»». Почетный адвокат России. Имеет стаж работы более 26 лет. Член экспертного совета комитета ГД по вопросам собственности V созыва. Член экспертного совета по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства при комитете ГД по транспорту и строительству. Член научно-консультативного совета Общественной палаты РФ.

Источники

Пост о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here