Раздел имущества пленум верховного суда

Предлагаем статью на тему: "Раздел имущества пленум верховного суда" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Постановление пленума верховного суда о разделе имущества супругов

При невозможности выдела в натуре денежная компенсация за долю в праве собственности на жилище определяется соглашением сторон. Если соглашение не достигнуто, то по иску выделяющегося собственника размер компенсации устанавливается судом, исходя из рыночной стоимости жилища на момент разрешения спора. При этом учитываются объяснения сторон, заключения экспертов, цены на строительные материалы, тарифы на их перевозку, затраты по оплате рабочей силы применительно к расценкам, существующим в данной местности, удобства и месторасположение дома (город, село, курортная зона и т.п.), степень его износа, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правильной оценки жилища. Лицо, получившее денежную компенсацию, теряет право собственности на жилище, а также право проживания в нем при отсутствии согласия собственников, в связи с чем, может быть выселено по иску любого участника общей собственности.

О некоторых вопросах применения законодательства о праве собственности на жилище

Отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции срок исковой давности по требованиям Алеканкина А.А. исчислил не с того дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а с момента принятия в 2011 году судом решения по делу о разделе иного супружеского имущества, предметом которого спорное имущество не являлось.

Пленум верховного суда о расторжении брака

10. Выдел доли в натуре, связанный с возведением жилых пристроек к дому либо переоборудованием нежилых помещений в жилые, возможен лишь при наличии разрешения на строительство, выданного уполномоченными федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления.

Определение Верховного Суда РФ от N 41-КГ16-17

1. В соответствии со статьей 212 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Права всех собственников подлежат судебной защите равным образом.

Постановление Пленума о разделе имущества супругов

Постановление Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 30.04.1999 г. N 7 «О внесении дополнений в Постановление Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 2 августа 1997 года N 12 «О соблюдении судами процессуального законодательства при разбирательстве уголовных дел по первой инстанции»

Срок давности после развода

Наша история началась с того, что после развода супруги не стали делить общее имущество. Но через несколько лет для одного из них жизненные обстоятельства, вероятно, поменялись. И он потребовал раздела. Но решение местных судов истца не устроило. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила спор и высказала свое мнение.

Все началось с того, что в Подмосковье с иском в суд пришел гражданин и рассказал свою историю. Вот ее суть — в период брака супруги купили трехкомнатную квартиру и оформили ее в совместную собственность. Кроме этой жилплощади у жены была однокомнатная квартира.

Эту квартиру она получила по договору пожизненной ренты. Потом семья распалась. После развода дети остались жить с женой в трехкомнатной квартире, а однокомнатную квартиру бывшая супруга стала сдавать. Уже после официального расторжения брака бывший муж пошел в мировой суд, чтобы разделить права на общее имущество. Так были поделены два автомобиля, которые были у семьи, а о квартирах бывшие супруги не стали спорить. И все осталось как есть.

После этого мирового суда прошло четыре года, и бывший муж снова отправился в суд за дележом бывшего общего имущества бывшей семьи.

В суде гражданин объяснил — он неожиданно для себя узнал о намерении бывшей жены продать однокомнатную квартиру, которую она все эти годы сдавала. Именно это стало толчком к новому иску, и мужчина обратился в районный суд. В своем исковом заявлении гражданин попросил поделить между ними однокомнатную квартиру. На трехкомнатную квартиру он по своим соображениям не стал заявлять права.

В первой инстанции истцу отказали, сославшись на то, что он так долго думал, что пропустил срок исковой давности. Суд в своем решении подчеркнул — о нарушении своего права в отношении спорного имущества истец узнал давно. Об этом свидетельствуют поданные при рассмотрении спора о расторжении брака встречные иски о разделе общего имущества супругов, после чего супруги заключили соглашение и поделили только машины.

Но требования в суд относительно однокомнатной квартиры он заявил через четыре года после развода. В общем, истцу было отказано. Опоздал. Но истец не успокоился и попытался оспорить отказ. Однако апелляция встала на сторону своих коллег и заявила, что принятое ими решение — верное.

Пришлось обращаться дальше и выше. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ спор изучила и не согласилась с решениями местных судов.

Вот аргументы Верховного суда. Судебная коллегия по гражданским делам напомнила коллегам, что срок давности в делах о разделе общего имущества составляет три года. Но считается этот трехгодичный срок не со дня развода или с момента регистрации права собственности за одним из супругов, а с момента, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на имущество. Об этом сказано в Семейном кодексе. А также говорилось на пленуме самого Верховного суда (№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).

Верховный суд в своих разъяснениях подчеркнул — по закону, на то, чтобы обратиться в суд и поделить общее имущество после расторжения брака, у человека есть три года. Но начинается трехлетний отсчет не с даты развода. Считать нужно с момента, когда бывшему супругу должно было стать известно, что нарушаются его права на общее имущество.

Действительно, заметила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, в нашем случае то обстоятельство, что истец обращался к мировому судье с требованием о разделе спорного имущества, подтверждает наличие такого спора на момент подачи иска о расторжении брака. Но потом вопросы с квартирами не поднимались.

Ведь гражданин не обращался в суд, чтобы делить квартиры, поскольку считал, что он и его бывшая жена пользуются ими по взаимному соглашению. А снова обратиться в суд с иском человек был вынужден после того, как получил информацию о намерении бывшей супруги продать однокомнатную квартиру.

Читайте так же:  Кто выплачивает ипотеку в случае развода

По мнению высокой судебной инстанции, в такой ситуации срок не пропущен. И бывший супруг имеет право заявлять свои требования, а суд их обязан принять. Верховный суд РФ отменил все состоявшиеся по этому спору решения и велел дело пересмотреть.

Верховный суд о разделе имущества между супругами

Спор о разделе имущества супругов (на основании судебной практики Московского городского суда)

Учитывая это, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного и единообразного разрешения дел данной категории постановляет дать судам следующие разъяснения: —— 1. При принятии искового заявления о расторжении брака судье необходимо учитывать, что согласно ст. 17 СК РФ муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года после рождения ребенка.

Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации

1. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на жилище, возможность реализации которого обусловливает в том числе установление доступной платы за жилое помещение определенным категориям граждан (часть 3 статьи 40 Конституции Российской Федерации).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г

— распиской, которая не содержит указания на передачу третьим лицом денежных средств в дар Ответчику именно для приобретения спорного имущества, не конкретизирует целевое назначение передаваемых денежных средств, не указывает на индивидуально-определенные признаки, характеризующие подлежащее приобретению в будущем недвижимое имущество;

Спор о разделе долгов супругов

г) соблюдение предусмотренной частями 2 — 4 статьи 32 ЖК РФ процедуры, предшествующей изъятию жилого помещения у собственника, является обязательным, а потому подлежит проверке как обстоятельство, имеющее значение по делу. Данная процедура включает в себя: принятие уполномоченным органом решения об изъятии жилого помещения (часть 2 статьи 32 ЖК РФ), государственную регистрацию этого решения в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним (часть 3 статьи 32 ЖК РФ), уведомление в письменной форме собственника жилого помещения не позднее чем за год до предстоящего изъятия принадлежащего ему жилого помещения о принятом решении об изъятии и дате его государственной регистрации (часть 4 статьи 32 ЖК РФ).

Статья 38 СК РФ

Государством разработан ряд постановлений, которые защищают имущественные права обеих сторон. Постановление Пленума о разделе имущества супругов отражает практику применения судебными органами норм, действующих в нашей стране Гражданского и Семейного кодексов, которые регулируют рассмотрение дел о расторжении брачных отношений.

Постановление пленума верховного суда о разделе имущества супругов

Расторжение брака и следующий за ними раздел имущества может пройти спокойно и быстро, если разводящиеся смогут договориться между собой и составят соглашение или брачный договор. В этом случае им достаточно будет подписать бумагу и заверить ее у юриста, чтобы она имела силу.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от (ред

При рассмотрении дел о расторжении брака у судов возникают вопросы, связанные с применением норм Семейного кодекса Российской Федерации, регулирующих прекращение брака, признание его недействительным, а также имущественные отношения супругов (бывших супругов).

Комментарии к Постановлению пленума Верховного суда о разделе совместно нажитого имущества

Правило, предусмотренное п. 3 ст. 24 СК РФ, о недопустимости раздела имущества супругов в бракоразводном процессе, если спор о нем затрагивает права третьих лиц, не распространяется на случаи раздела вкладов, внесенных супругами в кредитные организации за счет общих доходов, независимо от того, на имя кого из супругов внесены денежные средства, поскольку при разделе таких вкладов права банков либо иных кредитных организаций не затрагиваются.

Постановление пленума верховного суда о разделе имущества супругов

Истец, который обратился в суд с иском к бывшей супруге о признании долга по кредитным договорам общим обязательством супругов и распределении долга, являлся заемщиком денежных средств, следовательно, именно он должен был доказать, что все полученное им по кредитным договорам и договору займа было использовано на нужды семьи. Возложение судом на ответчицу бремени доказывания факта использования этих средств супругом на другие цели, нежели семейные нужды, противоречит требованиям действующего законодательства.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от N 22 — О некоторых вопросах рассмотрения судами споров по оплате коммунальных услуг и жилого помещения, занимаемого гражданами в многоквартирном доме по договору социального найма или принадлежащего им на праве собственности

Отмечено, что в силу ч. 2 ст. 42 ЗоБС РК брачный договор в этом же производстве может быть признан недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Как представляется нам, в таких случаях должны применяться критерии кабальной сделки, и более облегченного представления об основаниях недействительности создаваться не должно. Наше предложение обусловлено тем, что семейное законодательство не имеет собственного механизма признания недействительности сделок, поэтому применимы общие основания признания недействительности сделок. Брачный договор может быть признан недействительным вследствие этого и по иным основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Верховный суд разъяснил, что доходы каждого из супругов, полученные ими во время брака от трудовой и предпринимательской деятельности, относятся к совместному имуществу, подлежащему разделу между супругами.

Продолжаем рассматривать новый Обзор судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2019), включенные в Обзор прецеденты.

Т.Н. с учетом уточненных требований обратилась в суд с иском к Т.А. о расторжении брака (стороны состояли в браке с 1980 года) и разделе совместно нажитого имущества. Просила признать за ней право на ½ доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок, выделить в ее собственность 40 тонн семян подсолнечника, предметы бытовой техники, также просила взыскать с Т.А. в ее пользу компенсацию стоимости передаваемого ему общего имущества супругов.

В обоснование требований Т.Н., в частности, указала, что с 17 декабря 2009 г. Т.А. является индивидуальным предпринимателем и главой крестьянского (фермерского) хозяйства (далее – КФХ), в деятельности которого она принимала непосредственное участие, вела бухгалтерский учет, принимала урожай, в связи с чем фактически является его членом и вправе претендовать на половину стоимости общего имущества супругов в КФХ.

Т.А. иск не признал, предъявил к Т.Н. встречный иск о разделе совместно нажитого имущества, в котором просил исключить из состава общего имущества супругов имущество, принадлежащее КФХ, признать доли в совместно нажитом имуществе сторон равными и осуществить его раздел.

Читайте так же:  Похищение ребенка в бразилии

В обоснование требований Т.А. указал, что в период брака сторон приобретено заявленное к разделу имущество, вместе с тем тракторы, комбайн с жаткой, плуг, культиватор, сеялка, опрыскиватель, бочка для воды, цистерна для топлива, тележка тракторная, сварочный аппарат, земельные участки, а также сельскохозяйственная продукция, которой являются семена подсолнечника, в состав имущества, нажитого супругами в период брака, не входят, разделу не подлежат.

Решением суда исковые требования Т.Н. удовлетворены частично. Брак, заключенный между Т.Н. и Т.А., расторгнут. Суд произвел раздел движимого и недвижимого имущества, определив компенсацию разницы стоимости имущества, переданного сторонам.

Разрешая, в частности, требования Т.Н. о взыскании с Т.А. компенсации половины стоимости имущества, приобретавшегося для осуществления деятельности КФХ, суд первой инстанции исходил из его принадлежности КФХ, в связи с чем исключил спорные земельные участки и предназначенное для работы КФХ движимое имущество из состава совместно нажитого сторонами в период брака имущества. Поскольку Т.А. не отрицал того, что ведение фермерского хозяйства осуществлялось супругами совместно до фактического прекращения брачных отношений в ноябре 2016 года, несмотря на отсутствие письменного соглашения об этом, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 162, п. 2 ст. 258 ГК РФ, пришел к выводу о том, что оба супруга являлись членами КФХ, поэтому взыскал с Т.А. в пользу Т.Н. компенсацию половины стоимости этого имущества и выделил в собственность Т.Н. 40 тонн семян подсолнечника.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения данных исковых требований и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении этих требований, суд апелляционной инстанции признал приведенные выводы суда первой инстанции противоречащими п. 2 ст. 33 СК РФ, ст. 1, 4, 6 и 8 Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», ст. 78 ЗК РФ, ст. 257 ГК РФ, указав, что представленные в суд доказательства свидетельствуют о том, что Т.А. является главой и единственным членом крестьянского (фермерского) хозяйства, соглашение между Т.А. и Т.Н. о создании фермерского хозяйства не заключалось, Т.А. как единственный член КФХ согласия на членство Т.Н. в КФХ не давал, из трудовой книжки Т.Н. следует, что она в период с 1996 по 2002 год работала бухгалтером в КФХ, в связи с чем между КФХ и Т.Н. имелись трудовые правоотношения.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что Т.Н. в рамках рассматриваемого дела с требованиями о признании ее членом КФХ не обращалась, оснований выйти за пределы заявленных требований в порядке ч. 3 ст. 196 ГПК РФ у суда первой инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судебных инстанций не соответствующими требованиям закона.

В соответствии с пп. 1, 2 ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся в том числе доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности. Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (пп.1, 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128 и 129, пп. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела.

В силу п. 1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Согласно пп. 1, 2 и 3 ст. 1 Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и инуюхозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии. Фермерское хозяйство может быть создано одним гражданином. Фермерское хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

В силу ст. 33 СК РФ права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющимся совместной собственностью членов крестьянского (фермерского) хозяйства, определяются ст. 257 и 258 ГК РФ.

Вместе с тем у супругов, ведущих крестьянское (фермерское) хозяйство, кроме продуктов, плодов и орудий для ведения этого хозяйства, есть еще и совместно нажитое имущество, используемое в процессе их семейной деятельности. Следовательно, в зависимости от вида и назначения имущества, источника его приобретения у членов крестьянского (фермерского) хозяйства могут быть разные права на принадлежащее им имущество.

Как видно из материалов дела и было установлено судами обеих инстанций, 17 декабря 2009 г. деятельность КФХ как юридического лица прекращена, с указанной даты Т.А. осуществляет единолично предпринимательскую деятельность по ведению крестьянского (фермерского) хозяйства, других членов в крестьянском фермерском хозяйстве не имелось. В ходе судебных заседаний Т.Н. поясняла, что на момент осуществления предпринимательской деятельности фермерского хозяйства Т.А. стороны состояли в браке, спорные земельные участки, а также движимое имущество приобретались супругами за счет совместных денежных средств, кроме того, истец как член семьи совместно с ответчиком принимала участие в деятельности КФХ, что не отрицалось Т.А.

Поскольку к совместному имуществу относятся доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, судам надлежало принять во внимание, что заявленное в иске Т.Н. спорное имущество приобретено в период брака на общие средства супругов, в том числе полученные в результате ведения Т.А. предпринимательской деятельности, в связи с чем она вправе претендовать на денежную компенсацию половины стоимости этого имущества. Между тем данные доводы не получили оценки в обжалуемых судебных постановлениях, чем были нарушены права Т.Н.

Читайте так же:  Статус матери отца одиночки

В ходе судебных заседаний Т.Н. поясняла, что на момент осуществления предпринимательской деятельности фермерского хозяйства Т.А. стороны состояли в браке, спорные земельные участки, а также движимое имущество приобретались супругами за счет совместных денежных средств, кроме того, истец как член семьи совместно с ответчиком принимала участие в деятельности КФХ, что не отрицалось Т.А.

Поскольку к совместному имуществу относятся доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, судам надлежало принять во внимание, что заявленное в иске Т.Н. спорное имущество приобретено в период брака на общие средства супругов, в том числе полученные в результате ведения Т.А. предпринимательской деятельности, в связи с чем она вправе претендовать на денежную компенсацию половины стоимости этого имущества. Между тем данные доводы не получили оценки в обжалуемых судебных постановлениях, чем были нарушены права Т.Н.

ВС разъяснил сроки давности при разделе имущества

Развод без претензий

Дмитрий и Мария Субботины* были женаты. Находясь в браке, супруги приобрели трёхкомнатную квартиру в Балашихе, оформив её в совместную собственность. Жене по договору пожизненной ренты также досталась «однушка». Но супруги решили развестись.

После развода дети остались жить с женой в трёхкомнатной квартире, а однокомнатную квартиру Мария Субботина сдавала. После развода бывший муж обратился в мировой суд, чтобы разделить права на спорное имущество. Они поделили автомобили, но о пользовании квартирами супругам удалось договориться без суда, то есть конфликт по этому поводу не возникал. Через четыре года после развода Дмитрию Субботину стало известно о намерениях бывшей супруги продать однокомнатную квартиру. В итоге он обратился в суд, чтобы поделить её как общее имущество, а «трёшку» оставить за женой.

В первой инстанции истцу отказали, сославшись на то, что он пропустил срок исковой давности. Суд отметил, что о нарушении своего права в отношении спорного имущества Субботин узнал в январе или феврале 2014 года. Об этом свидетельствуют поданные при рассмотрении спора о расторжении брака встречные иски о разделе общего имущества супругов, после чего супруги заключили соглашение и поделили только машины. Но требования в суд он заявил через четыре года после развода. Решение устояло в апелляции.

Верховный суд исправил ошибку

Но Верховный суд не согласился с нижестоящими коллегами. Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Игоря Юрьева напомнила, что срок давности в делах о разделе общего имущества составляет три года. Но исчисляется он не со дня развода или регистрации права собственности за одним из супругов, а с момента, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на имущество (п. 2 ст. 9 Семейного кодекса, Пленум ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).

Видео (кликните для воспроизведения).

На то, чтобы подать в суд и поделить общее имущество после расторжения, есть три года. Но исчисляются они не с даты развода. Считать нужно с момента, когда бывшему супругу должно было стать известно, что нарушаются его права на общее имущество, следует из определения суда (дело № 4-КГ19-19).

То, что истец обращался к мировому судье с требованием о разделе спорного имущества, подтверждает наличие такого спора на момент подачи иска о расторжении брака, соглашается ВС. Но позже проблема была снята. Субботин не обращался в суд, чтобы делить квартиры, поскольку считал, что он и его бывшая жена пользуются ими по взаимному согласию, а забеспокоился только после информации о продаже жилья. В такой ситуации срок не пропущен, сделал вывод ВС и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (результаты рассмотрения не указаны на сайте суда).

Три года не решат вопрос

Если подождать три года с момента расторжения брака, то всё имущество достанется тому супругу, на имя которого оно зарегистрировано – такое мнение распространено среди обывателей. Но это заблуждение, подтверждает адвокат по семейным спорам Елена Овчинникова: суды ошибаются в таких вопросах нечасто, считает она.

По словам Овчинниковой, чаще в связи со спорами о разделе имущества возникают другие проблемы. Основные из них три:

  1. Определение состава имущества, подлежащего разделу.
  2. Возможность отступления от равенства долей супругов в интересах несовершеннолетних.
  3. Возврат имущества в совместную собственность супругов при недобросовестном поведении одного из них, его попытках исключить имущество из состава совместно нажитого.

Практика Все ради детей: когда имущество при разводе делят не поровну

По определению сроков давности для требований о разделе имущества есть устойчивая судебная практика, основанная на нормах права: срок следует исчислять со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество, подтверждает Галина Павлова, управляющий партнёр Павлова и партнеры Павлова и партнеры Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Управление частным капиталом группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . Что же касается определения момента нарушения прав, то этот вопрос судами разрешается различно: каждый раз в зависимости от конкретной ситуации. Тем лучше, что на неисследованность обстоятельств действительного нарушения прав указал Верховный суд, отмечает Павлова: «Для судебной практики очень важно, что ВС обращает внимание не только на нарушение норм права, но и на их применение с учётом всех обстоятельств дела».

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

Развод с рассрочкой

Одному из таких сложных моментов подобных споров и было посвящено решение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда. Речь идет о сроках давности. Применительно к нашему варианту — сроке давности, в течение которого разведенные супруги могут предъявлять бывшей половинке претензии по разделу совместно нажитого имущества.

Решение, которое вынес Верховный суд по конкретному делу, может быть весьма интересным и для других граждан, попавшим в подобные «временные» ситуации. Поскольку в решении разъясняется, какие законы надо применять в аналогичных случаях.

Все началось с того, что гражданка принесла в суд иск к своему бывшему супругу о разделе общей квартиры. В зале заседаний истица заявила, что до 2009 она состояла в браке с ответчиком. Пока они были семьей, купили однокомнатную квартиру, которую зарегистрировали на мужа. Теперь женщина просила половину от этой квартиры. Районный суд просьбу не уважил и в иске гражданке отказал. Апелляция с таким решением полностью согласилась.

Читайте так же:  Лишение родительских прав прокуратура

Отказывая в иске, суд первой инстанции заявил, что гражданка обратилась с иском слишком поздно: с момента развода до предъявления иска прошло больше трех лет. Выражаясь юридическим языком — пропущен предусмотренный статьей 38 Семейного кодекса трехгодичный срок исковой давности, что по статье 199 уже Гражданского кодекса является основанием для отказа в иске.

Но когда истица дошла до Верховного суда, оспаривая такое решение местных судов, оказалось, что женщина права, а не правы местные суды. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила решение районного суда и велела это дело пересмотреть с учетом следующих моментов.

Так, Верховный суд заявил, что действительно в Семейном кодексе сказано: к требованию о разделе общего имущества супругов, брак которых был расторгнут, применяется трехгодичный срок давности. Но в статье 200 Гражданского кодекса записано, что течение этого самого срока давности начинается с того дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своих прав.

По поводу сроков давности, напомнил Верховный суд, было специальное постановление пленума Верховного суда. Оно так и называлось: «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». И этот пленум специально подчеркнул — течение трехлетнего срока исковой давности для требования о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента, когда брак прекратил свое существование. Так когда же брак считается расторгутым?

Напомним, брак считается законченным в день государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния. Это если бывших супругов разводили в ЗАГСе. А если брак распался по решению суда, то с того дня, когда это решение вступило в законную силу.

Так вот, пленум Верховного суда подчеркнул — течение срока давности при разделе имущества бывших супругов начинается не с момента, когда брак завершился юридически — печатью и подписью. А с того момента, когда бывший или бывшая узнали или должны были узнать о своем нарушенном праве.

В нашем случае, в районном суде было установлено, что квартиру супруги действительно купили в браке.

А значит, она по закону (статья 34 Семейного кодекса) — общая собственность. Но когда начался суд, истица неоднократно заявляла, что не требовала своей половины квартиры все прошедшие годы, так как была уверена, что она и так принадлежит ей. И лишь спустя годы, когда у женщины возникла необходимость распорядиться своей долей, выяснилось, что бывший супруг и не планирует с ней что-либо делить. Пришлось идти в суд. То есть до момента требования истица и не подозревала, что ей не отдадут ее имущество — половину квартиры.

Эти аргументы, которые есть в материалах дела, показывают, что с того момента, когда истица узнала о нарушении своих прав, и до обращения в суд прошло всего несколько месяцев и никакой трехлетний срок исковой давности гражданкой не нарушен.

А местные суды, рассматривая этот иск, неправильно посчитали сроки и не обратили внимание на объяснения бывшей супруги, что про свою долю в общем имущества она знала с момента развода и не подозревала, что ее право нарушено. Когда же она неожиданно поняла, что ей ее половину не отдают, то сразу пошла с иском в суд.

В итоге Верховный суд оба решения местных судов отменил. И объяснил почему — отказ женщине с формулировкой о пропуске трехлетнего срока давности противоречит Семейному и Гражданскому кодексам. Кроме того, оба решения местных судов также не учитывают разъяснений пленума Верховного суда.

Поэтому дело бывшей супруги местные суды будут пересматривать по новой с учетом тех замечаний, которые сделал Верховный суд РФ.

Такое толкование законов — Семейного и Гражданского кодексов показывает, что бывшие супруги могут предъявлять имущественные требования друг к другу даже спустя годы после развода и раздела общего совместно нажитого имущества. Если, конечно, смогут доказать, что лишь вчера узнали о своем нарушенном праве на него.

Верховный суд рассказал, как делить нажитое в браке

Роман и Татьяна Катречкины* 17 лет прожили вместе, у них есть две дочери, одна из которых несовершеннолетняя. Семья приобрела земельный участок с жилым домом, однокомнатную квартиру за 2 800 000 руб. в кредит от ОАО «Сбербанк России» (с использованием 393 239 руб. материнского капитала) и автомобиль BMW X5 за 3 132 622 руб. в кредит от ЗАО «ЮниКредитБанк». Оба кредита еще не погашены. Право собственности на недвижимость зарегистрировано за Татьяной, на машину – за Романом. В июле 2015 года супруги решили развестись, и Роман обратился в суд, где просил разделить недвижимое имущество поровну, а автомобиль передать ему с выплатой бывшей жене компенсации за принадлежащую ей долю. Впоследствии Роман уточнил иск и попросил рассчитать компенсацию с учётом выплат по двум кредитам (за квартиру и машину), которые он производил единолично после прекращения брачных отношений.

Татьяна подала встречный иск, полагая, что при разделе совместно нажитого имущества должны быть учтены интересы их дочерей, которые остались с ней. Женщина просила передать в ее собственность квартиру, признать за ней право на 2/3 земельного участка с домом, а за это «повесить» на нее оба кредита. Экс-мужу она предложила отдать автомобиль и 1/3 участка с домом.

ИСТЕЦ: Роман Катречкин*

ОТВЕТЧИК: Татьяна Катречкина*

СУТЬ СПОРА: Раздел совместно нажитого имущества после прекращения брака


РЕШЕНИЕ: Определение суда частично отменить, дело в этой части направить на новое апелляционное рассмотрение


Всеволожский городской суд Ленинградской области поделил земельный участок с домом и квартиру поровну, машину отдал экс-супругу и обязал его выплатить бывшей жене 884 500 руб. компенсации. Обязательства перед «Сбербанком» по оплате долга суд оставил за обоими заявителями.

Ленинградский областной суд перешел к рассмотрению спора по правилам суда первой инстанции, отменил ранее вынесенное решение и принял новое. Он указал: кредит за квартиру выплачивала только Татьяна, с ней остались оба ребенка, квартира однокомнатная и малогабаритная, у бывших супругов сложились неприязненные отношения, а значит, совместное пользование квартирой невозможно. Поэтому суд признал за Татьяной право собственности на 21/25 доли в однокомнатной квартире и по 2/25 доли отдал каждой из дочерей. Суд поделил земельный участок с домом поровну между экс-супругами, взыскал с Татьяны в пользу Романа половину выплаченных в период брака денег за квартиру (это 875 532 руб.), возложил на нее погашение кредитного договора перед «Сбербанком», предоставил Татьяне право потребовать у Романа вернуть ей деньги, выплаченные ею за машину после прекращения брака. За Романом суд признал право собственности на автомобиль, но обязал его отдать Татьяне половину выплаченных в период брака денег за машину (это 1 301 063 руб.).

Читайте так же:  Усыновление новорожденного ребенка из роддома

Верховный суд отметил, что апелляция фактически оставила уточненный иск Романа без внимания и не дала ему никакой правовой оценки. ВС также не устроили присужденные сторонам суммы – в деле имеется экспертная оценка машины и квартиры, и при определении размера компенсаций суду следовало исходить из нее, а не из стоимости уплаченных кредитов. ВС указал: для раздела квартиры сначала нужно определить долю Романа, а затем стоимость этой доли. Апелляция определила эти доли равными, но не рассчитала стоимость самого имущества и доли сторон в этом имуществе в денежном выражении, поэтому фактически взыскала компенсации произвольно. Признавая за Татьяной право требовать с Романа все деньги, которые она выплатила банку за автомобиль после прекращения брака, апелляция не учла, что размер выплат должен быть пропорционален присуждённым долям.

В итоге ВС отменил апелляционное определение в части взыскания с Татьяны в пользу Романа 875 532 руб. в счёт компенсации половины квартиры, взыскания с Романа в пользу Татьяны 1 301 063 руб. в счёт компенсации половины машины, признания за Татьяной права требовать с Романа выплаченных ею денег за машину после прекращения брака, и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию. В остальной части определение суда осталось без изменений (№ 33-КЛ8-3).

«Определение ВС фактически устанавливает, что размер затрат супругов на приобретение имущества не входит в число оснований, по которым суд вправе отступить от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе, как это предусмотрено п. 2 ст. 39 СК»

Наталья Котлярова, партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

* – имя и фамилия изменены редакцией.

ВС рассказал, как считать исковую давность при разделе имущества

Надежда Кошелева* была замужем за Евгением Мастерковым* 12 лет. За это время они успели построить дом. При разводе делить имущество не стали, в доме остался жить муж Кошелевой – она против этого не возражала, хотя от своего права собственности на дом не отказывалась. Спустя год после развода он сочетался браком с новой женой, которая родила ему двоих детей. Шесть лет спустя Мастерков умер, а наследники начали делить имущество, в том числе и дом. Он должен был достаться жене, матери и двум сыновьям Мастеркова, но бывшая супруга решила отстоять свои права на имущество, которое изначально делить не стали. Она решила добиться, чтобы суд признал ее право собственности на половину дома. Ответчики же, новая семья Мастеркова, настаивали, что срок исковой давности уже пропущен, и спустя 7 лет после развода поздно говорить о разделе имущества.

Кущевский районный суд Краснодарского края иск удовлетворил, а апелляция, напротив, согласилась с ответчиком. На раздел общего имущества супругов отводится три года (п. 7 ст. 38 СК), и это время надо исчислять с момента официального расторжения брака, указал краевой суд, а значит, срок исковой давности пропущен.

Кошелева обратилась в Верховный суд, который встал на ее сторону. Коллегия по гражданским спорам напомнила п. 19 постановления Пленума ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Согласно постановлению, срок исковой давности по подобным спорам составляет три года, однако не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что его права нарушены (п. 1 ст. 200 ГК).

Срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов в период брака, прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т. п.).

– из Определения Верховного суда по делу № 18-КГ17-217

Дом Кошелевой был построен в период брака, был совместной собственностью, спора же относительно дома не было. Значит, не было и нарушения прав со стороны ответчика, отметил ВС. При этом от прав собственности Кошелева не отказывалась. Следовательно, срок исковой давности по делу не истёк, а выводы апелляции о его пропуске неверны. ВС отправил дело на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

Раньше суды часто считали, что трехлетний срок исковой давности необходимо исчислять с даты расторжения брака, говорит Кира Корума, партнер «Яковлев и партнеры». Очевидно, что и сегодня суды порой продолжают делать ту же ошибку, как в деле Кошелевой. Это, с одной стороны, защищает права обоих разведенных. Но, с другой стороны, порождает правовую неопределенность для них самих, для их новых супругов, для кредиторов, для приобретателей такого имущества и т. д., разъясняет Корума.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Тот, кто владеет имуществом, может пользоваться им, совершать сделки, не ставя другого бывшего супруга в известность. А последний может долго ни о чем не беспокоиться, а спустя десяток лет предъявить претензии». По словам Корумы, в таких ситуациях важно установить, когда бывшему супругу стало известно о нарушении его права. Но Верховный суд не дал разъяснений и примеров, какие конкретные обстоятельства при этом надо учитывать, с сожалением говорит Корума.

* имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Источники

Раздел имущества пленум верховного суда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here