Роль сми в освещении домашнего насилия

Предлагаем статью на тему: "Роль сми в освещении домашнего насилия" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

СОЦИАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ: РЕАЛЬНОСТЬ И МЕДИА-ОБРАЗЫ

Михаил ФЕДОТОВ, секретарь Союза журналистов РФ

В международном праве на сегодня есть ряд конвенций, посвященных борьбе с насилием. В основном, это конвенции, связанные с противодействием терроризму. Кроме того, есть несколько деклараций, но в международном праве декларация не рассматривается как источник права; это скорее добрые пожелания, которые не являются юридически обязательными. В отличие от декларации, конвенция юридически обязательна. Одна из таких конвенций — Конвенция Совета Европы по пресечению терроризма. Россия является государством-участником всех этих конвенций.

В рамках проблемы насилия существует и тема призыва к насилию — так называемого «языка вражды», и тема защиты журналистов. В связи с этими темами имеются весьма подробные Рекомендации, принятые Комитетом Министров Совета Европы. Когда началась война в Чечне, мы неоднократно ссылались на эти документы, объясняя, каким образом должна быть организована работа журналистов в зоне конфликта. Но те, кто организовывал их работу, исходили из совершенно других представлений. В конце концов Конституционный Суд признал один из пунктов Постановления Правительства РФ, касающийся деятельности средств массовой информации в Чеченской Республике, противоречащим Конституции РФ.

В продолжение этого документа Союз журналистов России попытался сформулировать этические принципы, которые касаются деятельности журналистов, освещающих террористический акт. Этот документ был принят еще в 2001 году, после чего в него вносились дополнения и изменения, делавшие его все более точным. Документ состоит из трех частей. Первая — это те этические принципы, которые журналист должен соблюдать, когда он собирает информацию о террористическом акте, вторая — когда он эту информацию распространяет, и третий раздел — это те принципы, которые касаются обеспечения собственной безопасности журналиста. Здесь речь идет, в частности, о том, что журналист не должен надевать камуфляжную или военную форму, не должен брать в руки оружие, не должен выполнять функции агента спецслужб, не должен выступать в роли посредника между террористами и спецслужбами, и так далее.

После событий на Дубровке к этой же теме обратился Индустриальный комитет СМИ, который также выработал некую антитеррористическую конвенцию. Туда вошли многие положения из документа Союза журналистов России. И сейчас эти два документа действуют параллельно, в значительной степени повторяя друг друга. Отношение к ним довольно скептическое, потому что у нас вообще скептическое отношение к механизмам саморегуляции, в отличие от многих других стран, где механизмы саморегуляции действуют уже не десятилетия, а века. И в тех странах, где такие механизмы сложились, устоялись, они действуют очень и очень эффективно. Они позволяют в значительной степени снимать проблемы, связанные не только с терроризмом, но и, в целом, с проблемой насилия. Практически в любом Кодексе журналистской этики можно найти положения, касающиеся освещения темы насилия, показов актов насилия, жертв насилия, и так далее.

Таким образом, в современном мире существуют вполне оправдавшие себя правовые и профессионально-этические нормы, а также практика их применения. Перед нами стоит задача перенести эти нормы на российскую почву, наладить практику и придать ей необходимый динамизм.

Роль сми в освещении домашнего насилия

Аннотация на русском языке: В статье проведен сравнительный анализ исследований, которые были посвящены теме раскрытия проблемы домашнего насилия в российских СМИ. В работе сделан вывод об основных направлениях освещения и решения проблемы домашнего насилия, а также о роли СМИ в данном процессе.

The summary in English:
The article presents a comparative analysis of the research, which was devoted to the topic of disclosure of the problem of domestic violence in the Russian media. The paper concludes on the main directions of coverage and solution of the problem of domestic violence, as well as the role of the media in this process.

Ключевые слова: семья, насилие в семье, СМИ.

«ПРАВО ЗНАТЬ: история, теория, практика»
N 5–6 (89–90) май–июнь 2004 г.

Большая часть материалов этого номера посвящена проблеме «Насилие и СМИ». Насилие, экстремизм всегда были естественной частью жизни общества и человека. Однако в последние годы это зло стало приобретать пугающие общественное сознание масштабы.
Можно выделить несколько групп причин и факторов, влияющих на уровень социальной напряженности как в стране в целом, так и в регионах, и в различных группах населения.

Общесоциальные факторы

Характеризуя общесоциальные факторы, следует прежде всего указать на то обстоятельство, что осуществляемый в России переход к рыночно ориентированному общественному устройству стимулирует рост социального разнообразия общественной жизни и увеличивает сложность процесса принятия решений о месте личности (социальной группы) в системе социальных, профессиональных, национальных, религиозных, политических отношений. Повышенная социальная и территориальная мобильность вызывает социальную напряженность, ведущую к насилию.

Экономические факторы

На рост социальной напряженности сильно влияют резкая и, по мнению значительных групп населения, нелегитимная диспропорция в доходах богатых и бедных, а также безработица, низкая зарплата, рост цен, задержки с выплатой зарплаты, пенсий и др. В частности, свыше 80 процентов опрошенных указали в качестве главной причины роста социальной напряженности снижение уровня жизни, связанное с переходом к рыночным реформам.

Политико-правовые факторы

Российское законодательство, на словах обеспечивая права человека, реально выстроено таким образом, что наказать кого-либо за разжигание национальной розни, за пропаганду насилия по отношению к разным социальным, этническим, конфессиональным группам практически невозможно.

Значительное количество политиков написали на своих знаменах националистические, ксенофобские призывы, и ни одна попытка привлечь их к ответственности так и не была доведена до суда. Отсутствие эффективных методов применения наказания за «плохое» поведение сводит к нулю действие запретительных норм, так или иначе регулирующих толерантное поведение в обществе.

Культурные факторы

Говоря о культурных факторах, мы имеем в виду укорененность в массовом сознании множества стереотипов, которые плохо согласуются с доктриной толерантности.

Читайте так же:  Можно ли делить детей при разводе

Что касается деятельности различных культурных институтов, то следует особое внимание обратить на систему образования и шоу-бизнес. Именно эти институты в значительной степени влияют на распространение экстремистских взглядов, стереотипов, приводящих к этнофобии, ксенофобии, националистических и расовых предрассудков.

Медийные факторы

Многие эксперты утверждают, что ставшее массовым отношение к проявлениям социальной агрессии и экстремизма как социальной норме связано со все более широким использованием пассивных и активных манипу-лятивных технологий конструирования образа врага, распространения языка вражды, создания радикальных сайтов ненависти в СМИ, интернете и т.п. Именно СМИ, по мнению многих, повинны в том, что моральное равнодушие и правовое невежество, социальный нигилизм и бессмысленная агрессивность, жестокость, стали повседневными реалиями нашей жизни. И в этих утверждениях немало правды. Проведенные в последние годы исследования, касающиеся проблемы отражения насилия в средствах массовой информации, установили, что существует связь между уровнем насилия в СМИ и уровнем насилия в обществе.

Еще в 1969 году Национальная комиссия США по расследованию причин и предотвращению насилия сделала вывод о том, что жестокие фильмы учат людей добиваться своих целей с помощью насилия. Один из ведущих мировых исследователей агрессии Леонард Берковиц указывал, что в 1975 году, после покушения на президента Джералда Форда, о котором было широко рассказано СМИ, число угроз, пришедших в адрес президента, выросло в три с лишним раза. Аналогичные истории происходят в тех случаях, когда СМИ сообщают о серийных убийствах. Берковиц дает этому явлению такое объяснение: когда люди сталкиваются с неким стимулом или событием, им в голову приходят родственные этому событию идеи. Например, если одному испытуемому предлагают составить предложение из «агрессивных» слов («пистолет», «ударить», «напасть» и др.), а другому — из нейтральных, то первый после эксперимента продемонстрирует повышенный уровень агрессивности. Попросту говоря, он будет думать о пистолетах, ударах и нападениях.

Аналогична роль средств массовой информации, которые соревнуются между собой в сенсационной подаче материалов о террористических актах. Журналисты ссылаются на принцип объективности, обязанность предоставлять публике факты. Но прав американский автор Л. Мартин, что в основе лежит погоня за высоким рейтингом, что для ньюсмейкеров событие, связанное с терроризмом, — это новость высокого качества (high news value). В результате СМИ, сами, возможно, того не осознавая, работают на террористов, создавая им паблисити. Коммерческий успех любой ценой, этот главный внутренний импульс современной шоу- и СМИ-индустрии, приводит ее к вольной или невольной пропаганде терроризма.

Таким образом, к традиционным объяснениям истоков насилия (врожденная склонность человека к насилию; экономические и социальные особенности условий жизни общества; особенности взаимоотношений конкурирующих групп населения) добавились новые, указывающие на то, что существуют формы насилия, которые не имеют видимых социальных и экономических причин. Эти формы становятся особо значимыми в условиях информационного общества. Анализ показывает, что нередко причиной этих конфликтов становится некая «скрытая» от глаз информация, которая толкает к применению массового насилия. Такая скрытая информация может возникать стихийно, как некий предрассудок, воспринимаемый общественным сознанием, как не требующая доказательств истина. Но она может формироваться и вполне целенаправленно и возникать в результате усвоения определенных идеологических постулатов 2.

Средства массовой информации России, освещая проблему насилия, в основном живописуют жестокость, с которой участники насильственных акций расправляются друг с другом. Особый интерес СМИ вызывают массовые формы насилия, кто бы их ни совершал, чем бы и как бы ни мотивировал. Террористы, антиглобалисты, футбольные фанаты, бунтующие студенты издавна являются любимыми героями медийных материалов. Все это отнюдь не способствует негативному отношению населения к фактам насилия.

Кроме того, на людей действуют не только образы насилия (то есть семантика медиа-текстов), но и специфический «язык вражды», которым пользуются СМИ, описывая даже вполне мирные ситуации. Агрессивную реакцию значительной доли населения вызывают сексизм и эротика, отвязный молодежный стеб (сленг), агрессивная реклама.

В средствах массовой информации, современной публицистической и научной литературе в последнее время часто можно встретить термины «зом-бирование», «манипулятивные технологии», «психологические операции», «политические кампании» (информационно-пропагандистские, рекламные и т.п.), «комплексные манипуляции», «политические игры», «лоббирование», «кризисные технологии» и т.д.

Речь идет о способах скрытого принуждения личности к определенному поведению. СМИ все более и более становятся не только средством связи, обеспечивающим доступ людей к информации, к различным уровням контактов и общения, но и приобретают черты мощнейшего инструмента формирования сознания, чувств, вкусов, мнений огромных аудиторий людей и инструмента воздействия в желаемом для кого-то духе. В многочисленных политологических и социологических исследованиях западных СМИ установлен непреложный факт: СМИ являются «манипуляторами сознания».

Разумеется, нельзя преувеличивать значение СМИ в продвижении норм агрессивного поведения людей. Многие исследователи считают, что «высокий уровень насилия, характерный для современной кино- и телепродукции, предположительно, наряду с другими факторами, может оказывать свое влияние на осуществление некоторых видов агрессивного поведения, но не следует переоценивать важность этой зависимости»3. Проще говоря, экранное насилие не является первичной мотивацией агрессивного поведения.

Другие исследователи полагают, что реакция на прочитанное, услышанное или увиденное зависит от интерпретации полученного сообщения. По существу, воздействие масс-медиа объясняется праймингом — активизацией воспоминаний. Другими словами, насилие в СМИ может вызвать соответствующие мысли и идеи. В свою очередь, эти мысли могут вызвать конкретные эмоции и поведенческие реакции. Причем, все это происходит почти автоматически.

Следовательно, необходимо, чтобы журналисты, определяющие основной набор транслируемых через СМИ образов и суждений, как минимум, были знакомы с современным пониманием проблематики насилия. И совсем было бы хорошо, если бы журналисты понимали свою роль в формировании той «терроросреды», в которой все мы живем благодаря специфическому толкованию некоторыми СМИ своих профессиональных и социальных обязанностей.

Для того, чтобы обсудить эти вопросы, Независимый Институт Коммуника-тивистики провел серию круглых столов и научно-практическую конференцию «Война, терроризм, насилие в публикациях и передачах печатных и электронных СМИ». Выступления участников этих мероприятий и стали основой данного номера. Публикуются также интервью с руководителями и сотрудниками СМИ, пожелавшими высказаться по проблеме социального насилия и роли СМИ в его преодолении.

Представленные материалы дают возможность увидеть и разные аспекты заявленной проблематики, и разные подходы к ее рассмотрению. По ряду пунктов участники обсуждения достигли взаимопонимания. В частности, все согласны с констатацией, что современное общество, начав третье тысячелетие, не стало более терпимым к другим мнениям, культурам, экономическим формациям и нациям, что и является сегодня источником напряженных межнациональных, этнических, политических и личностных конфликтов. Агрессивность, инто-лерантность присутствуют практически во всех сферах государственной, политической, общественной и частной жизни россиян.

Читайте так же:  Мфц оформление материнского капитала

Вместе с тем в позициях участников обсуждения проявились существенные расхождения во взглядах на роль СМИ, рассматриваемых в качестве агента влияния на сознание и поведение людей. Выделились несколько подходов. Первый подход — СМИ являются активным субъектом информационной, воспитательной, пропагандистской деятельности. Этот подход реализуется в двух взаимосвязанных версиях. Сторонники одной из них искренне убеждены в том, что СМИ являются институтом управления обществом, институтом управления чуть ли не народным хозяйством. Обвинение, которое сторонники этой версии управленческого подхода бросают СМИ, заключается в том, что они плохо выполняют эту свою управленческую роль, отвлекаясь на всякие глупости. Сторонники другой версии управленческого подхода обвиняют СМИ в том, что, выполняя злую волю неких внутренних или внешних врагов России, они сознательно разрушают национальную культуру и специфическую русскую духовность, а несчастный народ (население, общество) выступает в качестве объекта зомбирова-ния,оболванивания.

Второй подход — СМИ представляют собой зеркало (иногда, правда, не очень качественное, мутное и т.п.), которое отражает то, что происходит в жизни. А жизнь такова, какова она есть. Следовательно, СМИ если и можно в чем-либо обвинять, так только в том, что они не успевают все отразить (а это проблема мощности каналов и денег), или в том, что отражение иногда некачественное (а это проблема профессионализма журналистов, то есть, в конечном счете, тоже денег).

Третий подход — СМИ это обыкновенный бизнес и делают ту продукцию, которую желает видеть потребитель. При таком подходе вопрос о воздействии или адекватности отражения действительности просто снимается.

Четвертый подход разрабатывается в Независимом Институте Коммуника-тивистики, а также некоторыми учеными на факультете журналистики МГУ и в Институте социологии РАН. Его сторонники опираются на идею о том, что главной задачей СМИ является организация диалога между различными социальными силами. СМИ — это профессиональный модератор, который умеет организовать обсуждение, помогает точно выразить свое мнение, к тому же стремится помочь договаривающимся сторонам достичь согласия.

Сторонники этого подхода полагают, что время, когда СМИ были прежде всего агентом пропаганды, воспитания, формирования ценностей и прочее, проходит. СМИ должны стать организаторами диалога, стимулирующего размышления и поступки, направленные на формирование атмосферы толерантности в российском обществе.

Но подобный подход предъявляет довольно высокие требования и к журналистам, работникам СМИ, и к системе взаимоотношений между СМИ, властью, обществом.

Способны ли сегодняшние журналисты стать организаторами такого диалога?

Сноски

1 Телевизионное насилие формирует жизненные стратегии зрителей. Источник: http://www.i-news.org/viewnews/religion/16658.

2 Скворцов Л.В. Общество и насилие. «Октябрь», N 11,1997.

3 См. об этом: Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. — СПб., 1998, с. 117.

Аналитическая группа ПФ «КСДИ»

Насилие в средствах массовой информации

Насилие в средствах массовой информации — это тема постоянных дискуссий. Сериалы, фильмы и видеокассеты изобилуют сценами насилия. Независимо от того, имеем ли мы дело с «Рэмбо», «Классом 84» или криминальной хроникой, насилие — постоянный гость в наших средствах массовой информации. Мы ежедневно можем созерцать убийства, нападения, драки, разрушения на экране нашего телевизора. Дети сталкиваются с этими воплощениями ужаса уже в самом раннем возрасте. Агрессивные импульсы широко представляют и различные компьютерные игры, в которых убивают людей, сбивают самолеты или даже инсценируются атомные войны. Подобные игры нас пугают. Нас шокирует, что в качестве средства для абреакции нашей игровой потребности не находится ничего лучшего, кроме лицезрения на экране этих ужасающих событий. Неужели это не оказывает на наших детей разрушительного влияния, проходит бесследно для их психики?

Решение этого вопроса вызывает жаркие дискуссии. Согласно данным исследований, показ сцен насилия по телевидению приводит к повышению «зараженности» агрессией. Однако, строго говоря, данные исследований свидетельствуют всего лишь о повышении возбудимости и склонности к участию в военных играх. Становятся ли дети в своей повседневной жизни более агрессивными и неуправляемыми — неизвестно. В связи с вопросом о влиянии СМИ на психику детей можно сказать следующее.

Определяющим в данном случае является характер реакции детей на сцены насилия, их впечатление и возникающие в связи с этим психологические процессы. Считать, что ребенок имитирует сцены, увиденные им на экране телевизора в масштабе один к одному, было бы крайним упрощением. Если бы примеры были настолько заразительны, школьные занятия имели бы гигантский успех у детей. Их реакции на сцены агрессии, транслируемые по телевидению, неоднозначны. Непосредственное подражание — всего лишь одна из форм реакций.

Другой известной формой реагирования является неприятие. Сцена насилия выглядит настолько отталкивающе, что ребенок отказывается ее воспринимать. Он зажмуривает глаза, сосредоточивается на позитивных аспектах фильма и не обращает внимания на насилие. Такое поведение служит ему защитой. Подобная спонтанная реакция характерна для весьма многих детей. Ужасное не фиксируется сознанием.

Следующей формой реакции является виртуализация: при виде сцены насилия дети спрашивают себя, имеют ли они дело с реальностью или фикцией. Утверждение фильма в качестве фикции позволяет им смотреть его без ущерба для своей психики. Все, что разыгрывается у них на глазах, не многим отличается от сказки. Ужасающая история, леденящая кровь в жилах, — это правда, но какое отношение она имеет к реальности? Дети проявляют необычайную чуткость к фальши и, следовательно, умение отличать реальное от вымышленного с самого раннего возраста. Они без особого труда отличают подлинное от присочиненного сценаристом. Насилие, виденное в фильмах, как правило, попадает в категорию вымышленного. Негативное воздействие подобных сцен на сдерживающие центры чаще всего минимально, хотя они и приводят детей в некоторое возбуждение.

К следующей форме реакции следует отнести отвращение. Многие дети при созерцании сцен насилия мыслят моральными категориями: они возмущаются, пугаются, их неприятие насилия обостряется. В случае подобного вида реакции у детей усиливаются не агрессивные тенденции, а напротив, отрицательное отношение к насилию. Фильм освежает проблему, которая касается их лично и решать которую приходится им самим.

Читайте так же:  Как подать на раздел алиментов

Наконец, есть род поведения, сводящийся к подражанию. Дети этой категории ищут в фильмах образцы для подражания. Увиденное претворяется ими в жизнь. Три 3-классника насильно привели к себе домой девочку. Пользуясь отсутствием родителей, они привязали ее к постели и вознамерились ее «трахать». О том, что это такое, у них были самые смутные представления. Они, не раздеваясь, попытались лечь на девочку сверху и совершить толчкообразные движения.

Понятно, что образцом для подобного поведения послужила соответствующая сцена на видео. Данный случай имитации изнасилования без сексуального действия как такового — следствие стремления к подражанию. Мальчики хотели повторить сцену, запечатленную ими на видео. Видеофильм пробудил дремлющие в них инстинкты.

Видеопродукция и сцены насилия, зафиксированные СМИ, способны воздействовать на детское сознание. Вопрос лишь в том, какова в действительности степень оказываемого ими воздействия и насколько они способствуют усилению агрессивности. Служат ли видеофильмы своеобразной школой агрессивного поведения для детей, или их роль сводится всего лишь к абреакции уже накопившихся агрессивных импульсов?

Трое других 3-классников в среду похитили после уроков свою одноклассницу. Они притащили ее на ферму и заперли в загон для кроликов. Ей было сказано, что теперь ее повесят. Ей протолкнули в щель между досками кусок черствого хлеба, опрыскали ее водой и заявили, что это была ее предсмертная трапеза. На глазах у онемевшей от страха девочки они привязали канат к перекладине перекрытия и велели ей приготовиться: наступил ее последний час.

Несмотря на то, что мальчики в итоге отказались от исполнения своего намерения, переживание этих действий было для девочки крайне тяжелым. Когда мальчиков впоследствии спросили, что навело их на мысль повесить свою одноклассницу, они смущенно ответили: «Рассказ в воскресной школе». Учительница воскресной школы рассказала детям историю, каждого из героев которой в наказание привязывали к позорному столбу и вешали. Вопреки намерениям учительницы дети сделали из истории свой вывод, решив, что это средство устранения от неугодных им лиц. Поскольку они отнесли эту девочку к категории неугодных, было решено исполнить задуманное.

Однако изучение истории жизни этих мальчиков выявило у них наличие уже имеющихся отчетливых агрессивных тенденций. Лидер этой группы мальчиков еще в детском саду отличался повышенной агрессивностью в общении со своими сверстниками: однажды он с силой ударил курткой по голове одну девочку, она с плачем убежала домой и отказалась вернуться в этот день обратно.

 ( 2

Видео (кликните для воспроизведения).

голоса : 4.5 из 5 )

Аллан Гуггенбюль

© Аллан Гуггенбюль. «Зловещее очарование насилия. Профилактика детской агрессивности и жестокости».

Роль сми в освещении домашнего насилия

При использовании материалов сайта http://www.wciom.ru или рассылки ВЦИОМ, ссылка на источник (или гиперссылка для электронных изданий) обязательна.

Видео (кликните для воспроизведения).

Наука и образование

Сетевое издание WCIOM зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 01 февраля 2019 года.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 — 74998

Учредитель: Акционерное общество «Всероссийский центр изучения общественного мнения» (ВЦИОМ)

При любом использовании материалов ссылка на ВЦИОМ (для сайтов – активная гиперссылка на www.wciom.ru) обязательна.

Главный редактор: Волчанская Т.А.

ВЦИОМ: СМИ должны осторожно освещать проблемы насилия

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос о том, что соотечественники думают о случаях насилия в обществе, кого считают виновными, как предлагают решить проблему. О проблеме, по мнению большинства, жертва, как правило, умалчивает, потому что считает себя незащищенной законом и рискует быть осужденной в обществе. Эксперты полагают, что исследование свидетельствует об актуальности принятия мер, направленных на профилактику и предотвращение различных форм насилия — бытового, семейного, сексуального.

По данным ВЦИОМа, 65% опрошенных россиян уверены, что при освещении случаев насилия СМИ должны действовать максимально осторожно, корректно и ни в коем случае не возбуждать страсти и эмоции в обществе.

Отвечая на вопросы социологов, три четверти россиян согласились, что в стране много случаев незафиксированного сексуального насилия. Мнение, что его жертвы предпочитают скорее молчать о случившемся, разделили 53% опрошенных.

Между тем, по мнению 50% россиян, публичные заявления о насилии разрушают традиционные ценности — такие как семья, верность и любовь. Также для многих соотечественников открытым остается вопрос, будет ли оказана жертве насилия, обратившейся в полицию, психологическая помощь — 46% респондентов считают, что да, однако столько же уверены в обратном.

Распространено (42% мнений) и убеждение, что правоохранительные органы отказываются принимать заявления о факте насилия. В том, что от домашнего насилия женщина защищена законом, сомневаются более половины наших сограждан (58%). При этом в российском обществе человек, подвергшийся насилию, воспринимается не только как жертва (43%), но и как провокатор и виновник произошедшего (44%).

Что касается рекомендаций по решению данной проблемы в отношении людей разного пола, возраста и социального положения, 53% опрошенных затруднились что-либо предложить. Из рекомендаций государству наибольшее число голосов набрали введение более строгого наказания за насилие (18%), обеспечение безопасности со стороны правоохранительных органов (8%) и изменение информационной политики (4%).

Серьезную роль в предотвращении такого рода ситуаций играет институт семьи — 16% убеждены, что неприятие форм насилия должно закладываться на этапе социализации, и рекомендуют согражданам усилить воспитание, прививать морально-нравственные ценности своим детям. Помимо прочего, россиянам участники анкетирования посоветовали повысить бдительность и учиться самообороне (5%), а также создать общественные организации (2%).

Директор специальных программ ВЦИОМа Елена Михайлова считает, что исследования свидетельствуют об актуальности принятия мер, направленных на профилактику и предотвращение различных форм насилия — бытового, семейного, сексуального.

— Без комплексной и системной работы в данном направлении вряд ли стоит ожидать кардинального изменения ситуации. Ожидаемыми и востребованными являются совершенствование действующего законодательства, введение системы защиты потерпевших и свидетелей, государственная поддержка кризисных центров для пострадавших. Важным является также открытое обсуждение темы, проведение информационных кампаний, направленных на формирование в обществе устойчивого неприятия любых форм насилия, — прокомментировала эксперт.

Как медиа говорят о домашнем насилии или когда писать совсем не о чем

Дата: 21 июня 2019 . Опубликовано в События

Спикер Диана Садреева, директор по развитию «Enter», и корреспондент самиздата «Батенька, да вы трансформер», 20 июня провела лекцию «Как медиа говорят о домашнем насилии» в резиденции Штаб. В ходе лекции журналистка рассказала, как и почему бренды, медиа и люди сегодня пытаются поднять сложные темы насилия и как работать с героями подобных материалов.

Лекция началась с предыстории о том, почему Диана Садреева увлеклась этой темой и начала заниматься ей столь активно, собирая истории по всей России о женщинах, пострадавших от домашнего насилия.

«В сентябре прошлого года я оказалась запертой в одном подвальном помещении вместе с женщиной и её двумя детьми. В помещении, где она пряталась от своего супруга, который много лет издевался над ней.

После этого случая, не имея никаких предпосылок и не понимая куда это пойдет, да и зачем мне в принципе это нужно, я в соцсетях, а также в издании «Enter», которое меня поддержало, попросила женщин, пострадавших от домашнего насилия, писать мне сообщения, если они готовы поделиться своей историей. И таких историй, таких смелых женщин собралось около тридцати».

Одно из таких писем журналистка показала издателю самиздата «Батенька, да вы трансформер», в котором она является постоянным корреспондентом. Издатель выразил мнение о том, что было бы здорово публично заговорить на эту тему и написать подборку материалов об этой актуальной проблеме.

Спустя несколько месяцев работы над темой домашнего насилия, 8 марта 2019 года, был опубликован проект под названием «Крик за стеной».

«Такое название появилось очень логично и само по себе, потому что крик за стеной – это тот самый крик, который практически каждый слышал, находясь у себя дома», — пояснила спикер

После непродолжительного рассказа о начале работы в данной теме, публика осознала главный посыл и проблемы домашнего насилия, которые на сегодняшний день остро стоят в нашем обществе. Спикер отметила, что, как и другие, она занимается развитием данной темы в первую очередь для безопасного мира, в котором будут жить наши дети.

За всё время работы над темой домашнего насилия журналисты часто вынуждены сталкиваться с, казалось бы, очень простой фразой, которую порой приходится объяснять людям в 2019-м году. Она звучит следующим образом: «Бить женщин и детей – нехорошо».

В современном обществе, как правило, существует мнение о том, что зачастую активисты и журналисты занимаются чем-то по какой-то определенной причине. Тебя интересует тема изнасилования и ты пишешь о ней? Всё потому, что ты сам подвергался жестокому отношению со стороны кого-либо. На самом деле, это известный стереотип.

Перейдя к статистике 2018-го года, Диана Садреева напомнила о том, что каждая пятая женщина в России подвергается физическому насилию со стороны мужского пола.

  • 40% тяжких преступлений совершается в российских семьях;
  • 70% женщин не обращаются за помощью;
  • 10% жертв обращаются за помощью в полицию;
  • 97% уголовных дел, связанных с домашних насилием, не доходят до суда;
  • 93% жертвами являются женщины;
  • 7% жертвами являются мужчины.

Если сравнить данные о гибели женщин и мужчин от домашнего насилия (14 тысяч / 3 тысячи), то с 2015-го численность пострадавших от насильственных действий увеличилась практически в три раза (36,5 тысяч / 14,3 тысячи). На сегодняшний день численность жертв возросла ещё в несколько раз.

И благодаря медиа и СМИ общество может быть вовлечено в разного рода проблемы людей. Оно может помочь им выбраться из определенных сложившихся обстоятельств. В качестве примера, спикер привела недавний случай с журналистом интернет-издания «Медуза» Иваном Голуновым, когда вся страна, объединившись, смогла добиться желаемого.

«Когда я говорю «медиа», я имею в виду не только СМИ, но ещё и совокупность других форматов, которые имеют влияние на публику. Для чего нужно об этом говорить? Прежде всего для того, чтобы разрушить стереотипы, которые существуют в отношении домашнего насилия», — уверена Диана

В ходе лекции оказалось, что стереотипов этих довольно много. Главный из них: «Жертва сама виновата». Лектор подчеркнула, что на самом деле так думать абсолютно неправильно. Жертва никогда не бывает виновата в том, что в отношении неё совершено насилие: ни своим поведением, ни своим внешним видом.

«Необходимо привлечь внимание общественности к отсутствию закона, защищающего жертв домашнего насилия. Так случилось, что в России такого закона нет вообще. В 2017-м был принят закон о декриминализация домашнего насилия, но на самом деле это правки к 116-ой статье, согласно которым домашнее насилие приравнивается к такому же правонарушению, как, например, неправильно припаркованный автомобиль. То есть человек, ударивший свою жену, получит наказание в виде штрафа. Например, был случай, когда один мужчина избил свою жену арматурой и получил штраф в размере 10 тысяч рублей», — поделилась журналистка со своими слушателями

Ещё один важный стереотип, это страх жертвы рассказать общественности о своей проблеме. Необходимо научить жертву не бояться просить о помощи, именно об этом говорила Диана Садреева. Жертвы боятся обращаться в полицию, потому что сталкиваются с непониманием; боятся обращаться к государству; бояться просить помощи у родственников, друзей и близких людей, из-за страха в виде упрёков с их стороны.

Чем больше медиа пишут об этом, тем больше они дают знать, что каждая жертва домашнего насилия имеет право быть услышанной.

«В 2017-м году вся страна попала под влияние флешмобов, в том числе таких как «Не боюсь сказать», которые привлекли внимание всех СМИ. Так получается, что дабы та или иная тема оказалась на страницах каких-то изданий СМИ нужен инфоповод. Зачастую ими являются разного рода флешмобы, акции или из ряда вон ситуации, как, например, та, что произошла с сестрами Хачатурян», — рассказала Садреева

Бренды тоже заложники ситуаций инфоповода. Чем актуальнее тема, тем больше бренды присоединяются к ней, привлекая тем самым лидеров мнений.

«Одним из самых ярких примеров является бренд «Levi’s», который в этом году анонсировал проект с Анной Ривиной – она является основателем проекта «Насилию.нет», совместно с ней они рассказывают о проблеме домашнего насилия», — считает журналистка.

Спикер признала, что в ходе работы над темой домашнего насилия, многие корреспонденты сталкиваются с огромным количеством мнений, включая агрессию и непонимание со стороны окружающих. Многие в нашем обществе убеждены в том, что люди занимаются и развивают тему данной проблемы ради собственной выгоды.

Помимо этого, журналистка рассказала об одном из рабочих моментов, что недавно брала интервью и, задав вопрос: «Вы любите Россию?», получила в ответ очень интересную фразу: «Я не знаю, потому что я не люблю Россию, где живут люди, которые подбрасывают кому-то наркотики в рюкзак. Но Россию, в которой жители этой страны вытаскивают, кооперируются ради одного единственного человека, я люблю».

В нашей стране есть разные люди: кто-то пишет негативные сообщения; есть люди, которые благодарят за активное участие в разрешении какой-либо проблемы, а есть люди — жертвы.

В качестве примера Диана Садреева привела людей, оказавшихся в ситуациях насильственного характера: Маргариту Грачеву, которой муж отрубил кисти рук, или Юрия Болотова – журналиста издания «Village», который публично заявил, что был жертвой домашнего насилия со стороны отца.

Это те самые люди, которые живут в нашей стране. Также как недоброжелатели, также как насильники, также как люди, которые выражают благодарность и являются жертвами домашнего насилия. Они все объединены одним лозунгом: «Мы сёстры Хачатурян».

«По поводу ситуации с сёстрами. Здесь люди также не остались в стороне. Они вышли на одиночные пикеты, стояли на улице в рабочие дни, отказавшись от работы, отпросившись от неё, выстраивались в очередь с плакатами. Среди них были мужчины, женщины, подростки», — отметила спикер

«Всё, что мы можем сделать – это объединиться. Так мы поймём, что от нас зависит больше, чем мы можем предположить. Гораздо больше, чем от СМИ, медиа, брендов вместе взятых», — заключила она

В конце лекции спикер с удовольствием ответила на все вопросы, которые интересовали слушателей.

— Вы говорили про Фонд для поддержки сельских жителей, пострадавших от домашнего насилия. Не боитесь ли вы отвержение от людей. Одно дело признаться, когда ты живёшь в большом городе, другое дело, когда ты находишься в сельской местности? Рассматриваете ли какие-то риски?

Я уже провела предварительную работу с проектом «Учитель для России». Это социальный проект, благодаря которому учителя или просто люди, занимающиеся другой деятельностью, журналисты, например, становятся учителем в какой-нибудь российской деревне.

И я поговорила с десятью ребятами, которые работали в той или иной местности. Они отметили, что такая проблема существует. Людям очень страшно находиться в замкнутом пространстве деревни. Полиция чаще всего находится за 20-30 с лишним километров.

Но у меня нет такого, что я приеду с плакатом и буду говорить: «Кто пострадал от домашнего насилия, обращайтесь ко мне?». Формат будет несколько иным. Называется он «Девочки должны уметь мечтать». Он направлен на то, чтобы говорить с девочками, затем уже и с родителями о том, как важно сейчас детям думать о чем-то большем. Потому что у них даже нет возможности представить, что они могут выбраться из своего круга.

У меня есть мысль, чтобы завуалировать свой главный посыл, проблему домашнего насилия, и упаковать в нечто более обтекаемое, через иные форматы: умение мечтать, разговор с людьми, которые могут их восхищать и что-то им рассказать. Чтобы в их голове появилась некая альтернатива своему будущему.

— Мы сейчас говорим о домашнем насилии, как о чем-то постоянном. Что же касается единичных случаев насилия в семьях? Как объяснить женщине, что единичный случай – тоже насилие? Какие меры производить?

Сейчас становится популярнее тенденция – профилактика домашнего насилия и консультация семейной терапии, которую посещает агрессор. Но ему тогда нужно признать, что он совершал насилие. Появляются направления, которые уже занимаются этим вопросом.

Что нужно сделать женщине? По моему мнению, сначала поговорить с мужем. И наверняка, интуитивно можно почувствовать, есть ли внутри неё страх, что эта ситуация может повториться. Тут прежде всего должен быть разговор и готовность супруга признать, что проблема такая есть.

— Практически всю лекцию мы говорили только о том, что насилие происходит со стороны мужчин. А что же касается самих мужчин, если они сами становятся жертвами психологического насилия или абъюзивных отношений?

Тут всё тоже самое. Мужчина – тоже жертва психологического или физического насилия, исходящего со стороны женщины. Соответственно, он должен вести себя в этой ситуации также, как и должна поступить женщина. Вызвать полицию, либо избавлять себя от жизни с человеком, который направляет на тебя насилие.

Одной из целей проведенной лекции было понять, сколько людей есть в городе Казань, которым может быть интересна эта тема. Выяснилось, что небезразличных оказалось не так мало. Каждый из присутствующих смог подробнее узнать о теме домашнего насилия и как с ним справляться, а главное понять для самого себя, что данная проблема будет существовать до тех пор, пока мы не начнем бороться сообща за цивилизованное общество без насилия.

Сауле Айтхожина
Есения Вотчинникова

Психология стресса для журналистов

Освещение конфликтов и трагедий в СМИ и профилактика травматического стресса у журналистов

Декабрь 2019

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Ссылки / Links

Метки / Tags

Материалы по освещению домашнего насилия

Коллеги, создается группа для тех, кто пишет на темы гендерного насилия, чтобы обмениваться опытом и поддержкой в освещении этой темы. Также ждем для ознакомления ссылки на Ваши публикации, программы и пр.

Кроме того, российские кризисные центры для женщин начали общественную кампанию за принятие Федерального закона о домашнем насилии. Сейчас группа экспертов готовит текст законопроекта, уже идет сбор подписей: http://www.thepetitionsite.com/3/federal-law-against-domestic-violence-in-the-russian-federation/ (по-английски), http://democrator.ru/problem/6645 (по-русски).

Вы можете:
1) подписать петиции и распространить их;
2) писать статьи и делать передачи на эту тему.

Просим распространять информацию в своих регионах.

Источники

Роль сми в освещении домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1