Сестры хачатурян насилие в семье

Предлагаем статью на тему: "Сестры хачатурян насилие в семье" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Новости

Новости

Год спустя: новые шокирующие подробности в деле сестер Хачатурян

Продолжается расследование одного из самых громких преступлений прошлого года – сестры Хачатурян убили родного отца. Спустя год промежуточное следствие установило – отец принуждал по крайней мере одну из дочерей к порочной связи. Напомним, кровавая трагедия разыгралась в Москве в июле 2018-го. Михаила Хачатуряна нашли у дверей собственной квартиры. Рядом с телом находились три его дочери – Ангелина, Крестина и Мария. Младшей на тот момент не было и 18. Они нанесли отцу 36 ударов охотничьим ножом. Как выяснилось, мать девочек Аурелия Дундук не жила с семьей последние три года. По ее словам, бывший муж был деспотом и тираном. Ее он выгнал из дома, а дочерей годами избивал и насиловал. Уже через несколько месяцев девочки были отпущены под домашний арест.

По решению суда сестры друг с другом сейчас не общаются. Ангелина Хачатурян живет у родственницы, Ольги Григорьевой. Женщина пришла в студию «Прямого эфира» и со слезами на глазах поблагодарила всех за поддержку. Она рассказала, что девочки попали к ней до смерти напуганные, они буквально дрожали от страха, дергались по ночам. «Они все понимают, осознают, они раскаиваются, но это было безвыходное положение, им деваться было просто некуда, им надоело терпеть насилие», – говорит Ольга.

Адвокаты девочек утверждают – это было спонтанное, незапланированное убийство, а не хладнокровный сговор. Поступок Ангелины, Крестины и Марии – не что иное, как реакция на длительное психотравмирующее обращение со стороны отца. Мать сестер вторит юристам: ее девочки – потерпевшие, они ни в чем не виноваты. Уж если против кого и надо заводить дело, так это против ее бывшего мужа. Именно этого сейчас и добиваются адвокаты – возбуждения дела против Хачатуряна посмертно.

Несмотря на это, друзья Михаила Хачатуряна до сих пор уверены – жесткого обращения и изнасилований не было, их друг вообще ни в чем не виноват. Да, Михаил был строг, но он просто хотел, чтобы его уважали, чтобы девочки вели себя правильно. Ведь он был глубоко верующим человеком, и поэтому требовал, чтобы и дочери вели праведную жизнь. Рекордсмен Брюс Хлебников вообще заявил, что результаты экспертизы сфальсифицированы. «Изнасилование – это бред!» – говорит он.

Сестра Михаила Хачатуряна, Наира, возмущена, что девочек выпустили под домашний арест за такое жестокое преступление: «Мы своего брата не вернем, но пусть общество думает, кого они защитили, кого они выпускают, и пусть дальше живут с этими людьми». Родные Михаила также считают, что у девочек мог быть корыстный интерес. Однако адвокаты сестер Хачатурян заявили, что девочки официально отказались от наследства и не претендуют ни на квартиру, ни на какие материальные блага отца.

Какой же будет развязка в этом громком уголовном деле? Понесут ли девочки наказание за кровавую расправу над родным отцом? Кому достанется многомиллионное наследство Михаила Хачатуряна? И правда ли, что Хачатурян имел отношение к торговле наркотиками? Ответы на эти другие вопросы – в «Прямом эфире».

Пьянки, наркотики, кража денег. В семье Хачатурян заявили о распущенности сестёр-убийц

Родственники утверждают, что их отец Михаил жаловался на дочерей за день до своей гибели.

Фото © Агентство «Москва» / Андрей Никеричев

Родные Михаила Хачатуряна, с которым летом 2018 года расправились родные дочери, протестуют против переквалификации дела о его убийстве на самооборону. Девочки настаивают, что отец своими издевательствами и насилием довёл их. Сторона погибшего рассказывает другую версию: Крестина, Ангелина и Мария якобы были распущенными и пошли на преступление осознанно.

— Они совершали убийство не в силу психических расстройств, а действовали осознанно и хотели убить Михаила,

— заявил на пресс-конференции адвокат Георгий Чугуашвили, который представляет интересы сестёр убитого — Марины и Наиры Хачатурян.

Семья Хачатурян утверждает, что обвиняемые, несмотря на возраст, пробовали даже наркотики, ходили на вечеринки и тратили большие деньги. По словам Наиры, в роковой день девочки украли из машины отца его заначку. В качестве доказательств родные убитого показали посты сестёр в соцсетях.

— Пью, курю, ругаюсь матом, употребляю, всегда на ***, если человек сделал что-то плохое, то сразу перестаю с ним общаться, делаю что хочу, не слушаюсь никого,

— пишет якобы одна из девочек о себе в соцсети.

Марина Хачатурян не верит в рассказы девочек о насилии со стороны отца. Тётя была у них в гостях за день до убийства. По её словам, брата только выписали из больницы, он выглядел очень слабым, еле разговаривал. Михаил якобы пожаловался сестре на дочерей.

«Марина, ты не представляешь, что они тут натворили, что они делали. Это предел, вот сейчас я пару вещей уточню и потом отправлю их к матери. Они довели меня до того, что я перенёс инсульт»,

— процитировала женщина Михаила Хачатуряна.

В том, на чьей стороне правда, разбирается следствие. Назначены дополнительные психолого-психиатрические экспертизы по делу сестёр Хачатурян.

Напомним, три сестры — Крестина, Ангелина и Мария — расправились с родным отцом летом 2018 года. Девушки уверяли, что мужчина над ними издевался, проявлял жестокость и насилие. По рассказам сестёр, Михаил держал их как личных рабынь и подзывал колокольчиком. Посмертная психиатрическая экспертиза выявила отклонения у отца семейства.

Лайф также публиковал заключение экспертов и о психологическом состоянии сестёр Хачатурян сразу после убийства. Кроме того, в распоряжении Лайфа оказалась аудиозапись звонка девушек в полицию после расправы, а также видео их первого допроса.

Рядовой Шамсутдинов против сестер Хачатурян

Почему мужчине сочувствуют, а женщин подвергают виктимблеймингу? «Новая» исследует соцсети

Крестина Хачатурян. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

  • В январе 2020 года СК во Владикавказе возбудил уголовное дело о халатности против Алана Бацазова, начальника местной уголовно-исполнительной инспекции ФСИН. Он подозревается в том, что не известил следствие о нарушениях домашнего ареста полицейского Вадима Терехова. В сентябре прошлого года Терехов пришел на работу к своей бывшей жене Регине Гагиевой и нанес ей около 10 ударов ножом. Через шесть дней девушка умерла в больнице, не приходя в сознание.

    Риторика обвинения жертвы, виктимблейминга, встречается в контексте таких новостей довольно часто. Пользователи социальных сетей оставляют комментарии, осуждающие Гагиеву:

    • «Закономерный финал. Смотреть надо, с кем связывать свою жизнь».
    • «Надо быть сверхразумом, чтобы выйти замуж за чувака, который избивал свою первую жену, и завести с ним ребенка в 19 летЫ
    • «Красивая, а мозгов нет абсолютно. Он же не мгновенно стал таким».
    Читайте так же:  Общая характеристика дел возникающих из семейных правоотношений

    Директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина считает, что истоки виктимблейминга лежат в патриархальном отношении к женщине:

    «Патриархат говорит, что у женщины есть свое место. Если женщина выходит за границы, предписанные патриархальной моделью, то она становится виноватой в том, что с ней произошло. Женщину воспринимают не как субъект, а как объект, который должен быть удобным и правильным. Когда женщина перестает быть удобной, ее можно за это наказать.

    Защитная реакция при столкновении с подобными новостями проявляется у мужчин и женщин по-разному. Мужчины наказывают женщин за то, что те перестают вести себя удобным образом, а женщины включают психологическую самозащиту и думают, что с «правильными» женщинами такое произойти не может. А те, кто столкнулся с какой-то бедой, сами в этом виноваты».

    Громкими примерами патриархальности российского общества стали, к примеру, дела сестер Хачатурян и Рамиля Шамсутдинова. Сестры Хачатурян обвиняются в умышленном убийстве своего отца, который в течение многих лет истязал их физически и сексуально. Рядовой Шамсутдинов расстрелял восемь своих сослуживцев после случаев дедовщины и угрозы сексуального насилия в свой адрес.

    И сестры, и солдат-срочник сами стали жертвами закрытых институтов, для вмешательства в которые у общества до сих пор нет эффективных инструментов.

    Девушки пострадали от домашнего насилия, закон о котором не принят в России, а солдат-срочник — от неуставных отношений, существование которых в современной Российской армии отрицает Минобороны. При этом события разворачивались в двух разных социальных контекстах — в семье, за закрытыми дверями московской квартиры, и в воинской части.

    Социолог Елена Рождественская называет семью и армию резко контрастными институтами: «Приватное и публичное, интимное и отчужденное воспроизводство жизни и перспектива ею пожертвовать. В данном случае их объединило применение насилия, оценка которого вызвала столь большой резонанс в обществе».

    Сергей Кривенко, координатор правозащитной инициативы «Гражданин и Армия» считает, что у понятия дедовщины есть два смысла: «В более широком — это насилие над солдатами, а в более узком — это система установления иерархии и поддержания порядка с применением насилия. Насилие в армии так и осталось, и нет никаких общественных сил, которые контролируют этот институт.

    Существующее насилие применяется не для поддержания дисциплины, а чаще всего для вымогательства денег через родителей или призывных денег (две тысячи рублей в месяц).

    Представьте, что молодой солдат-срочник на год заперт в части без каналов связи. Он не имеет возможности связаться с независимыми структурами, чтобы рассказать о своем состоянии. Центрами насилия могут выступать различные группировки: и лица, объединившиеся по этнической принадлежности, и офицеры, как в случае с Шамсутдиновым, и другие».

    Мы решили проанализировать, как пользователи социальных сетей обсуждают оба преступления, кому они сочувствуют больше и на каком основании. Гипотеза заключалась в том, что сестер Хачатурян люди склонны осуждать больше, в то время как про Шамсутдинова часто говорят, что он всего лишь защищал свою честь. Все это происходит в силу характерных для российского общества патриархальных установок.

    Чтобы это проверить, мы выгрузили комментарии под наиболее популярными постами в инстаграме, посвященными сестрам Хачатурян и Рамилю Шамсутдинову. В сумме на каждый кейс пришлось около 6 тысяч комментариев.

    Выделив в деле Шамсутдинова основные слова с помощью облака слов, мы получили такую картину:

    Центральным сюжетом в обсуждении стал дискурс о позоре армии и процветании дедовщины (насилия над солдатами, а не системы иерархии). Пользователи переносят ответственность за беспредел в армии на офицеров («Позор офицерам, что допустили это, ну точно как в тюрьме, как зэки, ужас, не армия, а позор»). Они считают, что в силах руководства искоренить дедовщину, а нынешние офицеры не подают достойного примера молодым солдатам.

    Этого же дискурса придерживается сообщество по поддержке Шамсутдинова «Спасти рядового Рамиля Шамсутдинова». Цель группы, как заявлено в описании, — добиться от Минобороны признания массовых случаев дедовщины, пыток и издевательств над российскими солдатами в армии. Помимо стихов в поддержку солдат и видео с фотографиями Рамиля, администраторы группы собирают из разных источников новости о погибших срочниках. Подписчики группы (список которых, кстати, скрыт) активно комментируют все посты, будь это экспертное мнение, новость или видео:

    Vk.com

    Елена Рождественская считает, что общественную поддержку Шамсутдинова можно объяснить сюжетом его кейса: «Одиночка, который отваживается выступить против системы. Не этот ли сюжет мы с восторгом встречаем в кино? Возможность перехватить право на насилие и защитить свои ценности? Однако амбивалентность этой защиты (ведь погибли не только потенциальные насильники, но и товарищи по несчастью) и высокая биографическая цена за этот поступок (мы ведь понимаем, что его ждет) не позволяют расценивать этот поступок как единственно возможный выход».

    Вторым по популярности сюжетом стало утверждение, что Шамсутдинов — герой и настоящий мужчина. Сергей Кривенко объясняет это тоже патриархальностью мыслей:


    «Патриархат накладывает определенные оттенки на дело Шамстудинова. Насилие в армии воспринимается как естественное явление. Отсюда и идет выражение «армия не сахар».

    Хотя необходимо четко различать тяготы, лишения службы и насилие, унижение личности. В парадигме патриархальности ответ насилием на насилие поощряется».

    Облако слов из комментариев под постами про сестер Хачатурян помогло отследить основные ветви дискуссии вокруг их дела:

    Сестер Хачатурян часто называют убийцами. Это происходит только в контексте осуждения убийства, и чаще всего в этом случае пользователи стараются стереть их статус жертв домашнего насилия («Они жестоко убили спящего человека. Какое домашнее насилие? Ни одного факта нет, судя по инстаграму, они не жертвы. Подруги рассказывали, что они любили тусить на вечеринках с алко и наркотой. Отец запрещал. Реально хотите, чтобы убийцы были на свободе?»).

    В декабре 2019 года правительство РФ заявило, что проблема домашнего насилия преувеличена. В ответ на это инициативные группы, чтобы показать масштаб проблемы, стали собирать из новостей случаи, когда женщины подвергались домашнему насилию. Тем не менее пользователи настаивают на соблюдении закона, по которому «убийцы должны нести наказание» («И не надо верить убийцам на слово, в любом случае они убийцы, и закон для всех един»), не принимая во внимание смягчающие, по версии СК, обстоятельства.

    Спасибо, что прочли до конца

    Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

    В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

    Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас

    «Любящий отец» насильник? Как открывается страшная история семьи Хачатурян

    Писать о так называемом «деле сестер Хачатурян» — дело неприятное и довольно неблагодарное. Непросто приходится не только журналистам, но и работникам следственных органов. Лица, так или иначе вовлеченные в эту историю, слишком часто поддаются эмоциям, оставляя в стороне сухие факты.

    Читайте так же:  Раздел земельного участка частной собственности

    Но только на основе фактов можно вынести справедливый вердикт. Это предстоит сделать суду. Мы же еще раз остановимся на ключевых моментах дела.

    Строгий патриархат

    В 1996 году в Москве 35-летний Михаил Хачатурян познакомился с 17-летней уроженкой Молдавской ССР Аурелией Дундук. Вскоре девушка забеременела и вышла замуж за Хачатуряна.

    По утверждению Аурелии, избивать ее муж начал во время первой беременности. Хачатурян страшно ревновал ее и запрещал выходить из дома. Женщина приняла подобные правила жизни и смирилась с ними.

    У пары было четверо детей: старший сын Сергей и дочери Крестина, Ангелина и Мария. Мать утверждает, что Михаил Хачатурян избивал сына, пытаясь вырастить из него «боевого мужчину». Когда Сергей учился в 8 классе, отец выгнал его из дома.

    Семья жила в двухкомнатной квартире вместе с матерью, сестрой и племянником Хачатуряна. Родня Михаила считала его поведение нормальным и советовала Аурелии «терпеть».

    В 2015 году Хачатурян выгнал жену из дома. Как поясняет сама Аурелия, муж обвинил ее в том, что она не справляется с обязанностями супруги. Забирать с собой дочерей мать не решилась.

    Друзья сестер Хачатурян рассказывают, что их поведение было совершенно обычным для девочек их возраста. Единственная особенность — они страшно боялись отца. Настолько, что по первому его звонку бросали все свои дела и буквально летели домой, опасаясь наказания.

    «. Буду бить за всё, убивать буду. »

    Процесс воспитания дочерей Михаил Хачатурян снимал на телефон. Эти записи сегодня имеются в распоряжении следствия.

    На одной из записей Хачатурян демонстрирует кухонный стол с чайными кружками и фантиками от конфет, после чего заявляет: «Вот эта тварь, которой пока имя Крестина и моя фамилия. Повернись сюда! Урод!» Реплика сопровождается нанесением удара одной из дочек.

    Адвокат девушек Алексей Паршин также опубликовал фрагменты переписки отца с дочерьми. Надо сказать, что Хачатурян запрещал девочкам общаться с матерью и братом Сергеем. Узнав, что сын все же был в квартире, мужчина пришел в ярость. Находясь в тот момент в паломничестве по святым местам в Израиле, он писал дочерям следующее:

    «Ангелина, сосать будешь беспрерывно».

    «. Буду бить за всё, убивать буду. »

    «И Бога имя не давай, шлюха, ай, Бога имя не давай, Бога имя не давай, ай, мразь, ай, проститутка. Давайте по-хорошему, я вашу маму, я вашего барыгу-брата, я вас, проституток. До моего приезда чтобы вас не было, я вашу маму, я вас публично. »

    В материалах уголовного дела десятки диалогов подобного рода. В августе 2019 года адвокат Паршин заявил, что СКР признал достоверными факты морального и сексуального насилия над сестрами Хачатурян. Проверка проводилась в ходе рассмотрения требования девушек возбудить против отца дело по статьям УК РФ «Истязание», «Насильственные действия сексуального характера» и «Понуждение к действиям сексуального характера». По словам адвоката, в ходе проверки следователи подтвердили многолетние систематические истязания и сексуальные домогательства отца по отношению к дочерям. При этом дело не было возбуждено в связи со смертью подозреваемого.

    Генпрокуратура России обязала следствие переквалифицировать обвинение сёстрам Хачатурян, потому что считает, что речь идёт не об убийстве, а о самообороне. Теперь всё зависит от Следственного комитета: если он согласится с прокурорами, тогда дело против сестёр может быть закрыто. Впрочем, представители Михаила Хачатуряна утверждают, что следователи не согласны с такой трактовкой, и уже обжаловали требование прокуратуры.

    О новостях по делу Хачатурян рассказал Лайфу адвокат старшей сестры — Крестины — Алексей Липцер.

    — Генпрокуратура указала Следственному комитету на то, что необходимо расценивать их действия как совершённые в рамках необходимой обороны. В таком случае дело должно быть прекращено. Вообще,

    — сообщил адвокат.

    По его словам, постановление надзорного ведомства вынесено в отношении всех сестёр — Крестины, Ангелины и Марии. По мнению прокуроров, отец сестёр Михаил Хачатурян довёл их издевательствами и насилием до крайней точки, когда им пришлось обороняться от него.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    По закону, если обвиняемый находился в состоянии необходимой обороны, его уголовное преследование должно быть прекращено. Однако не всё так просто. По мнению юристов, это дело оказалось в центре застарелого межведомственного конфликта между Генпрокуратурой и СКР. Следственному комитету не очень выгодно переквалифицировать уголовное дело сестёр Хачатурян об умышленном убийстве в составе группы на более мягкий состав, потому что тогда дело развалится. А это грозит испорченной служебной статистикой, да и следователей и начальников за это по голове не погладят. В этой ситуации может быть несколько сценариев. Например, Следственный комитет воспользуется возможностью обжаловать требование прокуратуры, а за это время попытается направить дело в суд. А суд, в свою очередь, исследовав все обстоятельства и материалы, может самостоятельно принять решение о переквалификации действий сестёр на необходимую оборону и на этом основании закрыть дело. Для СКР это самый разумный вариант.

    Вероятным выглядит вариант, когда СКР придётся уступить Генпрокуратуре и уже сейчас закрыть дело. Ещё 27 декабря 2019 года заместитель генпрокурора России Виктор Гринь отказался утвердить обвинительное заключение по делу сестёр Хачатурян, обвиняемых в убийстве отца. А без такого заключения СКР не сможет передать его для рассмотрения в суд.

    Пока интрига сохраняется. Представители Михаила Хачатуряна утверждают, что СКР уже обжаловал требование Генпрокуратуры.

    Не могли больше терпеть

    Пресс-конференция адвокатов сестёр Хачатурян: Ярослава Пакулина, Алексея Паршина, Ивана Мельникова и Алексея Липцера. Фото © Агентство городских новостей «Москва» / Кирилл Зыков

    Вечером 27 июля 2018 года отец сестёр Михаил Хачатурян вернулся домой после лечения в Психоневрологическом центре имени Соловьёва. Затем отец решил наказать дочерей за неправомерные, по его мнению, траты. Для наказания мужчина выбрал изуверский способ: вызывая каждую из дочерей на балкон и распыляя им в лицо газ из перцового баллончика.

    Видимо, это было последней каплей, сёстры решились на убийство. Михаил уснул, а Ангелина, Мария и Крестина напали на него с ножами. Тот, проснувшись, пытался отбиться, но получил в лицо струю газа всё из того же баллончика. Ангелина нанесла последний, смертельный удар. Домашний тиран замолчал навсегда.

    Почти сразу же после этого Ангелина позвонила в полицию. На записи слышно, как девушка рассказывает, что отец напал на них с ножом. Во время разговора девушка плачет, говорит сбивчиво. Не нужно быть экспертом, чтобы понять, что Ангелина находится в шоковом состоянии.

    — Он на вас нападал с ножом, да?

    — спрашивают в полиции у дочери Михаила Хачатуряна.

    Ужасные подробности насилия отца рассказали сестры Хачатурян

    Фото: Google
    Читайте так же:  Жестокое обращение с детьми вкр

    Отец скандально известных сестер Хачатурян заставлял девушек заниматься с ним оральным сексом, насиловал их. Соответствующие данные стенограммы первых показаний трех сестер опубликовал Telegram-канала Mash, пишет Лента.ру.

    Из показаний следует, что сестры, в частности, рассказали о событиях 27 июля 2018 года, то есть о дне убийства Хачатуряна. Дата дачи показаний не уточняется

    По словам средней сестры Ангелины, в тот день она и две ее сестры были дома. Их отец, проснувшийся рано утром, помолился, поговорил со старшей сестрой Крестиной и опять пошел спать, а его дочери в это время поели. Затем Ангелина отступила от повествования о событиях 27 июля и рассказала о многочисленных случаях насилия в отношении нее со стороны отца, который, по ее словам, принуждал ее к оральному и анальному сексу, заставлял мастурбировать ему и раздеваться при нем догола. Она также назвала дату одного из таких случаев — 21 июля 2018 года.

    Крестина, как следует из стенограммы, сразу же призналась в том, что она вместе с сестрами убила отца. Девушка повторила сказанное средней сестрой, сообщила, что их отец был тираном, и подробно рассказала о случаях насилия. «Обращались к отцу мы только на «вы», так как он этого требовал, дома мы за ним ухаживали, гладили, убирались, готовили кушать, приносили ему кушать, когда он этого потребует», — цитирует Mash Крестину.

    27 июля 2018-го, после того, как Хачатурян уснул, сестры «решили попробовать дать ему отпор», рассказала Крестина. По ее словам, Ангелина и младшая сестра Мария взяли ключи от машины отца и, пока тот спал, пошли за ножом, который, как они знали, хранился в автомобиле. «Спустя буквально некоторое время, отец проснулся, после чего у него опять началась тирания, он стал вызывать нас к себе по очереди, задавал какие-то бредовые вопросы и, не получая на них ответы, брызгал за это перцовым баллончиком в лицо», — говорит девушка.

    Около 16:00, как следует из показаний Крестины, сестры собрались вместе и единогласно решили убить отца. Затем они распределили действия. «Мария должна была взять нож и наносить им удары по телу отца, Ангелина должна была наносить удары молотком по голове отца, а я должна была распылить перцовый баллончик по его лицу, чтобы он потерял ориентацию. Мы решили, что убьем его, когда он заснет. О своем плане мы никому не рассказывали, решились на это осознанно», — утверждает старшая сестра.

    Далее Крестина подробно описывает, как она и ее сестры начали бить спящего отца. Ангелина и Мария стали наносить ему удары молотком и ножом соответственно, а Крестина, дождавшись, когда отец проснется, распылила ему в лицо перцовый баллончик. Затем старшая сестра, испытывая страх, выбежала из квартиры, но сразу же вернулась к входной двери и вскоре увидела, как оттуда вышел и подошел к лифту Хачатурян. По ее словам, в этот момент Ангелина забрала у Марии нож и нанесла отцу удар в сердце, после которого тот упал.

    Затем девушки попытались инсценировать нападение на них отца, немного порезав себе руки и ноги, следует из показаний Крестины. После этого сестры сообщили в скорую помощь о том, что Хачатурян, будучи под воздействием наркотиков, напал на них с ножом, а они выхватили его и убили отца.

    «Нам нет оправданий, я это знаю, я признаюсь в том, что совместно с сестрами совершила данное страшное преступление, это для нас было, наверное, единственным способом выхода из ситуации», — подчеркнула Крестина.

    Мария, младшая сестра Хачатурян, фактически повторила изложенное Крестиной.

    Помимо этого в материале приводятся рассказы сестер об источниках средств их отца, о его набожности и поездках в Иерусалим, а также жестком подходе к воспитанию дочерей. Кроме того, девушек спросили о том, почему они не жили со своей матерью Аурелией Дундук, на что они, как следует из стенограммы, дали один и тот же ответ: «Отец нас не отпускал к ней, сказал, что мы будем жить с ним, так как это для нас лучше».

    Материал завершается постскриптумом, в котором цитируется адвокат Ангелины Хачатурян, имя которого не называется: «Похоже на самые первые показания. Потом были более подробные. Эти показания они позже опровергли. Они их давали в шоковом состоянии, под диктовку следователя, который подводил их под 105 часть 2 УК РФ (убийство — прим.«Ленты.ру»)».

    В июне сестрам Хачатурян было предъявлено обвинение в окончательной редакции — убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Квалификация статьи вызвала критику со стороны общественности: так, активистки устроили серию одиночных пикетов у здания московского главка Следственного комитета России. Сейчас девушки ожидают суда.

    Сестры были задержаны спустя несколько дней после убийства отца и помещены под арест в СИЗО. Через два месяца им изменили меру пресечения на несвязанную с лишением свободы и отпустили их из изолятора. Девушек, в частности, обязали жить раздельно, запретили им общаться между собой, пользоваться мобильным интернетом и покидать места проживания ночью.

    Сегодня Басманный суд Москвы продлил сестрам Хачатурян меру пресечения в виде запрета определенных действий еще на месяц. До 28 июля сестрам запрещено общаться друг с другом и другими участниками процесса, а также выходить из дома в позднее время, пользоваться Интернетом. Совершеннолетним сестрам Кристине и Ангелине грозит до 20 лет лишения свободы, младшей Марии — до 10 лет, она пройдет дополнительное обследование.

    Ранее суд признал их виновными по статье «убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору». При этом биологические экспертизы подтвердили, что отец подвергал своих дочерей, в том числе несовершеннолетнюю младшую дочь, физическому и сексуальному насилию. Сейчас мотив преступления сформулирован как «личная неприязнь, обусловленная причинением отцом на протяжении длительного периода времени своим дочерям физических и психических страданий». Теперь защитники ждут, когда следствие объявит об окончании предварительного следствия.

    По данным Генпрокуратуры, девушки убили отца из самообороны

    Еще одну психолого-психиатрическую экспертизу проведут специалисты Института имени Сербского по громкому делу сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве своего отца. Эксперты должны выяснить, мог ли быть у девушек корыстный мотив для расправы. Впрочем, их адвокаты считают новое исследование скорее формальностью, так как еще перед Новым годом прокуратура отказалась утверждать обвинительное заключение следователей СКР по вызвавшему огромный резонанс расследованию, указав, что сестры действовали в условиях необходимой обороны. А это является основанием вообще прекратить уголовное преследование.

    «После визита к следователю мы получили ответы на все вопросы о судьбе дела»,— пояснил “Ъ” один из защитников сестер Хачатурян. Оказалось, что Виктора Гриня не устроили не только формулировки следователей СКР и сама квалификация происшедшего. Он вернул дело для «работы над ошибками», особо указав, что девушки действовали в условиях необходимой обороны (ст. 37 УК РФ), а это вообще, согласно закону, является «обстоятельством, исключающим преступность деяния», так как действия сестер были «сопряжены с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия».

    Читайте так же:  Закон о домашнем насилии смысл

    « Таким образом, господин Гринь фактически подтвердил нашу версию, в которой мы говорили, что девочки были доведены до предела унижениями, оскорблениями и насилием со стороны отца»,— заявил адвокат Ярослав Пакулин.

    Речь шла уже о прекращении уголовного дела, чего не произошло лишь из-за обжалования решения у Юрия Чайки. Выяснилось, что тогдашний генпрокурор поддержал своего заместителя, отказав 27 декабря в удовлетворении жалобы. При этом он предписал СКР провести еще ряд следственных мероприятий, носящих скорее проверочный характер. В частности, о дополнительных допросах и новой экспертизе действий сестер Хачатурян с сопоставлением их переписки в телефонах и мессенджерах в последние дни перед убийством. Ряд родственников убитого считали, что девушки, ведущие разгульный образ жизни, расправились с отцом исключительно из корыстных мотивов. Якобы речь шла о возможном наказании со стороны отца за то, что они превысили установленный им лимит траты денег в 12 тыс. руб. «Все эти данные уже изучались следствием, но если нужна еще проверка, то мы не против»,— отметили защитники девушек. По их словам, сама экспертиза уже назначена и займет у специалистов Института имени Сербского примерно две-три недели.

    Как сестер Хачатурян признали жертвами своего отца

    «Мы удовлетворены решениями Генпрокуратуры, которые считаем полностью обоснованными»,— заявил “Ъ” адвокат Алексей Липцер, защищающий старшую из сестер. Теперь у СКР остается два варианта — дождаться выводов экспертов и прекратить дело или же снова направить его в Генпрокуратуру, которую теперь возглавляет Игорь Краснов, ранее контролировавший это и другие расследования центрального аппарата СКР.

    «Факты насилия доказаны экспертизами»

    Сестрам Хачатурян предъявили обвинение в окончательной редакции

    Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

  • Крестину, Ангелину и Марию Хачатурян обвиняют по ч. 2 ст. 105 УК — «Убийство группой лиц по предварительному сговору». Это одна из наиболее тяжких квалификаций статей российского УК. «Девочкам грозит от 8 до 20 лет тюрьмы», — сказал «Новой» адвокат одной из них Алексей Липцер.

    Защитники в недоумении: такое обвинение предъявлено, несмотря на то, что в ходе следствия было установлено и доказано экспертизами: отец сестер Михаил Хачатурян в течение нескольких лет систематически применял к дочерям физическое и сексуальное насилие, и никакие обращения бывшей жены (ее он последние годы не подпускал к дочерям) в полицию ситуацию не меняли.

    Напомним, 57-летнего Михаила Хачатуряна нашли убитым в межквартирном холле дома в Москве в июле 2018 года. Он погиб от многочисленных колото-резаных ран. По подозрению в убийстве задержали трех его дочерей, которым было на тот момент 19, 18 и 17 лет. Сначала их арестовали и поместили в СИЗО, но в сентябре 2018 года Басманный суд изменил им меру пресечения на запрет определенных действий. Экспертиза признала двух старших сестер вменяемыми и установила, что младшая, несовершеннолетняя Мария, в момент убийства отца не отдавала отчет в своих действиях — то есть была в состоянии аффекта.

    Несмотря на то, что мотив преступления изменился — теперь это результат противоправных насильственных действий со стороны отца, — квалификация этих действий осталась прежней. В ходе следствия также было установлено экспертами, что действия отца причинили серьезный ущерб психике девушек, они жили в условиях многолетней психотравмирующей ситуации. Однако это не повлияло на квалификацию по тяжкой статье. И теперь, похоже, обвинение в «убийстве группой лиц по предварительному сговору» будет означать, что

    многолетние издевательства, изнасилования, пытки и эксплуатация в условиях декриминализации насилия в семье не будут приниматься судом во внимание.

    Адвокаты сестер Хачатурян Алексей Липцер, Алексей Паршин и Ярослав Пакулин категорически не согласились с квалификацией обвинения и подали жалобы руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину. Защитники настаивают, что девушки убили отца в рамках необходимой обороны (ст. 37 УК РФ) от продолжавшегося многие годы насилия. Адвокаты призвали прекратить уголовное дело в отношении сестер или переквалифицировать статью обвинения. Кроме того, адвокат Алексей Паршин, защищающий среднюю сестру (Ангелину), предложил посмертно возбудить дело против отца сестер.

    «Факт того, что действия девушек были спровоцированы действиями самого потерпевшего, установлен следствием и подтвержден экспертизами, — рассказал «Новой» Алексей Паршин. — Мы настаиваем на том, что нападение было совершено дочерьми в ответ на систематическое моральное и физическое насилие со стороны отца, в том числе сексуального характера. Эксперты провели более 20 судебных экспертиз, анализ которых доказывает: отец девушек неоднократно посягал на их половую неприкосновенность».

    По словам Ярослава Пакулина, защитника младшей сестры (Марии), эксперты-психологи установили, что насилие со стороны отца повлекло серьезные последствия для психики девочки: у нее диагностировали «острую реакцию на стресс».

    Защитник старшей сестры (Крестины) Алексей Липцер подытоживает, что расстройства психики зафиксированы у всех трех девочек — и именно вследствие противоправных действий со стороны отца.

    «Наши подзащитные — жертвы жестокого насилия и циничной безнаказанности. На данный момент никем не оспаривается, что девушки жили в условиях, когда каждая из них постоянно испытывала угрозы собственной жизни и жизни своих сестер. В условиях относительной изоляции они были уверены в невозможности получить внешнюю помощь, что делало ситуацию безвыходной. Их действия были направлены на то, чтобы остановить неизбежные страшные преступления, которые совершались против них», — подчеркивают защитники.

    Кризисный центр для женщин (Crisis Center for Women), в свою очередь, уже призвал общественность присоединяться к поддержке пересмотра обвинения в адрес сестер Хачатурян. Эксперты центра отмечают, что российское государство вопреки своим национальным и международным обязательствам в настоящее время не дает ни одного легального механизма защиты от насилия, и пострадавшие могут только молча терпеть.

    Читайте также

    «Генпрокуратура просто не передаст дело в суд». Адвокат Крестины Хачатурян — о возможном прекращении преследования сестер

    Отец сестер Михаил Хачатурян для пользователей играет настолько важную роль в этом деле и в жизни девушек, что формирует отдельную ветвь обсуждения. Все поступки и слова сестер рассматриваются через отца: как он их воспитывал, что им говорил, подвергал ли насилию

    («Изначально, с детства подвергал насилию — для них это норма. Возможно, они даже любили отца в те моменты, когда адекватно себя вел»).

    Более того, сестры уходят с первого плана, освобождая место именно для своего отца («Вырастил, получается, ненасытных зверей, которые обокрали, оболгали и теперь рассчитывают жить дальше на деньги отца. Вот же нелюди! Вдуматься, что отец вырастил своих дочерей безжалостными убийцами! Это групповое преступление. Таким мерзким образом доченьки «отблагодарили» своего отца! Нет места в обществе людей!»).

    Анна Ривина говорит, что по патриархальному наследию женщины и дети должны терпеть от «главы семьи» все что угодно: «Сестры поборолись за свою безопасность и за право на жизнь. Дочери по отношению к отцу были объектами, которые должны подчиняться тем условиям, в которых живут».

    Читайте так же:  Срок исковой давности для установления отцовства составляет

    Елена Рождественская также отмечает патриархальность фигуры Хачатуряна: «Архаичному образу отца вменена вся полнота власти, причем как одобряемой материальной заботы, так и контроля, но, оказывается, еще и власти над сексуальностью дочерей.

    Табу на инцест как норма современного общества оспорено, и косвенно подтверждено право отца распоряжаться сексуальностью дочерей.

    После отца следующей фигурой в обсуждении дела сестер становится их мать Аурелия. Женщина всегда виновата: ушла или осталась, поступила так или иначе. В любом случае все претензии будут к ней. Сейчас у нас считается, что за детей головой отвечает мать, хотя у родителей одинаковые обязанности перед детьми».

    Ветвь осуждения матери также отодвигает девушек с первого плана, освещая жизнь и поступки Аурелии («Мать, зная мужа-тирана, не помогла сбежать дочерям».). Эта часть дискуссии подразумевает осуждение разных сторон ее жизни: от «неправильного» воспитания дочерей до того, что она не помогла сестрам сбежать от отца. Эта ветвь схожа по смыслу с прошлой ветвью об отце: в жизни сестер были и другие люди, умнее и влиятельнее. Эти люди должны были направить девушек на «правильную дорогу» или помочь им и не доводить дело до убийства.

    Данные показывают, что отношение общества к убийству, совершенному в контексте самообороны против агрессоров, в значительной степени зависит от гендера обвиняемого. Мужчина, обороняющий свою честь при помощи насилия, заслуживает большего сочувствия и понимания, чем женщины, стремящиеся вырваться из круга семейного насилия.

    Патриархат существует, и это плохо.

    Серафима Свердлова, для «Новой»

    Читайте также

    Хачатурян. Танцы с пистолетом. История одной семьи, воплотившая в себе самые страшные сюжеты последних десятилетий

    19 июня у здания Главного следственного управления СК по Москве на Арбате началась серия пикетов в поддержку сестер Хачатурян.

    «У жертв насилия не должно быть этого страшного выбора (а точнее — отсутствия выбора) — умереть дома от рук насильника или сесть в тюрьму за самозащиту»

    По словам организаторов из проекта «Насилию.нет», цель акции — не только заставить власти пересмотреть дело сестер, но добиться принятия закона о домашнем насилии и ратификации международного соглашения Совета Европы против насилия в отношении женщин и в семье (Стамбульская конвенция). В среду в серии пикетов приняли участие около 200 человек.

    Почему это важно

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Сестёр Хачатурян, возможно, оставят в покое. Драматическая история столичной семьи подходит к концу

    Коллаж © LIFE. Фото © ТАСС / Сергей Карпухин

    «Когда мне будет 18 лет, я должна стать его женой»

    Telegram-канал Mash публиковал стенограммы допросов сестер Хачатурян, на которых они рассказывали о сексуальных домогательствах отца.

    Ангелина Хачатурян призналась, что папа впервые стал приставать к ней в возрасте 15 лет, во время совместной поездки в Израиль. Он приказал ей раздеться и лечь в постель. «Я со страху это сделала, после чего он также разделся и провел своим половым органом по моим половым органам, затем сказал, что я не его дочь и, когда мне будет 18 лет, я должна стать его женой», — заявила девушка.

    Крестина Хачатурян утверждает, что в 2016 году она пыталась уйти из жизни после того, как отец принудил ее к оральному сексу.

    «Следователи сегодня ознакомили адвокатов сестер Хачатурян с результатами экспертизы, проведенной специалистами ГБУЗ „Бюро судебно-медицинской экспертизы“ Департамента здравоохранения Москвы. Столичные судмедэксперты подтвердили выводы, ранее сделанные их коллегами из Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, о том, что психические расстройства, выявленные у сестер Хачатурян, находятся в причинно-следственной связи с действиями Михаила Хачатуряна.

    Специалисты БСМЭ на основании всех проанализированных ими материалов, предоставленных для экспертизы, подтвердили диагнозы Крестины, Ангелины и Марии и определили вред, нанесенный их здоровью, как тяжкий», — заявил ТАСС Паршин.

    Убийство как спасение?

    27 июля 2018 года в Москве, в доме № 56 по Алтуфьевскому шоссе, было обнаружено тело 57-летнего Михаила Хачатуряна. Труп находился на лестничной клетке, причиной смерти стали многочисленные колото-резаные ранения.

    На следующий день по подозрению в совершении преступления были задержаны три дочери погибшего: 19-летняя Крестина, 18-летняя Ангелина и 17-летняя Мария.

    Девушки признали свою вину, пояснив, что поводом для совершения преступления стали, говоря языком протокола, «личные неприязненные отношения ввиду причинения отцом моральных страданий на протяжении долгого времени».

    Родственники Михаила Хачатуряна называют его «набожным человеком», «любящим отцом», который «воспитывал дочерей в строгости, однако никаким издевательствам их не подвергал».

    Тетя Михаила Хачатуряна Римма Саргсян в интервью порталу «Sputnik Армения» заявляла, что девушки могли совершить убийство из корыстных побуждений по наущению Аурелии Дундук, их матери. При этом сами девушки отказались от прав на имущество отца.

    СМИ: Убитый дочерями Михаил Хачатурян мог быть наркодилером pic.twitter.com/m4OGOjv5NK

    Сестрам грозит до 20 лет лишения свободы

    По версии следствия, события в день убийства развивались следующим образом. Михаил Хачатурян вернулся после лечения в Психоневрологическом центре имени Соловьёва и немедленно предъявил претензии дочерям за грязь в квартире и перерасход денег на домашнее хозяйство. При этом Хачатурян распылял девочкам в лицо газ из перцового балончика. У Крестины это вызвало приступ астмы.

    Тогда ее сестры решили защитить Крестину, расправившись с отцом. После того как Хачатурян заснул в кресле, они напали на него, нанося удары охотничьим ножом и молотком. Справиться с отцом им поначалу не удалось: он вырвался и стал преследовать Крестину, выбежавшую на лестничную клетку. Там Хачатурян и получил удар ножом, ставший смертельным.

    На сегодняшний день расследование дела закончено. В окончательной редакции Крестине, Ангелине и Марии Хачатурян предъявлено обвинение в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ). При этом следствие указывает, что действия сестер были спровоцированы поведением убитого. Санкция по данной статье предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Адвокаты девушек убеждены, что такое наказание слишком суровое, а сестры Хачатурян действовали в рамках необходимой обороны от систематического насилия со стороны своего отца.

    Источники

    Сестры хачатурян насилие в семье
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here