За законопроект о домашнем насилии выступили

Предлагаем статью на тему: "За законопроект о домашнем насилии выступили" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

РПЦ выступила против законопроекта о домашнем насилии из‑за его «антисемейной направленности»

Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства РПЦ выступила против принятия законопроекта о домашнем насилии. Официальное заявление опубликовано на сайте комиссии.

По ее мнению, законопроект содержит целый ряд правовых дефектов. Он якобы направлен на создание новой системы норм, параллельной существующему уголовному и административному законодательству.

«В силу неопределенности норм законопроекта практически любое нормальное человеческое действие может быть признано «семейно-бытовым насилием», любой совершеннолетний человек может быть произвольно объявлен «нарушителем» и подвергнуться «мерам профилактики», имеющим откровенно репрессивный характер», — говорится в заявлении.

Законопроект, по мнению членов комиссии, имеет «антисемейную направленность»: он якобы создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, а также для произвольного отстранения родителей от воспитания детей. «Все, что сказано или сделано в семье, между близкими людьми, в любой момент может быть использовано ими друг против друга», — отмечается комиссией.

Кроме того, отмечается, что законопроект поддерживают организации, получающие иностранное финансирование, а также организации, «связанные с радикальными антисемейными идеологиями». Речь идет об ЛГБТ и феминизме.

«Наш народ убеждают, что российская семья — это просто мрачный застенок и пыточная камера для женщин и детей. Чтобы создать это впечатление, распространяются данные, которые выдаются за статистику, но в действительности не имеют под собой никаких реальных оснований», — пишут представители РПЦ.

На прошлой неделе Совет Федерации опубликовал законопроект о профилактике домашнего насилия. По оценкам МВД, за девять месяцев этого года от домашнего насилия пострадали более 15 тыс. россиянок.

За законопроект о домашнем насилии выступили

Какие меры помогут защитить жертв домашнего насилия? В чём суть предложенного в конце 2019 года законопроекта и почему он разделил российское общество на два лагеря? Чтобы разобраться в проблеме, корреспондент RTД выслушал мнения за и против. Он побеседовал с соавтором документа, депутатом Госдумы Оксаной Пушкиной и с главой общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» Марией Мамиконян, которая критикует эту инициативу.

Смотрите также

Арест Джулиана Ассанжа британскими властями стал чёрным днём в истории журналистики, считают гости Питера Лавелля. В этом выпуске они обсудили причины и последствия произошедшего.

Местные улицы давно стали полем битвы наркоторговцев. Стрельба здесь может произойти в любом месте и в любое время. Таковы реалии парагвайского города Педро-Хуан-Кабальеро, где побывал корреспондент RT.

Эротическая фотосессия стала причиной увольнения детского тренера по кикбоксингу Екатерины Конопенко в Магнитогорске. При этом снимки были сделаны 20 лет назад, женщина сама не выкладывала их в соцсети.

Харир Хусейн Камиль, внучка казнённого президента Ирака Саддама Хусейна, решила опубликовать свои мемуары. О работе над книгой и временах его правления она рассказала в эксклюзивном интервью RT.

Оружие этих людей — фотоаппараты. Они снимают ужасы войны, чтобы показать: ничьи интересы не стоят таких страданий. О том, каково это — смотреть в лицо смерти сквозь объектив, — Софико Шеварднадзе побеседовала с военным фотографом Фабио Буччарелли.

В поисках большей безопасности, лучшего образования, а также работы многие латиноамериканки выбирают один путь — переезд в США. Правда, там может оказаться ничуть не лучше.

Город Майами считается крупнейшим центром торговли людьми в штате Флорида и третьим по США в целом. При этом 40% её жертв — несовершеннолетние.

К волгоградцу Ивану он попал года полтора назад, случайно. И для семьи сразу всё изменилось. Теперь они живут своего рода стаей: бывший охотник, его дочь, которая учится на кинолога, две собаки и волк по кличке Серый.

Деревня Усть-Ималка сгорела за 20 минут. Деревянные колодцы выгорели на несколько метров вглубь, а стекла просто расплавились. Съёмочная группа RT побывала в Забайкальском крае, где произошёл сильнейший степной пожар.

Может ли ситуация с журналистом Иваном Голуновым стать поводом для пересмотра практики расследований, связанных с наркотиками? На вопросы RT об этом деле ответил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов.

27 апреля была освобождена по УДО Варвара Караулова, осуждённая в 2016 году за попытку вступить в ряды запрещённой террористической организации «Исламское государство»*. Свою историю она рассказала в эксклюзивном интервью RTД.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014 г.

Как в Москве митинговали против закона о домашнем насилии

Российские семьи разрушают НКО, феминистки, представители ЛГБТ, а статистика домашнего насилия в стране преувеличена, уверены организаторы митинга. Репортаж DW.

Митинг в парке «Сокольники»

Около 200 человек пришли в парк «Сокольники» в Москве в субботу, 23 ноября, на митинг против принятия закона о домашнем насилии. Организаторы акции призывали защитить российские семьи от феминизма и ЛГБТ, а наиболее радикальные из выступавших грозили инициаторам законопроекта расстрелом. Почему православные активисты не согласны с законом о домашнем насилии и что предлагают вместо него? На митинге побывала корреспондент DW и поговорила с его участниками.

«Сорок сороков»: цифры жертв домашнего насилия преувеличены

Митинг «За семью» был назначен в час дня в гайд-парке в «Сокольниках». Выступить против законопроекта о домашнем насилии, который только готовятся внести в Госдуму, призвало движение православных активистов «Сорок сороков». Его основали еще в 2013 году композитор Андрей Кормухин и спортсмен Владимир Носов. Оба они пользуются поддержкой РПЦ. Против движения не раз выступали различные депутаты Госдумы и просили проверить его деятельность на экстремизм.

Поддержать митинг пришло несколько священников. Один из них, протоирей Всеволод Чаплин в разговоре с корреспондентом DW высказал предположение, что закон «проталкивают во внешнеполитическом блоке администрации президента, который пытается таким образом понравиться Совету Европы и европейским правительствам». По его словам, новый закон против домашнего насилия никак не отразится на работе полиции, которая реагирует на звонки о побоях фразой: «Убьет, тогда звоните». Он — всего лишь повод для НКО заработать бюджетных денег.

Читайте так же:  Какие бумаги нужны для развода через суд

В это время Андрей Кормухин со сцены рассказывал о преувеличенных цифрах жертв домашнего насилия в России. «Если в стране 16 млн женщин пострадало, то это в каждой четвертой семье должны быть такие. Есть у вас с каждой четвертой семье истязания?», — спросил он собравшихся перед сценой. «Нет», — прокричало сто человек с флагами движения «Сорок сороков» и партии ЛДПР.

Следом к микрофону прошел отец семерых детей и позвал свою беременную жену: «Иди сюда, покажи, что нет у тебя синяков!».

Бьет — значит, пьет

Противница закона «О домашнем насилии»

55-летняя Светлана пришла на митинг с внуком. Она уверена, что против домашнего насилия уже есть все законы, нужно просто заставить работать хорошо полицию и ввести личную ответственность, если полицейский проигнорировал звонок жертвы. Она также уверена, что нужно бороться с причинами насилия — компьютерными играми, «реками крови» по телевидению и алкоголизмом. По поводу последнего она хочет написать обращение Владимиру Путину — ей не нравится, что в супермаркетах продают так много алкоголя. Слово «ювенальная юстиция» она воспринимает как ругательное и против того, чтобы кто-то со стороны вмешивался в дела семьи.

Фразу о том, что муж чаще всего бьет жену из-за пьянства, можно не раз было услышать со сцены. Организаторы даже предложили объявить 2020-й годом трезвости. «Таким мужчинам, конечно, должна быть особая помощь, хотя расставаться, я считаю, нужно в последнюю очередь», — уверен Всеволод Чаплин.

О деле историка Олега Соколова, убившего свою подругу, на митинге не вспоминали или говорили, что не в курсе обстоятельств дела. По словам Анны Садреевой, исполнительного директора организации «В защиту семьи и традиционных семейных ценностей», это убийство нельзя отнести к домашнему насилию, так как девушка была подругой историка. «Когда люди впадают в грех, это доходит до такого ада», — уверена женщина. Она также следит за делом сестер Хачатурян и общается с адвокатами защиты убитого отца, Михаила. Анна предполагает, что дочери могли совершить убийство из корысти, переведя деньги отца на свои счета.

Российские феминистки против домашнего насилия, август 2019

Майдан и Донбасс: при чем тут домашнее насилие

46-летний Алексей (герой попросил изменить его имя) не первый раз приходит на акции «Сорок сороков». Например, в 2017 году он участвовал в кампании против фильма «Матильда». Алексей уверен, что страной «невидимой рукой» до сих пор руководит Николай II, во имя которого нужно сохранить целостность семьи. Бывшему императору он посвящает выставки, одну даже отвез в Донецк. Его жена, правда, вместе с ним на митинг не пришла — она не разделяет интересы мужа. Алексей уверен, что это потому, что «женщины созданы по образу Евы и больше развращены западными ценностями и потребительством». Текст закона Алексей не видел, но уверен, что он написан «по европейским стандартам и от него только вред».

Об Украине как антипримере в ходе митинга вспоминали не раз. Кормухин называл механизмы продвижения закона против домашнего насилия «майдановскими», а саму страну — территорией марширующих гей-парадов. По его просьбе на митинг даже приехала жительница села Горловка Лена. Женщина ничего не сказала про домашнее насилие, но заверила, что война в Донбассе идет против произвола западных руководителей, которые как раз продвигают ЛГБТ-ценности. «Москвичи, держитесь! Вас еще никто не бомбил, а вы уже сдаетесь!», — завершила она свою речь.

«Мой муж — мой начальник«: о чем митингующие говорили со сцены

Опубликованный Совфедом законопроект о домашнем насилии не согласовали с рабочей группой

На сайте Совета Федерации РФ 29 ноября опубликовали финальную версию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, который разрабатывала группа депутатов Госдумы, сенаторов и представителей экспертного сообщества. Документ еще на стадии формирования вызвал многочисленные споры. Сторонники принятия нового закона ссылаются на ужасающую статистику домашнего насилия в стране. Противники, отстаивающие «традиционные ценности», считают, что закон разрушит институт семьи в России.

Однако еще больше вопросов возникло при изучении итогового варианта законопроекта. По словам соавтора законопроекта адвоката Мари Давтян, опубликованная редакция документа не согласовывалась с членами рабочей группы при Совфеде РФ.

«Это результат заигрываний Совфеда с консервативными группами»

«Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности. Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективный. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно», — написала Давтян на своей странице в Facebook.

Опубликованный законопроект содержит 28 статей, хотя ранее их было на порядок больше. Основные положения документа сейчас выглядят так:

1. Определение семейно-бытового насилия. Этот термин до сих пор не закреплен юридически. В законопроекте говорится, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания и/или имущественного вреда.

Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов.

2. Профилактика. Принимать участие в профилактике домашнего насилия и оказывать помощь пострадавшим должны общественные, кризисные и медицинские организации, сотрудники полиции и прокуратуры, омбудсмены и органы власти. Меры нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Главная цель — предупреждение противоправных действий, устранение причин насилия и защита жертв от домашних тиранов. Общественные организации, социальные службы и органы власти должны содействовать примирению сторон вне зависимости от того, возбуждено уголовное или административное дело. Среди мер профилактики — индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

Читайте так же:  Установление отцовства через суд матерью

3. Защитные и охранные предписания. Это абсолютно новые явления для России. Защитные предписания будут выдавать сотрудники полиции. Они могут быть выписаны только лицам, достигшим 18 лет. «Защитное предписание выносится с согласия лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, или их законных представителей», — говорится в законопроекте.

Документ запрещает нарушителям вступать в любые контакты с жертвой (в том числе по телефону или через интернет), приближаться к пострадавшему и выяснять его местоположение. В законопроекте прописано, что действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Видео (кликните для воспроизведения).

Охранное предписание будет выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться на срок до года и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также будет нельзя контактировать с жертвой, помимо этого его могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма — говорится в документе). Кроме того, агрессора могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу. Какие будут введены наказания за игнорирование предписаний — в законопроекте не прописано.

«Законопроект надо переписывать»

По словам Давтян, определение семейно-бытового насилия в нынешней редакции законопроекта полностью выводит из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления.

«Закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд. В ситуациях семейно-бытового насилия особенно важна защита пострадавших и оказание им поддержки в период подачи заявлений о правонарушении/преступлении, а также в период проверки указанных заявлений. А исходя из предложенной формулировки, человек лишается возможности воспользоваться мерами предлагаемого проекта закона. В подобной формулировке понятия „семейно-бытовое насилие“ проект закона теряет вообще всякий смысл. Там еще много всего на самом деле, но уже этого достаточно, чтобы сказать, что проект в данной редакции недопустим. Все надо опять переписывать, а время идет», — заявила Давтян.

Влияние ЕСПЧ и декриминализации побоев

Работа над законопроектом о домашнем насилии велась несколько лет и была ускорена после того, как летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от насилия в семье и дискриминации. Эти дела широко освещались в СМИ.

ЕСПЧ, в частности, указал на историю Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук. Во время следствия было установлено, что полиция не реагировала на жалобы женщины о побоях. Ирину Петракову избивал и насиловал муж, причем преследовал ее даже после развода. Елена Гершман пережила серию тяжелых избиений со стороны экс-супруга, но из-за декриминализации домашнего насилия ей отказали в возбуждении уголовного дела. Бывший супруг при этом похитил у нее дочь и вывез в другую страну. Наталью Туникову регулярно избивал гражданский партнер, она ударила его ножом после того, как он попытался сбросить ее из окна. Женщину осудили, но потом амнистировали.

Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

В 2017 году в России приняли закон о декриминализации побоев, который лоббировала сенатор Елена Мизулина. «Семейных» агрессоров теперь за оставленные синяки и ссадины не отправляют в колонии, а штрафуют. Противники изменений предсказывали, что нововведения развяжут руки людям, которые потенциально могут совершить насилие. Пессимистичные прогнозы начали сбываться. Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Замдиректора национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрей Синельников в разговоре с корреспондентом Znak.com заявил, что после декриминализации побоев существенно выросло число обращений от пострадавших. В 99% случаев помощи ищут жены домашних тиранов. В 2014 году «Анна» приняла 8 тысяч таких звонков, в 2016 году — 20 тысяч, в 2017-м — около 26 тысяч, а в 2018-м — уже 32 тысячи. «Среди тех, кто к нам обращается, 70% — это люди, которые не нашли поддержки в полиции и социальных службах», — отметил он.

Позиция противников законопроекта

За принятие законопроекта выступают правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества и кризисные центры. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи», отстаивающие «традиционные ценности». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. Консерваторы, в частности, опасаются, что закон позволит изымать детей из семей без решения судов. «Если мы проиграем, то антисемейные либерал-фашисты придут в наши семьи и будут отбирать наших детей для однополых пар, потому что им неоткуда взять детей», — заявлял координатор движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин.

РПЦ также выступает против законопроекта. Замглавы синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе ранее говорил, что предлагаемый документ вызывает сомнения, так как базируется на западном опыте. В РПЦ считают, что действующего законодательства РФ достаточно для борьбы с домашним насилием.

Об этом же говорит пресс-секретарь Виталия Милонова Илья Евстигнеев: «Мы должны сойти с поводка фем-активисток и заняться соблюдением тех законов, которые у нас есть. По большому счету любой виновник домашнего насилия может быть привлечен по уже существующим статьям. Выдумывать паровоз здесь не надо. Домашнее насилие с точки зрения юриспруденции не отличается от насилия между людьми, которые не состоят в браке. Нужно научиться исполнять те законы, которые уже приняты, а не плодить новые».

Читайте так же:  Гарантии защиты прав детей

Правозащитники с такой позицией не согласны: сейчас государство не защищает жертву и не предотвращает домашнее насилие, а только наказывает за уже совершенные преступления. Авторы законопроекта также указывают на то, что никаких новых методов отъема детей в проекте не рассматривают. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко ранее отвергла опасения о том, что закон даст возможность для избыточного вмешательства в дела семьи. Юристы добавляют, что подобные законы действуют в странах Западной и Восточной Европы, а также СНГ. По статистике, при их наличии случаи побоев в семье сокращаются в среднем на 30%.

Из-за открытых писем движения «Сорок сороков» и оскорбительных коллажей авторы законопроекта, в числе которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, обратились в полицию. Они заявили, что им поступают угрозы. По мнению Пушкиной, в обращениях движения «Сорок сороков» содержатся высказывания, оправдывающие семейное насилие «под видом „сохранения“ псевдосемейных ценностей», которые могут привести к возбуждению ненависти или вражды. Также в публикациях против принятия документа можно найти противоправные призывы, считает Пушкина.

В то же время звучат мнения, что закон развяжет войну между полами, поскольку многие его положения дают простор для всевозможных перегибов в семейных отношениях. Например, жена, не дождавшись от мужа шубы, сможет его шантажировать защитными предписаниями. Таким же образом могут решаться вопросы, если у супругов возникают разные точки зрения по поводу воспитания ребенка. В результате могут появиться случаи, когда один супруг несправедливо выгоняет второго из дома.

«Право на безопасность»

Андрей Синельников считает, что закон о домашнем насилии важен потому, что дает гражданам «право на безопасность». «Охранные ордера будут создавать препятствия для совершения противоправных действий. Без них сейчас домашние тираны чувствуют себя безнаказанными, а это порождает тяжкие преступления. Хочется надеяться, что при обсуждении законопроекта будет прописан также момент, что нельзя будет забрать заявления о насилии. Сейчас вот непонятно, почему забрала жертва свое заявление — по примирению или из-за опасений за собственную жизнь?» — добавил Синельников.

Стоит добавить, что изначально также оговаривалось нововведение, которое предполагает перевод дел о домашнем насилии из частных в категорию частно-публичного обвинения. Это бы сняло с потерпевших непосильную для них обязанность самим собирать доказательства и потом идти с ними в суд. Жертвам насилия нужно было бы только подать заявление в полицию. Заявителями, как предполагалось, могли бы выступить свидетели или иные лица (например родственники пострадавшего). Оговаривалось также, что в любом случае прекратить преследование абьюзера будет невозможно — даже если стороны помирились. Однако в опубликованном законопроекте об этом речи не идет.

«Это приведет к геноциду семьи»: как в Госдуме обсуждали законопроект о домашнем насилии

В Госдуме 21 октября прошли парламентские слушания о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Они были организованы Комитетом по контролю и регламенту и Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей. «Афиша Daily» рассказывает, о чем говорили на заседании и какие перспективы у законопроекта против домашнего насилия.

Какие изменения предлагает законопроект

В 2017 году был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный Еленой Мизулиной. До этого момента семейно-бытовые конфликты попадали под статью 116 УК РФ о побоях. Теперь же человека, бьющего своих родственников или близких, можно привлечь только к административной ответственности в случае, если это случилось в первый раз.

Спустя год председатель СК Александр Бастрыкин заявил об участившихся случаях домашнего насилия из‑за декриминализации, а ЕСПЧ сообщил, что получил от россиянок около ста жалоб о преследованиях и побоях со стороны близких родственников. « Нужно в принципе менять российское законодательство, так как эффективной защиты сейчас нет . И так называемая декриминализация послужила сигналом к тому, чтобы ослабить и без того неразвитые гарантии защиты», — сказал судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов.

В 2016 году депутат Салия Мурзабаева и сенатор Антон Беляков уже пытались внести законопроект против семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение.

Новый законопроект, который обсуждался на слушаниях, направлен в первую очередь на профилактику — именно этот аспект законодатели и правозащитники считают наиболее важным. Алена Попова, одна из соавторов законопроекта, рассказывала в видео на Change.org о главных нововведениях (официально документ пока нигде не опубликован. — Прим. ред.).

Определение термина «домашнее насилие». Сейчас в законодательстве РФ он не утвержден, а значит, нет понимания того, что именно можно считать домашним насилием.

Создатели закона выделяют четыре вида насилия: сексуальное, психологическое, экономическое и физическое.

Введение охранных ордеров — судебных и полицейских. Это профилактическая мера, которая предусматривает запрет на угрозы, приближение, преследование, коммуникацию с жертвой и ее родственниками. В пояснении подчеркивается, что сейчас у сотрудников полиции нет полномочий для воздействия на потенциального преступника, который, например, регулярно угрожает близким. А после введения охранных ордеров ситуация изменится.

Обязательное посещение специальных курсов по работе с гневом для насильника.

Все дела о домашнем насилии должны стать частно-публичными. Это значит, что вне зависимости от того, пишет ли жертва заявление на насильника, государство обязано ее защитить.

Кто поддержал законопроект

На обсуждениях в Госдуме в поддержку проекта выступили активисты и сторонники законопроекта. Политолог Екатерина Шульман ссылалась на опыт Казахстана, где после принятия законодательства о профилактике домашнего насилия в 2009–2010 годах число насильственных преступлений в семьях снизилось на 35% за 5 лет. Адвокат по правам женщин Мари Давтян сообщила, что в год получает более тысячи обращений от переживших домашнее насилие: «Соцопросы показывают, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи . Сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим». Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», сказала:

Первый замглавы комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко также высказалась за профилактику семейных конфликтов. Но отметила, что «необходимо прописать механизмы, которые могли бы развести на время противоборствующие стороны, чтобы накал страстей остыл».

На обсуждениях выступил профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков, который представил статистику преступлений на почве семейно-бытовых конфликтов. Он отметил, что жертвами рукоприкладства в семье в 75% случаев становятся женщины. «Если за 100% принять тех, кто обратился в правоохранительные органы, заявление регистрируется только в 56% случаев, остальные теряются на этапе от обращения в полицию до регистрации заявления», — сказал Щепельков.

Читайте так же:  Какие субсидии положены матерям одиночкам

Кто выступил против

Оппоненты активистов в основном обращались к вопросу о сохранении семьи и традиционных ценностей, а также, как сообщают авторы законопроекта, не раз оскорбляли их и называли агентами Госдепа .

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что главная проблема в том, что мужчина теряет статус «главы семьи»: «Это понятие у нас исчезло. Если мужчина на работе никто, дома никто, это прорывается в издевательствах над самыми близкими». По его мнению, сегодня общество не оберегает семью.

Андрей Цыганов, руководитель совета Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге, сказал, что закон может стать причиной уничтожения семьи: «На сегодняшний день наше законодательство имеет огромное количество возможностей для предотвращения таких ужасных ситуаций [домашнего насилия]. Какую Россию пытаются построить товарищи, которые лоббируют этот законопроект? Мы, представили многодетных семей, категорически против него».

Адвокат Анна Швабауэр заявила, что законопроект превращает семейные отношения в отношения бизнес-партнеров: «У нас сейчас вообще-то есть все определения насилия: включая «побои, клевета, оскорбления». А получается, что вы хотите сделать насилием любые действия, которые кому‑то не нравятся. По новому закону отнять у ребенка планшет — это тоже насилие».

Андрей Комухин, представитель православного движения «Сорок сороков», считает, что общество должно культивировать идею многодетной семьи, а люди, которые разрабатывали этот закон, «не совсем многодетные»: « У меня бы не было девяти детей, если бы этот закон был принят . Потому что многодетность при этом законе не норма. Это чудовищный закон, который приведет к геноциду семьи».

РПЦ предупредила о серьезных последствиях закона о домашнем насилии

Москва. 29 ноября. INTERFAX.RU — Закон о домашнем насилии в случае принятия чреват серьезными негативными последствиями для России, заявил глава Патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов.

«Когда начнется практическое выполнение этого закона, будут стрелять. Государству это надо?» — заявил священник РПЦ в эфире радио «Радонеж» в пятницу. Он пояснил, что борьба с домашним насилием, которую декларируют авторы законопроекта, — «просто флаг», на самом деле цель закона, по мнению Смирнова, — облегчить изъятие детей из семей и «передачу их на воспитание гомосексуалистам», как в Америке, где это произошло после принятия аналогичного закона.

Священник утверждал, что законопроект, по сути, предлагает заместить суды неправительственной организацией, которая «вешается на плечи налогоплательщиков, а результатом будет уничтожение остатков наших семей» при том, что в России и так распадается половина заключенных браков. «И если мы все вместе, всем народом не поднимемся, то тогда это может пройти, потому что, видать, есть какие-то средства у этих лоббистов», — заявил представитель РПЦ.

По его мнению, реально помочь борьбе с домашним насилием могло бы прямое указание главы государства министру внутренних дел о том, чтобы полиция реагировала на жалобы женщин на побои от мужа. «Чтобы приходили сотрудники (МВД — ИФ) и вмешивались, как было в моей юности, тут же арестовывали (домашнего тирана — ИФ), 15 суток минимум, и человек охлаждал свой пыл», — сказал отец Димитрий.

Ранее в ноябре на тему упомянутого законопроекта также высказался замглавы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. Он назвал сомнительными те меры по борьбе с семейным насилием, которые предлагаются в документе. По его словам, эти меры основываются на западном опыте борьбы с домашним насилием и могут негативно отразиться на институте семьи в России.

Резонансный законопроект

В последнее время в России после нескольких резонансных случаев домашнего насилия вновь заговорили о необходимости усиления борьбы с этой проблемой. В то же время защитники «традиционных духовно-нравственных ценностей» опасаются, что подобные инициативы могут повредить «традиционной семье».

На днях зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что законопроект о профилактике семейно-бытового насилия должен быть подготовлен до декабря. «На следующей неделе собирается рабочая группа по поправкам. Сейчас собираем (мнения — ИФ) со всех министерств, ведомств. Думаю, к концу следующей недели, срок до 1 декабря, будем понимать про текст все», — сказала Пушкина, отвечая на вопрос «Интерфакса» 23 ноября.

На вопрос о том, когда можно ждать принятия законопроекта, Пушкина ответила: «Это будет война миров. Тут кто кого. Если мы живем в прогрессивном обществе, мы должны победить».

Она сообщила, что пока в тексте законопроекта остаются охранные ордера (запрет на приближение к преследуемым лицам), укрытия для женщин, алгоритм работы полиции в случае обращения жертвы насилия и другое. «Наверно, законопроект будет усечен, но отступать нельзя. Если будет вариант законопроекта от Совета Федерации усеченный, мы подадим свой. Могут под давлением общественного мнения (тех, кто против принятия — ИФ) пойти на поводу», — сказала депутат. По ее данным, сенаторы предлагают принять не закон, а поправки в существующие акты. «Условно говоря, криминализировать побои, определить термин преследование, из частного в публичное вывести побои. Это не вариант», — заявила Пушкина.

25 ноября председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что парламентарии не будут медлить с внесением в Госдуму законопроекта о борьбе с домашним насилием, его доработают до конца ноября. «Сегодня и в парламенте, и в правительстве единодушная точка зрения, что нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием. И здесь противоречий нет. Сам закон о профилактике насилия — это выражение в государственной политике необходимости бороться с этим злом, с этими, я бы сказала, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия вообще любых форм насилия, это понимание того, что это постыдное явление недопустимо в нашем государстве», — говорила Матвиенко.

При этом она высказала мнение о беспочвенности опасений относительно того, что закон открывает двери к избыточному вмешательству в дела семьи. «Это не так, этого ничего нет», — заявила Матвиенко.

Читайте так же:  Неуплата алиментов административная ответственность статья

В пятницу на сайте Совета Федерации был опубликован проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. В течение двух недель он будет предметом открытого общественного обсуждения.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Источники

    За законопроект о домашнем насилии выступили
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here