Закон о домашнем насилии слушания

Предлагаем статью на тему: "Закон о домашнем насилии слушания" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

Какая защита предлагается жертвам насилия

Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

Как изменился документ

Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

За законопроект и против него

Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

«Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

«Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

Читайте так же:  Оформить квартиру материнский капитал

Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

Реакция на закон

Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

http://www.rbc.ru/politics/29/11/2019/5de036809a7947fb03de0406

Патриоты «затоптали» в Думе антисемейный закон «о домашнем насилии»

В Думе завершились парламентские слушания «предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Законодательное регулирование», рассчитанные на разработку и внедрение закона о «домашнем» насилии.

Несмотря на то, что игра велась на «чужом» поле и на то, что консервативным силам не давали слова 2, 5 часа из 3-х часов заседания – модератор была явно за закон, а председательствовала Оксана Пушкина, традиционная общественность одержала уверенную победу на слушаниях. Пикеты перед Думой встречали всех участников мероприятия и изрядно заставили поволноваться лоббистов.

Оксана Викторовна почему-то решила, что пикет с плакатом за ее увольнение организовала Элина Жгутова и лично обратилась к ней с предложением дружбы. Как обычно: «Мы делаем одно дело, защищаем семьи». Известный прием, никакого общего дела у нас нет и, наверное, уже быть не может. Слишком повязла Оксана Викторовна в антисемейных прозападных инициативах. Несмотря на выставленные препоны, по регламентному списку выступили член Общественной Палаты РФ Элина Жгутова и Андрей Цыганов. Другим представителям здравого смысла дали слово по остаточному принципу, но и этого было достаточно, чтобы понять – так просто никто не сдастся.

Враг (интервент) не пройдет! Выступили также юрист, адвокат канд. юр. наук Анна Швабауэр, Андрей Кормухин («Сорок сороков), Павел Пожигайло, член ОП РФ, депутат Госдумы Николай Земцов, семейный психолог Михаил Хасьминский, Николай Мишустин («Родительский отпор»), детский психолог Ирина Медведева и другие противники принятия этого закона. Элина Жгутова сказала, что общественные слушания должны проводиться на этапе решения разрабатывать закон или нет, а не обсуждать его содержание. Что лукавство защитников закона заключается в том, что после разоблачения манипуляций со статистикой 300 убитых женщин в год вместо 14000, лоббисты стали говорить о том, что статистика вся в латентных случаях, их нельзя учесть. Когда все поняли, что нынешнее законодательство достаточно содержит норм для ответственности за преступление, лоббисты сделали акцент, что этот закон для профилактики. Но профилактика не может быть карательной. Этот рекомендательная мера, добровольная.

А здесь речь идет о предписаниях и охранных ордерах, когда человека в качестве профилактики могут выгнать из собственной квартиры. Нужно бороться с насилием и развратом на экранах в СМИ, с пьянством и алкоголизмом, с истинными причинами насилия. Жгутова также попросила включить ее в состав рабочей группы, чтобы иметь возможность контролировать от имени общественности антисемейную инициативу.

Борьба только начинается, уважаемые подписчики, не теряйте бдительность. Нам предстоят новые победы После провала лоббистов на странице ВК Госдумы появилась голосовалка. Все голосуем, пока мы в проигрыше. Проголосовало около 38 000, 90 % «За » закон.

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%BF%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%BE%D1%82%D1%8B-%D0%B7%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BF%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B2-%D0%B4%D1%83%D0%BC%D0%B5-%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD-%D0%BE-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%BC-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8/

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

Основные положения поправок к законопроекту

1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

«Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

Читайте так же:  Взыскание алиментов на содержание родителей судебная практика

3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

http://www.znak.com/2019-12-10/opublikovany_popravki_k_posledney_versii_zakonoproekta_o_domashnem_nasilii_glavnoe

Сами не разберутся! Юристы спорят, нужен ли закон о домашнем насилии

С одной стороны, вроде бы достаточно обычного уголовного законодательства, но с другой – в семейной ситуации есть своя специфика

В России не утихают страсти вокруг закона о домашнем насилии. И сторонники, и противники его принятия проводят свои акции. Так вчера в Москве состоялся очередной митинг за срочное приятие этого закона, на котором собралось около тысячи человек.

В числе прочих был там и политик, член партии «Яблоко» Кирилл Гончаров, который оставил в своем блоге такую запись:

Видео (кликните для воспроизведения).

«40% наших соотечественников считают, что «жертва виновата сама», большинство женщин боятся обращаться в правоохранительные органы по факту избиения со стороны партнера, и к сожалению под этим страхом есть основания, ведь полицейские не спешат открывать дела и в лучшем случае, все закачивается профилактической беседой, и это несмотря на удручающую официальную статистику: В 2018 году около 25 тысяч женщин в России пострадали от домашнего насилия. Кстати, насилие носит не только физический характер, но и психологический, сексуальный и даже материальный.

Молчать нельзя. Необходим закон о домашнем насилии, необходима публичная огласка каждого такого случая, необходимо повышать сознания граждан.

Бьет — не значит любит. Бьет — значит преступник!»

Издания «Медиазона» и «Новая газета» посвятили этой теме большой материал, в котором приводятся и такие, удручающие факты. Каждый год несколько сотен женщин в России оказываются в заключении по обвинению в убийстве. Несмотря на рассуждения Минюста о том, что проблема домашнего насилия в стране «существенно преувеличена», журналистское исследование показывает, что большинство осужденных по таким делам женщин были вынуждены защищаться от агрессии со стороны своих родных или партнеров.

Читайте так же:  Курсовая насилие женщины в семье

Вместе с тем, споры о необходимости такого закона развернулись и среди юристов. Так, например, юрист Юлия Николаева пишет в своем блоге:

«Только вдумайтесь — «противники закона о домашнем насилии.» Иными словами, сторонники этого самого насилия. Как сказал один из этих чумных, такой закон подрывает основы православия и традиционного русского представления о семье и семейных ценностях. То есть побои — это семейная ценность и одна из основ православия. «Да убоится жена мужа своего.» Россия, XXI век.

Вспоминается, как году в 1998 мы выехали на очередное «бытовое убийство». Обычная семья. Муж — инженер на заводе, жена — учительница биологии в средней школе, двое детей, собака. Пил, бил. Много лет. Обращалась в милицию. Отвечали в духе «убьет — приходите». В итоге, после очередного избиения, она задушила его собачьим поводком. Еще раз — собачьим поводком. На убийство по неосторожности не тянуло. Состояние аффекта тоже не катило.

Осудили за умышленное убийство без отягчающих и дали ниже низшего, но все равно реально. Года 3, по-моему. Уже тогда всем было очевидно, что необходим отдельный закон именно о домашнем насилии, учитывающий всю его специфику.

НО, на мой взгляд, закон — это полдела. Нужно качественное изменение в отечественном менталитете, причем не только мужском, но и в женском. Очень уж терпимое восприятие в обществе именно домашнего насилия от «в семье всякое бывает» до «бьёт, значит любит». Поищите в развитых странах аналог русскому «бабская доля», не найдёте. В этом вопросе Россия куда ближе к Гватемале и Сальвадору, нежели к Европе или Америке. »

В комментариях к этому посту юрист Глеб Хойт возражает своей коллеге:

«Мне, как юристу, непонятно, если честно, зачем нужен отдельный закон именно о домашнем насилии. Есть УК. Есть побои — вперёд, в тюрьму. И разницы тут совершенно нет, жену побил или тётку на улице. Ок. Если хотите усилить ответственность, внесите дополнительный квалифицирующий пункт в статью, наравне с повторность или другими отягчающими. Какой смысл городить отдельный закон? Мне кажется, вся проблема не в статье, а как во всем в РФ, в их применении. Тут нужно не закон вводить, а всё же заставить полицию работать, а не ерундой заниматься. Хотя там же митинги, куда уж там до работы! Нужно же студентов разгонять, а не побои предотвращать!»

На что Николаева резонно отвечает:

«Ты помнишь раньше была статья частного обвинения «побои, нанесённые из личной неприязни»? Так вот не работала она с домашним насилием. По разным причинам — жены часто отзывались заявления и дело прекращалось за примирением сторон, менты отказывались регистрировать такие заявления, потому что «сами разберетесь». У этих дел много специфики и одним пунктом к существующей статье ее не отразишь. Равно как и процессуально она должна оформляться иначе. Во всех развитых странах это именно отдельный закон. »

http://newizv.ru/article/general/26-11-2019/sami-ne-razberutsya-yuristy-sporyat-nuzhen-li-zakon-o-domashnem-nasilii

В закон о домашнем насилии впишут изгнание виновного из дома

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) подготовил законопроект, в котором предлагает закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и права пострадавших от него. В частности, пострадавший, согласно предложению СПЧ, может получить право обратиться за так называемым защитным предписанием, говорится в документе. Текст законопроекта есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердили два источника в СПЧ.

В разработке документа приняла участие зампредседателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. По ее словам, основная цель законопроекта — не вводить дополнительные или более строгие санкции, а предусмотреть превентивные меры по профилактике правонарушений. «Предусмотренные законопроектом меры не являются наказаниями за правонарушение, это временные меры по недопущению новых или более тяжких правонарушений и по защите пострадавших», — пояснила депутат.

Предложения СПЧ станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совете федерации по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента. Финальную версию документа будут вносить сенаторы.

Что предлагает СПЧ

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой. Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.
Читайте так же:  Подать на алименты живя с мужем

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия. «Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке». Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя. У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся. Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать. »

Как еще можно защитить жертв насилия

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова. «В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она. Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения. Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.

http://www.rbc.ru/politics/19/10/2019/5da86f069a794727e0706c92

Закон о профилактике домашнего насилия прошел парламентские слушания

Рабочая неделя в Госдуме началась с парламентских слушаний на тему семейно-бытовых отношений и преступлений в этой сфере.

Софья Русова

Слушания организовал Комитет по контролю и Регламенту и Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, активно занимающийся разработкой законопроекта «Об основах системы профилактики домашнего насилия в Российской Федерации». Сам законопроект обсуждался до этого на круглых столах, конференциях, дебатах, в СМИ и становился предметом ругани в социальных сетях.

По данным социологов, которые представили свои доклады в Госдуме, жертвами насилия в семье в большинстве случаев — до 75% — становятся женщины. Когда речь идет о супружеском насилии, их доля достигает 91%. Если бы закон был уже принят, вероятно, судьба сестер Хачатурян, как и тысяч других, но не получивших известности женщин, сложилась иначе.

И тем не менее, как рассказала депутат Татьяна Плетнева, открывшая слушания, в комитет поступило порядка 300 писем против закона о домашнем насилии, и всего 100 в его поддержку. Правозащитники отмечают, что такая активность связана с тем, что долгие годы государственными структурами поддерживаются движения, позиционирующие себя как патриотические, антизападные и православные одновременно. «Среди них немало агрессивных и невежественных людей, которые даже не читая закона, его осуждают», – рассказал один из участников слушаний.

Активно ведут себя члены Всероссийского Родительского Сопротивления: ходят по всем круглым столам и общественным мероприятиям, рассказывая о ужасах западного мира и о том, как закон может разрушить традиционные семейные ценности и стать «серьёзной угрозой национальной идентичности и безопасности» .

Насилию дали определение

Адвокат, руководитель Центра помощи пострадавшим от домашнего насилия Мари Давтян, выступившая на слушаниях с докладом рассказала, что законы против домашнего насилия существуют в более чем 100 странах мира. Россия – одна из последних стран как в Совете Европы, так и в СНГ, которая еще не приняла своего.

«Домашнее насилие – это системная проблема и решать ее нужно, создавая систему профилактики, которая будет включать в себя и необходимые определения, чтобы не было разночтений у правоприменителей, а также механизм межведомственного взаимодействия для того, чтобы полиция, социальные службы и медицинские организации могли работать вместе как по каждому частному случаю на местах, так и в целом на федеральном уровне. Закон должен оградить потерпевших от новых случаев домашнего насилия защитными предписаниями», – отметила адвокат.

Читайте так же:  Как оформить опеку над пожилым родителем

В законопроекте разработана система мер профилактики домашнего насилия, организация защиты, даны определения основным понятиям.

В частности, определены виды насилия, которым подвергается человек. В качестве меры защиты предполагается введение института защитного предписания сроком от одного месяца до двух, когда на время его действия лицо, в отношении которого оно вынесено, ставится на профилактический учет органами внутренних дел и за ним осуществляется контроль. Защитным предписанием в соответствии с законом лицу, в отношении которого оно вынесено, запрещается: 1) совершать домашнее насилие 2) преследовать пострадавшего 3) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, пострадавшего от домашнего насилия, если это лицо находится в месте, неизвестном лицу, в отношении которого вынесено защитное предписание. Также, согласно законопроекту, государственные соцработники обязаны незамедлительно и бесплатно предоставлять по просьбе пострадавшего временное жилое помещение. Большое внимание в законе уделяется и вопросам организации помощи в социальной адаптации пострадавшим от домашнего насилия.

16 раз писала заявления о побоях

Мари Давтян рассказала, что в год в Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия при Консорциум женских НПО, которым она руководит, поступает более 1200 обращений от пострадавших: «Я хочу обратить внимание на то, что наша практика свидетельствует о том, что проблема домашнего насилия – эта масштабная проблема, которую сегодня невозможно решить за счет существующих механизмов. Конечно, конфликты бывают в каждой семье, но тут речь идёт не о них, а именно о систематическом насилие со стороны более сильного по отношению к более слабым. Чаще всего его жертвами становятся женщины, дети и пожилые люди».

Адвокат отметила, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи: «Это далеко не всегда связано с тем, что полицейские имеют определенное предубеждение к этим делам и не имеют специальной квалификации (хотя эта проблема тоже существует), но сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим. Полицейские признают, что у них нет никаких реальных механизмов защиты пострадавших в ситуациях, когда риск повторного насилия очевиден, но само насилие еще не произошло. Пока нет механизма защитных предписаний, которые могли бы оградить пострадавших от новых случаев насилия, полиция просто вынуждена ждать, когда вместо побоев, которые наказываются в административном порядке, произойдет преступление и будет причинен вред здоровью. Так, например, в прошлом году в Перми, мужчина ранее привлекавшийся к ответственности за побои забил свою пожилую мать до смерти. До этого женщина 16 раз писала заявления о побоях в полицию».

Говоря об определенных мифах, которые распространяются вокруг законопроекта адвокат отметила, что закон против домашнего насилия не имеет никакого отношения к ювенальной юстиции и направлен на другое: он никак не изменяет существующей сегодня системы работы органов опеки и не дает им никаких полномочий.

По словам других экспертов, опасаться массовых злоупотреблений в случае если закон будет принят не стоит. Российская практика жестко карает за ложные доносы, а перспектива спасения жизни человека намного важнее исключительных случаев возможных манипуляций с законом. Безусловно, критика закона в предлагаемом варианте высказывается со стороны некоторых адвокатов. Например, адвокат Алексей Скляренко в интервью «Бизнес ФМ» отметил, что возникает вопрос будут ли правоохранительные органы действительно этими делами заниматься и что делать, если агрессор не будет выполнять предписание. Адвокат из Казани Надежда Муратова высмеяла определение «экономического насилия», назвав его «шедевром». При этом отметим, что в Стамбульской конвенции (международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье) принятой в 2011 году экономическое насилие признается одной из форм домашнего насилия.

«Меня некому было защищать»

Дети, девочки и девочки- подростки часто терпят и скрывают акты насилия в отношении них, которые совершаются дома, в школе, кружках, в компаниях друзей и просто на улице. Говорить о произошедшем не просто даже многие годы спустя.

Алиса (имя изменено) несколько лет подвергалась сексуальному домогательству со стороны старшего брата. Хотя прямого полового контакта между ними не было, осознать произошедшее и признать то, что в отношении нее было совершено, она смогла только к тридцатилетнему возрасту. С братом она не общается, а на вопрос, почему она не рассказала хотя бы маме, ответила, что однажды попыталась, но мама ей не поверила, посчитав это выдумкой.

Елена, которой сейчас больше 40 лет, дважды за один день была изнасилована – в парке и в подъезде своего дома. Заявление в полицию Елена не написала, посчитав, что огласка может повредить ее карьере учительницы.

Еще одна история – это история девочки из хорошей и любящей семьи. В 16 лет Оксана (имя изменено) познакомилась с молодым человеком на 6 лет ее старше. Через какое-то время он пригласил ее в гости, она приехала. Были разговоры, музыка и алкоголь. Оксана была девственницей и не хотела вступать в половые отношения с этим человеком. Она была изнасилована и избита. «Натягивая брюки на свои ноги в кровоподтеках я думала не о себе, а что скажу родителям. Я считала себя виноватой. Он несколько раз мне повторил, что «я сама к нему пришла». Это сейчас я понимаю, что его вообще нужно было посадить. Но я тогда ничего этого не понимала. Прошло немало времени, но я до сих пор не могу рассказать этого родителям и я до сих пор не могу полюбить себя. Думаю, тот эпизод пагубно сказался на мне: я осознаю, что у меня заниженная самооценка, у меня были проблемы в отношениях с мужчинами. Мне не хотелось жить, потому что я не знала, кто бы мог меня защитить».

Необходимость принятия закона, который бы защищал от домашнего насилия любого члена семьи обсуждается много лет, однако сейчас у него есть все шансы быть принятым: в Совете Федерации заявили, что до первого декабря будет подготовлен итоговый вариант регулирующего текста о профилактике домашнего насилия.

В конце дня в официальном аккаунте Госдумы во Вконтакте прошло голосование “Нужен ли закон о профилактике домашнего насилия”. По итогам его голосования “за” высказалось 87 %. Осталось немногое — чтобы депутаты Госдумы его приняли.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://newizv.ru/news/society/22-10-2019/zakon-o-profilaktike-domashnego-nasiliya-proshelt-parlamentskie-slushaniya

Закон о домашнем насилии слушания
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here