Законопроект о домашнем насилии комментарии

Предлагаем статью на тему: "Законопроект о домашнем насилии комментарии" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

ОП РФ предложила россиянам обсудить законопроект о домашнем насилии

BrianAJackson / Depositphotos.com

На официальном сайте Общественной палаты РФ можно пройти онлайн-опрос, результаты которого покажут, что жители России думают о законопроекте по профилактике семейно-бытового насилия в РФ 1 , размещенном на сайте Совета Федерации РФ. О дате завершения опроса не сообщается, однако известно, что полученные данные будут использованы на общественных слушаниях по законопроекту, которые Общественная палата РФ планирует провести уже в январе следующего года.

На общественное обсуждение представлены 20 вопросов на тему основных положений законопроекта. Предлагается выбрать один из ответов («согласен», «не согласен», «затрудняюсь с ответом»). Также предусмотрена возможность предложить свою формулировку той или иной нормы.

К примеру, в одном из вопросов можно оценить формулировку семейно-бытового насилия, под которым предлагается понимать умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления. Также можно скорректировать по своему усмотрению данное определение. Или считать целесообразным или, наоборот, неприемлимым установление возраста, с которого можно называть нарушителем лицо, применившее семейно-бытовое насилие (с 18 лет), либо принять участие в определении ему соответствующих профилактических мер.

К слову, варианты мер реагирования на подобные нарушения, а также формы работы с жертвами домашнего насилия также вынесены на суд общественности. Напомним, законопроектом предусматривается возможность применения нескольких мер профилактики к нарушителю одновременно:

  • профилактическая беседа с сотрудником ОВД о необходимости законопослушного поведения;
  • профилактический учет (сбор, регистрация, обработка, хранение и предоставление соответствующей информации), в том числе с использованием автоматизированных информационных систем;
  • профилактический контроль – наблюдение за поведением нарушителя, исполнением им установленных обязанностей и соблюдением запретов;
  • защитное предписание, которым сотрудником ОВД нарушителю может быть в течение 30 суток (срок может продлеваться до 60 суток) запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты с жертвой, в том числе по телефону и Интернету, предпринимать попытки поиска места ее пребывания;
  • судебное защитное предписание (может выдаваться на срок от 30 суток до года), помимо запретов, налагаемых обычным защитным предписанием, и в случае их неэффективности может возложить на нарушителя обязанности пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства, выдать документы и вещи лицу, подвергшемуся домашнему насилию, если они удерживаются насильно.

Также для нарушителей предусмотрены специализированные психологические программы с целью выявления причин и условий совершения семейно-бытового насилия и его профилактики. Для жертв домашнего насилия предлагается проводить правовое просвещение (информирование), доводить информацию об их правах и обязанностях, правовых возможностях защиты от противоправных посягательств, видах социальных услуг, сроках, порядке и условиях их предоставления, предоставлять помощь в социальной адаптации, социальную реабилитацию.

С помощью онлайн-опроса по предложенным положениям законопроекта каждый гражданин вправе высказать свое видение о профилактических мерах, направленных на недопущение семейно-бытового насилия. Заявляется, что на основании полученных данных будут подготовлены соответствующие законодательные инициативы.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Читайте так же:  Госуслуги мать одиночка

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

ЖизньЧто будет и чего
не будет в новом законе
о домашнем насилии

Шелтеры, беседы и охранные ордера

В России до сих пор нет отдельного закона

о домашнем насилии — хотя, по данным ООН, похожие законы приняты по крайней мере в ста сорока четырёх странах. За последние двадцать лет соответствующие законопроекты составлялись десятки раз, но пройти чтения в Госдуме им не удавалось. Самый известный законопроект о домашнем насилии последнего времени был внесён в Госдуму три года назад, в 2016 году, однако он не прошёл первое чтение.

К работе над нынешним законопроектом присоединилась депутат Государственной думы, заместитель председателя комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Законопроектом занимаются члены трёх рабочих групп: Госдумы, Совета Федерации и Совета по правам человека при президенте РФ, — под руководством вице-спикера Галины Кареловой.

Валентина Матвиенко отметила, что Совет Федерации рассчитывает подготовить проекты нормативно-правовых актов по борьбе с домашним насилием к началу декабря. Представители Минтруда и МВД должны дать свои комментарии до 1 ноября. Предполагается, что после парламентских слушаний в Госдуме документ обсудят на площадке Совета Федерации, а затем итоговый текст, с учётом всех предложений, внесут в Госдуму.

Мы решили разобраться, как должен работать новый закон о насилии — и как он будет защищать пострадавших.

Определение домашнего насилия

Мировые законы о домашнем насилии разнятся: в одних странах меры отвечают более современным стандартам, в других закон имеет скорее «декоративный» характер. Тем не менее объединяет их общая задача: подчеркнуть, что домашнее насилие — отдельная проблема и бороться с ней нужно целенаправленно и специальными мерами. Важная функция такого закона — дать насилию определение. Российский законопроект вводит в законодательство само понятие домашнего насилия.

Нынешняя рабочая версия закона предлагает считать насилием умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких — предполагается, что действия наносят урон жизни, здоровью и/или имуществу пострадавших. При этом под близкими людьми подразумеваются не только супруги, но и родители, дети, братья и сёстры, бабушки и дедушки, а также те, кого связывает общее хозяйство. Все эти нюансы очень важны: хотя с домашним насилием чаще сталкиваются женщины, оно не ограничивается только этой ситуацией. Пострадать от насилия может и другой близкий человек, и даже человек, отношения которого с агрессором уже закончились — например, если женщину после расставания преследует бывший партнёр. Кроме того, закон подразумевает и более конкретные описания разных видов насилия — не только физического, но и психологического, сексуального и экономического.

При этом дать само определение не так просто. По словам соавтора проекта, адвоката Мари Давтян, одно из важных обсуждений сейчас касается как раз определения насилия, его видов и самой формулировки — например, называть ли его «домашним» или «семейно-бытовым».

Эксперты считают, что многие пострадавшие от чужой агрессии могут наконец решиться обратиться за помощью. «Формальное определение нужно и людям, и правоприменителям, — считает адвокат Алексей Паршин. — Каждый понимает домашнее насилие как хочет».

Профилактический учёт и надзор

Законы о домашнем насилии не обязательно подразумевают отдельные наказания для агрессора. Ответственность для него может наступать по другим статьям, например за нанесение телесных повреждений. При этом законы, в том числе и российский, подразумевают меры, которые должны служить профилактикой — остановить агрессора от того, чтобы он в будущем вновь прибегал к насилию или действовал ещё более жестоко.

Авторы закона предлагают выявлять факторы, причины и условия, способствующие домашнему насилию. При этом в качестве мер профилактики могут использоваться методы, которые уже есть в нынешнем законодательстве, например постановка на учёт. Кроме того, за правонарушителем могут вести профилактический надзор (он также уже есть в системе профилактики правонарушений) — предполагается, что органы внутренних дел будут следить за агрессором и за тем, чтобы он соблюдал все наложенные на него ограничения.

Читайте так же:  Занимается усыновлением детей

Убежища и шелтеры

Один из важных моментов защиты пострадавших от домашнего насилия — возможность оградить их от дальнейшего насилия, в том числе и предоставив место в специальном убежище или шелтере. По словам Мари Давтян, нынешнее законодательство предусматривает социальную помощь пострадавшим от домашнего насилия, но авторы законопроекта надеются проработать эту помощь более детально. «По факту сегодня регионы решают, сколько будет убежищ, где они будут находиться, какие услуги будут предоставлять. К примеру, в огромном регионе типа Бурятии может быть открыт один кризисный центр в Улан-Удэ, который все нужды региона покрывать не будет, — продолжает Давтян. — Виды оказываемых услуг и то, как потерпевшие будут их получать, тоже регулируют регионы. Сегодня регион может по факту не открывать профильные учреждения — это его добрая воля. Например, они могут предоставлять услуги шелтера в местах для лиц без определённого места жительства, во временных ночлежках. Дело не только в том, где спрятаться и переночевать, — в кризисном центре должна проводиться большая работа с потерпевшими: реабилитация, социальные, медицинские, юридические услуги».

Кроме того, многое в уже существующей системе работает не на помощь пострадавшим. «Например, сегодня, чтобы бесплатно получить социальную помощь, нужно быть признанным малоимущим, нуждающимся в этой социальной помощи и не иметь возможности её оплачивать, — говорит адвокат. — При этом когда считают категорию малоимущих, учитывают доходы всех членов семьи, включая агрессора. В 2016 году мы подробно прописывали, что нужно не считать доходы агрессора, а в экстренных случаях, когда необходимо обеспечить шелтер, вообще не трогать доходы потерпевших».

Ещё один важный аспект, по оценке Мари Давтян, возможность предоставлять пострадавшим бесплатное убежище вне зависимости от места регистрации. То, что для попадания в кризисный центр требуется местная регистрация, может сильно мешать потерпевшим — особенно тем, кто скрываются от агрессора и переезжают.

Охранные ордера

Наказание для агрессора (например, в случае побоев или изнасилования) не обязательно защищает пострадавших от новых актов насилия. Если приговор не подразумевает лишения свободы, нападавший может продолжать контактировать с пострадавшим человеком — например, вернуться в общий дом, угрожать или преследовать.

Для защиты пострадавших в такой ситуации закон предлагает защитные предписания, или охранные ордера. Это документ, запрещающий агрессору приближаться к пострадавшему человеку на определённое расстояние, преследовать его или её, а в ряде случаев ещё и обязывающий агрессора покинуть совместное жильё. Планируется ввести два типа охранных ордеров. Первый — защитное предписание, которое выдаётся полицией. Оно запрещает агрессору приближаться к пострадавшему человеку и выяснять его местоположение.

Второй тип ордера — судебное защитное предписание, которое выдаётся в судебном порядке. Оно может означать более широкие меры, чем простое защитное предписание: например, агрессора могут обязать покинуть совместное жильё или передать пострадавшему человеку личные вещи, которые находятся у него, пройти психологическую программу.

По словам Мари Давтян, в новом законопроекте произошли небольшие изменения вокруг защитных предписаний. Они обсуждаются до сих пор — одним из больших вопросов остаётся то, будут ли они предусматривать выселение и как это будет реализовано.

При этом эксперты отмечают, что запрет на приближение также может быть экономически выгоднее государству: пострадавшей не нужно обращаться в кризисный центр, она может спокойно заняться решением бытовых вопросов. «Когда мы говорим о домашнем насилии в классических ситуациях, например о насилии супругов, очень часто речь идёт о жилье, находящемся в совместной собственности, — говорит Мари Давтян. — Женщины с детьми вынуждены сбегать в кризисный центр, искать ресурсы, чтобы снимать квартиру. Агрессор занимает в том числе и её жилое помещение и прекрасно себя чувствует. Никто не лишает человека имущества — позже никто не мешает разделить его в гражданском порядке». К тому же нередко речь идёт и о ситуациях, когда у агрессора есть другое жильё — например, другая квартира, которую сдают в аренду, или регистрация по другому адресу.

В других странах подобные вопросы могут решаться по-разному — например, в Великобритании вопрос, кто из партнёров остаётся жить в семейном доме, определяет судебное предписание.

Принудительные психологические программы

Психологические программы, которые в обязательном порядке принуждают пройти абьюзера, уже существующая в мире практика. Отдельные инициативы есть и в России — правда, пока они являются добровольными. Закон о домашнем насилии подразумевает их как одну из методик дальнейшей профилактики — они должны выявить, почему человек прибегает к насилию, и помочь ему избавиться от старых моделей поведения.

Межведомственное взаимодействие

В мировой практике борьбы с домашним насилием нередко применяют подход «Coordinated Community Response». Согласно этому принципу, бороться с домашним насилием и помогать пострадавшим должны разные институты и органы власти: правоохранительные органы, суды, медицинские организации, некоммерческие организации, поддерживающие пострадавших, общество в целом. Чтобы помощь была всесторонней, участники процесса должны действовать сообща — например, сотрудники благотворительных организаций могут проводить тренинги для полицейских, а полиция, в свою очередь, направлять пострадавших в организации, где им могут оказать психологическую поддержку.

По мнению Мари Давтян, в российском законе также важно прописать механизмы межведомственного взаимодействия, учитывая все произошедшие за три года в стране перемены: «Важно, как будут взаимодействовать органы государственной власти — полиция, социальная служба, медики — как в частном случае, так и на федеральном уровне». Логично, что проект российского закона описывает функции и роль разных ведомств в борьбе с домашним насилием — от федеральных органов исполнительной власти в целом до сотрудников полиции. Если с насилием столкнулся, например, ребёнок, к процессу его защиты может подключиться комиссия по делам несовершеннолетних.

Профилактическая беседа

Ещё одна форма воздействия, существующая не только в рамках закона о домашнем насилии, но которую можно использовать и в отношении агрессоров, — профилактическая беседа. Предполагается, что сотрудник полиции выявит условия, в которых происходит насилие, и расскажет нарушителю о его «моральной и правовой ответственности» и последствиях насильственных действий.

Социальная реабилитация пострадавших

Логично, что закон, направленный против домашнего насилия, подразумевает и меры поддержки пострадавших. Это социальная реабилитация и самая разная поддержка, которая может понадобиться в процессе: юридическая, медицинская, психологическая и так далее.

Публичное и частно-публичное обвинение

Ещё одна важная задача нового российского законопроекта о домашнем насилии — добиться того, чтобы перевести соответствующие дела о домашнем насилии в категорию публичного и частно-публичного обвинения из частного обвинения (так сегодня, например, обстоят дела со статьёй 116 УК РФ, касающейся повторных случаев побоев). В этом случае потерпевшим не придётся самостоятельно доказывать вину агрессора — от них требуется лишь написать заявление, а обвинением займётся государство. При этом рассказать о произошедшем насилии правоохранительным органам могут не только те, кто непосредственно от него пострадали, но и любой человек, ставший свидетелем насилия или узнавший о нём.

Читайте так же:  Время развода через суд

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

Основные положения поправок к законопроекту

1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

Видео (кликните для воспроизведения).

Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

«Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

Читайте так же:  Пошлина на признание отцовства

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Война полов и уничтожение мужественности. Чем противники закона о домашнем насилии аргументируют свою позицию?

К внесению в Госдуму готовится законопроект о профилактике семейно-бытового насилия — спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила рабочей группе подготовить предложения до 1 декабря. Правозащитники много лет добиваются принятия подобного документа — они указывают, что в российском законодательстве до сих пор нет даже понятия «домашнее насилие».

30 октября в Общественной палате прошли слушания «Закон о домашнем насилии: целесообразность и перспективы». Большинство присутствующих высказались против принятия законопроекта. В поддержку закона выступили только сотрудница центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» Екатерина Бахренькова и помощница депутата Оксаны Пушкиной Екатерина Барбакадзе, которая обратила внимание, что большая часть собравшихся не могла видеть проект закона. Соавторы законопроекта Мари Давтян и Алена Попова рассказали, что их на общественные слушания не позвали.

Законопроект предлагает ввести определение домашнего насилия и его видов (сексуальное, физическое, экономическое, психологическое), охранные ордера (предписания, которые запрещают насильнику приближаться к жертве, контактировать с ней и ее близкими, преследовать ее) и курсы управления гневом для агрессоров. «Такие дела» цитируют некоторые аргументы противников закона о профилактике семейно-бытового насилия.

Фото: pxhere.com

Мария Мамиконян

председатель «Родительского всероссийского сопротивления»

«Мы давно выступаем против законопроекта — но не потому, что мы за насилие, а потому, что закон плох и приведет к стремительной деградации семьи. Лоббисты закона используют ложь о семье как об особо опасном месте. У борцов за закон все держится на фейках, это говорит о том, что у них нет нормальных обоснований. Домостроя и униженного положения женщины у нас в стране нет.

Основная цель происходящего — развязать войну полов. Речь идет о разрушении семьи, а разрушить ее можно, только натравив женщин на мужчин. После всех этих флешмобов интернет заполнили высказывания феминисток. Эти высказывания дают очень интересный портрет “борцуний с насилием”. Это агрессивные, негативно настроенные к мужчинам девушки, пользующиеся ненормативной лексикой и в адрес мужчин, и в адрес взрослых женщин, пытающихся объяснить им, что семья — это не ужас-ужас.

Мужская часть поначалу отнеслась к этому с удивлением и сдержанно, но потом пошла обратная волна мужского негодования. Они говорят: “Жениться? Да никогда! Все мы про них поняли, не только жениться, вообще никаких устойчивых отношений! Дети? Да мы не сумасшедшие! Это шкуры, они хотят, чтобы мы на них вкалывали, а потом все забрать и к другому свалить. Защищать такую страну не будем! Теперь, если увижу на улице, что женщину убивают, только порадуюсь: одной шкурой меньше”. Это собирательное мужское высказывание в ответ на феминистический бред.

Два дня назад была серия убийств (подросток убил мать ножницами, а женщина выколола глаза ребенку, объяснив это местью мужу. — Прим. ТД). Понимают ли устроители флешмобов и продвижения закона о домашнем насилии, что это результат их действий по поддержке и прославлению сестер Хачатурян? Сдвинули все нормы, отменили все табу в результате продвижения закона».

Владимир Павленко

доктор политических наук

«Основу российского законодательства составляет советская система норм с изменениями, касающимися рыночных институтов. Для этой системы подобный документ — инородное тело, которое взрывает ее изнутри тем, что утверждает чуждые нам принципы.

Законопроект практически отменяет принцип презумпции невиновности, подменяя его доносом. Удар наносится по здравомыслию. Законопроект направлен не на полноценное расследование каждого эпизода, а на создание информационной волны, которая управляется корпоративными интересами и включает логику толпы. Далеко не все институты, в том числе суды, в состоянии выдержать такое давление.

Авторы законопроекта способствуют тому, чтобы НКО подменяли собой общественную самоорганизацию. Этот законопроект — далеко не первый пример наступления на традиционную семью, и закономерен вопрос: кому это выгодно? Кто продолжает оказывать поддержку вмешательству в семью?

Генеральный тренд глобальной политики — замена традиционной семьи путем пропаганды всевозможных пороков с целью депопуляции. Когда прекратится поставленное на поток производство подобных законопроектов? Тогда, когда будет восстановлен приоритет национальных законов над международным правом и когда Россия перестанет брать на себя обязательства по решениям, которые приняты на глобальном уровне».

Александр Синельников

профессор кафедры социологии семьи и демографии МГУ

«Закон о профилактике семейно-бытового насилия — внешнего происхождения, он продавливается в Россию международными организациями. Любое государство, которое уступает внешнему давлению и позволяет менять свое законодательство, теряет суверенитет и в конце концов перестает быть государством. А к чему сводятся предлагаемые изменения в законодательство? К массированному вмешательству во внутрисемейную жизнь.

Если этот закон будет принят, это усугубит и без того чрезвычайно острую ситуацию: у нас больше половины браков заканчивается разводами, низкая рождаемость, естественная убыль населения. В тех западных странах, где давно уже подобные законы приняли, кризис семьи зашел гораздо дальше. В Европе половина населения к 50 годам ни разу не вступает брак, почти половина детей рождается вне брака. В Германии среди женщин, которые родились в конце 1960-х годов, 23% никогда не рожали. В России — 8%, в три раза меньше. В других европейских странах и США положение мало отличается: всюду добровольно бездетных намного больше, чем вынужденно бездетных.

Феномен чайлд-фри много чем объясняется, но одна из причин — супружеская пара просто боится произвести на свет ребенка, который через несколько лет пойдет в школу, где ему объяснят, куда жаловаться на родителей, если они обижают. Вмешается ювенальная юстиция, ребенка могут изъять из семьи. И некоторые люди, которых довольно много, решают эту проблему так: не заводят детей.

Если этот закон будет принят, это просто убьет семью, а вместе с ней общество и государство».

Людмила Виноградова

член Общественной палаты РФ

«В 2017 году уголовно наказуемые побои в отношении членов семьи были переведены в состав административных правонарушений — таким образом Госдума исправила ошибку, допущенную предыдущим законом. С тех пор произошли позитивные изменения, поскольку те правонарушения, которые были скрыты для официальной статистики, стали очевидны. Процедура привлечения виновного к ответственности упростилась и ускорилась.

Читайте так же:  Раздел общего имущества супругов возможен

Лоббисты закона о профилактике домашнего насилия, стремясь достичь своей цели, развернули агрессивное продвижение услуг, прописанных в их законодательных предложениях. Они предъявляют не соответствующие действительности цифры статистики. На самом деле в 2015 году в России случаи домашнего насилия составляли всего 2,2% от количества всех преступлений в отношении женщин. И процент этот сокращается год от года.

В РФ действуют законы гораздо эффективнее, чем предлагают феминистки. Защитное предписание — это вчерашний день для нашего судопроизводства. Уголовный кодекс содержит не менее 40 составов, квалифицирующих преступления, отнесенные феминистками к семейно-бытовому насилию. Действующий закон содержит намного больше профилактических мер, не уступающих зарубежным. Предлагаемые лоббистами законопроекта меры уже закреплены в российском законодательстве, нет никакой необходимости устраивать конкуренцию норм права».

Геннадий Прохорычев

уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области

«Я хочу сказать о социальной стороне данного “законопроекта” — в кавычках, потому что это не законопроект, а размышления с Рублевки. Это фантазия на тему, которая нереальна в существующем формате. Законотворцы предлагают содействие в получении временного жилья жертве. Спуститесь на землю, женщины с Рублевки! Мы не можем в субъектах РФ расселить людей, которые нуждаются в этом.

Нас всех хотят убедить в том, что в семьях происходит что-то ужасное, а мужчины — изверги, которые истязают и насилуют… У нас недостаточно программ по работе с мальчиками, юношами и мужчинами. У нас так сложилось, к сожалению, что акцент на женщинах, мужчина где-то в стороне».

Федор Лукьянов

священник, ответственный секретарь Патриаршей комиссии РПЦ по вопросам семьи

«Мы должны задать себе вопрос: кому выгоден проект? Фиона Хилл, специальный помощник президента США по российским делам, написала книгу, в которой говорится, что русским не нужна Сибирь, осваивать это пространство они не смогут. Как раз утрата маскулинности в обществе, утрата мужского начала приводит к отсутствию способности осваивать географическое пространство. Мы видим здесь некий глобальный заказ.

Физическое насилие между супругами отвратительно и недопустимо. Если кто-то из супругов совершает реальные преступные действия, государство может, а нередко и должно преследовать это по закону. Вместе с тем церковь выступает против попыток дискредитировать семью, брак и домашний очаг, представив их в виде потенциального источника угрозы и насилия. Семья была и остается наиболее безопасным для человека окружением, а трагические отклонения от этой нормы — результат отхода от подлинных основ семейной жизни.

Семейные отношения имеют глубоко личную и нравственную природу, а потому не могут всецело регулироваться законодательно. Путь по предотвращению трагических ситуаций в семье лежит не через расширение вмешательства закона, а через нравственное возрождение общества.

Лоббирование принятия законопроекта явно связано с лоббированием Стамбульской конвенции (международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье. — Прим. ТД). Нам кажется неслучайным огромное международное давление, которое оказывается на нашу страну, нам понятен заказчик этого давления. Думаю, все здравомыслящие граждане выступят против этого законопроекта».

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 3 от 01.12.2016 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»
125009, г. Москва, Столешников пер., д.6, стр.3

ИНН: 9710001171
КПП: 771001001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ОАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Видео (кликните для воспроизведения).

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Источники

Законопроект о домашнем насилии комментарии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here