Закон о домашнем насилии плакаты

Предлагаем статью на тему: "Закон о домашнем насилии плакаты" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

В Москве прошел митинг против закона о домашнем насилии

  • В Москве в парке «Сокольники» на митинг против принятия закона «О семейно-бытовом насилии», организованный православным движением «Сорок сороков», пришли не более ста человек.

    Участники акции, многие из которых были с семьями, считают, что закон может разрушить институт семьи, и в случае его принятия за любое наказание детей у них смогут их забрать органы опеки.

    «Ребенку сделаешь замечание, опека об этом узнает и сможет ребенка забрать. А как мы не можем делать замечаний, когда даже в священно писании написано не жалей розги для своего ребенка», — рассказала одна из митингующих по имени Ольга.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Участники акции держали плакаты с надписями: «Не трогай семьи, госпожа Пушкина», «Семья самое безопасное место на Земле», «Я против закона СБН». Перед ними на сцене выступили протоиерей Всеволод Чаплин и депутат Госдумы от «Единой России» Николай Земцов.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Читайте также

    Россия отказывается признавать, что женщин бьют в семьях. Что об этом думает Рита Грачева?

    Авторы законопроекта о домашнем насилии, среди которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, хотят ввести систему охранных ордеров и помощи пострадавшим, а также закрепить в законодательстве понятия профилактики семейно-бытового насилия и описать его виды. На прошлой неделе они сообщили, что получают угрозы в социальных сетях и на электронные почты.

    В 2017 году побои в семье вывели из-под уголовной ответственности. Если такой поступок человек совершил впервые, то это классифицируется как административное правонарушение. После принятия этого закона, согласно опросу Росстата, количество жалоб на домашних тиранов выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял восемь тысяч звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

    Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

    Опубликован проект закона о домашнем насилии

    Сегодня увидела новость на Ленте. И хотя не люблю копировать один в один, но тут перенесла статью почти полностью.

    Мы часто здесь поднимаем тему насилия. Это больной вопрос для нас и для нашей страны. Учитывая, что эта тема ранее в нашем государстве не поднималась на такой уровень, этот закон огромный шаг вперед. Не будьте равнодушными, и если можно принять участие в публичных обсуждениях, высказать свое мнение на сайте, это надо обязательно сделать. Особенно, если это будут делать сплетницы-юристы, которые владеют специальным юридическим языком и смогут понять, о чем говорится или не говорится в законе.

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия в России, который в ближайшее время направят в Госдуму, опубликован на сайте Совета Федерации в пятницу, 29 ноября. Ранее спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко заявила, что это необходимо для «открытого обсуждения» закона.

    Текст закона появился еще в 2016 году (проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» от 28.09.2016). Тогда проект отклонили, а в 2019 году работа снова возобновилась, так как жертвы домашнего насилия в России неоднократно обращались в Европейский суд по правам человека. И ЕСПЧ посчитал, что в России отсутствует механизмы для эффективной защиты граждан от семейного насилия.

    Концепция нового закона осталась прежней. Сегодня за домашнее насилие привлекают к административной ответственности (статья 6.1.1 КоАП РФ), если нанесенные физические повреждения не значительны и инцидент произошел впервые.

    Ответственность предусмотрена в виде одной из трех мер:

    Штраф в размере от 5 000 рублей до 30 000 рублей.

    Административный арест до 15 суток.

    Обязательные работы до 120 часов.

    Фактически виновник побоев может выплачивать штраф из общего (семейного) бюджета, что лишает наказание смысла. При повторном нападении или нанесении серьезных физических повреждений агрессора привлекают к уголовной ответственности за домашнее насилие (статья УК РФ 116.1 и 117).

    На сегодня жертва вынуждена самостоятельно доказывать, что по отношению к ней было применено насилие, и собирать доказательства. В то время как во всем цивилизованном мире этим занимается суд. В России, как правило, и жертва, и агрессор продолжают проживать на одной территории. Закон не предусматривает никаких мер, чтобы обезопасить жертву от дальнейших посягательств.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Читайте так же:  Как правильно подать документы на развод

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Лоббисты антироссийского закона о домашнем насилии испугались родительского возмущения

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Чем руководствуются противники нового закона

    Законопроект базируется на опыте других стран по данному вопросу, но в РФ нашлось немало тех, кто выступает против закона. Они утверждают, что это попытка разрушить такую ячейку общества, как семья, поскольку госорганы получат право вмешиваться в частную (семейную) жизнь. К тому же, государство будет реагировать не только на физическое насилие.

    Много вопросов возникает по поводу новых для законодательства России способов насилия:

    Пока не существует четких критериев, что же это такое. Поэтому противники опасаются, что закон будет работать против тех, кого должен был бы защищать. Ведь агрессором могут признать любого.

    В качестве примера критики нового закона приводят следующие ситуации: не купили родители ребенку новый гаджет — это можно посчитать экономическим насилием, и ребенка смогут отобрать у родителей.

    Всего с начала года в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) поступило около сотни жалоб россиянок на домашнее насилие. Россия остается одной из немногих стран, где нет закона, который систематизировал бы работу в этом направлении. По словам Пушкиной, в России практически нет кризисных центров для пострадавших, где они могли бы получить психологическую помощь и подать заявление в полицию. 19 ноября Минюст направил в ЕСПЧ ответ касательно дел четырех россиянок, в котором говорилось, что масштабы домашнего насилия в России «сильно преувеличены».

    Источники: Лента.ру, закон-навигатор.ру

    Православные активисты вышли на пикет против закона о домашнем насилии

    В России несколько лет разрабатывают закон о домашнем насилии. В 2016 году в Госдуму поступил один из его вариантов, но его отправили на доработку. В октябре 2019 года СМИ сообщили о новой версии законопроекта, которую собираются внести на рассмотрение парламента до конца года.

    Один из авторов нового законопроекта о домашнем насилии Оксана Пушкина сообщила в ноябре, что участники разработки документа начали получать угрозы. Против закона выступают традиционалисты, православные активисты, а также ультраправые объединения.

    Так 23 ноября в Новосибирске и других городах страны прошли согласованные пикеты против введения закона о домашнем насилии. По подсчётам с плакатами вышли около 50 новосибирцев. В Москве, организаторами было заявлено полторы тысячи человек (но на деле митинг посетило около 200 человек).

    Аналогичные акции прошли в Нижнем Новгороде, Воронеже. Оcновной хештег #Засемью.

    Активисты выступают против закона о домашнем насилии, который сейчас разрабатывается в Совете федерации.

    — Основная цель [закона], в моём понимании, демонизация семьи. Создаётся такое ощущение, что семья — это очень опасное место для всех, для всех, кто живёт в семье. Но на самом деле это совершенно не так— говорит активист Квасницкий.

    По мнению активистов, закон позволит вмешиваться в семейные отношения даже без необходимости

    Сторонники движения «Сорок сороков» (они же печально известные православные активисты) объяснили, почему выступают против закона:

    Сейчас 26 специалистами разрабатывается в Совете Федерации, на который Совет Европы и ЕС выделили 556 тысяч евро, общий бюджет реализации которого составляет 6,5 миллиарда евро. Который лоббируется открыто прозападными, феминистскими и ЛГБТ-организациями и чиновниками. Который в случае принятия позволит зайти в любую (в любую) семью, найти психологическое насилие или иной вид насилия, выселить из жилья отца и изъять из «опасного места» детей, — говорится в группе.

    Активисты утверждают, что закон не снизит уровень агрессии в семьях

    Собравшиеся развернули плакаты с тезисами о том, что разработка закона о домашнем насилии спонсируется из-за границы

    Митинг против насилия над женщинами в Новосибирске согласовать не удалось. Правительство Москвы также дважды отказалось согласовать митинг в поддержку жертв домашнего насилия. Однако в третий раз активистам удалось согласовать пикет, который пройдет 25 ноября. Участники соберутся у памятника Пограничникам Отечества, но с ограничением в 50 участников.

    «Самое страшное — молчать»

    Десятки женщин собрались в центре Москвы, чтобы публично рассказать о пережитом семейном насилии

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

  • Видео: Светлана Виданова, Александр Лавренов / «Новая газета»

    Вечером морозного ноябрьского понедельника, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на площадь Яузских ворот вышли активистки, чтобы потребовать принятия закона о домашнем насилии. Вместе с ними вышли поддерживающие их мужчины. Городские власти впервые согласовали массовые пикеты в центре столицы в поддержку закона, правда, организаторы сообщали, что число участников пытались снизить с двухсот до пятидесяти.

    Несколько десятков человек окружили памятник пограничникам Отечества, другие стояли напротив них. Почти все — с плакатами: «Плохо сопротивлялась — смерть, хорошо сопротивлялась — тюрьма», «В России быть замужем опасно», «Бьет — значит статьи 111, 112, 115 УК РФ», «Если этого не происходило с тобой, это не значит, что этого не существует», «Домашнее насилие — преступление, а не традиция», «91% против 3%».

    Акция в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Фото: Светлана Виданова / «Новая»
    Читайте так же:  Развод с детьми без имущественных споров

    Последние цифры — из исследования «Медиазоны» и «Новой газеты» о домашнем насилии. По данным исследования, 91% женщин, севших по 108-й статье УК («Превышение пределов необходимой обороны»), защищались от своих партнеров. Мужчин, превысивших оборону при защите от партнерш, только 3%. Четыре из пяти осужденных за убийство (статья 105 УК) женщин защищались от домашнего насилия. При этом Минюст считает проблему домашнего насилия в России «преувеличенной», а сторонники «традиционных ценностей» собирают митинг против закона о профилактике семейно-бытового насилия в Сокольниках.

    Московская мэрия пусть и согласовала массовые пикеты, но звукоусилительной техникой пользоваться не разрешила. Вместо этого на площади был «открытый микрофон»: выступить могла каждая желающая или желающий (в первую очередь, женщины). Остальные повторяли то, что произносили с импровизированной сцены — помоста обелиска.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Получился удивительный перформанс: на зимнем холоде больше двух часов десятки девушек и женщин рассказывают о своем или чужом опыте пережитого дома насилия. Им вторят другие. Требуют свободу: сестрам Хачатурян, Юлии Цветковой, вспоминают убитую Анастасию Ещенко и Татьяну Страхову или Маргариту Грачеву, которой муж отрубил руки.

    Кроме стандартных кричалок («Нам нужен закон!», «Кризисные центры — в каждый район!», «Самооборона — не преступление!», «Жертва невиновна!»), после каждой личной истории женщину поддерживали: «Мы с тобой!»

    Мы публикуем несколько историй из десятков рассказанных за этот вечер.

    Читайте также

    Сколько нужно молчания. Внимание к убийству аспирантки в Петербурге должно привести к общенациональной дискуссии о борьбе с домашним насилием

    Меня зовут Маша, мне 21 год. Я выросла в многодетной семье. Меня били столько, сколько я себя помню. А помню я себя с двух лет. Не били только старшего брата. Били за все. По воскресеньям поднимали избиениями с кровати, чтобы отвести нас в церковь.

    Папа бил перед сном. Папа бил, когда болела. За то, что заболела. Папа бил за кашель.

    Родители очень много работали, поэтому не следили за нами. Били тогда, когда вздумается. В 17 лет я переехала к своей старшей сестре. Я жила у нее два года. Она тоже била своих двоих детей на моих глазах. И угрожала мне. Через полгода после того, как я съехала от нее, она избила другую мою сестру. Той было больше 20 лет.

    Если бы был закон о домашнем насилии, мы обратились бы в полицию. Но мы не хотели попасть в детдом. А без этого закона выход только такой. Поэтому мне и таким детям, как я, нужен закон о домашнем насилии. Чтобы у них был выбор. Не побои или детдом, а помощь взрослых или молчание.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Екатерина

    Здесь холодно, но внутри нас холода гораздо больше. Мне холодно. Потому что в любой момент меня может не стать. Мне страшно. Потому что в нашей стране семья — это сакрально. Но насилие не может быть сакральным. Насилие должно быть наказуемым. Я приехала из Питера только для того, чтобы сказать: мне необходим закон о домашнем насилии. Каждому в стране необходим закон о домашнем насилии.

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я не знала, что сегодня можно выступить, но расскажу свою историю. Она распространена статистически, но ненормальна в этическом смысле. Агрессором в нашей семье был отец. Он направлял все виды насилия на мою мать. Нам тоже доставалось. В семье не было любви и чувства защищенности.

    Отец бил маму и меня. Он гонялся за мамой с ножом. Он унижал нас. Из-за него никто не заметил сексуального насилия в мою сторону от других членов семьи. Я говорила маме, что нужно уходить. Но она боялась. Я с детства защищала свою мать. Ей до сих пор снятся кошмары. Когда мама ушла от него, отец нашел ее и чуть не убил. Прямо в подъезде дома. В полиции ничего не сделали, несмотря на снятые побои. Из-за этого всего я заработала ментальное расстройство и череду абьюзивных отношений.

    Семьи разрушает безнаказанность и жестокость, а не закон о домашнем насилии. Насилие плодит насилие. Я вышла сюда за себя и свою мать. Я хочу остановить насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Меня зовут Вера, мне 20 лет. Когда мне было семь, по дороге в школу меня пытались изнасиловать. На мне были джинсы и куртка. Мне повезло: моя мама меня спасла от насильника. Но мой отец обвинил меня из-за бабочки на кармане на попе — я завлекала насильника.

    Так быть не должно. До последних лет я верила в свою вину. Я боюсь носить джинсы. Но виноват насильник. Жертву нужно защищать. Что бы на ней ни было надето. Даже если она голая и пьяная. Виноват насильник. Нет — значит нет.

    У меня нет отца, он умер, когда мне был один год. С пяти лет у меня отчим. Мама работала допоздна. Когда я не успевала уснуть за определенное время, отчим лупил меня ремнем. Мне было пять лет (девушка прерывается и плачет, а потом в течение всего выступления слезы мешают ей говорить).

    Мама работала постоянно. Иногда на двух работах. Он все время сидел дома. Иногда я не знала, что мне поесть. За каждый съеденный лишний кусок он меня бил. Мне было семь.

    Однажды я не вышла вовремя погулять с собакой. Он вытащил плечики из кладовки и лупил меня до тех пор, пока они не сломались. Мне было восемь.

    Мой младший брат — его сын. Однажды он сломал телевизор. Отчим узнал об этом и лупил меня детской деревянной клюшкой. Он запугал меня до такой степени, что я не могла пожаловаться маме. Я терпела это до тех пор, пока не закончила школу и колледж. Я уехала в Москву из Екатеринбурга и всеми силами просила маму, чтобы она оставила его. Но всю жизнь мама говорила, что боится уйти от него. Боится, что сын будет осуждать ее за то, что мать выгнала отца.

    На мое семнадцатилетие он накинулся на маму. Я хотела защитить ее. Набросилась на отчима. Он чуть не вытолкнул меня в окно с шестого этажа. Мы вызвали полицию — он убежал. Когда полиция приехала через час, никто не стал его искать. Мы просидели всю ночь в отделении. Через пару дней полиция приехала к нам с визитом. Он был дома, мама была на работе. И полиция настояла на том, чтобы я забрала заявление.

    Моя мать все еще живет с ним. Она говорит, что я занимаюсь ерундой. Спрашивает, зачем я борюсь за этот закон: «Неужели у тебя в семье было насилие?» А я говорю: «Да. Оно было. И оно есть сейчас. Психологическое. И физическое». Нам нужен этот закон!

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Виктория

    Я хочу напомнить случай с Татьяной Страховой. В январе прошлого года девушка Татьяна Страхова была убита своим бывшим парнем Артемом Исхаковым. Все начали ее обвинять в том, что она была откровенно одета. Я хочу сказать, что неважно, во что жертва была одета. Это не повод убивать.

    Читайте так же:  Мать одиночка хочу подать на алименты

    Мне почти 19 лет, как и Тане было на тот момент. И я боюсь, что со мной может произойти то же самое.

    Наташа

    Меня зовут Наташа, и в пять лет мой отец впервые меня ударил. Это продолжалось до моих восемнадцати. И это бы не остановилось, если бы я не ушла из дома. Мои друзья говорят, что я глупая, потому что живу с человеком, который меня не любит. А я говорю, что моя сестра ушла из дома в свои двенадцать, потому что ее заявления не принимали. Побоев нет, а потому и дела нет.

    Мой отец запретил делать аборт моей матери. И теперь моя третья сестра тоже подвергается ежедневному насилию. Однажды, когда мне было тринадцать лет, я пыталась остановить своего отца. Моя мать сказала мне, что это не мое дело. Но это мое дело! Мне нужен этот закон.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной — об Анастасии Ещенко

    Убийца остается убийцей, даже если имеет два высших образования. Убийца остается убийцей, даже если лил крокодильи слезы и просил прощения. Убийца остается убийцей, даже если это белый мужчина с историческим образованием. Убийца остается убийцей, даже если есть защитники, желающие его оправдать. Убийца остается убийцей. Убийство — это убийство.

    Его убийство жестоко и бесчеловечно. Его убийству нет оправдания. Его убийство — это преступление. Его убийство — это жизнь, которую не вернуть. Его убийство — это горе родственников и друзей Анастасии Ещенко.

    Убийцы должны быть за решеткой.

    Основные идеи нового закона

    Именно вышеуказанные недостатки и должен устранить новый закон о семейно-бытовом насилии. Нормативный акт, в первую очередь, направлен на профилактику преступлений. Предусмотрена даже работа психологов с лицом, которое выступило агрессором в семейных отношениях. Причем насилие может быть не только физическим, но и психологическим или экономическим.

    Он позволяет разобщить жертву и агрессора:

    — При обращении в полицию по поводу домашнего насилия правоохранительные органы выдают предписание, которое разрешает агрессору находиться на одной территории с жертвой, но запрещает причинять ей насилие.

    — Предписание действует до принятия судом решения: выдавать охранный ордер или нет.

    — Если ордер будет выдан, то агрессор будет вынужден покинуть жилье, в котором он проживал с жертвой, даже если он является его собственником.

    Предполагается, что такая мера окажется эффективной, чтобы предупредить дальнейшее домашнее насилие в семье.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу рассказать свою историю. Мне восемнадцать. На протяжении двух лет я была в абьюзивных отношениях. В первый раз нож был у моего горла за то, что на меня посмотрел другой парень. Я подумала, что я виновата сама. Мне было страшно. Он попросил прощения. Потом я получила удар по щеке из-за ревности. Это продолжалось очень долго. Он стал нападать на меня сверху. Толкать и избивать. Я боялась раздеться при маме, чтобы она не увидела синяков на теле.

    Каждый раз я думала, что я виновата. Его главным аргументом была… его любовь. Насилие — это не любовь! И жаль, что я поняла это поздно. Каждый раз, рассматривая свои синяки, я боялась, что в один день он меня убьет.

    Мне понадобилось очень много смелости, чтобы прервать эти отношения. И понять, что любовь — это не насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу признаться. Меня изнасиловали, когда мне было восемь. Я молчала 16 лет до этого дня. Мы живем в стране, где виноват даже ребенок. Давайте изменим эту логику!

    Самое страшное — это тишина. Расскажите всем, кого вы знаете, о том, как важно говорить. Спасите друг друга. Спасите слабых. Давайте спасем нашу страну вместе. Сила — в смелости. Мы вместе. Мы вместе! Хватит молчать!

    «В нынешнем виде закон нерабочий»

    Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    В социальных сетях нарастает волна возмущения попытками «пятой колонны» пропихнуть написанный западными ЛГБТ фондами и феминистками антисемейный законопроект о «домашнем насилии». Родительские организации завалили Думу и администрацию Президента письмами с требованием защитить суверенитет семьи, а также запустили флэшмоб в поддержку семьи. И это только начало: волна протестов разрастается, в Москве, Петербурге и других городах уже завтра продут пикеты, а затем и митинги. Лоббисты законопроекта, в лице депутата ГД Оксаны Пушкиной, уже дрогнули, и пытаются выявить лидеров протестов, угрожая нам преследованиями

    Об антинародной и антисемейной сути законопроекта с лукавым названием «О профилактике семейно-бытового насилия» (лукавого хотя бы потому что никакой профилактикой тут не пахнет–закон не про предупреждение пъянства и прочих причин семейных конфликтов, а про то, как влезть в любую семью и разрушить ее с помощью поражения в правах одного из членов в семьи) РИА Катюша неоднократно и подробно рассказывала. Рассказывали мы и о тех, кто продвигает эту бредовую инициативу по заказу ПАСЕ, Госдепа США, а также ЛГБТ и феминистских организаций . Продвигает при активном участии скупленных или просто одураченных СМИ и заказных кампаний в соц.сетях–что особенно заметно на фоне откровенного замалчивания СМИ позиции родительских организаций, т.е. консервативного большинства россиян.

    Однако, не все коту Масленица. Социальные сети, активность патриотов и такие издания как наше делают свое дело: все больше россиян узнают о той свинье, которую им пытаются подложить феминистки. Наряду с серьезной юридической аналитикой (которую можно почитать у нас на сайте и на сайте Общественного уполномоченного по защите семьи ouzs.ru, краткую справку по законопроекту можно скачать тут , сам законопроект в его наиболее актуальной версии тут ), в сетях набирают популярность картинки, наглядно иллюстрирующие к чему приведет возможное принятие закона о домашнем насилии

    Например, вот такие

    Призываем всех наших читателей скачивать эти картинки, размещать в своих группах с 2 хештегами #заСемью и #рукипрочьотСемьи, на сайтах, вести разъяснительную работу со своими знакомыми . Инструкции тут и на сайте ОУЗС, картинки можно скачать отсюда: ссылка№1, ссылка№2, ссылка№3.

    Также нужно подписывать петицию против принятия законопроекта о домашнем насилии при подписании автоматически идет обращение от Вашего имени в три инстанции: Администрация Президента, Совет Федерации, Государственная Дума.

    Читайте так же:  Замена паспорта по причине смены фамилии ребенка

    Кроме того, ряд организаций, в частности, движения «Сорок сороков» и «За жизнь» запустили в соц.сетях Всероссийский флешмоб #ЗаСемью❗, призвав визуализировать свой протест против вторжения в семью, опубликовав фотографию своей семьи как разительное отличие этих фотографий от аватарок лиц, поддерживающих инициативу Пушкиной-Поповой и К!

    Наконец, ряд организаций организуют в своих регионах пикеты против принятия антисемейного закона. В частности, завтра, 1 ноября Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) проведет такой пикет (массовый и официально согласованный с властями – приглашаются все желающие) в московском парке Сокольники с 16.30 до 18.30

    А 23-24 ноября в Москве и в Санкт-Петербурге запланированы масштабные митинги против вторжения в семью (о точной дате и месте сообщим после получения согласования).

    Эта народная активность уже вызвала панику у лоббистов разрушения семьи. Так, депутат Оксана Пушкина уже опубликовала у себя на странице следующую картинку.

    И это только начало! Следите за нашими публикациями и присоединяйтесь к родительскому протесту против разрушения последнего бастиона традиционных ценностей–семьи. Вместе, с Божьей помощью, победим!

    Патриоты «затоптали» в Думе антисемейный закон «о домашнем насилии»

    В Думе завершились парламентские слушания «предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Законодательное регулирование», рассчитанные на разработку и внедрение закона о «домашнем» насилии.

    Несмотря на то, что игра велась на «чужом» поле и на то, что консервативным силам не давали слова 2, 5 часа из 3-х часов заседания – модератор была явно за закон, а председательствовала Оксана Пушкина, традиционная общественность одержала уверенную победу на слушаниях. Пикеты перед Думой встречали всех участников мероприятия и изрядно заставили поволноваться лоббистов.

    Оксана Викторовна почему-то решила, что пикет с плакатом за ее увольнение организовала Элина Жгутова и лично обратилась к ней с предложением дружбы. Как обычно: «Мы делаем одно дело, защищаем семьи». Известный прием, никакого общего дела у нас нет и, наверное, уже быть не может. Слишком повязла Оксана Викторовна в антисемейных прозападных инициативах. Несмотря на выставленные препоны, по регламентному списку выступили член Общественной Палаты РФ Элина Жгутова и Андрей Цыганов. Другим представителям здравого смысла дали слово по остаточному принципу, но и этого было достаточно, чтобы понять – так просто никто не сдастся.

    Враг (интервент) не пройдет! Выступили также юрист, адвокат канд. юр. наук Анна Швабауэр, Андрей Кормухин («Сорок сороков), Павел Пожигайло, член ОП РФ, депутат Госдумы Николай Земцов, семейный психолог Михаил Хасьминский, Николай Мишустин («Родительский отпор»), детский психолог Ирина Медведева и другие противники принятия этого закона. Элина Жгутова сказала, что общественные слушания должны проводиться на этапе решения разрабатывать закон или нет, а не обсуждать его содержание. Что лукавство защитников закона заключается в том, что после разоблачения манипуляций со статистикой 300 убитых женщин в год вместо 14000, лоббисты стали говорить о том, что статистика вся в латентных случаях, их нельзя учесть. Когда все поняли, что нынешнее законодательство достаточно содержит норм для ответственности за преступление, лоббисты сделали акцент, что этот закон для профилактики. Но профилактика не может быть карательной. Этот рекомендательная мера, добровольная.

    А здесь речь идет о предписаниях и охранных ордерах, когда человека в качестве профилактики могут выгнать из собственной квартиры. Нужно бороться с насилием и развратом на экранах в СМИ, с пьянством и алкоголизмом, с истинными причинами насилия. Жгутова также попросила включить ее в состав рабочей группы, чтобы иметь возможность контролировать от имени общественности антисемейную инициативу.

    Борьба только начинается, уважаемые подписчики, не теряйте бдительность. Нам предстоят новые победы После провала лоббистов на странице ВК Госдумы появилась голосовалка. Все голосуем, пока мы в проигрыше. Проголосовало около 38 000, 90 % «За » закон.

    Родительские организации сорвали блицкриг лоббистов антисемейного закона о домашнем насилии

    В понедельник, 21 октября, в Госдуме было жарко. Лоббисты антисемейного законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия» решили воспользоваться парламентскими слушаниями, организованными комитетом Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, чтобы показать масштабный спектакль, имитирующий общественную поддержку своих планов. Примечательно, что лоббисты до сих пор не удосужились опубликовать рабочую версию своего законопроекта (хотя текст законопроекта «удивительным образом» уже попал в руки журналистов РБК), не определились с самим понятием насилия (в розданной участникам слушаний справке речь шла не только о физическом насилии или угрозе его причинения, но и о «психологическом» и «экономическом» насилии). Слушаниям предшествовала массированная артподготовка в СМИ и в соцсетях с бесчисленным передергиванием и подтасовкой фактов. Однако фокус не удался: в Госдуму прорвались несколько десятков активистов родительских организаций, которые испортили либералам сценарий, наглядно показав депутатам реальное отношение народа к этой инициативе западных ЛГБТ– и феминистских фондов, а равно и к самим лоббистам.

    Подготовка к слушаниям началась задолго до самого мероприятия. Едва узнав о предстоящем событии, ряд общественных организаций направили заявки на участие и получили весьма двусмысленные ответы из аппарата комитета, из которых можно было сделать вывод о том, что противникам законопроекта могут не дать слова в связи с нехваткой времени (либеральные лоббисты нередко прибегают к такому приему). Чтобы не допустить такого развития событий, активисты родительских организаций, в частности, сторонники Общественного уполномоченного по защите семьи, завалили комитет требованиями дать слово эксперту ОУЗС к.ю.н. Анне Швабауэр, так что организаторы обвинили родителей чуть ли не в телефонном терроризме.

    В сам день слушаний вокруг Думы провели не менее десятка одиночных пикетов возмущенных граждан, причем против «профилактики насилия» вышли женщины – те самые «потенциальные жертвы», которых Пушкина сотоварищи обещались защитить. Им должно быть интересно узнать мнение московских мам, в том числе многодетных.

    «Принятие этого закона позволит вмешиваться в семью, причем не только правоохранительным органам, но и любым сторонним организациям. Жестокое отношение к женам или мужьям в семьях регламентирует Уголовный кодекс. В него никакие поправки так и не будут внесены. Все, что связано с охранным ордером, – это просто возможность одной стороне задавить другую. Все, что относится к сложностям совместной жизни, которые люди должны преодолевать вместе, – все это в итоге сводится к судебной тяжбе с членом семьи. Таким образом семьи будут разрушаться, а дети просто-напросто отдаваться в платные, «замещающие» сообщества «профессиональных родителей»», – рассказала корреспонденту «Катюши» молодая мама Карина Силакова.

    У второго входа в парламент, куда обычно подъезжают депутаты, участников парламентских слушаний встречала глава Национального комитета экологической безопасности Любовь Лоскутова.

    «Фактически этот законопроект скопирован со Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием – прим. ред.). После его принятия ЛГБТ войдет в нашу страну на законных основаниях – будет развязана война полов, война между мужчиной и женщиной внутри семьи. Закон явно работает на разрушение семьи и государственности – охранный ордер выписывается при одном только подозрении на возможность применения насилия в семье. Выдача охранных предписаний создаст благоприятные условия для шантажа родителей третьими лицами, родственниками… И – самое важное – потом уже нельзя будет примириться даже по инициативе пострадавшего! Принятие этого закона нельзя допустить, это инструмент навязывания совершенно чуждых нашей стране западных «ценностей»», – поделилась мнением Любовь Лоскутова.

    Читайте так же:  Алименты на ребенка с какого дохода

    Слушания в Малом зале собрали более сотни участников. Судя по всему, феминистки рассчитывали, что им удастся показать спектакль с промывкой мозгов собравшихся ужасными сценами и рассказами о пытках, избиениях и мучениях семье. Модератор дискуссии во вступительном слове заявила: «Насилие есть в нашей традиции», – дав понять, что итогом прений должно стать «конкретное законодательное воплощение». Собравшимся показали один за другим несколько пропагандистских видеороликов с агитацией за криминализацию семьи от таких маститых «экспертов», как открытый гомосек Антон Красовский и русофоб Николай Сванидзе, а также с фотографиями избитых женщина от авторов феминистского проекта «Я не хотела умирать» – очевидно, для закрепления в сознании зрителей страха и ужаса семейной жизни.

    Но затем слово взял лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который, пусть и в своей манере «и нашим, и вашим», напомнил собравшимся, что неплохо бы заняться причинами семейных конфликтов, в частности, лечением алкоголизма и пересмотром политики СМИ. «Ну давайте на всю страну озвучим, в каких семьях было насилие в последнее время. Половина из них распадется», – отметил Жириновский.

    Затем начали выступать одна за другой лоббисты криминализации семьи – соавторы данного законопроекта. Белоленточница, активистка Болотной площади в 2011-2013 гг., основательница фонда «Насилию.нет» Анна Ривина (идейная последовательница Марии Писклаковой-Паркер – главы центра «Анна», признанного Минюстом иностранным агентом еще три года назад; подробнее о деятельности этой структуры – например, здесь ), проходившая стажировку в лагере для «демократических революционеров» в Прибалтике, соавтор законопроекта о профилактике сембытнасилия Мари Давтян, заявившая, что «у полицейских просто нет механизма, чтобы помочь жертвам насилия» (о 20 статьях в УК, в частности, ст. 117 «Истязания», и составах КоАП лоббисты разрушения семьи обычно «забывают» – другое дело, что прокуратуру и полицию нужно принуждать выполнять свою работу – об этом говорили и оппоненты законопроекта, а именно представитель Мосгордумы Людмила Тропина), вышеназванная Алена Попова, представительница президентского совета по правам человека Шульман, чиновник-лоббист ювенальной юстиции из Минтруда Алексей Вовченко и др.

    Откровенных лоббистов иногда разбавляли руководители кризисных центров для женщин из различных регионов, которые в силу специфики своей работы продолжали сгущать краски, а также представитель МВД Станислав Колесник, который подтвердил, что 90% криминала в семье связан с употреблением алкоголя, но при этом заявил, что у полицейских в арсенале сейчас нет никаких профилактических мер к ранее не судимым дебоширам, кроме профбеседы (правда, недавно был принят закон, дающий полиции право выдавать предостережения).

    Подобные выступления продолжались более двух часов из трех, отведенных на слушания, и в зале начал нарастать гул недовольных представителей родительского большинства, многие из которых приехали из других регионов. По факту, за первые два с половиной часа слушаний слово дали только двум явным противникам законопроекта – представителю Общественной палаты Элине Жгутовой и депутату Мосгордумы Людмиле Тропиной.

    И тут для лоббистов дискриминации мужчин и криминализации семьи наступила черная полоса. Представлявший Координационный совет патриотических сил Санкт-Петербурга Андрей Цыганов вызвал бурю эмоций, рассказав о силах, ратующих за законопроект:

    «Недавно «Новая газета» опубликовала список из 70 организаций, которые поддерживают этот законопроект, а патриотические издания представили обращения от 180 организаций, которые выступают против него. С нашей стороны речь идет о родительских, патриотических организациях, о многодетных семьях. Наши оппоненты – это НКО, получающие западные гранты, и структуры, защищающие права гомосексуалистов. Это очень характерно. Этот законопроект, который продвигается уже более 15 лет, действительно инициирован международными фондами, продвигающими педерастию.

    В частности, в деле «Володина против России», которое рассматривалось ЕСПЧ, основным консультантом был западный фонд «Равноправие», который реализует многочисленные ЛГБТ-проекты, а среди поддержавших инициативу по криминализации семейно-бытового насилия у нас числятся Российская ЛГБТ-сеть, Ресурсный ЛГБТ-центр Екатеринбурга, ЛГБТ-фестиваль «Бок о бок» и так далее. Даже аудитория радио «Эхо Москвы», когда там проводилось обсуждение данной темы, высказалась против законопроекта, даже эти радиослушатели прекрасно понимают, что речь в нем идет о создании возможности для уничтожения семьи.

    На сегодняшний момент российское законодательство содержит огромное количество возможностей для противодействия всем тем ужасам, о которых здесь говорилось. Этот законопроект – настоящее окно Овертона. Даже в розданных нам справках звучат такие слова, как «экономическое насилие», «психологическое насилие». Кто-нибудь знает, что это такое? Это абсолютно произвольное, расширительное толкование. Согласно планам лоббистов, о насилии может заявить любой человек, а не только пострадавший, причем сделать это он может в течение двух лет. Вы понимаете, какой ящик Пандоры открывается и какую Россию хотят построить нам вот эти товарищи, лоббирующие данный законопроект? Мы, представители многодетных семей и патриотических кругов, категорически против принятия данного закона»,

    – заявил эксперт под аплодисменты зала и недовольные реплики модераторов, призывающих уважать все мнения.

    Одним из самых содержательных, хотя и незаслуженно коротких, выступлений стал доклад представителя ОУЗС Анны Швабаэур:

    Если сейчас не учитывать все уже прописанные в УК и КоАП меры ответственности за побои, угрозы, издевательства и т.д., то получится, что под определение о семейно-бытовом насилии попадет все, что кому-то не нравится».

    Далее модераторы начали выпускать на трибуну представителей родительских организаций: АРКС, «Сорок сороков», «Родительский отпор» и др. – которые называли законопроект не просто антидемографической мерой, а элементом геноцида, справедливо говоря, что принятие законопроекта приведет к тому, что люди просто перестанут создавать семьи. В выступлениях прозвучали требования снять данный законопроект с рассмотрения и вместо этого заставить полицию работать (в частности, с помощью прокуратуры и частных определений судов), вернуться к практике принудительного лечения алкоголизма и психических расстройств, не говоря уж о пересмотре информационной политики с помощью нравственной цензуры.

    Лоббисты законопроекта так и не смогли вернуть себе инициативу. Их домашняя заготовка в виде странного вида девицы – помощницы Алены Поповой, обожающей публиковать свои лесбийские фото и заявившей, что она не собирается рожать детей, пока не принят закон о профилактике семейно-бытового насилия, – вызвал откровенный смех в зале.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    В итоге финал слушаний получился совсем не таким, каким он виделся агрессивным феминисткам. Автор законопроекта Оксана Пушкина не смогла скрыть своего разочарования от того, что «первый блин был комом», и расстройства от того, что ее, по сути, признали агентом Госдепа, манипулятивно заявив, что ее закон нужен, чтобы не ратифицировать Стамбульскую конвенцию (на самом деле, это примерно одно и то же). А председатель комитета по семье Тамара Плетнева слегка ободрила собравшихся, заявив, что материалы слушаний будут изучаться на заседании комитета: «Мы будем думать. И никто не говорит, что закон должен быть таким, с охранными ордерами». Представители родительских организаций будут добиваться включения наших представителей в состав рабочей группы и дальнейшего блокирования данного законопроекта.

    Источники

    Закон о домашнем насилии плакаты
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here