Мизулина о законе о домашнем насилии

Предлагаем статью на тему: "Мизулина о законе о домашнем насилии" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

«Дети нуждаются в защите от Елены Мизулиной»: как закон о домашнем насилии расколол интернет

В сети горячо обсуждают «закон о шлепках»

Два дня назад Госдума в первом чтении приняла закон о декриминализации побоев в семье. «За» проголосовали 368 человек, «против» был один, еще один воздержался. Теперь «побои в отношении близких лиц» исключены из числа преступлений и относятся к административным правонарушениям. Новый закон буквально расколол сеть – одни пользователи сравнивают его с «Домостроем», а другие убеждены, что законопроект полезен, просто его поняли неправильно.

Как было раньше?

В предыдущей редакции Уголовного кодекса за побои родственников (без нанесения вреда для здоровья) можно было сесть в тюрьму на два года или получить штраф до 40 тысяч рублей.

Елена Мизулина, автор нового законопроекта, решила, что недопустимо, чтобы побои родственников, «например, родителей, применивших к ребенку легкие воспитательные меры в виде шлепка», считались более опасными, чем насилие от посторонних людей.

Что считается «побоями»?

Побоями считается насилие, которое не наносит существенного вреда здоровью. Например, «кратковременный вред здоровью и незначительная утрата трудоспособности» не считаются побоями, это уже более серьезная статья Уголовного кодекса – причинение легкого вреда здоровью.

Зато «ссадины, кровоподтеки, гематомы, поверхностные раны и ушиб мягких тканей» согласно приказу Минздрава – это как раз побои, они не должны расцениваться как причинение вреда здоровью.

Кроме того, теперь «один удар не может называться побоями» – его приравняют к хулиганству или оскорблению. Побоями будут считаться только «неоднократные удары».

Как будут наказывать за побои теперь?

По новому закону уголовное дело за побои в семье могут завести только в том случае, если раньше человек уже был осужден по этой же административной статье.

В административной статье предусмотрены такие наказания:

  • Штраф от 5 до 30 тысяч рублей
  • Арест от 10 до 15 суток
  • Обязательные работы от 60 до 120 часов.

Тех, кого еще раз обвинят в побоях, будут судить уже по уголовной статье. Осужденным по ней грозит

  • Штраф до 40 тысяч рублей
  • Исправительные работы до 6 месяцев
  • Арест до 3 месяцев

Против

Закон вызвал шквал критики со стороны правозащитников, журналистов и блогеров. Они считают, что « Госдума в полном составе решила бить детей», а еще говорят о возвращении «Домостроя» и возмущаются, что «воспитательные шлепки» все еще считаются нормальным педагогическим приемом.

Защитим детей от Елены Мизулиной

Журналист и общественный деятель Мария Баронова опубликовала у себя в фейсбуке пост , в котором предложила защитить детей от Елены Мизулиной.

Что касается ситуации с детьми. Аргументация людей, выступающих «за» принятие закона выглядит следующим образом: «Вот воспитываю я своего Ванечку ладошкой, а он пошёл и на меня заявление написал»

Итак. Побои — это, в первую очередь, синяки. Гематомы, которые лёгкий воспитательный шлепок оставить после себя не может.

Дети слабее нас и они нуждаются в нашей защите. В защите теперь уже не только от побоев, но и от Елены Мизулиной.

За шлепок?

Глава Фонда открытой новой демократии и бывший пресс-секретарь движения «Наши» Кристина Потупчик призвала депутатов бороться не с выдуманными тюремными сроками «за шлепок», а с настоящими проблемами.

Знаете что, Елена Борисовна? Я ведь готова обеими руками поддержать вашу борьбу с законами, по которым можно получить реальный срок и клеймо на всю жизнь ни за что. Как насчет 282 статьи, по которой уголовниками становятся люди, сделавшие репост антифашистской карикатуры? Как насчет статьи 148 об оскорблении чувств верующих, ставшей поводом полгода гноить в СИЗО подростка, который ловил в храме покемонов в онлайн-игре?

Также Кристина привела в пример случаи, после которых в России действительно были возбуждены уголовные дела по статье «побои». « Мужчина ударил свою девятилетнюю дочь за то, что она без разрешения взяла в долг лапшу быстрого приготовления в магазине; внук нанес 101 удар своей бабушке; мать избила плойкой для волос своего четырехлетнего сына » .

Довольно наивно считать все эти случаи невинными «шлепками», возмущается Потупчик.

Теперь, когда я пытаюсь представить человека, который на полном серьезе называет закон об иссеченных ножом руках, потушенных о живое тело сигаретах, запертых в подвале детях, — человека, который зовет все это «законом о шлепках», — лицо Елены Борисовны Мизулиной встает передо мной, как живое

Штрафы из семейного бюджета

Кроме того, противники нового законопроекта высмеяли штрафы как меру борьбы с побоями.

«То есть, если пьяный глава семьи ********* (избил) жену и ребенка, его оштрафуют на 30 тысяч рублей, а по сути оштрафуют саму семью, тех же жену и ребенка». «Штраф из семейного бюджета! Женщины-депутаты – монстры», – комментируют пользователи фейсбука.

«Госдума в полном составе хочет бить детей», заявил публицист и музыкальный критик Артем Рондарев.

Кроме того, пользователи удивились твиту Елены Мизулиной:

http://www.sostav.ru/publication/deti-nuzhdayutsya-v-zashchite-ot-eleny-mizulinoj-kak-zakon-o-domashnem-nasilii-raskolol-internet-25240.html

Правительство не поддержало идею Мизулиной о декриминализации семейных побоев

Москва. 19 октября. INTERFAX.RU — Правительственная комиссия по законопроектной деятельности не поддержала законопроект члена Совета Федерации Елены Мизулиной о декриминализации семейных побоев, сообщает сайт газеты «Ведомости». В июле она внесла в Госдуму законопроект, переводящий из сферы уголовной ответственности в административную семейные побои без вреда здоровью.

«Автор поправок настаивает на исключении «побоев в отношении близких лиц» из числа преступлений. Побои в отношении членов семьи и других близких лиц должны быть отнесены к административным правонарушениям», — поясняла тогда пресс-служба сенатора. По мнению Мизулиной, закон о декриминализации ряда статей УК, который затронул и статью «Побои», «содержит ряд спорных, антисемейных положений, так как от уголовной ответственности за побои без вреда для здоровья освобождаются все, кроме близких родственников».

В проекте отзыва правительства, с которым ознакомились «Ведомости», указано, что поправки Мизулиной не учитывают того, что изменение ст. 116 было направлено на «своевременное выявление и противодействие фактам семейного насилия, противоправного поведения родителей и других лиц, склонных к совершению насильственных действий в отношении близких». Пояснительная записка к законопроекту не содержит статистических либо иных данных, свидетельствующих о необходимости предлагаемых изменений, считают в Белом доме. Помощница Мизулиной отказалась предоставить изданию комментарий.

Читайте так же:  Куда нужно свидетельство о рождении ребенка

http://www.interfax.ru/russia/533172

«Это приведет к геноциду семьи»: как в Госдуме обсуждали законопроект о домашнем насилии

В Госдуме 21 октября прошли парламентские слушания о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Они были организованы Комитетом по контролю и регламенту и Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей. «Афиша Daily» рассказывает, о чем говорили на заседании и какие перспективы у законопроекта против домашнего насилия.

Какие изменения предлагает законопроект

В 2017 году был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный Еленой Мизулиной. До этого момента семейно-бытовые конфликты попадали под статью 116 УК РФ о побоях. Теперь же человека, бьющего своих родственников или близких, можно привлечь только к административной ответственности в случае, если это случилось в первый раз.

Спустя год председатель СК Александр Бастрыкин заявил об участившихся случаях домашнего насилия из‑за декриминализации, а ЕСПЧ сообщил, что получил от россиянок около ста жалоб о преследованиях и побоях со стороны близких родственников. « Нужно в принципе менять российское законодательство, так как эффективной защиты сейчас нет . И так называемая декриминализация послужила сигналом к тому, чтобы ослабить и без того неразвитые гарантии защиты», — сказал судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов.

В 2016 году депутат Салия Мурзабаева и сенатор Антон Беляков уже пытались внести законопроект против семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение.

Новый законопроект, который обсуждался на слушаниях, направлен в первую очередь на профилактику — именно этот аспект законодатели и правозащитники считают наиболее важным. Алена Попова, одна из соавторов законопроекта, рассказывала в видео на Change.org о главных нововведениях (официально документ пока нигде не опубликован. — Прим. ред.).

Определение термина «домашнее насилие». Сейчас в законодательстве РФ он не утвержден, а значит, нет понимания того, что именно можно считать домашним насилием.

Создатели закона выделяют четыре вида насилия: сексуальное, психологическое, экономическое и физическое.

Введение охранных ордеров — судебных и полицейских. Это профилактическая мера, которая предусматривает запрет на угрозы, приближение, преследование, коммуникацию с жертвой и ее родственниками. В пояснении подчеркивается, что сейчас у сотрудников полиции нет полномочий для воздействия на потенциального преступника, который, например, регулярно угрожает близким. А после введения охранных ордеров ситуация изменится.

Обязательное посещение специальных курсов по работе с гневом для насильника.

Все дела о домашнем насилии должны стать частно-публичными. Это значит, что вне зависимости от того, пишет ли жертва заявление на насильника, государство обязано ее защитить.

Кто поддержал законопроект

На обсуждениях в Госдуме в поддержку проекта выступили активисты и сторонники законопроекта. Политолог Екатерина Шульман ссылалась на опыт Казахстана, где после принятия законодательства о профилактике домашнего насилия в 2009–2010 годах число насильственных преступлений в семьях снизилось на 35% за 5 лет. Адвокат по правам женщин Мари Давтян сообщила, что в год получает более тысячи обращений от переживших домашнее насилие: «Соцопросы показывают, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи . Сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим». Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», сказала:

Первый замглавы комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко также высказалась за профилактику семейных конфликтов. Но отметила, что «необходимо прописать механизмы, которые могли бы развести на время противоборствующие стороны, чтобы накал страстей остыл».

На обсуждениях выступил профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков, который представил статистику преступлений на почве семейно-бытовых конфликтов. Он отметил, что жертвами рукоприкладства в семье в 75% случаев становятся женщины. «Если за 100% принять тех, кто обратился в правоохранительные органы, заявление регистрируется только в 56% случаев, остальные теряются на этапе от обращения в полицию до регистрации заявления», — сказал Щепельков.

Кто выступил против

Оппоненты активистов в основном обращались к вопросу о сохранении семьи и традиционных ценностей, а также, как сообщают авторы законопроекта, не раз оскорбляли их и называли агентами Госдепа .

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что главная проблема в том, что мужчина теряет статус «главы семьи»: «Это понятие у нас исчезло. Если мужчина на работе никто, дома никто, это прорывается в издевательствах над самыми близкими». По его мнению, сегодня общество не оберегает семью.

Андрей Цыганов, руководитель совета Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге, сказал, что закон может стать причиной уничтожения семьи: «На сегодняшний день наше законодательство имеет огромное количество возможностей для предотвращения таких ужасных ситуаций [домашнего насилия]. Какую Россию пытаются построить товарищи, которые лоббируют этот законопроект? Мы, представили многодетных семей, категорически против него».

Адвокат Анна Швабауэр заявила, что законопроект превращает семейные отношения в отношения бизнес-партнеров: «У нас сейчас вообще-то есть все определения насилия: включая «побои, клевета, оскорбления». А получается, что вы хотите сделать насилием любые действия, которые кому‑то не нравятся. По новому закону отнять у ребенка планшет — это тоже насилие».

Андрей Комухин, представитель православного движения «Сорок сороков», считает, что общество должно культивировать идею многодетной семьи, а люди, которые разрабатывали этот закон, «не совсем многодетные»: « У меня бы не было девяти детей, если бы этот закон был принят . Потому что многодетность при этом законе не норма. Это чудовищный закон, который приведет к геноциду семьи».

http://daily.afisha.ru/relationship/13315-eto-privedet-k-genocidu-semi-kak-v-gosdume-obsuzhdali-zakonoproekt-o-domashnem-nasilii/

Мизулина предложила декриминализировать семейные побои

По ее мнению, надо исправить ситуацию, когда за побои близкие лица понесут более жестокое наказание, чем за причинение легкого вреда здоровью

Москва. 27 июля. INTERFAX.RU — Сенатор Елена Мизулина внесла в Госдуму законопроект, переводящий из сферы уголовной ответственности в административную семейные побои без вреда здоровью.

«Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина внесла на рассмотрение Государственной Думы законопроект, предусматривающий поправки в недавно декриминализированную статью 116 Уголовного кодекса», — говорится в сообщении пресс-службы сенатора.

«Автор поправок настаивает на исключении «побоев в отношении близких лиц» из числа преступлений. Побои в отношении членов семьи и других близких лиц должны быть отнесены к административным правонарушениям», — отмечается в сообщении.

Читайте так же:  Где получить дубликат свидетельства о рождении ребенка

По мнению Мизулиной, принятый недавно закон о декриминализации ряда статей УК РФ, который затронул и статью «Побои», «содержит ряд спорных, антисемейных положений, так как от уголовной ответственности за побои без вреда для здоровья освобождаются все, кроме близких родственников».

«Для них, равно как для совершивших побои из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, уголовная ответственность сохранилась», — говорится в сообщении.

Согласно законопроекту, в результате принятия закона сложилась ситуация, когда за побои (ст. 116) близкие лица будут нести более жестокое наказание, чем за причинение легкого вреда здоровью (ст. 115). В первом случае максимальное наказание — два года лишения свободы. Во втором — четыре месяца ареста.

«Принятая новая редакция статьи 116 УК РФ убеждает нас в том, что поведение членов семьи, например, родителей, применивших к ребенку легкие воспитательные меры в виде шлепка, или конфликтующих супругов, является более общественно опасным, чем поведение постороннего человека, нанесшего побои на улице. За шлепок в семье можно получить до 2 лет и клеймо «уголовника» на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тыс. рублей. Такая ситуация недопустима. Необходимо править уголовный закон и убирать эти абсурдные положения», — говорится в сообщении.

«Такая несоразмерность наказаний приведет к тому, что домашнее насилие будет сопровождаться причинением ощутимого вреда здоровью, так как чем жестче бьешь, тем меньше получишь», — написала Мизулина.

По ее мнению, действующая редакции статьи 116 УК РФ противоречит основным задачам государственной семейной политики, направленной на поддержку, укрепление и защиту семьи как фундаментальной основы общества. В принятых недавно поправках, полагает сенатор, не было никакого смысла, поскольку в УК РФ содержится более 60 составов преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за насильственные или иные противоправные действия, совершенные в отношении членов семьи.

«Эти изменения «лишь легализуют ювенальную юстицию, то есть необоснованное вторжение в семейные дела. Поскольку уголовное дело теперь можно возбуждать по любому поводу — ссадина, синяк у ребенка, станут хорошим основанием прийти в семью с проверкой и даже возбудить уголовное дело в отношении родителей. Все это выльется в непредсказуемую правоприменительную практику, связанную с необоснованным изъятием детей из семьи. Это нанесет непоправимый вред семейным отношениям», — говорится в сообщении.

http://www.interfax.ru/russia/520749

Под петицией о его принятии уже полмиллиона подписей

Блогеры и правозащитники запустили в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Петицию за принятие закона на момент публикации подписало почти полмиллиона человек. Ранее комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев и направил рекомендации, а Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии.

Флешмоб против домашнего насилия запустила блогер и журналистка Александра Митрошина (1,8 млн подписчиков в Instagram). За час с момента ее публикации с хештегом #ЯНеХотелаУмирать под ним появилось более ста фотографий.

« России нужен федеральный закон о профилактике насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью»,— написала госпожа Митрошина.

Она пояснила, что флешмоб #ЯНеХотелаУмирать «посвящен женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия… Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». Госпожа Митрошина сопроводила пост просьбой о подписи под петицией в поддержку закона (на момент публикации петиция набрала более 496 тыс. подписей).

Флешмоб поддержали пользователи социальных сетей и другие блогеры, некоторые из них сопровождали хештег своими фотографиями с изображенными на лицах следами побоев и надписями #ЯНеХотелаУмирать. В акции приняла участие юрист и соавтор законопроекта о профилактике семейного насилия Алена Попова. Ранее она поясняла “Ъ”, что «о законопроекте говорят уже более пяти лет», в его соавторах — более сорока человек, в том числе омбудсмен РФ Татьяна Москалькова, однако «против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу».

Напомним, в России дискуссия вокруг домашнего насилия возникла после того, как в январе 2017 года вступил в силу закон о декриминализации побоев, согласно которому побои в семье считаются административным правонарушением, а не преступлением. Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию, и они пошли на необходимую самооборону.

Почему половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

В апреле комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

В октябре прошлого года Международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая расследование и документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России. В качестве последствий декриминализации побоев авторы доклада выделили три основных пункта:

  • ощущение безнаказанности агрессора,
  • уменьшение санкций,
  • проблемы процессуального характера.

По словам авторов, причинители насилия стали меньше опасаться уголовной ответственности. Под «уменьшением санкций» исследователи подразумевают, что штраф, который агрессор должен выплатить в случае привлечения к административной ответственности, зачастую отдается из семейного бюджета.

http://www.kommersant.ru/doc/4038476

Мизулина: России не нужны особые законы о семейном насилии и бэби-боксах

«Сейчас нам навязывается некий закон и идеология на тему семейно-бытового насилия — в каких-то кулуарах готовятся такие законодательные предложения», — отметила Мизулина. «Мы специально анализировали, в каких формах сегодня есть в законодательстве противодействие семейному насилию. В уголовном законодательстве уже есть более 68 составов, предусматривающих уголовную ответственность за насилие по отношению к членам семьи», — рассказала она.

Читайте так же:  Раздел квартиры по решению суда годичной давности

По ее мнению, продвижение таких законодательных инициатив — это попытка «вмешаться во внутренние дела семьи, в воспитание ребенка, разрушить мир, традиционный для российской семьи, где нет равенства прав детей и родителей, а есть распределение ролей в семье».

Еще одним «новым вызовом» Мизулина назвала законопроект о бэби-боксах.

«Был такой законопроект, но мы отказались от этой идеи, потому что общество и эксперты не видят в нем необходимости», — отметила она. «Принятие такого закона породило бы разрастание этой практики», — заключила глава думского комитета.

Идею создания в России спецпунктов, где матери могут анонимно оставлять нежеланных детей, так называемых «бэби-боксов», ранее поддержала Общественная палата России. По мнению официального представителя Следственного комитета РФ Владимира Маркина, «бэби-боксы» доказали свою позитивную роль в России, несмотря на критику такой идеи, и стали дополнительным инструментом защиты детей.

«Родители — это святое»

Мизулина заявила, что принцип «презумпции добросовестности родителей» должен появиться в Семейном кодексе РФ до конца 2016 года. Это позволит защитить российские семьи от неправомерного вмешательства.

«Мы должны продвинуть принцип презумпции добросовестности родителей по отношении к своим родительским обязанностям», — подчеркнула депутат. Она пояснила, что «сегодняшний Семейный кодекс выполнен с той точки зрения, что родитель всегда не прав, а органы опеки в любом случае могут к вам прийти в семью, если у вас есть несовершеннолетний ребенок, обыскать все жилище в любое время дня и ночи, забрать ребенка или применить другие меры репрессий.»

http://tass.ru/obschestvo/2112692

Мизулина назвала унижение мужчин в семье большей бедой, чем избиение женщин

Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина высказалась по поводу агрессии в российских семьях. По ее мнению, женщины часто обижают мужчин, проявляя неуважение в семье, что, по мнению Мизулиной, гораздо хуже, чем если муж побьет жену. Ранее сенатор предложила исключить побои в отношении близких лиц из числа уголовных преступлений и перевести их в разряд административных правонарушений.

«У нас проблема в семьях не столько домашнее насилие. У нас одно из самых продвинутых законодательств применительно к ответственности за домашнее насилие. А грубость — низкий уровень культуры общения, нет ласки, нет уважения — особенно со стороны женщины, этот фон задает женщина в семье: уважение к супругу, авторитет в семье — это обязательно. Мы, женщины, слабые создания, нам все можно. Мы там не обижаемся, даже когда, видите, бьют, бьет мужчина свою жену — такой обиды нет, как если обидеть, унизить мужчину. Мужчину унижать нельзя», — цитирует телеканал «Дождь» сенатора Мизулину.

Ранее она уже пыталась воспрепятствовать принятию закона о декриминализации ряда статей УК из-за «антисемейных» норм, однако это не помогло. 21 июня закон был принят Госдумой, 29 июня одобрен Советом Федерации, 3 июля подписан президентом РФ Владимиром Путиным.

После этого сенатор внесла на рассмотрение Государственной думы свой законопроект. Документ предлагает внести поправку в статью 116 Уголовного кодекса. Принятый в начале июля федеральный закон частично декриминализировал ее. Однако в результате изменений сложилась ситуация: от уголовной ответственности за побои без вреда для здоровья освобождаются все, кроме близких родственников, что, по мнению Мизулиной, неверно.

По словам сенатора, в таком виде положения статьи являются «антисемейными». «За шлепок в семье можно получить до двух лет и клеймо «уголовника» на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тысяч рублей. Такая ситуация недопустима! Необходимо править уголовный закон и убирать эти абсурдные положения», — цитировала сенатора ее пресс-служба.

Также Мизулина отмечает, что в нынешнем виде статья 116 УК РФ нарушает уголовно-правовые принципы справедливости и соразмерности наказания, закрепленные в статье 6 УК РФ. За побои (ст. 116) близким лицам грозит более жесткое наказание, чем за причинение легкого вреда здоровью (ст. 115). В первом случае максимальное наказание — два года лишения свободы. Во втором — четыре месяца ареста. «Такая несоразмерность наказаний приведет к тому, что домашнее насилие будет сопровождаться причинением ощутимого вреда здоровью, так как чем жестче бьешь, тем меньше получишь», — считает сенатор.

Елена Мизулина стала сенатором в сентябре 2015 года. До перехода в Совет Федерации она в течение нескольких лет трудилась в Госдуме в должности председателя комитета по делам женщин, семьи и молодежи и отметилась рядом резонансных законодательных инициатив.

Она выступала против пропаганды гомосексуализма, усыновления российских детей американцами, суррогатного материнства, сексуальных отношений до 18 лет, а также предлагала ограничить право женщин на аборт и запретить использование матерных слов в российском сегменте интернета.

Став сенатором, она предложила оградить детей до 16 лет от онлайн-игр, содержащих сцены насилия и жестокости и экстремистскую информацию или пропаганду отрицательного образа России, а также снизить возраст уголовной ответственности за склонение к суициду.

http://www.newsru.com/russia/28sep2016/violence.html

Мизулина сломалась и дала задний ход в вопросе о семейно-бытовом насилии.

На прошедшем в пятницу в Храме Христа Спасителя собрании верующих против закона о «семейно-бытовом насилии» имел место нерядовой эксцесс. Собравшиеся буквально «затопали» выступление члена Совета Федерации Елены Мизулиной, известной своей обычно антилиберальной (а значит, поддерживаемой православными) позицией. Бурю возмущения вызвали слова сенатора о том, что скандальный закон следует, доработав, принять.

Наша организация – Родительское Всероссийское Сопротивление, – в течение последних трех лет продуктивно работавшая с Е.Б. Мизулиной над законодательным исправлением урона, наносимого семьям ювенальными действиями сегодняшней системы, и часто добивавшаяся успеха в совместной работе, просмотрев видеозапись, вынуждена заявить, что предельно удивлена выступлением. Находясь на позиции категорического неприятия данного законопроекта, РВС с прискорбием констатирует, что этот шаг сенатора, вызванный, видимо, благим желанием «примирить непримиримое», относится к разряду поступков, о которых говорят: «Благими намерениями вымощена дорога в ад».

Е.Б. Мизулина – высокопрофессиональный юрист и, как всем известно, человек, чтящий традиции. Поэтому вряд ли она может не понимать, что данный закон уничтожает институт семьи, уничтожает сам порядок вещей, при котором любовь и доверие (а вовсе не брачный договор) лежат в основе человеческих отношений связанных браком людей. Высказанная мысль о том, что на Россию давят санкциями, а значит, надо употребить требуемые Западом «правильные» слова, подправить, внести улучшения и… все же принять закон, дабы не выбиваться из общего ряда, – это типичный коллаборационизм, который никакими рассуждениями не скрыть. И реакция зала неудивительна. Исправить данный закон нельзя, его можно только выкинуть. Идти в этом вопросе на компромисс тоже нельзя. Это – наше и множества наших соратников твердое убеждение.

Читайте так же:  Проверить сертификат материнского капитала

Но есть еще одна позиция, высказанная сенатором, вызвавшая у нас оторопь, едва ли не большую. Было сказано: «В России любой социальный закон, затрагивающий людей, а он, как правило, их затрагивает, должен вводиться поэтапно на маленькой территории в одном, в двух, в трех регионах. Посмотреть, какие социальные риски. Выявить! Чтобы не на всю страну».

Что ж, родительский актив знает эту прискорбную практику «пилотных регионов» и, как может, борется с ней. И вдруг он слышит – причем не от кого-нибудь, а от своего, как казалось, главного единомышленника в среде юристов-законодателей, что это чуть ли не блестящая социальная методика – выявлять опасность чьих-то умозрений на живых семьях.

Елена Борисовна! Наша страна не зоопарк, и населяют ее – даже на маленьких территориях – не зверушки, а люди. Вести же эксперименты на людях, как Вы предлагаете, «в одном, в двух, в трех регионах» – недопустимо. Вы этого не понимаете? Вы не понимаете, что сказали?

И вот эти слова о законе как маркере: «Что собой представляет Россия? Она маргинальная, отсталая или она все-таки идет в ногу со временем, защищая свои ценности?» – разве они не означают призыва идти в ногу с тем, что предлагает «время» (или «прогрессивное человечество»), а предлагает оно сейчас отказ от всего, что выработала за тысячелетия человеческая, в том числе христианская культура?

Сенатора Мизулину бес попутал в главном храме страны, или она действительно видит отсталость в желании нашего народа сохранить человечность? Но при чем тут тогда православие? Мы, хоть люди и светские, в недоумении.

http://aftershock.news/?q=node/813422&page=3

Мизулина сломалась и дала задний ход в вопросе о семейно-бытовом насилии.

На прошедшем в пятницу в Храме Христа Спасителя собрании верующих против закона о «семейно-бытовом насилии» имел место нерядовой эксцесс. Собравшиеся буквально «затопали» выступление члена Совета Федерации Елены Мизулиной, известной своей обычно антилиберальной (а значит, поддерживаемой православными) позицией. Бурю возмущения вызвали слова сенатора о том, что скандальный закон следует, доработав, принять.

Наша организация – Родительское Всероссийское Сопротивление, – в течение последних трех лет продуктивно работавшая с Е.Б. Мизулиной над законодательным исправлением урона, наносимого семьям ювенальными действиями сегодняшней системы, и часто добивавшаяся успеха в совместной работе, просмотрев видеозапись, вынуждена заявить, что предельно удивлена выступлением. Находясь на позиции категорического неприятия данного законопроекта, РВС с прискорбием констатирует, что этот шаг сенатора, вызванный, видимо, благим желанием «примирить непримиримое», относится к разряду поступков, о которых говорят: «Благими намерениями вымощена дорога в ад».

Е.Б. Мизулина – высокопрофессиональный юрист и, как всем известно, человек, чтящий традиции. Поэтому вряд ли она может не понимать, что данный закон уничтожает институт семьи, уничтожает сам порядок вещей, при котором любовь и доверие (а вовсе не брачный договор) лежат в основе человеческих отношений связанных браком людей. Высказанная мысль о том, что на Россию давят санкциями, а значит, надо употребить требуемые Западом «правильные» слова, подправить, внести улучшения и… все же принять закон, дабы не выбиваться из общего ряда, – это типичный коллаборационизм, который никакими рассуждениями не скрыть. И реакция зала неудивительна. Исправить данный закон нельзя, его можно только выкинуть. Идти в этом вопросе на компромисс тоже нельзя. Это – наше и множества наших соратников твердое убеждение.

Но есть еще одна позиция, высказанная сенатором, вызвавшая у нас оторопь, едва ли не большую. Было сказано: «В России любой социальный закон, затрагивающий людей, а он, как правило, их затрагивает, должен вводиться поэтапно на маленькой территории в одном, в двух, в трех регионах. Посмотреть, какие социальные риски. Выявить! Чтобы не на всю страну».

Что ж, родительский актив знает эту прискорбную практику «пилотных регионов» и, как может, борется с ней. И вдруг он слышит – причем не от кого-нибудь, а от своего, как казалось, главного единомышленника в среде юристов-законодателей, что это чуть ли не блестящая социальная методика – выявлять опасность чьих-то умозрений на живых семьях.

Елена Борисовна! Наша страна не зоопарк, и населяют ее – даже на маленьких территориях – не зверушки, а люди. Вести же эксперименты на людях, как Вы предлагаете, «в одном, в двух, в трех регионах» – недопустимо. Вы этого не понимаете? Вы не понимаете, что сказали?

И вот эти слова о законе как маркере: «Что собой представляет Россия? Она маргинальная, отсталая или она все-таки идет в ногу со временем, защищая свои ценности?» – разве они не означают призыва идти в ногу с тем, что предлагает «время» (или «прогрессивное человечество»), а предлагает оно сейчас отказ от всего, что выработала за тысячелетия человеческая, в том числе христианская культура?

Сенатора Мизулину бес попутал в главном храме страны, или она действительно видит отсталость в желании нашего народа сохранить человечность? Но при чем тут тогда православие? Мы, хоть люди и светские, в недоумении.

http://aftershock.news/?q=node/813422&page=2

В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

Какая защита предлагается жертвам насилия

Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

Читайте так же:  Развод через суд с детьми алименты

Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

Как изменился документ

Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

За законопроект и против него

Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

«Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

«Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

Реакция на закон

Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.rbc.ru/politics/29/11/2019/5de036809a7947fb03de0406

Мизулина о законе о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here