Сбн закон о домашнем насилии

Предлагаем статью на тему: "Сбн закон о домашнем насилии" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Андрей Кормухин: «Закон о семейном насилии» лоббируют ЛГБТ и иностранные агенты

В субботу 23 ноября в московском парке «Сокольники» состоится митинг против принятия так называемого закона о семейном насилии, который может разрушить само понятие семьи.

Митинг, согласно заявке организатора (движения «Сорок Сороков»), пройдёт в защиту традиционных духовно-нравственных ценностей и традиционных семей и против принятия закона СБН (о семейно-бытовом насилии).

Мы побеседовали с правозащитником, координатором общероссийского движения «Сорок Сороков» Андреем Кормухиным о том, что же именно в этом законе настораживает россиян:

«Лоббисты данного закона, в принципе, не скрывают, чего они хотят. Хотя некоторые моменты скрыты под красивыми формулировками и красивыми словами. Но при этом то там, то здесь проскакивает от разработчиков этого закона, что он написан как и в 120, как они говорят, «цивилизованных» странах. И сторонники этого закона апеллируют в своей аргументации к Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, – прим. ред.) и тому, что Россия одна из немногих стран, которые эту конвенцию не ратифицировали. Но когда люди открывают Стамбульскую конвенцию и начинают читать, то находят там очень интересные формулировки, которые говорят о том, что данная конвенция задаёт юридическую норму для так называемого гендерного равноправия.

Наше общество не знает, что такое гендерное равноправие, и защитники данного закона подают его как равенство между мужчиной и женщиной. Но если вы откроете любой источник и наберёте слово «гендер», то обнаружите, что это не мужчина и женщина, это пол, которым ощущает себя мужчина или женщина. На сегодняшний день насчитывается 58 полов, которыми себя ощущают те или иные мужчины и женщины. Так вот, Стамбульская конвенция как раз и говорит о гендерном равноправии этих 58 полов.

А если мы откроем Конституцию нашей страны и посмотрим статью 15, часть 4, то мы там прочитаем, что международные договоры и нормы международного права имеют преимущественное значение, если Россия эти международные документы подписывает. Отсюда что следует? Что как только мы ратифицируем эту Стамбульскую конвенцию, к чему призывают разработчики этого закона, автоматически наш, российский закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних становится относительно Стамбульской конвенции ущербным. То есть он должен быть отменён.

Если вы откроете письмо в поддержку закона о так называемом семейно-бытовом насилии, то увидите среди подписантов этого закона феминистские и ЛГБТ-организации. Причём здесь, казалось бы, ЛГБТ и этот закон? Так вот, это прямая заинтересованность! Потому что, как только будет отменён закон о запрете пропаганды гомосексуализма на территории России, автоматически они подают заявки на гей-парады, начинают лоббировать однополые браки.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

А когда люди, которые выступают против этого, начнут говорить: «Подождите! У нас общество консервативное в большинстве своём, разделяющее духовно-нравственные ценности, у нас это прописано в стратегии национальной безопасности, подписанной президентом Владимиром Путиным», — на это они покажут Стамбульскую конвенцию и скажут: «Ребят! Но Россия ратифицировала конвенцию о домашнем насилии и гендерном равноправии! У нас, согласно конституции, Стамбульская конвенция относительно этого закона имеет преимущество».

Поэтому, поверьте, пройдёт совсем немного времени, когда мы на улицах наших городов увидим марширующие гей-парады. И есть очень большая вероятность принятия закона об однополых браках. А дальше будет другая история, связанная с этим же законом. По нему не только правоохранительные органы должны работать с проявлениями насилия в семье, а ещё и общественные некоммерческие организации. Так вот, как только этот закон будет принят, появится много организаций, которые будут иметь право отбирать детей у нормальных семей и передавать их в гомосексуальные пары.

Когда вся эта кампания начиналась, одна из его главных лоббисток-феминисток, общественница Алёна Попова, в интервью DW, не скрывая, написала, что если данный закон будет регулировать только физическое насилие, а не будет регулировать психологическое, экономическое и сексуальное насилие, то закон потеряет смысл.

А что такое экономическое, психологическое насилие? Пусть мы уберём сексуальное, хотя там формулировка тоже достаточно размытая, потому что если я, например, буду навязчиво приставать к своей жене, то это тоже является формой сексуального насилия. Нам теперь документы подписывать, перед тем как лечь спать друг с другом?

Вернёмся к психологическому и экономическому насилию. Формулировки размыты очень сильно. Например, моему ребёнку кто-то из его друзей подарил какой-то гаджет, и я застал ребёнка, смотрящим в этом гаджете то, что мне не нравится. Или он проводит в этом гаджете слишком много времени, и я, как родитель, этот гаджет отбираю. Мой ребёнок начинает капризничать, а мой сосед-недоброжелатель пишет заявление, приезжает организация, выписывает мне ордер, моего ребёнка изымают из семьи на два месяца, помещают его туда, куда у меня не будет доступа. Я не буду знать, где он находится, и в дальнейшем у них будет много вариантов, как моего ребёнка вообще из семьи забрать.

Недавно мы всей страной, прильнув к телеэкранам, наблюдали за судьбой Дениса Лисова, который с огромными трудностями вывез своих двух дочек из Швеции, забрав их из лап ювенальной юстиции. И мы его поддерживаем, переживаем. А с другой стороны у нас пытаются принять тот самый закон, по которому в Швеции детей Дениса Лисова как раз и забирали.

Вот эти подводные камни лоббисты данного закона и скрывают от общества. Общество разве захочет, чтобы по улицам маршировали гей-парады? Общество захочет, чтобы к ним в семьи вторгались непонятные организации, у которых в уставе прописано, что они обладают возможностью заниматься психологическим воспитанием семейных отношений?

Читайте так же:  Неуплата алиментов организацией

Если любая организация пропишет этот пункт в своём уставе, то сможет заходить в любую семью и проверять, как там живут муж и жена, выспрашивать детей, обижал ли папа, шлёпал ли по попе, почему он водит маленького ребёнка в храм по воскресеньям, это ведь психологическое насилие, почему водит в школу? Это ведь издевательство! Он должен дома сидеть, если он не хочет ходить в школу. Так появляется инструмент, который жизни миллионов людей может превратить в ад.

И я ещё не говорю про преступные возможности этого закона. Проявятся криминальные таланты. По этому закону, например, даже если мужчина — собственник жилья, но якобы он обидел женщину психологически или деньги не дал на поход к косметологу (экономически обидел), то она может написать заявление на него, и ему выпишут охранный ордер, запрещающий приближаться к ней ближе чем на 10 метров. То есть мужчина, выходит, должен вне квартиры находиться. То есть, по сути, этот мужчина выселяется из той недвижимости, собственником которой он является. Представляете, какой это лакомый кусок для тех же самых криминальных структур, которые смогут использовать в своих целях девушек, которых будут знакомить с мужчинами и через такие механизмы их выселять из собственных квартир?

И туда же, как это ни дико сейчас прозвучит, относится тема трансплантологии, потому что сейчас у нас все медицинские показатели людей хранятся в электронных базах, которые успешно продаются, которые успешно крадутся. То есть у тех же преступных группировок будет доступ к данным детей. Находится ребёнок, который по тем или иным показателям подходит как донор для детей сильных мира сего. И дальше, через этот же механизм, появляется какая-то некоммерческая организация, которая ребёнка изымает сначала на 2 месяца, куда-то увозит, а сама пропадает. Те сумасшедшие деньги, который сильный мира сего отдаёт за донорские органы, позволяют ему без проблем открыть-закрыть эту НКО и решить свои проблемы за счёт несчастного ребёнка.

Этот разлом может пройти по миллионам наших семей, если мы не спохватимся, пока не поздно. А поздно будет, если мы ратифицируем эту Стамбульскую конвенцию через этот закон.

И ещё важный момент. Есть письмо в поддержку этого закона. Оно есть в Сети, его можно найти на страницах «Новой газеты», которая написала большую статью в поддержку этого закона. Там есть список этих организаций. Большая часть организаций, которые подписали это письмо, — феминистские и ЛГБТ-организации. Из 35 официально зарегистрированных организаций, подписавших это письмо, 24 являются организациями, получающими финпомощь из-за рубежа. То есть являются иностранными агентами.

Для нас не совсем понятно, почему многие госорганы серьёзно рассматривают этот антироссийский, антигосударственный, антинравственный закон. Только лишь потому что у России появились какие-то обязательства перед кем-то, о которых мы не знаем? На ТВ откровенно манипулируют мнением россиян, показывая сцены физического насилия над женщинами, причём часто показывают именно срежиссированные сцены, записанные в студийных условиях, где жертвы исключительно женщины, а агрессоры суровые брутальные мужчины.

А на самом деле у нас семья — самый безопасный общественный институт. У нас нет более безопасного места, куда бы хотелось вернуться, где бы хотелось преклонить голову. Именно в семье больше всего любви, самопожертвования, добра. Вместо того, чтобы семью делать зоной любви и взаимопонимания, этот закон делает из семьи зону вражды, ненависти и насилия.

Именно поэтому мы 23 ноября устраиваем митинг, чтобы людям рассказать об этом.

Мы не знаем, почему сейчас это так сильно лоббируется. Может, это было условием возвращения России в Совет Европы со стороны европейских парламентариев. Может, это было условие ратификации «Северного потока — 2». Но это страшнее, чем танки и пушки, это решение рубит генофонд наш, безопасность страны. Я могу сказать, что это конец семьи, конец России.

У нас в законодательстве на сегодняшний день 40 правовых норм, которые позволяют регулировать бытовое насилие. 40 норм в уголовном и административном кодексе! У нас есть статья 117 («Истязание»), статья 116 («Побои»). Лоббисты нового закона кричат о том, что якобы статья 116 декриминализирована, но они обманывают общество. Она не декриминализирована. То, что они показывают в роликах о физическом насилии, изображая окровавленных женщин, это уже нанесение вреда средней тяжести и особой тяжести. Или вообще убийство. Оно, вне зависимости от того, где оно было совершено, является преступлением. Зачем отдельно регулировать его законе о семейном и домашнем насилии?

Они часто приводят в пример случай Маргариты Грачёвой, которой муж отрубил руки. Она первый раз обратилась в полицию, полиция не отреагировала. А во второй раз он ей отрубил руки. Во-первых, это вопиющий факт, муж — преступник, он получил за это 14 лет. Да, полиция должна была в первом случае реагировать на этот момент, и это, возможно, предотвратило бы преступление. Но для этого качество полицейских должно улучшиться! На должности участковых должны прийти квалифицированные люди!

У нас достаточно норм права, достаточно опыта. Давайте, может, начнём думать, как нам улучшить институт участковых инспекторов, как увеличить их штат, какие обучающие программы подготовить? Как повышать их квалификацию? А самое главное, как повысить им зарплаты? Может, не надо придумывать тогда эти все меры с экономическим и психологическим насилием, которыми смогут воспользоваться прежде всего сомнительные организации, ЛГБТ-пропагандисты и прямой криминал?»

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

http://jpgazeta.ru/andrey-kormuhin-zakon-o-semeynom-nasilii-lobbiruyut-lgbt-i-inostrannyie-agentyi/

Родители говорят «Нет!»

В регионах растет сопротивление пропихиваемому «сверху» закону о СБН.

Кемеровская региональная общероссийская общественная организация защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» сообщила о стремлении противодействовать скатыванию России в мракобесие.

«Представители «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) в Кемерове говорят «Нет!» закону о домашнем насилии. Пикет против антисемейного закона в Кемерове и по всей России 15 декабря

Читайте так же:  Как ускорить процесс развода через суд

15 декабря 2019 года Кемерово встанет в одну большую всероссийскую цепочку пикетов протеста введению в правовое поле России закона о профилактике семейно-бытового насилия (СБН) .

Родители России возмущены, что под благим предлогом «борьбы с насилием» и под беспрестанно озвучиваемую лоббистами чудовищную ложь о «16 миллионах избитых мужъями женщин» в стране пытаются принять закон с таким широким толкованием понятия «насилие», что подвести под это понятие можно будет любые семейные неурядицы, ссоры, недоразумения, критику супруга или обычные воспитательные меры в отношении детей.

Граждане возмущены попытками лоббистов при поддержке некоторых депутатов ГД предоставить право различным НКО вмешиваться по собственному разумению во внутрисемейную жизнь и выписывать «охранный ордер» по первому требованию, доносу, жалобе даже третьих лиц . Что на раз позволит применить к членам семьи такие серьезные меры, какие можно применять только по суду и с соответствующими доказательствами.

Граждане возмущены озвучиваемой с высоких трибун информацией о том, что большинство регионов России, в том числе и Кемеровская область якобы «уже определились» и выступили за скорейшее принятие закона о СБН . В то время как в регионах до последнего, а именно, вплоть до 29 ноября не могли ознакомиться с текстом законопроекта — очевидно, тщательно скрываемого его авторами ввиду понимания, что страна не примет антисемейный закон, идущий вразрез с Конституцией РФ.

Пикет против закона о профилактике домашнего насилия пройдет в Кемерове 15 декабря в воскресенье с 12:00 до 14:00 по адресу: просп. Кузнецкий, 33Б».

http://kuzpress.ru/society/13-12-2019/71829.html

Соборное мнение: закон о насилии над семьей неприемлем ни в каких редакциях

В битве феминисток и прочих лоббистов закона о криминализации семьи под предлогом «профилактики семейно-бытового насилия» и всей остальной России в лице родительских, ветеранских и религиозных организаций наступил незаметный широкой общественности перелом. РИА Катюша публикует народную резолюцию Всемирного русского народного собора, подписанную абсолютным большинством из 623 зарегистрированных участников расширенного бюро Собора 6 декабря вопреки осторожной политике руководства ВРНС (которое до сих пор не опубликовало свою версию резолюции) и явной провокации сенатора Елены Мизулиной, которая пыталась предложить компромиссный вариант, ссылаясь на международные обязательства и санкции, и была освистана участниками собора. Руководству ВРНС остается либо присоединиться к этому документу, либо подорвать легитимность ВРНС. А органам государственной власти придется учитывать это мнение – об этом прямо заявила даже открыто лоббировавшая данный западный инструмент разрушения семьи спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Народная резолюция, принятая по итогам расширенного заседания бюро ВРНС 6 декабря 2019 года в Храме Христа Спасителя, звучит так:

«Мы, зарегистрированные участники расширенного заседания Бюро Президиума Всемирного Русского народного Собора (ВРНС) в количестве 623 человек, выслушав выступления членов Президиума ВРНС, сенаторов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, Председателя Патриаршей комиссии по делам семьи, материнства и детства, руководителей общественных организаций, экспертов и делегатов, абсолютным большинством голосов проголосовали за следующую резолюцию:

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» неприемлем ни в каком виде, ни в какой редакции, т.к. содержит неустранимые социальные риски: принудительное разлучение детей со своими родителями, избыточное вмешательство в дела семьи и разрушение устоев и иерархии отношений в семье, криминализирует семью, семейные отношения как таковые, что противоречит Конституции Российской Федерации и традиционным для России семейным и духовно-нравственным ценностям.

Проблему насилия возможно регулировать путем совершенствования уголовного и административного законодательства, принудительного лечения от алкоголизма и наркомании, искоренения культа насилия и жестокости в СМИ и в сети Интернет и т.д..

Российской Федерации необходимо выйти из всех международных конвенций и договоров, направленных против традиционных семейных ценностей, брака как союза мужчины и женщины с целью деторождения, здоровой семьи как высшей ценности, и не присоединяться к Стамбульской конвенции.

Необходимо провести расследование участия иностранных агентов (таких как Хьюман Райтс Вотч и представителей структур Джорджа Сороса) в лоббизме этого закона и их связей с представителями государственной власти и НКО».

Народная резолюция опубликована, помимо РИА «Катюша» и ресурсов Общественного уполномоченного по защите семьи, чьи представители участвовали и на заседании ВРНС, и на последовавших координационных совещаниях представителей родительских организаций России, на ресурсах других участников ВРНС, в частности, АРКС, «Сорок Сороков», вновь созданного объединения «Семейный фронт» (идея организации этой структуры была озвучена членом Общественной палаты Павлом Пожигайло на заседании ВРНС) и др. При этом участники ВРНС публикуют видеозаписи расширенного заседания ВРНС, на которых четко видно, что абсолютное большинство присутствующих в зале церковных соборов выступило категорически против любой версии соглашательства с агентами Сороса, лоббирующими внедрение антисемейных законов.

Факт принятия данной резолюции – событие беспрецедентое для современной России. Вызванная нерешительностью аппарата и руководства ВРНС, которое до сих пор не опубликовало резолюцию ВРНС, несмотря на явную волю участников собора, а также четкую позицию Патриарха о недопустимости вторжения в семью, данная резолюция недвусмысленно положила конец всем подковерным договоренностям и возможным манипуляциям, в которых некоторые участники начали подозревать руководство главного церковно-государственного форума. Надеемся, что аппарат ВРНС в ближайшее время все-таки опубликует свою редакцию документа на основе народной резолюции – в противном случае легитимность ВРНС окажется весьма сомнительной. С другой стороны, патриотические, родительские и религиозные организации таким образом превращаются в реальную политическую силу, что и нашло отражение в появлении таких брэндов, как «Семейный фронт» (подробнее о целях и задачах нового координационного центра можно почитать тут: http://семейный-фронт.рф/).

Мало того, не прислушаться к соборному голосу не имеет права и власть – в России просто нет другого такого представительного органа, который бы выражал интересы народа (точнее сказать, народов, населяющих Россию), а не бизнес-корпораций и кланов. Неслучайно даже представители думской фракции «Единая Россия» Николай Земцов, Николай Валуев и другие, не дожидаясь команды и согласований сверху, начинают делать публичные заявления о том, что они не будут голосовать за законопроект о насилии над семьей, если его внесут в Думу.

Читайте так же:  Какая сумма положена матери одиночке

В случае игнорирования народной резолюции участников ВРНС та же Матвиенко и прочие лоббисты данного законопроекта будут однозначно идентифицированы как иностранные агенты, которые игнорируют мнение Церкви и российского общества и при этом исполняют «рекомендации» Сороса и его агентуры вроде Human Rights Watch, которые официально обратились к Матвиенко с требованием принять законопроект о семейно-бытовом насилии.

Да и для Путина, чей рейтинг, благодаря «мудрой» политике правительства и прочих органов власти, опустился до критически низких величин, что само по себе создает угрозу национальной безопасности, данная ситуация представляется соломинкой, за которую можно ухватиться, чтобы подержать свое, изрядно подмоченное за последние полтора года, реноме лидера, отстаивающего суверенитет страны.

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD-%D0%BE-%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B5%D0%BC-%D0%BD%D0%B8-%D0%B2-%D0%BA%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F%D1%85/

В закон о домашнем насилии впишут изгнание виновного из дома

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) подготовил законопроект, в котором предлагает закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и права пострадавших от него. В частности, пострадавший, согласно предложению СПЧ, может получить право обратиться за так называемым защитным предписанием, говорится в документе. Текст законопроекта есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердили два источника в СПЧ.

В разработке документа приняла участие зампредседателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. По ее словам, основная цель законопроекта — не вводить дополнительные или более строгие санкции, а предусмотреть превентивные меры по профилактике правонарушений. «Предусмотренные законопроектом меры не являются наказаниями за правонарушение, это временные меры по недопущению новых или более тяжких правонарушений и по защите пострадавших», — пояснила депутат.

Предложения СПЧ станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совете федерации по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента. Финальную версию документа будут вносить сенаторы.

Что предлагает СПЧ

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой. Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Видео (кликните для воспроизведения).

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия. «Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке». Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

Читайте так же:  Что нужно сделать чтоб подать на развод

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя. У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся. Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать. »

Как еще можно защитить жертв насилия

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова. «В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она. Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения. Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.


http://www.rbc.ru/politics/19/10/2019/5da86f069a794727e0706c92

Семейно-бытовое насилие в новой редакции: Госдуму вновь осаждают ювеналы

Стал известен текст законопроекта о семейно-бытовом насилии (СБН), чьего ускоренного принятия от Госдумы попросила руководитель Союза помощи многодетным и приемным семьям «МЫ» Ольга Парамонова, 7 июля сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

В тексте легко узнать старый закон о СБН, который неоднократно пытались протащить в российское законодательство под давлением международных фондов. Максимально размытые формулировки позволяют квалифицировать в качестве СБН не только любую семейную неурядицу, но даже простой отказ удовлетворить каприз ребенка.

Семейно-бытовое насилие определяется законопроектом как «умышленное противоправное деяние (действие или бездействие) или угроза его совершения одного лица в отношении другого (других) лиц, совершенное в сфере семейно-бытовых отношений, если это деяние нарушает права и свободы человека, и (или) причиняет ему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет нравственные страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред, либо создается угроза причинения вреда». Оговаривается, что СБН не является «реализация права на необходимую оборону».

Определяются четыре формы «физического, психологического, сексуального и экономического насилия». Физическим насилием предлагается считать не только «причинение вреда здоровью» или абстрактной «физической боли», но и «умышленный противоправный отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье, о личной безопасности» в отношении ребенка или другого иждивенца.

Ущербом от физического насилия наряду с прочим предлагается считать формально неопределимые «ущерб чести и достоинству его личности, а также психическому, физическому или личностному развитию».

Психологическим насилием предлагается считать оскорбления и угрозы применить насилие (в максимально абстрактном его понимании). Под определение подпадают не только угрозы или оскорбления по отношения к самому члену семьи (например, ребенку или супругу), но и по отношению к его «знакомым» или его «домашним животным».

Законопроектом предусматриваются и «меры профилактики семейно-бытового насилия», предполагающие установление внешней (очевидно, не бесплатной) опеки над членами семьи, которые всего лишь «способны к насилию». В список «субъектов системы профилактики» СБН, занятых выявлением случаев насилия (а также потенциальной способности к насилию) кроме органов исполнительной и законодательной власти включены «юридические лица независимо от его организационно-правовой формы и (или) граждане, осуществляющие, в соответствии с учредительными документами, деятельность в сфере профилактики семейно-бытового насилия».

То есть задачи по выявлению склонности к семейному насилию для обеспечения последующего вмешательства в семью извне предлагается возложить на неопределенно широкий круг лиц.

Напомним, 3 июля Парамонова опубликовала в Instagram ответ на свое обращение к председателю Госдумы Вячеславу Володину с просьбой ускорить принятие законопроекта о СБН. В ответе Комитет по вопросам семьи, женщин и детей проинформировал Парамонову, что законопроект в Госдуму не внесен и на рассмотрение Комитета не представлен. Парамонова выразила глубокое разочарование и посетовала на «ошибку системы».

Комментарий редакции
Формулировки предлагаемого закона впечатляют своей неприкрытой наглостью. За прошедшие годы ювеналы и не подумали сбавить аппетиты.

Расширение понятия насилия категориями «психологического» и «экономического» позволяет обозвать насилием любое действие родителей, приводящее к неудовольствию ребенка. Не купил мороженого — совершил насилие. Более того, утверждается, что вы совершаете насилие даже если словесно воздействуете не на самого близкого человека, а на его знакомых. Жена подняла голос на собутыльника пьяного супруга или отобрала получку мужа, чтобы он ее не потратил на выпивку — и это тоже насилие.

Под размытые формулировки насилия можно буквально подвести любую семью. Ведь воспитание предполагает как поощрение, так и наказание, а последнее всегда связано с неудовольствием. Но этим ювеналы не удовлетворяются. Им нужно не только и не столько карать за уже совершенное. Им необходимо выявлять еще не совершивших насилие, потенциальных «нарушителей» — и брать их под опеку. Под эту борьбу с мыслепреступлениями подряжают и некоммерческие организации (в том числе, очевидно, и с иностранным участием), и вообще любых лиц.

Особую пикантность ситуации придает то, что новый виток законодательной эпопеи с семейно-бытовым насилием закрутился вокруг ситуации с девочкой из Ингушетии Аишей Ажиговой. Очень бы хотелось командировать всех ювеналов в южные республики России, чтобы они попробовали в пилотном режиме насадить свои практики именно там.

Читайте так же:  Защита прав ребенка на гражданство

http://rvs.su/novosti/2019/semeyno-bytovoe-nasilie-v-novoy-redakcii-gosdumu-vnov-osazhdayut-yuvenaly

В Общественной палате РФ обсудят закон о «домашнем насилии»

Москва, 8 октября 2019 г.

Более ста организаций подписались под письмом Президенту РФ Владимиру Путину с просьбой прекратить разработку и внедрение закона о семейно-бытовом (домашнем) насилии («СБН»). Вокруг темы так называемого домашнего насилия развернулась нешуточная дискуссия в обществе и СМИ. Под давлением феминистских организаций, многие их которых признаны иностранными агентами , Федеральное Собрание РФ (Совет Федерации и Дума) начали разработку законопроекта о семейном насилии. Законопроект предполагает введение новых терминов «агрессор», «жертва», «домашнее насилие» , «охранный ордер»

Проект уже находится в финальной стадии разработки и отправлен на согласование в соответствующие ведомства по существующему регламенту.


Считается, что поводом для введения нового нормативно-правового документа явилась отрицательная динамика по предупреждению семейного насилия после дискриминации ст.116 ч.1 УК РФ (побои) в 2017 году. Также инициаторы принятия закона о семейно-бытовом насилии ссылаются на рост преступлений по ст.6.1.1. КОАП РФ , по которой после декриминализации квалифицируются побои, не повлекшие ущерба здоровью.

С другой стороны, есть оценка существующей статистики как положительной динамики в части профилактики домашнего насилия. Имеются существенные различия в статистических данных, используемых для продвижения , разработки законопроекта и его критики.

Общество крайне встревожено разработкой законопроекта, который затронет практически каждую российскую семью, принимаемого без широкого обсуждения.

На площадке Общественной Палаты РФ впервые открыто прозвучат аргументы, раскрывающие суть намечающихся преобразований в семейной политике.

Приглашены представители всех ведомств, участвующих в разработке закона о СБН: МВД, Следственный комитет, Прокуратура, Минсоцзащиты, Минобр, Минздрав, Минфин. А также депутаты:.В.Милонов, П.Толстой, Т.Плетнева, Е.Федоров, сенатор Е.Мизулина, представители Русской Православной Церкви Владимир Легойда, о.Димитрий Смирнов, прот. Всеволод Чаплин, эксперты в области семейной политики и демографии, представители общественных организаций

Общественные слушания на тему: Традиционные ценности как основа семьи. Регулирование внутрисемейных конфликтов»

Дата: 15 октября 2019 года.

Время: с 14:00 до 17:00.

Место проведения: Общественная палата Российской Федерации, г. Москва, Миусская пл., д. 7, стр. 1, БКЗ.

Организатор: Комиссия Общественной палаты по поддержке семьи, материнства и детства (Э.Ю. Жгутова).

Аккредитация СМИ через пресс-службу Общественной палаты

Телефон/факс +7 495 221 83 61, [email protected]

Электронная почта редакции: [email protected]

Представитель пресс-службы Общественной палаты, Сергеева Юлия, 8 926 152 69 18

http://pravoslavie.ru/124512.html

Казань о законопроекте по семейно-бытовому насилию — против даже феминистки


Круглый стол на тему СБН, Казань, 30.11.2019
Сунгатуллин Раис © ИА Красная Весна

Законопроект о семейно-бытовом насилии (СБН) не устроил никого из обсуждавших его на круглом столе, прошедшем 30 ноября в казанском отеле «Кристалл», 2 декабря сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Организатором круглого стола стало татарстанское отделение партии «Яблоко». В работе круглого стола приняли участие представители феминистской казанской организации «ФемКызлар», замначальника отдела участковых уполномоченных полиции Рауф Низамов, представитель НКО от кризисного центра «Фатима» Марина Галицкая, социолог Искандер Ясавеев, организацию защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) представляла Татьяна Нечаева, модератором круглого стола был Зинатуллин Руслан. В зале присутствовали депутаты Госсовета РТ, представители православной общественности, психологи, юристы и правозащитники.

Мнения сторон о законопроекте о семейно-бытовом насилии (СБН), внесенном на обсуждение в Госдуму, разделились, одни посчитали его вредным и разрушительным для семьи, другие — «сырым» и бесполезным в таком виде, но все отмечали его размытые формулировки и возможность расширительного толкования. Даже активистки фемдвижения назвали документ «бесполезным и нерабочим», а основательница движения «ФемКызлар» Дина Нурм сообщила, что настроена пессимистично.

Представитель организации по защите семьи РВС Татьяна Нечаева подчеркнула, что цель законопроекта — не защита женщин от побоев и истязаний, на которых была построена феминистская рекламная компания закона о СБН, а о деяниях, которые нельзя классифицировать по статьям УК и КОАП, но которые вызывают «психологическое и физическое страдания» или их угрозу. Что это за страдания и как они измеряются, в законе не поясняется.

Зато разбираться с такими семьями и проводить профилактику будут некие материально заинтересованные НКО, которые по своему усмотрению будут решать, какие конфликты — насилие, а какие — нет, карать или миловать. Общественников не устраивает та легкость, с которой, согласно законопроекту, НКО разрешено будет вмешиваться в дела семьи и ставить ее на контроль, что приведет к многочисленным злоупотреблениям.

И хотя из числа спикеров категорически против закона высказалась только представитель РВС, зал поддержал именно ее позицию. Присутствующие активно задавали вопросы и высказывались против законопроекта.

Представитель православной общественности обратился с вопросом к организаторам, почему они не пригласили на дискуссию организации, непосредственно занимающиеся проблемами семьи и знающими их не понаслышке, а предоставили слово тем, кто заинтересован в продвижении закона, разрушающего семью. А именно, в проталкивании закона о семейном насилии заинтересованы феминистские и ЛГБТ организации, идеологией которых является разрушение традиционной семьи, где есть разнополые папа и мама.

Присутствующие в зале мужчины отмечали, что закон дискриминирует мужчин и провоцирует войну между мужчинами и женщинами. Что государство отступает от принципа презумпции невиновности и, декларируя либеральные свободы, по существу этим законом о СБН ставит семью под контроль и нарушает принцип невмешательства в личную жизнь граждан.

Напомним, по статистике МВД, в 2018 году в семейных конфликтах погибли 253 женщины. Но количество жертв СБН и преступлений на семейно-бытовой почве снижается год от года. 19 ноября Минюст РФ сообщил, что масштабы СБН в России сильно преувеличены. Тем не менее, в СМИ и соцсетях развернута шумиха по поводу «ежегодно погибающих 14 тыс. женщинах» в семьях. Отметим, что эта цифра взята из доклада иностранного агента — центра АННА. Миф о 14 тысячах жертв СБН ничем не подтвержден, но активно внедряется в сознание наших граждан.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://rvs.su/novosti/2019/kazan-o-zakonoproekte-po-semeyno-bytovomu-nasiliyu-protiv-dazhe-feministki

Сбн закон о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here