Предупреждение домашнего насилия

Предлагаем статью на тему: "Предупреждение домашнего насилия" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Как законодатели предлагают бороться с домашним насилием

На сайте Совета Федерации 29 ноября для общественного обсуждения был опубликован проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Список авторов инициативы не указан. Рабочая группа по проработке проекта будет принимать отзывы и замечания к нему до 15 декабря в связи с «активной дискуссией», заявила вице-спикер Совфеда Галина Карелова, затем решат вопрос о внесении документа в Госдуму.

Среди основных авторов инициативы собеседники в Госдуме называют депутата Оксану Пушкину. Она не ответила на вопросы «Ведомостей».

Впервые о разработке законопроекта о профилактике домашнего насилия заговорили в 2016 г., но тогда документ не дошел до Госдумы. К обсуждению идеи вернулись в 2019-м. В финальную версию проекта были включены определение семейно-бытового насилия и пункт о примирении сторон.

Суть инициативы

● Под домашним насилием в законопроекте понимается умышленное деяние в отношении члена семьи, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического или психического страдания или имущественного вреда.

● Документ вводит меры профилактики и пресечения семейно-бытового насилия. Их предлагается применять в тех случаях, когда оснований для административной и уголовной ответственности еще нет.

● Авторы законопроекта рассчитывают, что его принятие позволит сократить число случаев домашнего насилия и их негативные последствия.

Особенность этого законопроекта в том, что он меняет взгляд на проблему семейно-бытового насилия, говорит Екатерина Тягай, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper. Документ предлагает ввести меры профилактики домашнего насилия, а не только устранения его чудовищных и часто необратимых последствий, отметила она.

Число жертв домашнего насилия

Согласно данным Росстата и МВД (приводятся в пояснительной записке к законопроекту), каждый год в России от семейно-бытового насилия страдают десятки тысяч человек:
• 2015 год – 50 780 человек;
• 2016 год – 65 543 человек;
• 2017 год – 36 037 человек;
• 2018 год – 33 235 человек.
Это только зарегистрированные случаи. Основную часть лиц, подвергшихся домашнему насилию, составляют женщины: в 2017 году – 71,2%, в 2018 году – 70,8%.
Снижение числа пострадавших в 2017 году авторы законопроекта связали с декриминализацией впервые совершенных побоев в отношении членов семьи.

Что будут делать НКО и общественные организации

Они могут помогать искать причины домашнего насилия, а также оказывать правовую, социальную и психологическую помощь пострадавшим.

Законопроект также предлагает им проводить информационные кампании для профилактики домашнего насилия и принимать участие в профилактической работе с нарушителями.

Женский род жертвы

Есть и другие меры:

• Специализированные психологические программы.

Что будет делать соцзащита

Работники социальной защиты должны проводить «правовое просвещение и информирование» по вопросам домашнего насилия, помогать жертвам с адаптацией, а также направлять их на специализированные психологические программы. Необходимые услуги пострадавшим должны оказываться срочно.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Кроме того, сотрудники соцзащиты должны сообщать в полицию о домашнем насилии или о его угрозах. Они также должны вести статистику — подсчитывать, скольким людям, пострадавшим от насилия, оказана помощь.

Кто будет участвовать в профилактике домашнего насилия

Согласно законопроекту, оказывать помощь жертвам домашнего насилия и проводить работу с нарушителями будут:

• органы внутренних дел;

• организации специализированного социального обслуживания — кризисные центры, центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи, центры экстренной психологической помощи и другие;

• общественные объединения и некоммерческие организации.

• уполномоченные по правам человека и по правам ребенка;

• органы государственной власти;

• органы управления социальной защиты населения;

• органы местного самоуправления и др.

Проект предполагает, что полномочия всех этих субъектов профилактики будут определены и скоординированы, отмечает Тягай. По ее мнению, это позволит сформировать каркас и систему взаимодействия всех структур, силами которых домашнее насилие может быть предотвращено, а семьи сохранены.

Примирение

В финальной версии законопроекта появился пункт о примирении жертв семейно-бытового насилия с нарушителями. Заниматься этим будут вправе специализированные общественные объединения или некоммерческие организации.

Митинги и угрозы

Разработка законопроекта вызвала бурное обсуждение. В конце октября в московском гайд-парке в Сокольниках прошел митинг, организованный православным движением «Сорок сороков». Активисты требовали от президента не допустить принятия закона, который лоббируют представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Спустя несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников инициативы. В то же время соавтор законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина рассказывала об угрозах, поступающих людям, участвующим в разработке документа.

Помощь жертвам

● Авторы предлагают региональным органам соцзащиты организовывать обслуживание лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию.

● Для реабилитации пострадавших и их адаптации в обществе планируется создавать кризисные центры, центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи, экстренной психологической помощи и другие специализированные организации.

● Социальные услуги жертвам домашнего насилия будут предоставляться на основании заявления, решения должны приниматься незамедлительно и вне зависимости от того, было ли по данному факту возбуждено административное или уголовное дело, проводились ли какие-то следственные действия.

● В законопроекте прописан принцип добровольности получения помощи пострадавшими, за исключением тех случаев, когда речь идет о несовершеннолетних или недееспособных гражданах.

Работа с нарушителями

Меры, которые предлагают авторы законопроекта, можно разделить на две группы: первая касается помощи пострадавшим и их реабилитации, вторая — пресечения домашнего насилия и работы с нарушителями.

● Согласно законопроекту, органы внутренних дел должны будут реагировать на любые сообщения о домашнем насилии: на заявления от пострадавших, обращения очевидцев, сведения от органов соцзащиты и медицинских организаций.

● Заявления должны будут рассматриваться незамедлительно, при этом не только об уже случившихся фактах, но и об угрозах насилия.

Законопроект закрепляет конкретные основания для профилактики семейно-бытового насилия, полагает Тягай. «Это позволит действовать и реагировать не хаотично, а по заранее определенному алгоритму», — говорит адвокат.

Никакого произвольного вторжения и вмешательства в семейные дела без прямо предусмотренных оснований закона не допускается

Читайте так же:  Мать одиночка выплаты ежемесячные

Авторы законопроекта предлагают несколько мер по работе с нарушителями:

• Правовое просвещение и правовое информирование.

• Профилактическая беседа, которая будет проводиться сотрудником органа внутренних дел.

• Защитное предписание. Будет выдаваться полицейским, только с согласия пострадавшего. Срок действия предписания — 30 суток (может быть продлен до 60). Оно запрещает нарушителю общаться с пострадавшим, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его место пребывания.

• Судебное защитное предписание. Если есть основания полагать, что обычное предписание не подействует, полицейский может обратиться в суд. Судебное защитное предписание будет действовать от 30 суток до года. Суд вправе обязать пройти специализированную психологическую программу, покинуть совместное с пострадавшим место жительства, вернуть жертве насилия имущество или документы, если они удерживаются нарушителем.

Предписания вступают в силу немедленно. За нарушение содержащихся в них запретов авторы законопроекта предлагают ввести административную ответственность: неисполнение защитного предписания грозит штрафом от 1000 до 3000 руб. или арестом на срок до 15 суток; за неисполнение судебного защитного предписания предлагается наказывать штрафом от 3000 до 5000 руб., арестом на срок от 5 до 15 суток или обязательными работами на срок от 50 до 100 часов .

Что такое защитное предписание

Если жертва согласна, полицейские выпишут ей защитное предписание. Это документ, который запрещает нарушителю совершать насилие, общаться со своей жертвой лично, по телефону и через интернет, а также пытаться узнать, где она находится.

Это предписание действует 30 суток. При необходимости срок могут продлить до 60 суток. Если нарушитель не будет соблюдать требования защитного предписания, его привлекут к ответственности. К какой именно — в законопроекте не уточняется.

Если защитное предписание недостаточно защищает жертву, сотрудники МВД должны обратиться в суд для получения судебного защитного предписания. Оно будет действовать уже от месяца до года; нарушителя такого предписания могут заставить пройти специализированную психологическую программу, съехать от своей жертвы и вернуть пострадавшим их документы, если есть такая необходимость. За нарушение судебного предписания также предусмотрена ответственность, но какая именно — не конкретизировано. На время действия защитного предписания нарушителя ставят на профилактический учет.

Как определяется домашнее насилие

Под семейно-бытовым насилием в законопроекте подразумевается «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Такому насилию могут подвергаться состоящие в браке люди, разведенные супруги, родители общего ребенка, родственники, а также люди, живущие вместе с партнером.

«Определение «семейно-бытового насилия» в данной редакции полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. То есть этот закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд», — прокомментировала опубликованный вариант законопроекта Мари Давтян.

По словам адвоката, такая «урезанная и сокращенная и во многом юридически безграмотная» редакция проекта не согласована с рабочей группой, готовившей документ; Давтян называет ее результатом «заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами».

Что будут делать кризисные центры

В тексте законопроекта они называются «организации специализированного социального обслуживания в сфере профилактики семейно-бытового насилия»; предполагается, что их будут создавать органы власти субъектов федерации. Наряду с кризисными центрами упоминаются «центры социальной помощи семье и детям, центры психологопедагогической помощи населению, центры экстренной психологической помощи и другие организации специализированного социального обслуживания».

По заявлению жертв домашнего насилия или же по инициативе органов и организаций, которые занимаются его профилактикой, эти центры должны оказывать срочную помощь пострадавшим. Это могут быть социальные услуги, а также правовая, медицинская и психологическая помощь «в пределах компетенции». Основную медицинскую помощь жертвам должны оказывать медицинские организации. Врачи обязаны обращаться в полицию, если «есть основания полагать, что вред здоровью [пациента] причинен непосредственно семейно-бытовым насилием».

Кроме того, сотрудники кризисных центров и НКО могут участвовать в профилактической работе с нарушителями. Они также могут обратиться в полицию, если узнали о домашнем насилии, и передавать имеющуюся у них информацию силовикам для расследования или проверки.

Кто будет заниматься профилактикой домашнего насилия

Согласно законопроекту, заниматься профилактикой домашнего насилия и оказывать помощь жертвам будут сотрудники МВД, федеральные и региональные чиновники, прокуратура, уполномоченный по правам человека, детский омбудсмен, сотрудники органов социальной защиты, кризисные центры, медицинские организации, а также общественные и некоммерческие организации.

Что будут делать полицейские

Они должны рассматривать заявления о совершенном домашнем насилии или о его угрозах. Жертв они должны направлять в учреждения, где им окажут медицинскую или социальную помощь. Людей, которые совершают насилие, сотрудники МВД будут задерживать. В отделении с ними должны проводиться профилактические беседы.

Кто авторы законопроекта

Авторы законопроекта не указаны. Однако, как писал РБК, в его разработке принимали участие депутат Госдумы Оксана Пушкина, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также активистка Алена Попова. Все они говорили, что получали угрозы в соцсетях из-за работы над проектом.

Требует детального обсуждения

Законопроект заслуживает поддержки, поскольку проблема домашнего насилия стоит остро, считает первый зампред комитета Госдумы по законодательству Михаил Емельянов («Справедливая Россия»). Однако, по его мнению, нужно внимательно изучить детали и проверить, не вторгается ли закон в зону семейного права и как сочетаются нововведения с Семейным, Уголовным кодексами и КоАП.

При работе над законопроектом о домашнем насилии нужно быть предельно внимательным к деталям, чтобы потом из-за неправильной трактовки закона элементарные семейные ссоры не приводили к необратимым последствиям, сломанным судьбам и разрушенным семьям, считает зампред комитета по законодательству Рафаэль Марданшин («Единая Россия»). «Не каждая молодая семья может правильно трактовать понятие домашнего насилия. Это тонкий момент, который сложно прописать на законодательном уровне», — пояснил он. Но, с другой стороны, проблема семейно-бытового насилия действительно существует, и нужно совершенствовать законодательство, чтобы случаи жестокого обращения с близкими не оставались безнаказанными, добавил депутат.

Читайте так же:  Раздел имущества супругов исковое образец

Предупреждение домашнего насилия

Фото: Павел Головкин / AP / ТАСС

​​На сайте Совета Федерации опубликован для обсуждения законопроект о домашнем насилии. По словам спикера верхней палаты Валентины Матвиенко, предложения по его доработке будут приниматься в течение двух недель. «Медиазона» кратко пересказывает основные тезисы законопроекта.

Что будут делать власти и прокуратура

Органы власти и местного самоуправления, уполномоченные по правам и прокуратура должны следить, как реализуется программа по профилактике домашнего насилия, готовить для этого необходимую правовую базу и вести статистику.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Закон насильно мил не будет

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта, в том числе представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Матвиенко заверила, что все конструктивные предложения будут учтены. По ее мнению, новый закон должен не только призвать домашних агрессоров к порядку. «Главное, чтобы в сознании нашего общества этот социальный атавизм осуждался, не принимался, чтобы он ушел», — заявила она. «Это только укрепит семью», — считает глава СФ.

Видео (кликните для воспроизведения).

После публикации в пятницу на своем сайте Совет Федерации собрал уже тысячу комментариев. Как и следовало ожидать, мнения разделились. «Закон крайне необходим. Те, кто видит в нем навязывание западных ценностей, уводят в сторону внимание от главной проблемы: в российских семьях до сих пор царит домострой XVII века», — пишет Полина Жорова. «Если законопроект примут, это будет сильнейший удар по каждой российской семье, даже той, где о насилии и не думали. Вмешательство по доносам в семейные отношения посторонних организаций без какой-либо их ответственности — это вообще за гранью понимания», — возражает ей Максим Кайнов. Помимо эмоциональных высказываний есть и конкретные предложения, апелляции к иностранному опыту, причем как положительному, так и отрицательному.

«Дискуссия приобретает все более горячий характер. Мне бы очень хотелось, чтобы этот документ стал актом консолидации общества, а не причиной раздора», — заявила Матвиенко, анонсируя публикацию законопроекта.

«Опубликование на сайте Совета Федерации текста законопроекта — это лучший показатель того, что обсуждение вопроса семейно-бытового насилия переходит на новый этап — детальное, предметное обсуждение и внесение на рассмотрение в Госдуму. Замечательно, что Валентиной Ивановной Матвиенко было принято такое решение — обсуждение в публичном пространстве с людьми, которые заинтересованы, чтобы этот процесс был», — заявила «РГ» зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, которая является автором своей версии документа на этот счет.

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Документ делает акцент именно на профилактику таких случаев. А профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших — защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков. Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не поможет — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

В свою очередь у судебного предписания уже другой уровень. Оно предусматривает для нарушителя как вышеупомянутые запреты, так и другие, более жесткие профилактические меры. Например, обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Одновременно с этим законопроектом готовятся поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), которые предусматривают ответственность за нарушение требований защитных предписаний. Ее предполагается прописать в статье 19.3 КоАП («неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»). Нарушение требований защитного предписания может повлечь штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток, а судебного защитного предписания — штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток либо обязательные работы.

В Госдуме предлагают уточнить ряд положений опубликованного проекта. Как рассказала Оксана Пушкина, депутаты предлагают изменить формулировку семейно-бытового насилия. В нынешней версии из нее исключены все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.), поскольку содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. Таким образом, например, жертва домашних побоев или сексуального насилия не подпадает под действие этого законопроекта.

Глава думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников ранее хоть и положительно отозвался о готовящихся изменениях, однако заявил, что их будет недостаточно в борьбе с домашним насилием. В ходе обсуждения темы развития семейного права в Госдуме он заявил, что это комплексная проблема и нужен соответствующий подход. Борьба с насилием в семьях, пояснил он, требует принятия необходимых нормативных актов не только уголовно-правового характера. Кроме того, нужны развитие системы психологической поддержки и более активные действия со стороны компетентных органов, включая социальные службы, полицию. Все свои предложения депутаты Госдумы направят в Совет Федерации.

Татьяна Москалькова, Уполномоченный по правам человека в РФ:

— Конечно, такое явление, как унижения в семье, противоречит развитию демократизации общества и нравственным ценностям. Но закон о противодействии насилию в семье до сих пор не был принят, потому что не было единого мнения по поводу мер, которые могут применяться для противодействия насилию, я об этом много раз говорила, отвечая на вопросы журналистов. Одним из самых «хороших» положений нового законопроекта, направленного против насилия в семье, мне кажется создание центров для поддержки жертв домашнего насилия. Речь о кризисных центрах, куда могут прийти в момент конфликта жертвы насилия (неважно, будь то женщина или мужчина, ребенок или старик), чтобы получить в таком центре и финансовую поддержку, и помощь психолога, и просто секунды тишины, чтобы осмыслить всю ситуацию.

Читайте так же:  Основания заключения и расторжения брака

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях:

— Если мы исходим из того, что жена, ребенок, другие члены семьи — это не люди, а предметы домашней обстановки, то тогда, действительно, государство не должно вмешиваться в дела семьи. Я против применения силы для разрешении разногласий. Поэтому концептуально, конечно же, я на стороне Оксаны Пушкиной и ее предложений. Но если уж придется государству вмешаться в дела семьи, то сделать это оно должно очень деликатно. Но приоритет нужно отдать защите прав домочадцев. Я считаю, что мужчина, который поднял руку на женщину или ребенка, это не мужчина, а животное, которое использует силу для разрешения конфликта. Другое дело, что в бытность адвокатом у меня в практике было несколько дел, когда мужчину забирала милиция по заявлению жены, которая получила побои. А потом супруга приходила со слезами и просила защищать ее дебошира от уголовного преследования.

Кто-то скажет: сегодня такие женщины, что сами не прочь побить свою вторую половину? Да, известный сюжет, когда жена скалкой мужа охаживает, если он приходит пьяный с работы. Я уверен, что от семейного насилия должны быть защищены все стороны. И мужчина, и женщина. Если дама подняла руку на мужа, ну какая она жена? Какая женщина? Знаете, вы мне в интересный день позвонили. У нас сегодня с женой 44-я годовщина свадьбы. И как-то так получилось, что за 44 года ни я ее не бил, ни она меня не била. Поэтому понять супругов, которые поднимают руку на свою вторую половину, я не могу.

Никакой зарубежный опыт в чистом виде переносить на российскую почву нельзя. Это не поможет. Россия — самостоятельный континент с точки зрения менталитета, с точки зрения культуры, с точки зрения религии, с точки зрения идеологии. Нужно подсматривать зарубежную практику, но в любом случае брать ее для отечественного применения нужно, внимательно адаптируя. К тому же надо понимать, что Россия — это и Кавказ, и Калининград. Разные культурные коды. Впрочем, хотя я и не знаю, как отнесется, к примеру, кавказский мужчина к тому, что к нему в семью могут прийти, но специфика спецификой, а общечеловеческие ценности, в частности неприменение насилия, являются доминирующими.

И еще. Много говорят о пресловутых метрах, на которые обидчику нельзя приближаться к пострадавшей. Это частности, но над ними нужно серьезно подумать. Ведь если разведенные муж с женой живут в двухкомнатной квартире, как им сохранить эту дистанцию? Надо обсуждать, насколько это все реалистично.

Опубликован текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших указаны защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков.

Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не возымеет действия — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

«В случае если есть основания полагать, что вынесенное защитное предписание не обеспечивает безопасность и защиту лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием», — говорится в тексте законопроекта.

Судебное защитное предписание предусматривает вышеупомянутые запреты для нарушителя, а также другие, более жесткие профилактические меры. Оно обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Помимо государственных органов, к профилактике семейно-бытового насилия предполагается привлечь и общественные и некоммерческие организации. Они смогут в том числе «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем».

Накануне спикер СФ Валентина Матвиенко анонсировала широкую дискуссию по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, чтобы он стал «актом консолидации общества, а не причиной раздора». Она подчеркнула, что законопроект ни в коей мере не угрожает семейным ценностям, напротив — их разрушение происходит там, где превалирует бытовое и семейное насилие, где дети растут в недоброжелательной обстановке. По мнению спикера, проявления этого атавизма необходимо не просто пресечь, а изжить, сделать неприемлемым для общественного сознания. «Это только укрепит семью», — заявила она.

Читайте так же:  Домашнее насилие преувеличено

«В обществе идет активная дискуссия по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия. Это свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме, которая мало кого оставляет равнодушным. Мы видим, что споры не утихают, целый ряд общественных организаций высказал пожелания ознакомиться с законопроектом», — прокомментировала публикацию текста документа вице-спикер СФ Галина Карелова. По ее словам, решено продлить обсуждение до 15 декабря 2019 года. Ранее планировалось подготовить его к внесению в Госдуму до 1 декабря.

Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта. В том числе — представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Спикер заверила, что все конструктивные предложения будут учтены.

Опубликованный Совфедом законопроект о домашнем насилии не согласовали с рабочей группой

На сайте Совета Федерации РФ 29 ноября опубликовали финальную версию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, который разрабатывала группа депутатов Госдумы, сенаторов и представителей экспертного сообщества. Документ еще на стадии формирования вызвал многочисленные споры. Сторонники принятия нового закона ссылаются на ужасающую статистику домашнего насилия в стране. Противники, отстаивающие «традиционные ценности», считают, что закон разрушит институт семьи в России.

Однако еще больше вопросов возникло при изучении итогового варианта законопроекта. По словам соавтора законопроекта адвоката Мари Давтян, опубликованная редакция документа не согласовывалась с членами рабочей группы при Совфеде РФ.

«Это результат заигрываний Совфеда с консервативными группами»

«Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности. Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективный. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно», — написала Давтян на своей странице в Facebook.

Опубликованный законопроект содержит 28 статей, хотя ранее их было на порядок больше. Основные положения документа сейчас выглядят так:

1. Определение семейно-бытового насилия. Этот термин до сих пор не закреплен юридически. В законопроекте говорится, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания и/или имущественного вреда.

Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов.

2. Профилактика. Принимать участие в профилактике домашнего насилия и оказывать помощь пострадавшим должны общественные, кризисные и медицинские организации, сотрудники полиции и прокуратуры, омбудсмены и органы власти. Меры нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Главная цель — предупреждение противоправных действий, устранение причин насилия и защита жертв от домашних тиранов. Общественные организации, социальные службы и органы власти должны содействовать примирению сторон вне зависимости от того, возбуждено уголовное или административное дело. Среди мер профилактики — индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

3. Защитные и охранные предписания. Это абсолютно новые явления для России. Защитные предписания будут выдавать сотрудники полиции. Они могут быть выписаны только лицам, достигшим 18 лет. «Защитное предписание выносится с согласия лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, или их законных представителей», — говорится в законопроекте.

Документ запрещает нарушителям вступать в любые контакты с жертвой (в том числе по телефону или через интернет), приближаться к пострадавшему и выяснять его местоположение. В законопроекте прописано, что действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранное предписание будет выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться на срок до года и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также будет нельзя контактировать с жертвой, помимо этого его могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма — говорится в документе). Кроме того, агрессора могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу. Какие будут введены наказания за игнорирование предписаний — в законопроекте не прописано.

«Законопроект надо переписывать»

По словам Давтян, определение семейно-бытового насилия в нынешней редакции законопроекта полностью выводит из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления.

«Закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд. В ситуациях семейно-бытового насилия особенно важна защита пострадавших и оказание им поддержки в период подачи заявлений о правонарушении/преступлении, а также в период проверки указанных заявлений. А исходя из предложенной формулировки, человек лишается возможности воспользоваться мерами предлагаемого проекта закона. В подобной формулировке понятия „семейно-бытовое насилие“ проект закона теряет вообще всякий смысл. Там еще много всего на самом деле, но уже этого достаточно, чтобы сказать, что проект в данной редакции недопустим. Все надо опять переписывать, а время идет», — заявила Давтян.

Влияние ЕСПЧ и декриминализации побоев

Работа над законопроектом о домашнем насилии велась несколько лет и была ускорена после того, как летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от насилия в семье и дискриминации. Эти дела широко освещались в СМИ.

ЕСПЧ, в частности, указал на историю Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук. Во время следствия было установлено, что полиция не реагировала на жалобы женщины о побоях. Ирину Петракову избивал и насиловал муж, причем преследовал ее даже после развода. Елена Гершман пережила серию тяжелых избиений со стороны экс-супруга, но из-за декриминализации домашнего насилия ей отказали в возбуждении уголовного дела. Бывший супруг при этом похитил у нее дочь и вывез в другую страну. Наталью Туникову регулярно избивал гражданский партнер, она ударила его ножом после того, как он попытался сбросить ее из окна. Женщину осудили, но потом амнистировали.

Читайте так же:  Сертификат на региональный материнский семейный капитал
Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

В 2017 году в России приняли закон о декриминализации побоев, который лоббировала сенатор Елена Мизулина. «Семейных» агрессоров теперь за оставленные синяки и ссадины не отправляют в колонии, а штрафуют. Противники изменений предсказывали, что нововведения развяжут руки людям, которые потенциально могут совершить насилие. Пессимистичные прогнозы начали сбываться. Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Замдиректора национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрей Синельников в разговоре с корреспондентом Znak.com заявил, что после декриминализации побоев существенно выросло число обращений от пострадавших. В 99% случаев помощи ищут жены домашних тиранов. В 2014 году «Анна» приняла 8 тысяч таких звонков, в 2016 году — 20 тысяч, в 2017-м — около 26 тысяч, а в 2018-м — уже 32 тысячи. «Среди тех, кто к нам обращается, 70% — это люди, которые не нашли поддержки в полиции и социальных службах», — отметил он.

Позиция противников законопроекта

За принятие законопроекта выступают правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества и кризисные центры. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи», отстаивающие «традиционные ценности». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. Консерваторы, в частности, опасаются, что закон позволит изымать детей из семей без решения судов. «Если мы проиграем, то антисемейные либерал-фашисты придут в наши семьи и будут отбирать наших детей для однополых пар, потому что им неоткуда взять детей», — заявлял координатор движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин.

РПЦ также выступает против законопроекта. Замглавы синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе ранее говорил, что предлагаемый документ вызывает сомнения, так как базируется на западном опыте. В РПЦ считают, что действующего законодательства РФ достаточно для борьбы с домашним насилием.

Об этом же говорит пресс-секретарь Виталия Милонова Илья Евстигнеев: «Мы должны сойти с поводка фем-активисток и заняться соблюдением тех законов, которые у нас есть. По большому счету любой виновник домашнего насилия может быть привлечен по уже существующим статьям. Выдумывать паровоз здесь не надо. Домашнее насилие с точки зрения юриспруденции не отличается от насилия между людьми, которые не состоят в браке. Нужно научиться исполнять те законы, которые уже приняты, а не плодить новые».

Правозащитники с такой позицией не согласны: сейчас государство не защищает жертву и не предотвращает домашнее насилие, а только наказывает за уже совершенные преступления. Авторы законопроекта также указывают на то, что никаких новых методов отъема детей в проекте не рассматривают. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко ранее отвергла опасения о том, что закон даст возможность для избыточного вмешательства в дела семьи. Юристы добавляют, что подобные законы действуют в странах Западной и Восточной Европы, а также СНГ. По статистике, при их наличии случаи побоев в семье сокращаются в среднем на 30%.

Из-за открытых писем движения «Сорок сороков» и оскорбительных коллажей авторы законопроекта, в числе которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, обратились в полицию. Они заявили, что им поступают угрозы. По мнению Пушкиной, в обращениях движения «Сорок сороков» содержатся высказывания, оправдывающие семейное насилие «под видом „сохранения“ псевдосемейных ценностей», которые могут привести к возбуждению ненависти или вражды. Также в публикациях против принятия документа можно найти противоправные призывы, считает Пушкина.

В то же время звучат мнения, что закон развяжет войну между полами, поскольку многие его положения дают простор для всевозможных перегибов в семейных отношениях. Например, жена, не дождавшись от мужа шубы, сможет его шантажировать защитными предписаниями. Таким же образом могут решаться вопросы, если у супругов возникают разные точки зрения по поводу воспитания ребенка. В результате могут появиться случаи, когда один супруг несправедливо выгоняет второго из дома.

«Право на безопасность»

Андрей Синельников считает, что закон о домашнем насилии важен потому, что дает гражданам «право на безопасность». «Охранные ордера будут создавать препятствия для совершения противоправных действий. Без них сейчас домашние тираны чувствуют себя безнаказанными, а это порождает тяжкие преступления. Хочется надеяться, что при обсуждении законопроекта будет прописан также момент, что нельзя будет забрать заявления о насилии. Сейчас вот непонятно, почему забрала жертва свое заявление — по примирению или из-за опасений за собственную жизнь?» — добавил Синельников.

Видео (кликните для воспроизведения).

Стоит добавить, что изначально также оговаривалось нововведение, которое предполагает перевод дел о домашнем насилии из частных в категорию частно-публичного обвинения. Это бы сняло с потерпевших непосильную для них обязанность самим собирать доказательства и потом идти с ними в суд. Жертвам насилия нужно было бы только подать заявление в полицию. Заявителями, как предполагалось, могли бы выступить свидетели или иные лица (например родственники пострадавшего). Оговаривалось также, что в любом случае прекратить преследование абьюзера будет невозможно — даже если стороны помирились. Однако в опубликованном законопроекте об этом речи не идет.

Источники

Предупреждение домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here