Под какой статьей домашнее насилие в молдавии

Предлагаем статью на тему: "Под какой статьей домашнее насилие в молдавии" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

от 1 марта 2007 года №45-XVI

О предупреждении и пресечении насилия в семье

(В редакции Законов Республики Молдова от 04.06.2010 г. №109, 09.07.2010 г. №167, 28.07.2016 г. №196, 24.05.2018 г. №79, 08.11.2018 г. №238)

(По всему тексту закона слова «Министерство труда, социальной защиты и семьи» заменены словами «Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты» в соответствующем падеже в соответствии с Законом Республики Молдова от 24.05.2018 г. №79)

Предупреждение и пресечение насилия в семье являются частью национальной политики защиты и поддержки семьи и составляют важнейшую задачу общественного здоровья. В целях укрепления, защиты и поддержки семьи, обеспечения соблюдения основных принципов законодательства о семье, признавая, что достижение гендерного равенства между женщинами и мужчинами является ключевым элементом в предупреждении насилия в отношении женщин и что насилие в семье непропорциональным образом ущемляет женщин, а также то, что дети и мужчины также могут стать жертвами насилия в семье Парламент принимает настоящий органический закон.

(В преамбулу внесены изменения в соответствии с Законом Республики Молдова от 28.07.2016 г. №196)

Глава I. Общие положения

Статья 1. Цель закона

Настоящий закон устанавливает организационно-правовые основы деятельности по предупреждению и пресечению насилия в семье, определяет органы и учреждения, наделенные функциями предупреждения и пресечения насилия в семье, механизм заявления и разрешения случаев насилия.

Статья 2. Основные понятия

В настоящем законе используются следующие понятия:

насилие в семье – все акты физического, сексуального, психологического, духовного или экономического насилия, за исключением актов самозащиты или защиты другого лица, в том числе угрозы такими актами, совершенные одним членом семьи по отношению к другому члену той же семьи, причинившие жертве материальный или моральный ущерб;

физическое насилие — намеренное нанесение телесных повреждений или причинение вреда здоровью посредством ударов, пинков, толчков, таскания за волосы, уколов, порезов, ожогов, удушения, укусов в любой форме и любой силы, отравления любыми способами, другие действия аналогичного характера;

сексуальное насилие — любое насилие сексуального характера или противоправное сексуальное поведение в семье или в других межличностных отношениях, такое как супружеское изнасилование, запрет использования методов контрацепции, сексуальное домогательство; любое нежелаемое и навязываемое сексуальное поведение; принуждение к занятию проституцией; любое противоправное сексуальное поведение по отношению к несовершеннолетнему члену семьи, выражающееся в частности в поглаживаниях, поцелуях, придании ребенку определенных поз и в прочих нежелаемых прикосновениях сексуальной направленности; другие действия аналогичного характера;

психологическое насилие — навязывание воли или личного контроля, провоцирование состояния напряженности и психического страдания посредством оскорбления, насмешки, поношения, обиды, обзывания, шантажа, демонстративной порчи предметов, словесных угроз, запугивания оружием или истязания домашних животных; пренебрежение; вмешательство в личную жизнь; проявление ревности; изоляция посредством заточения, в том числе в семейном жилище; изоляция от семьи, общества, друзей; запрет профессиональной реализации, запрет посещения учебного заведения; изъятие документов, удостоверяющих личность; умышленное лишение доступа к информации; другие действия аналогичного характера;

духовное насилие — подрыв или умаление значимости удовлетворения духовно-нравственных потребностей путем запрета, ограничения, высмеивания устремлений члена семьи и наказания за них, запрета, ограничения, высмеивания доступа к культурным, этническим, языковым или религиозным ценностям и наказания за приобщение к ним; навязывание индивидуально неприемлемой системы ценностей; другие действия аналогичного характера или с аналогичными последствиями;

экономическое насилие — лишение экономических средств, в том числе средств к существованию, таких как еда, лекарства, предметы первой необходимости; злоупотребление преимущественным положением для присвоения вещей лица; запрет на право владения, пользования и распоряжения общим имуществом; несправедливый контроль за общими имуществом и ресурсами; отказ содержать семью; принуждение к тяжелому и вредному для здоровья труду, в том числе несовершеннолетнего члена семьи; другие действия аналогичного характера;

Закон

Закон есть, насилие — тоже

От чего защищаем?

Закон о предупреждении и пресечении насилия в семье, принятый в марте прошлого года, полезен для Молдовы во всех отношениях. С одной стороны, потому, что такой закон должен быть в стране, где общеупотребительна пословица «Небитая жена все равно, что не подметенная изба». С другой — этот документ вполне адекватен с юридической точки зрения, потому что регламентирует не только лиц и государственные органы, ответственные за принятие мер по предупреждению и пресечению насилия в семье, но и ряд действенных мер, которые могут применить к агрессору суд и правоохранительные органы, независимо от того, было ли уже совершено какое-то преступление или правонарушение или нет.

До принятия этого закона семейного агрессора можно было привлечь лишь к административной ответственности за побои, либо к уголовной — за убийство, а также нанесение тяжких и средней тяжести телесных повреждений. Согласитесь, ситуация была сложной: избавиться даже от самого страшного вида насилия в семье — физического насилия, представлялось возможным только в случае, когда жертве или одной из жертв уже нанесен серьезный вред здоровью. Другими словами, защита отсутствовала полностью.

Закон дает следующее определение феномену домашнего насилия: это «любое не связанное с самозащитой или защитой других лиц намеренное физическое или словесное действие или бездействие, допущенное одним членом семьи по отношению к другим членам семьи, в том числе детям, а также против общей или личной собственности». Также документ определяет разные виды домашнего насилия, разделяя насилие физическое, сексуальное, психологическое, духовное и экономическое.

Если термины физического и сексуального насилия понятны практически всем, то в вопросах определения психологического, духовного и экономического насилия «плавают» не только жертвы и агрессоры, но порой и сотрудники правоохранительных органов.

Так, психологическим насилием считается навязывание воли или личного контроля, провоцирование состояния напряженности и психического страдания «посредством оскорбления, насмешки, поношения, обиды, обзывания, шантажа, демонстративной порчи предметов, словесных угроз, запугивания оружием или истязания домашних животных». Сюда же относятся: пренебрежение, проявление ревности, вмешательство в личную жизнь, изоляция от семьи, общества и друзей, запрет профессиональной реализации или учебы, изъятие документов, умышленное лишение доступа к информации. Согласитесь, подобное происходит в нашем обществе сплошь и рядом, и жертвы такого поведения даже не подозревают о том, что являются ими, считая такое положение вещей вполне нормальным. Это, кстати, неполный перечень того, что суд и правоохранительные органы могут отнести к психологическому насилию, потому, что закон не «закрывает» этот перечень, оставляя на усмотрение госорганов причислить сюда «и другие действия аналогичного характера».

Читайте так же:  Подать на алименты в браке украина

Еще сложнее обстоит дело с духовным насилием. Сюда относятся запрет, высмеивание, применение любых ограничений или наказаний к любому члену семьи в связи с его приобщением к любым культурным, этническим, языковым или религиозным ценностям. Также духовным насилием закон называет «навязывание индивидуально неприемлемой системы ценностей», жертвой которого повсеместно являются молдавские женщины, дети и подростки.

Экономическим насилием считается не только лишение средств к существованию, но также и присвоение вещей жертвы, несправедливый контроль за общим имуществом, отказ содержать семью, принуждение к тяжелому и вредному для здоровья труду. Последнее особенно касается несовершеннолетних членов семьи. Этот перечень тоже открыт для дополнений, включая другие аналогичные действия.

Важно, что предусмотренные законом защитные меры распространяются на все эти виды насилия, без какого-либо исключения.

Защитные меры и способы их реализации

Говоря о защитных мерах, следует, наверное, сначала обозначить, кто и куда может обращаться за такой защитой. Итак, основным госорганом, который призван разрабатывать стратегии предупреждения и пресечения насилия в семье, а также социальной помощи жертвам и агрессорам, является министерство социальной защиты, семьи и ребенка. Кроме него, есть еще целый список госорганов, с которыми оно разделяет эти функции: министерство просвещения и молодежи, министерство здравоохранения, министерство внутренних дел, министерство местного публичного управления, минюст, а также все аналогичные структуры в органах местного публичного управления, и, конечно, органы внутренних дел и центры реабилитации жертв и агрессоров, функционирующие в нашей стране как финансируемые с зарубежных грантов неправительственные организации.

Важно, что подать заявление о совершении акта насилия в семье, вправе не только сами жертвы, но и другие члены семьи, должностные лица и специалисты, находящиеся в контакте с семьей, орган опеки и попечительства, или любые другие люди (знакомые, соседи), обладающие информацией о реальной опасности совершения актов насилия или о фактах их совершения.

Заявление подается в полицию, суд, примэрию, либо орган социальной помощи и защиты семьи и ребенка. Лица, подающие такое заявление в суд, от уплаты госпошлины освобождаются. При этом, куда бы ни было подано заявление, чиновники должны обеспечить быстрое его рассмотрение — в течение одного дня.

В случае обращения в суд, он в течение 24 часов с момента подачи заявления обязан вынести защитное предписание, которым может оказать помощь жертве. Защитное предписание может включать в себя различные меры, применяемые к агрессору: принуждение временно покинуть общее жилище или не приближаться к жилищу жертвы без решения каким-либо образом вопроса о праве на имущество; принуждение не приближаться к месту нахождения жертвы; запрет на общение с жертвой, ее детьми и другими зависящими от нее лицами; запрет на посещение места работы или проживания жертвы; принуждение участвовать в содержании общих с жертвой детей до разрешения дела; принуждение возместить затраты и убытки, причиненные актами насилия, в том числе расходы на медицинскую помощь, а также на приобретение или ремонт имущества взамен уничтоженного или испорченного; ограничение в праве в одностороннем порядке распоряжаться общим имуществом; принуждение к участию в специализированных лечебных или консультационных программах, если такая необходимость определена судебной инстанцией как средство сокращения или ликвидации насилия; установление временного режима посещения своих несовершеннолетних детей; запрет на хранение и ношение оружия.

Эти меры защиты применяются на срок до трех месяцев, после чего могут быть отменены — если существуют реальные подтверждения того, что опасности больше нет. Также срок применения защитных мер может быть сокращен по обоснованному ходатайству жертвы, и соответствующему решению суда. В случае же поступления повторного заявления или невыполнения условий защитного предписания, меры защиты продлеваются, жертве время и возможность прийти в себя, изменить место жительства, инициировать раздел имущества, бракоразводный процесс или лишение родительских прав без вмешательства агрессора.

Важно также, что решение суда о применении защитных мер до сведения агрессора должна довести не жертва, а участковый инспектор или социальный работник, и они же должны обеспечить выполнение предписания.

Реальна ли защита от насилия?

Этот вопрос был подвергнут всестороннему анализу на семинаре для судей, прокуроров и адвокатов, недавно проведенном под эгидой ПРООН, ЮНФПА, МОМ и ОБСЕ и финансовой поддержке правительства Японии.

Увы, выяснилось, что за полтора года, прошедших с момента вступления закона в силу, не было отмечено ни одного случая применения распоряжений о защите жертв. Это означает, что жертвы должны были, как и раньше, самостоятельно искать приют, прятаться от агрессора, в то время как он оставался на прежнем месте жительства.

Юристы утверждают, что случаи обращения жертв насилия к специалистам достаточно редки. Первопричиной была названа правовая неграмотность, далее в списке следовала чрезвычайная партриархальность нашего общества. Также было отмечено, что принятый прогрессивный во всех отношениях закон необходимо дополнить эффективным механизмом внедрения, чтобы реализация мер защиты стала доступна на практике.

Между тем, проблема домашнего насилия остается для Молдовы более чем актуальной, о чем свидетельствует статистика. Так, по данным МВД, с начала 2009 года было совершено 26 преступлений, ставших результатом перманентного домашнего насилия: из них 15 случаев нанесения тяжкого вреда здоровью и 11 убийств. Кроме того, было рассмотрено 1550 жалоб по поводу насилия в семье, 4280 семейных агрессоров были поставлены на учет полиции. Также последние несколько лет сотрудники правоохранительных органов отмечают рост числа подобных преступлений.

Под какой статьей домашнее насилие в молдавии

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

​В конце ноября Совет Федерации представил на обсуждение законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, который встретил резкую критику экспертов. Проект «Правовая инициатива» подготовил доклад о международном опыте борьбы с домашним насилием на законодательном уровне. В нем рассказывается как о мерах, доказавших свою эффективность, так и о неудачах. «Медиазона» приводит ключевые тезисы доклада.

Исследование затрагивает опыт 15 стран — Австралии, Австрии, Албании, Болгарии, Великобритании, Грузии, Кыргызстана, Молдовы, Нидерландов, Португалии, Сальвадора, США, Украины, Франции и Швеции. У каждой из них есть законодательные акты против внутрисемейного насилия. Проинтервьюирован 21 эксперт — практикующие юристы, разработчики законов, лидеры борьбы против домашнего насилия, авторы передовых концепций в этой области и исследователи.

Читайте так же:  Купля материнского капитала

Хотя жертвой домашнего насилия может стать человек любого пола, законодателям стоит учитывать, что оно связано с гендерным неравенством и представляет собой злоупотребление властью. Домашнее насилие происходит во всех социальных группах и может включать в себя физическое, сексуальное, экономические и эмоциональное насилие. Совершать такие преступления могут как действующие, так и бывшие партнеры.

Россия отстает от других развитых государств во всех аспектах борьбы с домашним насилием. В стране даже нет официальной статистики пострадавших от домашнего насилия.

Жертвы домашнего насилия – дело Володиной

Члены Совета Федерации всё же не исключают, что в дальнейшем домашнее насилие может быть переведено в уголовную плоскость, причиной тому текущая правоприменительная практика.

Первое решение Европейского суда по правам человека по делу о домашнем насилии уже состоялось. ЕСПЧ обязал Российскую Федерацию выплатить 20 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда 6 тысяч евро в качестве компенсации судебных расходов россиянке Валерии Володиной, подвергавшейся насилию со стороны бывшего сожителя и так и не получившей никакой помощи от правоохранительных органов.

ЕСПЧ постановил, что российские власти нарушили статьи 3 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод — о запрете пыток и дискриминации.

Дело Володиной — наглядный пример того, как на практике реализуется защита правоохранительными органами жертв домашнего насилия.

Бывший возлюбленный угрожал, избивал, преследовал, похищал девушку, публиковал её интимные фотографии, нападал и портил личные вещи, караулил в подъезде, она находила у себя устройства слежки — за три года произошло огромное количество различных инцидентов. Но никакой защиты и помощи Валерия так и не смогла добиться, всё продолжалось снова и снова.

Девушка неоднократно обращалась в полицию, однако дело возбудили лишь по факту публикации её фотографий, квалифицировав это — как нарушение неприкосновенности частной жизни, и спустя несколько месяцев приостановили «в связи с невозможностью установить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности».

«Заявленные Володиной В.А. угрозы являются результатом их личных неприязненных отношений, а также ревности со стороны Салаева Р.Э.», — прокомментировали ситуацию сотрудники МВД.

Так может быть, проблема не в законодательстве о домашнем насилии, а в соблюдении и практической реализации правоохранительными органами уже существующих законов?

Валерия Володина была вынуждена уехать из России.

В своём решении ЕСПЧ подчеркнул, «эти пробелы в законодательстве наглядно показывают, что власти не признают важность проблемы домашнего насилия в России и дискриминационного эффекта, который насилие оказывает на женщин».

Экономическая эффективность борьбы с домашним насилием

Все опрошенные эксперты считают, что вмешательство в насилие на ранней стадии экономически эффективнее. Обеспечение защиты и социальной поддержки жертв домашнего насилия стоит больших денег, но разбираться с последствиями насилия еще дороже. Помещение в шелтер и охранный ордер обойдутся дешевле, чем расследование уголовного дела об убийстве, судебное разбирательство, заключение в тюрьму на несколько лет и содержание осиротевших детей.

По оценкам Джеймса Фирона из Стенфордского университета и Анке Хеффлер из Оксфордского университета, ежегодные затраты, связанные с домашним насилием, на международном уровне составляют 4,3 трлн долларов.

Всемирный Банк в своем отчете «Женщины, бизнес и законы» за 2019 год констатирует, что наличие законодательства против домашнего насилия способствует экономическому росту в стране.

«Самое экономически эффективное — это проводить кампании по предотвращению домашнего насилия… Если государство хочет решить проблему домашнего насилия, нужно выделить на это деньги».

Врио иcполнительного директора центра Domestic Violence Victoria Элисон Макдональд, Австралия

Наименее экономически эффективными мерами по борьбе с домашним насилием названы коррекционные программы для агрессоров — они дороги и имеют положительный эффект, только если сам агрессор серьезно настроен на изменения.

Эффективные меры по противодействию домашнему насилию

Защитные ордера — это юридический инструмент предотвращения внутрисемейного насилия. Обычно они бывают двух видов: временный чрезвычайный ограничительный ордер и судебный охранный ордер.

По сути оба вида ордеров запрещают агрессору причинять вред пострадавшим и их родственникам, вынуждают его покинуть дом, ограничивают доступ к жертве на работе и в общественных местах, к детям, ограничивают единоличное использование совместного имущества. Выдаются эти ордера по просьбе пострадавшего, родственников или социальных органов. Временный ордер выдает полиция, суд или органы юстиции после акта насилия, его нарушение грозит арестом или уголовным наказанием. Судебный охранный ордер выдает судья, который и определяет срок его действия.

В Швеции в случае необходимости пострадавшим выделяют телохранителей и электронные средства защиты и помогают им получать новые документы, жилье. В Турции выдают электронные браслеты, которые позволяют связаться с центром помощи, и приложение для экстренной связи с полицией. В Нидерландах и Австралии могут запретить агрессору находиться не только в жилище семьи, но и вблизи дома.

Но если наказание за нарушение условий ордера не определено, эта мера становится менее эффективной. Например, в Молдове в 2018 году 60% агрессоров нарушили условия ордеров. Хотя полиция обязана контролировать их и привлекать к уголовной ответственности за нарушение, она реагирует, только если об этом заявит пострадавший.

Шелтеры и бесплатная горячая линия, по мнению экспертов, тоже эффективны. Когда жертве некуда идти, увеличивается риск для жизни и здоровья — как самой пострадавшей, так и ее детей. Убежища должны быть легкодоступны, в них должна предоставляться психологическая и юридическая помощь. Например, государственные шелтеры в Грузии предлагают программы развития знаний и навыков для женщин. Цель этих программ — дать им возможность найти работу и жить самостоятельно после того, как они покинут убежище. Кроме того, важно, что при наличии убежища пострадавшие не остаются в безвыходном положении, когда они, пытаясь прервать насилие, в итоге могут убить агрессора.

Координация. Необходимы законы или практики, которые позволяют наладить сотрудничество между разными учреждениями. Но даже в тех юрисдикциях, где подобные практики были успешны, не обошлось без проблем. Например, в Кыргызстане, где суды, прокуратура, полиция, НКО и работники образования скоординированы, их усилия эффективны только в крупных городах. Проблемы с координацией были отмечены почти во всех исследованных странах. Необходим единый координирующий госорган, делают вывод в «Правовой инициативе».

В Молдове в 2015 году НКО «Женский правовой центр» вместе с МВД разработала «Руководство по эффективным мерам вмешательства полицейских по делам о домашнем насилии», которое широко распространили среди полицейских. Помимо этого, Генпрокуратура составила инструкции, чтобы помочь прокурорам и следователям в квалификации актов домашнего насилия и их расследовании.

Читайте так же:  Взыскание алиментов на жену и детей

Статистика домашнего насилия в России

«Частичная переквалификация семейных побоев в административные правонарушения введена для «исправления» статистики. Это сделано потому, что в 2019 году правительству надо будет отчитываться по CEDAW (Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная СССР в 1982 году)», — полагает руководитель Санкт-петербургского кризисного центра для женщин.

Видео (кликните для воспроизведения).

Официальные данные о домашнем насилии в России носят разрозненный характер, однако по ряду признаков можно сделать вывод о том, что оно широко распространено.

По результатам отчета о репродуктивном здоровье населения России, подготовленного Росстатом при поддержке Фонда ООН в области народонаселения и отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC):

  • При расчете в 16 млн. пострадавших получается, что от насилия страдает каждая пятая женщина в России.
  • Вербальному насилию подвергались в своей жизни более трети российских женщин.
  • О случаях физического насилия сообщала лишь каждая пятая.
  • 4% женщин сказали, что в их жизни бывали случаи, когда их нынешние или бывшие партнёры силой заставляли их вступить с ними в половую связь против их воли.

Интересную взаимосвязь установили учёные между домашним насилием и уровнем образования женщин, так «уровень насилия, которое женщины испытали на протяжении своей жизни или за последние 12 месяцев, снижается по мере роста уровня их образования». Уровень домашнего насилия вдвое ниже среди женщин с высшим образованием по сравнению с теми, кто имеет неполное среднее образование.

Примерно четверть женщин, подвергшихся насилию, заявили, что травма была не настолько серьёзной, чтобы обращаться за помощью или, что это было бы бесполезно и не принесло бы ничего хорошего, 8% думали, что это принесло бы дурную славу семье, 6% боялись развода, прекращения отношений или потери детей, 5% боялись, что, если они расскажут о насилии, то подвергнутся ещё большему насилию.

Пережитый в детстве опыт насилия является признанным фактором последующей вовлеченности в отношения, сопряжённые с насилием.

Каждая четвёртая жертва домашнего насилия никому об этом не рассказывает, в полицию обращается лишь одна из 10 жертв, до суда доходят единицы.

Еще одну страшную цифру можно встретить на просторах интернета — «каждые 40 минут в России от домашнего насилия погибает одна женщина». Впервые она появилась в докладе организации Amnesty International. Однако проверить её достоверность какими-либо официальными данными у нас так и не получилось.

По данным официальной статистики в 2018 году было зарегистрировано 12 516 насильственных преступлений против женщин, 3 260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. С января по июнь 2019 года зарегистрировано 17 301 преступление в сфере семейно-бытовых отношений, 60 % из которых в отношении женщин.

Реальное положение дел оценить весьма сложно, так как достоверной аналитики в настоящее время нет.

Криминализации домашнего насилия

Опрошенные «Правовой инициативой» эксперты считают, что для решения проблемы домашнего насилия необходим комплекс мер, а не отдельный закон. Работать эти меры будут только при наличии политической воли и на первых этапах могут встретить сопротивление — так было в большинстве постсоветских стран. Для этого руководство на всех уровнях — от министров до начальников отделов полиции — должно давать подчиненным понять, что меры против домашнего насилия должны исполняться, а неисполнение грозит негативными последствиями.

В большинстве исследованных стран криминализация домашнего насилия была связана с теми или иными трудностями. Так, в обществе семейное насилие считают частным делом, а чиновники не всегда понимают необходимость его криминализации.

В Литве в 2013 году внесли поправки об обязательном возбуждении предварительного расследования во всех случаях, когда обнаружены признаки такого насилия, даже если жертва не подавала заявление. До этого дела о домашнем насилии попадали под категорию частно-публичного обвинения . Эксперты считают эффективной мерой борьбы с таким насилием перевод подобных преступлений в категорию именно публичного обвинения, когда доказательства собирает государство.

В Молдове в нынешнем виде статья о домашнем насилии (201.1 УК Республики Молдова) подразумевает и физическое, и психологическое насилие, в том числе изоляцию и унижение, а также лишение средств к существованию. Понятие «члена семьи» расширили: оно включает бывших мужей или жен, сожителей, а также бабушек, дедушек, братьев, сестер и внуков, даже если они не живут вместе с агрессором.

Неэффективные меры

Штрафы — это наказание и для потерпевших, так как они выплачиваются из семейного бюджета.

«Например, соседи вызвали полицию, их привозят и отправляют к дознавателю. Он говорит, надо написать заявление. И агрессору будет большой штраф. Конечно, женщина не станет писать заявление. Это развязывает насильнику руки».

Исполнительный директор Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова, Кыргызстан

Если ввести высокие штрафы, это приведет к тому, что пострадавшие будут всеми силами скрывать факт насилия.

Коррекционные программы для агрессоров. Эта мера, несмотря на свою высокую стоимость, не имеет выраженного эффекта. По мнению опрошенных экспертов, такие программы могут быть эффективными, только если сам агрессор всерьез готов изменить себя. Кроме того, программы могут научить агрессора, как обойти закон, продолжая насилие. Суды в Шотландии, например, больше не посылают агрессоров на курсы управления гневом, потому что источник домашнего насилия — не гнев, а желание контролировать своих партнеров и близких.

Защитные ордера и профилактические беседы. Что предлагают авторы законопроекта о домашнем насилии

Медиация. Все виды медиации показали низкую эффективность в процессах по семейным делам. Медиация скорее стирает историю, чем решает проблему. Участникам приходится соглашаться, что «все будет хорошо» и сотрудничать ради детей. Но насилие будет продолжаться, пока агрессор не видит для себя никаких последствий. Оно будет нарастать по тяжести, как показала практика исследованных стран.

Различные институты примирения. В Украине все еще применяется старая практика примирения жертвы и преступника. В таких случаях дело закрывается под давлением судьи и прокуроров, которые зачастую стремятся «сохранить семью». 50% дел о домашнем насилии в Украине заканчивается мировым соглашением. Полицейские могут пугать жертву тем, что «у детей будет судимый отец», их матери — рассказывать, что их тоже всегда били, и женщины поддаются уговорам. Насилие по большей части не будет уменьшаться либо будет принимать все более жестокие формы. Положительный пример — США, где примирение в таких делах запрещено.

Читайте так же:  Прописка ребенка при разводе родителей

Проблемы преследования семейных агрессоров

Поведение судей, прокуроров и полиции часто дискриминационное. Эксперт из Швеции называет самой большой проблемой их стереотипы и убеждения. Например, при рассмотрении дел об изнасиловании судьи спрашивают, во что была одета потерпевшая. Сама система уголовного преследования и так способствует вторичной травматизации женщин интенсивными допросами.

«Вы можете иметь прекрасные законы, но если уголовное правосудие осуществляется человеком, который говорит, что домашнее насилие — это частное дело и государство не должно вмешиваться в это, закон не будет работать».

Профессор криминологии Николь Уэстмарланд, Великобритания

Хороший пример практики, позволяющей избежать вторичной травматизации пострадавших, дает Грузия: если поступил звонок о домашнем насилии, среди полицейских, выезжающих на вызов, обязательно должна быть женщина. Полиция, прокуроры и судьи проводят обширные тренинги по предотвращению вторичной травматизации и распространению гендерной чувствительности.

При рассмотрении дел о домашнем насилии судьи часто обвиняют пострадавших. По словам эксперта из Франции Изабель Тьелью, из-за предубеждений судьи освобождают от ответственности состоятельных и образованных агрессоров, так как идентифицируют себя с ними и обычно не верят, что те могли совершить насилие. Судьи редко готовы учиться, а в некоторых юрисдикциях, например, в Австрии требовать от них обязательного прохождения обучения невозможно — это будет расценено как посягательство на независимость суда.

Серьезная проблема и источник фрустрации для сотрудников правоохранительной системы — отказ самих пострадавших сотрудничать со следствием. Часто женщины не хотят, чтобы их партнеров посадили в тюрьму. Система должна быть подготовлена к этому — необходимы тренинги, протоколы работы с пострадавшими, основанные на терпении и отсутствии осуждения.

«Бьёт — значит любит» — историческая справка

Выражение уходит своими корнями в древнюю Русь. Многим покажется это удивительным, но физическое насилие мужей над жёнами фактически легализовалось после практически полного искоренения язычества. Считается, что при язычестве женщины имели больше прав.

Укоренилась модель поведения, в обоснование которой легла догма о том, что женщина является корнем зла и источником нечистых сил, для очищения её души и спасения от посмертных страданий мужчина должен поучать и бить свою жену, выражая таким образом заботу о ней. Отсюда вывод: если мужчина не бьёт жену — значит не любит её.

Это нашло своё отражение в «Домострое», своде предписаний и наставлений семейного быта 16 века. Мужьям советовалось «учить» своих жён методами физического воздействия, при этом не рекомендовалось бить по лицу, чтобы с женой можно было появиться в обществе, по животу, если женщина беременна, использовать деревянные и железные предметы, «многие беды от того случаются … у беременных женщин и дети в утробе повреждаются». Наносить удары лучше кнутом, а не кулаками, «и больнее, и наука лучше усвоится. А побивши, приголубить, пожалеть и показать как любишь».

Данный исторически значимый документ фактически закрепляет насилие и рукоприкладство, как одну из основ построения семейной жизни и взаимоотношений между супругами в то время. К счастью, в настоящее время подобные рекомендации никакими нормативными правовыми актами не закреплены, однако пережитки прошлого в сознании современных россиян всё же остались.

Ответственность

Термин «домашнее насилие» в российской нормативно-правовой базе отсутствует, в то время как в других странах мира данная категория правонарушений широко освещена.

Административное наказание

В настоящее время административная ответственность за побои со стороны близких людей (супруга, сожителя, родителей), совершенные впервые и без причинения вреда здоровью, предусматривает один из следующих видов наказаний:

  • административный арест на срок от 10 до 15 суток;
  • штраф от 5 до 40 тысяч рублей;
  • обязательные работы на 60-120 часов.

Домашнее насилие статья УК РФ

Если близкий человек снова поднимет руку, его ждёт уголовная ответственность в соответствии со 116 статьёй Уголовного кодекса РФ (побои) в виде:

  • обязательных работ на срок до 360 часов;
  • исправительных работ на срок до 1 года;
  • ограничения свободы на срок до 2 лет;
  • принудительных работ на срок до 2 лет;
  • ареста на срок до 6 месяцев;
  • лишения свободы на срок до 2 лет.

Названные меры административной и уголовной ответственности применяются в России с момента вступления в силу поправок в Уголовный кодекс РФ от 7 февраля 2017 года (об исключении уголовной ответственности за побои или насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие причинение вреда здоровью, в отношении близких лиц совершенные впервые).

После принятия поправок Генсек Совета Европы направил руководству Госдумы и Совета Федерации письмо, в котором выразил обеспокоенность такими изменениями. В ответ такое давление на Госдуму было названо недопустимым .

При принятии закона депутаты руководствовались тем, что ранее побои, совершённые близкими людьми, наказывались более строго нежели те же самые, но совершённые посторонним человеком: близкому человеку — уголовная ответственность, постороннему — административная. Но принятие поправок не означает, что побои стали легализованы.

Мнение общественности разделилось, одни полагают справедливым не привлекать к уголовной ответственности за затрещину или шлепок. Другие напротив считают, что теперь домашние садисты останутся безнаказанными.

А каково ваше мнение на этот счёт? – Пишите в комментариях.

Выводы

Решение задач по борьбе с домашним насилием зависит только от политической воли, без которой невозможно справиться с культурными стереотипами и контекстом. Если учесть опыт и уроки других стран, Россия окажется в выгодном положении — ей не придется самой прокладывать эту дорогу.

Предотвращение домашнего насилия невозможно без масштабной реформы образования, повышения осведомленности общества о гендерном насилии и кампаний, направленных на изменение норм поведения.

По мнению опрошенных экспертов, для эффективного реформирования необходимо искать союзников на руководящих должностях в профильных органах власти, которые понимают проблему и ясно дадут понять своим подчиненным, что домашнее насилие — это сфера ответственности государства.

Полный текст доклада «Самое опасное место: обзор мер по противодействию домашнему насилию. Международный опыт» можно прочитать на сайте проекта «Правовая инициатива»

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Домашнее насилие в России «Бьёт — значит любит?»

Время чтения: 14 минут

Читайте так же:  Молодая семья мать одиночка

Россия — одна из немногих стран, где до сих пор не принят закон против домашнего насилия, несмотря на то, что всё чаще можно услышать о женщинах, убитых или искалеченных своими мужьями, или детях, подвергшихся насилию со стороны родителей.

До начала 2017 года статистика таких преступлений в России только росла, 2012 год — 34 тысячи жертв, 2014 год — 42,8 тысячи, 2016 год — 65,5 тысяч. Но в связи с декриминализацией побоев в отношении близких людей в январе 2017 года число потерпевших резко сократилось до 36 тысяч. Домашние побои без причинения серьёзных травм, о которых заявляют впервые, перешли в категорию административных правонарушений и стали наказываться в большинстве случаев аналогично нарушениям за неправильную парковку — штрафом в размере 5 тысяч рублей. Да и практическая реализация данных мер правоохранительными органами носит весьма противоречивый характер …

«Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву. Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто — под давлением партнера. Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьёт — значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие»

Меры по борьбе с домашним насилием, которые встретили сопротивление

Самый сильный фактор, осложняющий борьбу с домашним насилием — культурные нормы, которые могут перевешивать в сознании общества нормы права.

«Насилие против женщин — это ментальность. Изменить ментальность может оказаться сложнее, чем найти деньги на дорогостоящие услуги. Никакие законы тут не помогут. Нужно время на обучение».

Адвокат Тамар Деканосидзе, Грузия

Практика исследованных стран показала, что наличие решительной политической воли помогает справиться с тем, что культурные нормы и стереотипы способствуют несерьезному отношению к домашнему насилию, в том числе со стороны полиции, следователей, прокуроров и судей.

Охранные ордера и требование к агрессору покинуть жилище встретило яростное непонимание и неприятие у украинских законодателей. Они воспринимали эту меру как посягательство на собственность. Однако разъяснительная работа в конце концов дала результат.

Во Франции судьи сопротивляются попыткам ограничить права агрессоров на встречи со своими детьми. Их гендерные стереотипы и практика, в которой они видели много малолетних правонарушителей, выросших без отцов, способствуют тому, что судьи часто отказываются ограничить подобные контакты, даже когда это опасно для самих детей и их матерей.

Закон о домашнем насилии в России

В 2016 году законопроект о домашнем насилии уже вносили в Госдуму, однако он не прошел и первое чтение. Более активное обсуждение необходимости создания законодательной базы в этой области началось после принятия закона о декриминализации побоев в 2017 году. От уполномоченного по правам человека в России неоднократно следовали публичные заявления о необходимости профилактики домашнего насилия и создании федерального законодательства в данной области.

До 1 декабря 2019 года планируется завершить подготовку законопроекта о семейно-бытовом насилии, который будет включать в себя в том числе и психологическое насилие. Законопроект направлен на защиту не только женщин, но и детей, инвалидов и пожилых людей.

Среди интересных моментов, которые вероятнее всего будут присутствовать в проекте закона, можно выделить следующие:

  • официальное закрепление понятия «домашнее насилие», и подразделение его на: сексуальное, физическое, экономическое, психологическое;
  • внедрение охранных ордеров, которые помогут изолировать агрессивного мужа или сожителя от женщины и запретят обидчику приближаться к ней;
  • судебное защитное предписание может обязать агрессора покинуть место совместного проживания, даже если он является его собственником;
  • создание курсов управления гневом для агрессоров, комплекса мер по предотвращению рецидивов насильственных действий и их профилактике.

Противники законопроекта обращают внимание, что закон по большей части будет направлен не на женщин-жертв насилия, а на детей. А его основная цель — получить право отбирать детей у родителей без суда и следствия. Второй момент касается психологического насилия, понятие которого весьма субъективно и будет средой для различного рода злоупотреблений.

Аналогичные законопроекты вносились в Госдуму уже 40 раз, однако ни один из них до сих пор не был принят.

По данным отчета Всемирного банка «Women, Business and the Law» за 2018 год, Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин, ввиду того, что в стране до сих пор не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, сексуальном насилии на работе. По данному показателю наша страна оказалась на одном уровне с Либерией, Габоном, Ираном, Йеменом и ОАЭ.

В России действует несколько десятков кризисных центров и убежищ для женщин, переживших насилие. Большинство из них — квартиры, где временно (на срок от нескольких месяцев до года) могут поселиться женщины с детьми, пока ищут работу, новое жильё или ждут окончания судебных разбирательств.

Осведомленность общества о проблемах насилия постепенно растёт, «женщины стали чаще обращаться в связи с психологическим насилием, когда партнёр кричит, бьёт посуду, не даёт выходить из дома», — отметил специалист по связям с общественностью «Кризисного центра для женщин» .

Появляется много литературы и интернет-ресурсов на тему домашнего насилия, не только физического, но и психологического.

Абьюзинг — это термин обозначающий насилие, выражающееся в различных формах унижения, оскорбления, плохого отношения, игнорирования личного мнения и желаний жертвы.

Абьюзер — человек, подвергающий других насилию, оскорбляющий, унижающий, шантажирующий или принуждающий их к чему-то против воли.

Специалисты МЦПИ «Планета Закона» готовы обеспечить как юридическую, так и психологическую помощь в любой сложной семейной ситуации. Не знаете, как поступить? Как оформить развод без согласия мужа? Боитесь, что супруг заберёт детей и лишит всего совместно нажитого? Звоните: + 7 (495) 722-99-33.

Видео (кликните для воспроизведения).

Юристы и адвокаты нашей компании много лет помогают людям в разрешении самых сложных семейных вопросов, вам не придётся ходить по судам, видеться и общаться с бывшим супругом, выслушивать сцены выяснения отношений, вновь испытывать чувства угнетения и страха, наши специалисты возьмут на себя решение всех ваших проблем.

Источники

Под какой статьей домашнее насилие в молдавии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here