Польша ювенальная юстиция

Предлагаем статью на тему: "Польша ювенальная юстиция" с полным описанием проблемы и дополнительными данными. Актуальность информации на 2020 год и другие нюансы можно уточнить у дежурного юриста.

Дети: приказано уничтожить,
или Ювенальная юстиция в действии.
Защита прав ребенка на Западе как способ разрушения семьи и общества

Фото: Стефани Кляйн / Flickr.com

Я ходила с двумя детьми в открытый детский садик – платное учреждение, где мамы смотрят за своим ребёнком сами. Администрация детсада заявила на меня в Barnevern, что я «в депрессии», а мой старший Андреас не всегда смотрит в глаза взрослым, когда с ним разговаривают. В Норвегии принято часто улыбаться, показывая свой позитивный настрой и благополучие (даже если этого нет), таков их менталитет. Я пояснила, что дело в различии в культуре поведении, и депрессия здесь ни при чем. Нелегко было избавиться от Barnevern. Они ходили к нам домой и в детский садик, наблюдать за моим сыном. Они решили за нас, что Герман (младший) пойдёт в садик с одного года, и ещё пытались заставить нас принять назойливые и наглые «советы» Veiledning. Говорили, что Андреас (в 2,5 года!) отстаёт в языке, стесняется взрослых и чтобы привлечь внимание детей постарше забирает у них игрушки. Поэтому администрация детского садика и Barnevern решили, что он должен быть под их присмотром.

Мы с мужем наняли адвоката. Он объяснил нам, что мы должны добиваться освобождения из-под «опеки» социалистов. Наша участковая медсестра сказала только хорошее о нашей семье и показала, что развитие Андреаса для ребёнка его возраста вполне удовлетворительно. Она предложила, что сама походит к нам 6-8 раз с «советами», и мы с мужем решили, что уж лучше медсестра, чем надзиратели Barnevern. Но и после этого нас продолжали запугивать и говорили, что подадут жалобу в областную администрацию. Это дело длилось почти 6 месяцев. Я пережила очень тяжёлое время, в постоянном страхе, что детей могут забрать…

Barnevern – это своего рода общество «защиты» детей. Оно забирает детей в бедных семьях, у матерей-одиночек. Их не волнует, что лишение маленького ребёнка родителей всегда является для него большим шоком, что это разрушает детскую психику.

Граждане Норвегии имеют очень большие выгоды от гражданства и хорошо защищены экономически. Например, после развода государство оплачивает обучение женщины; оплачивает услуги адвоката бедной семье; инвалиды получают хорошее пособие и т.д. Казалось бы, с правами человека здесь все в порядке. Однако они грубо нарушаются, причем начиная с детства. Так, в Норвегии детей с детства учат жаловаться друг на друга в различные инстанции. Сидят, например, на уроке два норвежских мальчика, лучших друга, и первый списывает у второго. Второй подходит к учителю и говорит, что его друг списывает, а на перемене мальчики, как ни в чём не бывало, идут вместе пить кофе.

В Норвегии так называемые социалисты пытаются воплотить в жизнь идею о том, что все должны одинаковыми. Все дети должны ходить в детский садик с года, дети должны быть хорошо адаптированы к социальной среде, хорошо воспитаны. Если ребенок отличается от других, выделяется из общей массы (даже если стеснительный, или непоседливый), принимается за работу Barnevern. Эти социалисты уверяют, что умеют формировать детей. Это их логика: легче формировать маленького ребёнка, чем подростка, который уже испорчен.

Причины для подачи жалобы в эту организацию могут быть различными. Например, если родители «заставляют» ребёнка убирать в комнате и выносить мусор, это называется принудительным использованием детского труда.

Эта организация имеет весьма широкие полномочия. Основанием для того, чтобы забрать ребёнка от родителей, может быть мнение одного человека – классного руководителя, врача, медсестры, заведующей детсадом, работника самого Вarnevern, если вы им не понравились, просто даже случайного человека, недоброжелателя… Они говорят о соблюдении прав человека и заботе о детях. Но они не понимают или не хотят понимать, что если ребёнка забрали от родителей, травма детской психике уже нанесена, и это уже никакими средствами не вылечишь…

Обычно Barnevern вызывает родителей на встречу письменно. Они должны бросить всё и немедленно явиться, иначе их забирает полиция, где бы они ни находились. Затем в Barnevern заводится конкретное дело. Начинается сбор информации, звонки в различные инстанции. Сотрудники Barnevern ходят наблюдать за детьми в школу, детский садик, опрашиваются врачи, учителя, работники детского садика, медсестры по контролю за детьми (которые определяют детское питание, контролируют рост, вес ребенка и т.д.). Ходят также на дом и надзирают за тем, как родители воспитывают детей. Причем приходят без звонка, без предупреждения; могут неожиданно постучать в дверь, а если не пустите – значит, оказываете сопротивление властям, а это повод для того, что забрать у вас детей.

Еще Barnevern заставляет родителей принимать программу Veiledning – это «давание советов» по воспитанию детей. В таком случае они ходят домой раз в неделю и ставят воспитание ваших детей под полный и неограниченный контроль; заявляются в детский садик, школу, всюду, куда ходит ребёнок. Это может продолжаться годами.

У многих матерей в Норвегии есть двое, трое, четверо детей. Если кто-то из соседей доносит в Barnevern на мать-одиночку, которая лишь выглядит уставшей, к ней в дом приходят и делают произвольные выводы о том, что дети ее не слушают, она не справляется. Сначала забирают у неё детей на одни выходные в месяц, а со временем могут и вообще забрать и отдать в приёмные семьи. Если родители вдруг ссорятся, то это тоже одна из причин, чтобы забрать детей.

Одна дама невзлюбила в детском садике мою знакомую и донесла в Barnevern, что её сын якобы плохо воспитан. А они работают с детьми, как со взрослыми, оценивая их достоинства и недостатки. Они пытались найти в мальчике недостатки, доказать, что родители не занимаются его воспитанием и что детей нужно забрать. Мать была вынуждена сбежать с семьёй в Южную Норвегию из-за боязни потерять детей.

Проблемы с Barnevern неоднократно возникают у живущих в Норвегии выходцев с Украины. Одна из причин в том, что они дают детям конфеты в середине недели, а в Норвегии принято давать конфеты только в выходные. Соседи, школа, детский садик жалуются в Barnevern, что родители портят детям здоровье и зубы. Когда у маленького ребёнка высокая температура и он простужается, у нас принято вызывать скорую и лечить. А в Норвегии большинство родителей детей от простуды не лечит – «само пройдёт». Поэтому здесь могут заявить на вас в Barnevern, что вы детей «залечиваете».

Были случаи, когда у наших украинских граждан забирали детей и отдавали в приёмные семьи, потому что они не хотели идти на сотрудничество с Вarnevern и оказывали сопротивление.

Читайте так же:  Подать на развод через госуслуги без мужа

На одну русскую семью соседка написала жалобу о том, что она использует свою дочь как домработницу, «незаконно использует детский труд». Это соседка подглядела, что дочь (7 лет) выносит мусор из дома, пылесосит в своей комнате, а также застилает свою постель и вытирает дома пыль.

Одна норвежка поругалась со своим сожителем. За ее ребёнком смотрела прабабушка. Прабабушка позвонила в полицию. На следующий день их вызвали на встречу в комитет, и после этого стали ходить с наблюдениями. У ребёнка были колики, а мать «выглядела уставшей». Комитетчики сказали, что ребёнка заберут на время, чтобы она отдохнула, но её обманули и ребёнка не вернули. Случаи коликов бывают разные, мой старший сын от 5 недель до 3 месяцев вообще не спал и часто кричал. Если в такой сутуации какой-то «доброжелательный» сосед подал жалобу о коликах вашего ребёнка, то вы можете его потерять.

Татьяна приехала в Норвегию из Сочи и вышла замуж в Осло. Муж стал выпивать, и она уехала с трехлетним ребёнком к матери на север страны. Ей положено от государства пособие и оплата обучения. Для этого она должна написать не одно письмо и написать грамотно. Но она не знает норвежских законов и языка. К ней пришли из Barnevern и забрали ребенка: комитет по правам детей решил, что у неё нет дохода, она не знает язык – значит, ребёнок будет жить в приёмной семье.

Об организации Barnevern в прессе только негатив. Профессор университета в Бергене Марианэ Сколань (61 год) была свидетелем во многих делах и говорит, что знакома с проблемой изнутри. М.Сколань была приглашена в газету «Moss Dagblad» высказать своё мнение о норвежском Комитете по правам детей, за работой которого она следит много лет. По ее словам, они совершают ошибки в 99 процентах дел. Как правило, комитет выбирает тех родителей, которые многого не понимают и поэтому дают собой управлять. И еще за работу в Barnevern платят хорошие деньги, поэтому его работники очень старательны.

Многие дети становятся депрессивными, когда прибывают в приёмный дом. Здесь они также бывают подвержены издевательствам. Все данные статистики говорят о том, что многие из них портятся, вырастают с криминальными наклонностями, злоупотребляют алкоголем и принимают наркотики. Большое количество заключённых выросли в приёмных домах. «Дети не верят никому в этом обществе взрослых, – говорит Марианэ Сколань. – Они замыкаются в себе и думают: «Как я буду вести себя в обществе, которое так со мной поступило?». Эти люди из Комитета виноваты во многих сломанных жизнях»…

Проблемы с алкоголем, преступность и насилие становятся причиной постоянного увеличения числа детей и подростков, которые принудительно помещаются в учреждения Комитета. Так, например, в 2001 году от родителей были изолированы 6 215 детей. Всего в этом году комитету пришлось разбираться в судьбе более чем 33 тысяч детей. Другими словами, на каждую тысячу детей в мероприятиях комитета были задействованы 23 ребенка. Исследователи считают, что в Норвегии от 10 до 20 % детей и подростков растут и развиваются в неудовлетворительных условиях, что является причиной серьезных психологических проблем, страха и депрессии.

В спецзаведениях Barnevern 90 процентов подростков становятся наркозависимыми! В нескольких норвежских интернет-изданиях опубликовано интервью с 17-летним подростком. Его жизнь в Barnevernet началась, когда ему было 13. Он жил в коммуне возле Бергена и у него было плохое поведение в школе. Ему поставили диагноз «гиперактивность», и подросток был отобран у родителей и помещён в спецзаведение Комитета. Под здешним попечительство он начал курить гашиш. «Это как большой нарколагерь. Люди приходят сюда, чтобы купить, продать или употреблять наркотики», – говорит 17-летний! По его словам, в организации об этом знают и это их не волнует. «На дому родители бы не разрешили этим заниматься. А здесь свобода» (. ) «Ежедневные контакты с работниками учреждения ограничиваются их одноразовым вечерним посещением квартиры, где я живу, – для того, чтобы убедиться в том, что все дома, – рассказал мальчик. – Речь не всегда идёт о гашише. Несколько месяцев назад умерла девушка от передозировки. Она начала употреблять героин в спецзаведении детской организации».

Комитет по защите прав детей – серьезная международная организация, имеющая неограниченные полномочия и хорошо отлаженный механизм действия. В перечне мероприятий, призванных защитить права ребенка и улучшить условия их содержания – довольно широкий выбор средств: от помощи психологов, преподавателей, материальной и консультативной поддержки до лишения родителей прав на ребенка и помещения ребенка в другую семью. За последние шесть лет в среднем около 400 детей каждый год в результате действий Комитета передаются на «попечительство» государства. Как отмечается в одной из российских публикаций, из структуры, изначально призванной помогать родителям, Barnevern превратилась в карающий меч, от которого невозможно избавиться на протяжении всей жизни. Благодаря ее деятельности многие семьи оказываются разрушенными.

История побега семьи Лисовых от ювенальной юстиции Швеции

В Хабаровск вернулся Денис Лисов с тремя дочерьми. За историей, которая напоминает сценарий остросюжетного триллера, пристально следила вся страна. Обвинения в похищении своих же детей, тайный побег в Польшу, ожидание правосудия и, наконец, возвращение домой после двух лет борьбы.

О том, что переезд на ПМЖ в Европу обернется кошмаром, Лисовы не подозревали. Денис, его жена Татьяна и старшая дочь уехали в Швецию 7 лет назад, но получить вид на жительство с первого раза не получилось. Вторую попытку предприняли после рождения еще двух дочерей, но тут все пошло под откос. Супруга тяжело заболела и угодила в клинику, а социальные службы Швеции забрали у нее дочерей. Отца в роковой момент не было рядом.

Андрей Гринёв, друг семьи Лисовых: «Когда у него отобрали детей, он был на работе, работал за 300 км от места жительства. Рядом найти работу ему как нелегалу сложно. Когда он вернулся домой, все — детей нет».

Возвращать детей родному отцу работники шведской ювенальной юстиции отказались. Девочек власти отдали на воспитание семье выходцев из Ливана, исповедующих ислам. стресса у дочерей появились проблемы со здоровьем, и Дмитрий решился на отчаянный шаг. Втайне от приемной семьи он вывез детей из Швеции.

Денис Лисов: «Я понимал, что до совершеннолетия я их не заберу. А время идет. Дети растут. Язык стали забывать. Да и вообще это ненормально: почему моих детей должны воспитывать чужие люди?»

Весной 2019 года Дмитрия с дочерьми задержали на границе в аэропорту Варшавы, когда они вместе пытались улететь в Россию. Швеция возбудила против россиянина уголовное дело и потребовала у Польши его экстрадиции.

Однако польский суд неожиданно принял сторону отца. Лисова официально не лишили родительских прав, тогда как права детей, как сказано в приговоре, шведы нарушили минимум дважды: безосновательно разлучили девочек с родным дееспособным отцом и отдали их на воспитание людям с другими культурными ценностями.

3 ноября Дмитрий с дочерьми прилетел в Москву, а 9 ноября семья благополучно добралась до Хабаровска. Встреча в аэропорту с родственниками и друзьями была весьма эмоциональной.

Читайте так же:  Характеристика для усыновления ребенка образец

Дочерей Лисовых вывели через отдельный выход, чтобы лишний раз их не тревожить. По словам Дмитрия, чтобы начать жизнь с чистого листа, ему нужно устроиться на работу. По образованию он железнодорожник, а на подработках в Швеции освоил профессию строителя. Будущие поездки на заграничный отдых с детьми теперь придется тщательно планировать.

Денис Лисов: «Международный розыск — я так в нем и остался, в Европу мне и детям ехать опасно, потому что меня арестуют, а детей могут поместить обратно в эту семью».

Среди встречающих были и чиновники регионального правительства. Семье Лисовых они пообещали помочь с пропиской, оформлением родительского капитала и устройством дочерей в детский сад и школу.

Норвегия выслала польского консула, защищавшего детей от ювенальной юстиции

Министерство иностранных дел Норвегии сообщило о высылке из страны польского консула Славомира Ковальского. Дипломат известен как противник норвежской государственной ювенальной системы «Барневарн».

По данным МИД Норвегии, польский консул «действовал ненадлежащим образом против местных публичных должностных лиц». Пресс-секретарь министерства Ане Хавардсдаттер Люнде заявила, что причиной этого решения стала консульская деятельность, несовместимая с ролью дипломата. У Славомира Ковальского есть три недели, чтобы покинуть страну. В то же время пресс-секретарь подчеркнула, что этот вопрос не повлияет на «хорошие польско-норвежские отношения».

Ковальский был консулом в Осло в течение последних пяти лет. Местные СМИ подчеркивают, что Славомир Ковальский активно помогал польским семьям, которые находились в конфликте с Барневарном.

EADaily дополняет, что норвежская государственная соцслужба Барневарн изымает детей у родителей за малейшие жалобы со стороны ребенка или даже подозрение социальных работников в «мрачном настроении». Зафиксированы десятки случаев изъятия детей у русскоязычных родителей.

Одно из резонансных дел — у россиянки Светланы Таранниковой после развода с её норвежским мужем отобрали трёх детей — двух сыновей и дочь, под предлогом того, что она не сможет их правильно воспитывать. Дети были размещены в приёмной гомосексуальной семье. Известна история о том, как польский частный детектив Кшиштоф Рутковский помог детям (гражданину России и гражданке Польши) бежать из Норвегии и воссоединиться со своими родителями.

Ювенальная юстиция

Детерминистский миф о «раннем возрасте»

Это ссылка на статью известного английского психолога (специалиста в области психологии развития) и публициста, Helene Guldberg, Ph.D. В статье обсуждается следующая проблема. Сейчас обществу на самом «высоком уровне» (упомянут Барак Обама) внушают, что жизнь человека, его поведение якобы очень жестко определяется тем, как к нему относились в семье в первые годы жизни, развилась ли […]
Продолжить чтение…

Первый всемирный родительский антиювенальный пикет

Свыше 30 стран мира в январе 2016 года вышли на улицы против легальных краж детей всех национальностей в Норвегии. Родители требуют от властей Европы и мирового сообщества — прекратить террор традиционных семей путем принудительного разлучения детей и родителей по-норвежски.
Продолжить чтение…

«Это не помощь — это вред! Чужие родители — никто! — Софья Лисова на пресс-конференции в Регнум.

Отобранная шведской ювенальной юстицией у родного отца и помещенная в семью ливанских мигрантов старшая дочь Дениса Лисова, София чуть не разрыдалась на пресс-конференции в Регнуме,когда рассказывала о своем пребывании в «плену».

«Я не хочу, чтобы кто -то их детей переживал такое» — «Не принимайте закон» — почти кричала девочка.

В Британии примут «Закон Золушки» для предотвращения эмоционального насилия над детьми: Родители, которым не удастся показать свою любовь, могут оказаться в тюрьме

Родители, которых сочтут виновными, могут оказаться в тюрьме на 10 лет. Основанием для действий, вредящих развитию ребёнка, могут стать новые обиды. Ожидается, что изменения будут озвучены в июньской речи королевы. Согласно новому законопроекту, родители, лишающие своих детей любви и заботы, могут быть осуждены на срок до десяти лет. После внесения изменений в закон о небрежном […]
Продолжить чтение…

Ушли от ювенальной погони

Эксклюзивное интервью Дениса Лисова Екатерине Сажневой для «Иван Чая».

Вопиющая ювенальная история семьи Дениса Лисова никого не оставила равнодушным
Его дочерей хотят отправить в Швецию, а самого — посадить в шведскую тюрьму. https://vk.com/info_ivan?w=wall-61555556_51896

Эта прогремевшая на весь Евросоюз история длилась три года.

40-летнего Лисова Швеция обвинила в том, что он выкрал и тайно вывез из этой страны трех малолетних дочерей, тоже россиянок, отобранных у родной семьи и переданных на воспитание ливанским мигрантам. Мужчину заочно осудили на четыре года.

Дениса и его дочек защитила Польша, куда они смогли добраться. Однако срок его пребывания там подошел к концу. Оснований для предоставления ему политического убежища не было, да он его и не просил. У них были куплены авиабилеты в Россию. Однако, по законам Евросоюза польские власти должны были задержать девочек на территории ЕС. А отец пусть улетает.

Напомним, что Денис и Татьяна Лисовы отправились в Швецию за европейской мечтой. У них уже подрастала маленькая Соня, на новом месте родили еще двух детей — Серафиму и Алису. Но получить паспорта в Скандинавии не удалось. Отсутствие уверенности в завтрашнем дне, полулегальное существование, все это дало о себе знать — у Татьяны выявили нервное расстройство. «Ей назначили специальные препараты, но она не стала их пить, я контролировать ее состояние не мог, так как мотался по стране на заработках», — признался Денис «МК». В конце концов, молодая женщина стала опасна для окружающих, соседи вызвали полицию и психиатров. Когда Денис в очередной раз вернулся домой, то увидел, что дома никого нет. «Да, моя жена серьезна больна, но я-то сам здоров, я хочу воспитывать своих дочек!» — говорил он. Никакие доводы не помогли: вернуть детей, изъятых опекой, Денису предложили через суд. Там он должен был доказать свою финансовую и юридическую самостоятельность и полноценность, найти постоянную работу и жилье, в одностороннем порядке оформить опекунство, на что могли уйти годы!

А до этого девочек поместили в семью эмигрантов из Ливана, ассимилировавших в Швеции. Их образ жизни был страшно далек от того, к чему привыкли три русские девочки. «Соня от стресса похудела сразу на 15 килограммов. У Алисы подозревали астму, она сидела на ингаляторах. Никакие психологи с ними не занимались. Их никто не бил, но и хорошей такую полусиротскую жизнь нельзя было назвать», — переживает отец.

В конце концов тайно выкрав собственных детей во время одного из разрешенных с ними краткосрочных свиданий, Денис бежал в Польшу, где и был задержан. Был предъявлен международный ордер на арест «отца-похитителя». Хотя при этом официально он даже не был лишен родительских прав. В аэропорт прибыла полиция, чтобы немедленно изъять детей.

Неожиданно Польша — одна из самых патриархальных стран Европы, ревностные католики, всегда стоявшие на страже биологических семей, отказалась экстрадировать мужчину в Швецию и отбирать у него девочек..

«Это было беспрецедентное решение, — вспоминает Лилия Мошечкова, руководитель Правозащитного дома «Европа-Азия», подробно занимавшаяся этим делом. — Окружной суд Варшавы постановил не выдавать Швеции российского гражданина Дениса Лисова и оставить с ним дочерей».

Читайте так же:  Закон о домашнем насилии опрос

Четыре месяца после суда польское общество бурлило: одни требовали не портить отношения с ЕС и все-таки выдать Лисовых, другие считали, что Денису нужно обязательно предоставить временное убежище и не отдавать его на растерзание так называемой шведской «ювеналке».

Россия же на официальном уровне безмолвствовала.

И вот, наконец, Денису с дочерьми удалось преодолеть польскую границу благодаря помощи российских и польских адвокатов и правозащитников. Все эти люди не имели отношения к официальным государственным органам.

Адвокаты из Польши обеспечили покупку билетов из Варшавы до Москвы, общественные организации помогли добраться до родного Хабаровска.

Сначала Денис с дочерьми остановился в Москве, помощь в размещении оказана координатором центра «Иван Чай» Маргаритой Гусевой.

Корреспондент «Московского Комсомольца» Екатерина Сажнева поговорила с Денисом по прибытии. Его история, планы и т.д.

Обязательно послушайте и посмотрите, потому что такую же ювенальную юстицию по-шведски пытаются установить у нас с помощью нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия».

Видео (кликните для воспроизведения).

В ноябре в агентстве Регнум состоялась пресс-конференция по случаю возвращения Дениса с девочками на родину.Участники: Денис Лисов, Софья Лисова, адвокат Бабкен Ханзадян (Польша), адвокат Надежда Гольцова («Иван Чай»), член ОП РФ Элина Жгутова.

В Раде создано новое межфракционное объединение «Защита прав ребенка — приоритет государства».

В пятницу, 20 марта, первый вице спикер Верховной Рады Украины Андрей Парубий сообщил о создании в парламенте межфракционного депутатского объединения — «Защита прав детей(Ювенальная юстиция) — приоритет государства». Об этом он заявил на пленарном заседании парламента. Объединение возглавил народный депутат Юрий Павленко (фракция Оппозиционного блока), лоббист ювенальной юстиции в Украине с 2002 года.
Продолжить чтение…

Очередной шаг в продвижении Ювенальной Юстиции в Украине — В школах будут работать школьные офицеры

В течение недели львовских патрульных будут учить, как общаться со школьниками. 26 из 767 львовских патрульных учатся решать конфликтные ситуации в школах. Сейчас правоохранители проходят специальный тренинг, который будет длиться неделю. После чего патрульные станут школьными офицерами. Уже со следующего учебного года офицеры начнут работать в 26 школах Львова, сообщает пресс-служба патрульной полиции Львова.
Продолжить чтение…

Как в Норвегии отбирают младенца у матери для передачи гомосексуалистам

23 мая маленькую Анну (ей меньше года) изъяли из традиционной семьи в Норвегии для передачи содомитам. Захват пленного ребенка осуществило спецподразделение «Барневарн» (детская полиция Норвегии, «освобождающая» детей от традиционных родителей).
Продолжить чтение…

Подписан закон об усилении соцзащиты детей

Президент Петр Порошенко подписал закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усиления социальной защиты детей и поддержки семей с детьми», который был проголосован Верховной Радой 26 января этого года. Законом вносятся изменения в 9 действующих законов Украины, направленные на приведение действующего законодательства в соответствие с Конвенцией ООН о правах ребенка.
Продолжить чтение…

Шведский психиатр: «Так мы выращиваем дерзких паршивцев»

А когда мы стареем и дряхлеем, они сдают нас в дом престарелых. Шведский психиатр, автор книг Дэвид Эберхард говорит, что либеральное воспитание вредит и детям, и родителям. Жаннетт Отто беседует с ним в Стокгольме.
Продолжить чтение…

Ювенальная юстиция в Украине — дети смогут пожаловаться в ООН на нарушение их прав

В штаб-квартире ООН в Нью-Йорке Министр социальной политики Людмила Денисова 20 ноября от имени Украины подписала Факультативный протокол относительно процедуры сообщений к Конвенции ООН о правах ребенка.
Продолжить чтение…

В Сумах социальные службы забрали десятилетнюю девочку у матери

Женщина уверена, что это незаконно, но соцработники утверждают, что действуют исключительно в интересах ребенка — Мы с дочерью шли по улице и встретили школьного социального педагога, — рассказывает 34-летняя сумчанка Татьяна (имя изменено. — Авт.). — Педагог попросила пройти вместе с ней в службу по делам детей — якобы для разговора. Там мне показали решение Сумского исполкома. «Немедленно отобрать ребенка у мамы», — было написано на листочке. Мы не успели ничего понять, как Кристиночку […]
Продолжить чтение…

ПЕРВАЯ В ЕС ДЕКЛАРАЦИЯ О НЕОТДЕЛИМОСТИ ДЕТЕЙ ОТ РОДИТЕЛЕЙ

Первый Балтийский телеканал сообщил в эфире о принятии Сеймом Латвии первой в Европе ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕКЛАРАЦИИ о том, что латвийские дети даже за пределами страны принадлежат латвийским семьям, поэтому беспричинно изъять их, например, в Англии или Норвегии из кровной латвийской семьи теперь будет куда сложнее.
Продолжить чтение…

Митинг против норвежской ювенальной юстиции

2 мая с 12.00 до 21.00 ч. в норвежском городе Тронхейм пройдëт очередной митинг против норвежской ювенальной юстиции, так называемый «Барневерн». Это ежегоднее мероприятие было проведено в первый раз 3.мая 2013 года, и таким образом дало название крупнейшему норвежскому движению против ювенальной юстиции (репортаж 3.5.2013). . . . . .
Продолжить чтение…

В НОРВЕГИИ ДЕТЕЙ ТЕПЕРЬ ОТБИРАЮТ ЗА «НЕПРАВИЛЬНЫЕ» ДОМАШНИЕ ТОРТЫ

Сразу 3-х детей у родной матери забрали лишь за неверный (слишком простой) рецепт торта. Мать за это «норвежское кулинарное преступление» АРЕСТОВАЛИ. Об этом написала центральная норвежская газета «VG». 2 мая 2014 года опубликована статья, в которой утверждается, что «Барневарн» (детская полиция Норвегии) спасла детей от этой нерадивой матери в экстренном порядке и без предупреждения.
Продолжить чтение…

У матери со слишком низким IQ забрали детей

Молодая австрийка лишилась двоих детей из-за слишком низкого интеллекта. В соцслужбе сочли, что 34-летняя Эвелин Мюллер недостаточно умна, чтобы воспитывать свою шестилетнюю дочь Викторию и двухлетнего сына Райена. Социальные работники заявили, что при уровне IQ в 64 балла (ниже среднего 85−115 баллов) Эвелин не сможет дать им должное воспитание. В итоге у матери изъяли обоих детей с целью поиска более подходящих им приемных родителей, пишет интернет-издание […]
Продолжить чтение…

Британская газета «The Telegraph» публикует расследование системы ювенальных судов

Кристофер Букер, британский журналист, который занимается расследованием коррумпированной системы принудительного семейного устроения (forced adoption) и закрытых британских семейных судов, называет эту систему «одной из омерзительнейших и самых скандальных» за всю историю Великобритании.
Продолжить чтение…

Дети посылают родителей. Денис Лисов о шведской ювенальной юстиции

Денис Лисов подробно рассказал на пресс-конференции в Регнуме, как устроена ювенальная юстиция в Швеции. Ребенку нельзя сделать даже замечание, дети могут послать родителей, а те должны только улыбаться. Фактически, детьми владеет государство, а родителям дают возможность обеспечивать ребенка, но не воспитывать.

Адвокаты Надежда Гольцова и Бабкен Ханзадян (Польша) о ювенальной юстиции.

Новое в блогах

Польские власти выступили против шведской ювенальной юстиции

Польские власти выступили против шведской ювенальной юстиции

Польский суд оставил с отцом его детей, которых отобрали ювенальщики в Швеции, а тот самовольно увёз их из приёмной семьи в Варшаву…

Варшавский районный суд выступил против шведской ювенальной юстиции и позволил вывезенным из Швеции и задержанным в Польше российским детям остаться с отцом — россиянином Денисом Лисовым. Такое решение приняла в среду судья Жанета Селига-Качмарек после продолжавшегося более пяти часов заседания, сообщает ТАСС.

По её словам, суд постановил «передать детей под опеку отца Дениса Лисова». При этом, по решению суда, они не могут покидать Варшаву до момента принятия решения о предоставлении им в Польше статуса беженцев. «Раз в месяц семью должен контролировать судебный куратор», — добавила судья.

Читайте так же:  Раздел имущества обеспечительные меры

«Отец не представляет угрозы для своих детей. Девочки к нему привязаны», — указала Жанета Селига-Качмарек.

Ранее Лисов попросил предоставить ему и детям в Польше статус беженцев, чтобы защититься от органов шведской ювенальной юстиции. Он заверил судью, что на время рассмотрения этого запроса он найдёт работу в Варшаве, отправит детей в школу и детский сад, начнёт нормальную жизнь. Квартира для проживания семьи в польской столице уже найдена. Поступают и предложения о работе.

«Дочери хотят остаться со мной. Я их родной отец. Они не хотят возвращаться», — заверил Лисов. «Я готов остаться с детьми в Польше, потому что это страна, которая ценит семейные ценности. Я уверен, что в Польше нас не разлучат», — добавил он и подчеркнул, что больше всего боится необходимости возвращаться в Швецию. «Там я детей больше никогда не увижу», — указал он.

Ранее россиянин Денис Лисов и три его дочери 12, 6 и 4 лет были задержаны польскими пограничниками в международном аэропорту Варшавы. В Польшу они попали на пароме из Швеции, где ранее проживали. В 2017 году шведские органы ювенальной юстиции забрали детей у отца, когда их мать с тяжёлым психическим заболеванием попала в больницу. Девочки были размещены в приёмной семье ливанского происхождения.

Несколько дней назад не лишённый родительских прав Лисов забрал дочерей из приёмной семьи. Шведские власти объявили детей в розыск. В Варшаве на защиту семьи Лисовых встали российские дипломаты и адвокаты, указавшие польским правоохранительным органам на положения Конвенции о правах ребёнка, согласно которым детей нельзя разлучать с родителями.

Польские мигранты сами регулярно сталкиваются с тем, что за границей у них нередко пытаются отнять детей местные ювенальщики, и поэтому польским властям эта проблема хорошо известна. Не так давно между Польшей и Норвегией даже вспыхнул дипломатический скандал, связанный с попыткой польского консула Славомира Ковальского выступить против норвежских органов опеки, которые без весомых оснований изъяли у многодетной польской семьи детей и поместили их в приёмные семьи.

Ковальский вмешался в ситуацию, произошедшую в городе Хамар в 120 километрах от Осло. Консул не соглашался с решением сотрудников органов опеки, экстренно отобравших у поляков детей и поместивших их у анонимных опекунов. В результате Польша и Норвегия взаимно выслали дипломатов.

Польская ювенальная юстиция

Что проще:

или воспитать так, чтобы не было за что наказывать?

Несколько сотрудников благотворительного фонда «Пилигрим» в числе социальных работников и юристов Донецкой и Луганской областей были приглашены в Польшу на семинар по теме «Защита прав детей и опека над детьми, находящихся под угрозой деморализации».

Организатором выступил польский филиал «Хельсинского фонда по правам человека» совместно с правозащитной организацией «Поступ» и Сетью правозащитных детских центров Донбасса. Украинцы смогли ознакомиться с воспитательной системой и профилактикой детской преступности, а также преступлений против детей в Польше.

Что проще: наказать или воспитать так, чтобы не было за что наказывать? В соседней Польше считают, что виноваты в плохих поступках не дети, а взрослые, потому слово «виноват» к польским подросткам не применяется. Попадая в сложную ситуацию, польский ребенок или подросток не остается один. К нему на помощь приходит масса различных организаций, сотрудники которых профессионально к этому подготовлены.

Всеми проблемами польской семьи занимается семейный суд, без решений которого будущее родителей или детей не будет определено. Но, кроме этой, последней инстанции, в Польше хорошо поставлена работа многочисленных как государственных так и неправительственных организаций. Их цель – защитить ребенка от негативного влияния взрослых, перевоспитать трудных и дать им возможность вступить во взрослую жизнь подготовленными людьми.

Участники семинаров могли посетить семейный суд, пообщаться с судьей и куратором, которые непосредственно входят в семьи, контролируют проблемные или решают помогают справиться с различными вопросами. Кроме этого украинские правозащитники смогли побывать в начальной школе, центре социальной реабилитации, исправительном центре. Теплый прием был и в, так называемой, полицейской избе ребенка, куда помещают подростков, подозреваемых в совершении преступления. О работе каждого центра они узнавали непосредственно от работников этих учреждений, общались с социальными педагогами, психологами, полициейскими, руководителями организации и, конечно, с подростками, находившихся в этих учреждениях.

Немаловажным и весьма интересным было знакомство с людьми, которые работают с подростками непосредственно на улицах. Streetworkers — люди, которые большую часть своего времени проводят на улице, общаясь с уличными детьми и подростками, организуют для них различные мероприятия и поездки, становятся для них друзьями и помогают им в сложных жизненных ситуациях.

Здесь стоит отметить, что понятие «дети улиц» как такого в Польше не существует. Уличные дети много времени проводят на улице, но живут дома, имеют семьи. Детей, которые постоянно живут на улице днями, неделями или даже годами, как это происходит в Украине — у поляков просто нет.

Несмотря на многочисленные проблемы во многих польских семьях, вся правозащитная система направлена на то, чтобы дети (ребенок) остался в будущем в своей семье .

Поэтому один из принципов работы — проблема ребенка решается только в комплексе с семьей. В этом Украине есть также чему поучиться.

В целом, по словам участников семинаров, поездка удалась на 100%. И если не все возможно по закону применить в ситуациях с украинскими детьми и их семьями, то изменения можно начинать с низов. Только тогда будет, что сказать властям страны и, тем самым, появится возможность менять и улучшать положение маленьких и несовершеннолетних граждан украинского государства.

Вице-президент фонда «Пилигрим» Олег Боравлев отметил : «Такой положительный опыт просто необходим украинским правозащитникам. Мы теперь увидели не только на бумаге, но и в действительности, что ювенальная юстиция может работать и давать положительные результаты.

Наши законы можно и нужно менять, поскольку ситуация наших детей – печальна. Они практически не защищены в нашем государстве, но зато обвинить их можно легко.

Поэтому дело неправительственных организаций, таких, как наш «Пилигрим», начинать действовать, добиваться этих изменений. Огромную роль, конечно, играет религиозность Польши- в полиции, армии, школах, учреждениях есть ставки священников и христианские ценности имеют постоянное влияние на общество в Польше »

Польша отказалась выдать Швеции российских детей

Варшавский окружной суд отказался выдать шведским правоохранительным органам трех девочек, являющихся гражданками России. Отец вывез их из Швеции после того, как их у него забрали и поместили в приемную семью арабских эмигрантов.

Напомним, накануне сотрудники польской пограничной службы обнаружили, что три маленькие девочки — 12-летняя София, 6-летняя Серафима и 4-летняя Алиса, приплывшие в Польшу паромом вместе со своим отцом, разыскиваются шведскими правоохранительными органами. Как выяснилось, Денис Лисов с супругой и тремя детьми проживал в Швеции. После того, как в сентябре 2017 года у матери была диагностирована параноидальная шизофрения, детей забрали и поместили в приемную семью мусульман из Ливана, проживавшую в 300 километрах от дома семьи Лисовых. Несмотря на то, что отец не был лишен родительских прав, ему разрешили видеться с ними лишь шесть часов в неделю. Его польский адвокат Бартош Левандовски сообщил журналистам: «Он писал заявления с просьбой вернуть ему детей, но каждый раз получал отказ по одной и той же причине: что он находится в процессе легализации его статуса в Швеции и не имеет официального дохода, хотя он работает врачом».

Читайте так же:  Как подать на алименты без установления отцовства

«Суд не может выдать малолетних детей за пределы Польши, куда они въехали под опекой законного родителя. После беседы с несовершеннолетними и с учетом отсутствия документов, подтверждающих ограничение родительских прав их отца, суд принял решение, что, исходя из блага малолетних, необходимо оставить их под опекой отца», — аргументировала это решение судья Жанета Селига-Качмарек. «Дети очень сильно привязаны к отцу. В нашей беседе они подтвердили, что хотят быть с папой, любят папу и не хотят с ним расставаться», — добавила она.

Суд обязал Игоря Лисова не покидать территорию Польши, пока идет процесс о признании его статуса беженца, что позволит защитить его и его семью от шведских органов опеки. Им выделили квартиру и куратора.

Норвегия: у русских чаще изымают детей

Норвегия официально признала, что половина всех детей, изымаемых из семей, — это дети эмигрантов, приехавшие в страну с родителями. Россия занимает четвертую строчку в этом печальном рейтинге. Но среди тех, кто родился уже на территории Норвегии и был отобран местной опекой, больше всего оказалось детей, у кого один из родителей — выходец из России.

В минувшую среду несколько россиянок пришли к норвежскому парламенту в Осло, чтобы провести разрешенный властями митинг. Женщины молча стояли у стен парламента с плакатами — «Моим детям нужна я — родная мать».

В сюжете о пикете на местном телевидении впервые прозвучали официальные цифры. Больше половины всех детей, изымаемых в Норвегии, происходят из семей эмигрантов. Первые строчки «топ-листа» занимают выходцы из Сомали, Ирака, Афганистана и России. Министр по делам семьи и защиты детей признал, что эти цифры постоянно растут.

В 2007 году общее число детей, изъятых у кровных родителей, составляло 7709 человек, в 2010 — 8073, в 2011 — 8485. Но по данным местных правозащитников, реальные цифры могут быть в несколько раз больше. По детям выходцев из России ситуация известна пока только на период 1 января 2010 года (местный комитет по статистике обобщает ее раз в пять лет).

На тот момент в системе опеки находились 5176 российских детей. Норвежский госкомстат отмечает, что «русские дети» представляют собой одну из самых больших групп среди изъятых у родителей. Среди тех, кто приехал в Норвегию с родителями, россияне занимают четвертое место по «популярности» у социальных служб. Но среди тех, кто родился уже на территории Норвегии, больше всего отнимают детей, у кого один из родителей (как правило, мать) — русские.

Правда, сам норвежский министр по делам детей не видит в этой статистике ничего особенного. А на просьбу прокомментировать митинг матерей, у которых отобрали детей, заявил, что это свидетельствует лишь о том, что в Норвегии демократия, и родителям-иммигрантам не запрещено устраивать пикеты.

Да, у большинства родителей, лишившихся своих детей, благодаря государственному киднепингу, действительно осталось лишь одно право — выходить на молчаливые пикеты со свечами и плакатами. В судах доказать ничего невозможно. Просто потому, что претензии, которые предъявляет к матерям-иностранкам местная служба защиты детей (Барневарн), не укладываются в голове у обычного здравомыслящего человека.

«Правда.Ру» рассказывала историю Инги Эйкевог, которая полтора месяца прожила с ребенком у мужа в Норвегии. Ее слова — предупреждение, к чему следует быть готовым.»Муж запрещал мне гулять с ребенком после 8 вечера, хотя было очень светло и совершенно безопасно. Объяснение — это привлечет внимание Барневарн. Также же велел мне зашторивать окна, чтобы соседи из окон дома напротив не увидели в том, как я кормлю ребенка, что-то «неправильное» и не заявили в Барневарн. Не менять подгузник ребенку, не задернув шторы, так как наш малыш не любит подгузники, кричит и увертывается и его нежеланиесоседи напротив или живущие через стенку могли расценить как моё насилие над ним. Я стала бояться находиться в квартире без опущенных жалюзи, кормить ребенка у окна, старалась как можно скорее выйти на прогулку с ребенком, чтобы его нетерпеливые крики не заинтересовали соседей», — вспоминает Инга.

Ну, а самое главное — всегда надо демонстрировать положительный настрой и благополучие. Отсутствие улыбки у матери может трактоваться как «депрессия», которую необходимо лечить, а перед этим, разумеется, забрать ребенка. Если молодая мать выглядит уставшей, в поликлинике ее направят к психологу. Отказаться от «помощи» нельзя — это расценивается как сопротивление «системе», таким же образом расценивается ее нежелание следовать советам и рекомендациям «системы». Все это весомый повод для изъятия ребенка.

Не зная всего этого, матери, приехавшей из другой страны, очень сложно не попасть в ловушку — то есть под контроль Барневарн. И уж совсем просто обвинить ее в «психической неадекватности». Эта причина — одна из основных для работников соцслужб, которые выносят такой вердикт на основании собственного общения с матерью. Максимум, на что могут рассчитывать родители, лишенные детей, видеться с ними несколько раз в год по нескольку часов. При этом разговаривать на русском строго запрещается — за этим проследят присутствующие на встрече соцработники. То есть нарушаются не только права ребенка на воспитание в родной семье, но и право на воспитание в традициях того языка и культуры, к которым относятся его родители.

Таким образом государство ассимилирует детей иностранцев, которые должны стать «полноценными» норвежцами. А дело все в том, что проблема восполнения человеческих ресурсов сегодня в этой стране решается главным образом за счет мигрантов.

Ну, а чтобы норвежские граждане захотели возиться с чужими детьми, государство очень хорошо стимулирует их «работу». В местных супермаркетах развешены плакаты, призывающие «забрать их»: дети рекламируются как товар, причем очень выгодный.

Норвежские правозащитники прислали в общественную организацию «Русские матери» информацию о семье чеченцев, эмигрировавших из России в 2006 году. За это время у них отняли четверых детей из шести. Приемная норвежская семья в качестве вознаграждения получила за этих детей несколько миллионов норвежских крон.

Видео (кликните для воспроизведения).

8 ноября в Петрозаводске пройдет международная конференция, посвященная вопросам сотрудничества Норвегии и республики Карелия в вопросах помощи детям и семьям. Ожидается участие в ней российского уполномоченного по вопросам детей Павла Астахова. Он должен затронуть болезненные для норвежской стороны вопросы о массовом изъятии детей из семей выходцев из России, которые также являются гражданами РФ. На какие-либо официальные переговоры по этому поводу Норвегия идти пока отказывается.

Источники

Польша ювенальная юстиция
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here